<<
>>

МЕЖДУНАРОДНАЯ АНАРХИЯ

Несмотря на свою одиозную репутацию (он вошел в учебники как воплощение феодальной реакции и "союз государей против наро- дов") Священный Союз представлял собою организацию в своем ро- Де замечательную.

Прежде всего потому, что был первой, сколько я знаю, коллективной попыткой положить предел международной анархии, пронизывающей мировую политику на протяжении тыся- челетий, от самого ее начала. Одно уже это обстоятельство должно, я Думаю, обеспечить ему серьезное внимание потомков.

Ведь на самом деле эта неистребимая анархия — скандал. Перма- нентный многовековой скандал, к которому эксперты, живущие во вполне благоустроенных странах, где подавление анархии считается

77

у истоков русской идеи

76

Патриотизм и национализм в России. 1825-1921

первым условием цивилизации, настолько уже притерпелись, что давно перестали его замечать и спорят между собою исключительно по поводу того, как поточнее эту анархию определить.

Ну вот пример. Крупнейший специалист в этой области Кеннет Волтз называет ее "беззаконной анархией". (54) А другой уважаемый эксперт Роджер Мастере, работа которого, между прочим, так и на- зывается "Мировая политика как первобытная политическая систе- ма", Волтза поправляет: "Если уж мы говорим о международной анархии, хорошо бы не забывать, что имеем мы дело все-таки с анар- хией упорядоченной". (55)

На этой почве выросла на протяжении столетий — от Фукидида до Макиавелли и Киссинджера — школа так называемой "реальной по- литики" (realpolitik), самый влиятельный современный гуру которой Ганс Моргентау так формулировал в книге "Политика наций" смысл международных отношений: "Государственные деятели мыслят и действуют в терминах интереса, определяемого как сила. [И постоль- ку] мировая политика есть политика силы". (56)

Но как бы мы ни назвали существующую ситуацию — "беззакон- ной" ли анархией, как Волтз, "относительной" ли, как Мирослав Нинчич, (57) или "упорядоченной", как Мастере, никуда нам не деться от факта, замечательно точно подчеркнутого в названии рабо- ты самого Мастерса: никакого существенного прогресса в обустрой- стве мировой политики с первобытных времен не произошло.

По- прежнему мало чем отличается она от политики дикарей. И суть ее попрежнему вполне исчерпывается популярной поговоркой: у кого больше железа, тот и прав.

И вот удивительным образом оказывается, что сегодняшнее чело- вечество живет как бы в двух временных измерениях — цивилизован- ном и первобытном. В одном из них, внутригосударственном, царст- вуют закон и порядок (и игра без правил считается преступлением), в другом, межгосударственном, - сила и анархия (и общие для всех правила игры даже теоретически считаются невозможными). В од- ном современная цивилизация, в другом - средневековье. И самое главное, неестественная эта раздвоенность постулируется в realpolitik как нечто нормальное, непреодолимое, подобное закону природы, которому нет и не может быть альтернативы. Но ведь в действитель- ности-то она есть. Коллегия великих держав Европы, известная под именем Священного Союза как раз и была первой в истории попыт- кой преодолеть международную анархию.

ГОЛОВОЛОМКА

Если мы на минуту забудем специфические проблемы, связанные с этой попыткой (в конце концов вполне можно представить себе си- туацию, при которой стремление положить конец международной анархии связано вовсе не с насильственным подавлением либераль- ных стремлений общества, а напротив, с их защитой), мы тотчас увидим, с чем столкнулись в 1815 г. европейские державы. С одной стороны, на собственном горьком опыте убедились они, что "много- полярная" анархия, при которой каждое государство преследует ис- ключительно собственные национальные интересы, раньше или поз- же, но неизбежно порождает чудовищ (вроде того же Наполеона). Но с другой, "однополярный" мир, доминируемый единственной сверх- державой, оказался ведь еще более страшным.

