<<
>>

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПОЛОЖЕНИЕПАРИЖСКОЙ КОММУНЫ

  События марта 1871 года в Париже не могли не отразиться на международных отношениях.

В первые дни после 18 марта и британский кабинет министров, и германское правительство во главе с Бисмарком, и российский император Александр II считали, что эти вооруженные выступления являются лишь повторением безрезультатных парижских вспышек 31 октября .1870 года и 22 января 1871 года, подавленных правительством национальной обороны.

В штаб-квартире германского правительства были даже довольны, предполагая, что ввиду парижских событий руководитель версальского правительства Тьер и министр иностранных дел Жюль Фавр станут уступчивее при выработке условий окончательного мирного договора. Переговоры относительно этих условий начались вскоре после подписания версальского прелиминарного договора. Предстояло уточнить порядок и сроки уплаты контрибуции и многие другие вопросы. Исходя из этих соображений, Бисмарк сразу же после 18 марта предложил правительству Тьера свою поддержку против Парижа. Правительство германской империи опасалось того, что новое правительство, образовавшееся в Париже, откажется от соблюдения условий прелиминарного договора и возобновит войну с Германией. 21 марта посол России в Берлине Убри телеграфировал канцлеру Горчакову: «Вчера вечером видел графа Бисмарка. Он признал серьезность положения в Париже, но не слишком этим озабочен. Он со-

общил мне под большим секретом, что предложил Тьеру свое содействие для преодоления кризиса в случае, если тот будет об этом просить. Войск под Парижем достаточно».

Центральный комитет Национальной гвардии уже 22 марта письменно заверил командование 3 корпуса германской армии, размещенного в окрестностях Парижа, что революция 18 марта отнюдь не направлена против германских войск, и что коммунары не собираются пересматривать предварительные условия мирного договора, принятые Национальным собранием.

Коммуна также изъявляла готовность выплатить Германии пятьсот миллионов франков в качестве первого взноса в счет контрибуции, но требовала, чтобы германское правительство соблюдало нейтралитет в борьбе между Версалем и Парижем.

Переговоры по этому вопросу, который 26 апреля вел военный делегат Коммуны Клюзе- ре с германским дипломатом фон Гольштейном, не привели к успешным результатам. Бисмарк, сломив сопротивление императора Вильгельма I,

пошел на эти переговоры. Он телеграфировал германскому представителю при версальском правительстве генералу Фабрици: «Прикажите ответить Клюзере, что вы готовы выслушать предложение, которое он намерен вам сделать, и довести их до моего сведения. Желательно было бы выпытать у него, из каких средств Коммуна рассчитывает уплатить контрибуцию». Вступая в эти переговоры, Бисмарк шантажировал версальское правительство, побуждая его к скорейшем}' заключению окончательного мирного договора и старался подороже продать Тьеру свою помощь при подавлении Коммуны.

Еще 28 марта в Руане между уполномоченным BqxruibcKoro правительства и представителем германского командования была заключена конвенция между Германией и правительством Франции: Тьеру было разрешено увеличить свою армию до восьмидесяти тысяч человек в районе Парижа, то есть, удвоить ее, но сравнению с условиями мира. Кроме того, начиналась репатриация французских военнопленных, часть которых поступала в распоряжение версальского командования. Через некоторое время Бисмарк разрешил Тьеру еще больше увеличить версальскую армию.

Когда начались переговоры между Клюзере и фон