И тут становится совершенно ясно, в чем актуальность дилеммы, перед которой оказались создатели Священного Союза. Ведь стоит она перед нами и сегодня. И так же, как во времена Меттерниха, представляется нашим теоретикам неразрешимой. Вспомним, одна- ко, что на исходе средневековья точно с такой же головоломкой столкнулись во внутригосударственном строительстве практически все европейские страны.

И каким-то образом им все-таки удалось найти решение. Если б они его не нашли, теоретикам realpolitik пришлось бы, наверное, писать сейчас трактаты под названием "внутригосудар- ственная политика как первобытная политическая система".

Конечно, ошибок, чреватых будущими катастрофами, наделано было тогда предостаточно. В России и во Франции, например, победи- ла "однополярная" диктатура (Самодержавие, "Государство это я"). В Германии, напротив, восторжествовала "многополярная" анархия. В результате страну растащили на лоскутья "жалкие, провинциаль- ные, карликовые, — по выражению Освальда Шпенглера, — государ- ства без намека на величие, без идей, без целей". А в Польше и вовсе воцарился анекдот: в ее средневековом Сейме каждый шляхтич по- средством знаменитого "Не позволям!" (в наши дни это называется правом вето) мог парализовать любую общегосударственную акцию.

Разумеется, впоследствии все эти односторонние решения нашей головоломки за себя отомстили. И расплачиваться за них пришлось не только тем странам, которые ошиблись в выборе пути, но и Европе, и миру. Во Франции вылилась "однополярная" традиция в грандиоз- ную — и кровавую — наполеоновскую попытку создать "универсаль- ную империю". В Германии "многополярность" кончилась Гитлером и еЩе более кровавой попыткой подчинить Европу. За российскую

79

у истоков русской идеи

ошибку мир расплатился Сталиным, по сути разрубившим его надвое — в "биполярной" структуре перманентной войны (пусть и холодной, но затянувшейся на полвека). А Польша и вовсе на полтора столетия утратила национальную государственность.

И тем не менее, как свидетельствует история, решение у нашей го- ловоломки было. В Англии нашли его еще в 1215 г. и состояло оно, как оказалось, в преодолении всей этой "однополярно-многополяр- ной" антитезы посредством компромисса, "снявшего", говоря язы- ком Гегеля, неразрешимое, как думают теоретики, противоречие ме- жду анархией и диктатурой.

<< | >>
Источник: Янов А.Л.. Патриотизм и национализм в России. 1825—1921. — М.: ИКЦ “Академкнига”. — 398 с.. 2002

Еще по теме МЕЖДУНАРОДНАЯ АНАРХИЯ:

  1. ПРЕОДОЛЕНИЕ АНАРХИИ
  2. Питер Гелдерлоос. АНАРХИЯ РАБОТАЕТ, 2012
  3. «Синтетическая философия» анархо-коммунизма П. А. Кропоткина
  4. Незаметная Анархия: будущее в настоящем или возможность жить иначе
  5. Особенности международных операций при международном лизинге.
  6. Лекция 34. Международное географическое разделение труда.Международная экономическая интеграция
  7. Лекция 65. Международный рынок услуг.Регулирование международной торговли
  8. О НЕГАТИВНЫХ ЯВЛЕНИЯХ В МЕЖДУНАРОДНОЙ ТОРГОВЛЕ И МЕЖДУНАРОДНОМ РАЗДЕЛЕНИИ ТРУДА
  9. Международные правоотношения. Субъекты международного права
  10. Лекция 68. Международное производственное сотрудничество. Международное научно-техническое сотрудничество
  11. 27 ' Ч а с т ь IV МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ
  12. Соколов И.А.. МЕЖДУНАРОДНЫЕ КАРТЕЛИВ ЧЕРНОЙ МЕТАЛЛУРГИИ, 1955
  13. Международно-правовые принципы
  14. Часть I Международная система
  15. ГЛАВА 23.МЕЖДУНАРОДНАЯ РЕКЛАМА
  16. 4. Сущность, содержание и значение международного права
  17. § 4. Международное право
  18. Международное законодательство о труде.
  19. Международная миграция рабочей силы.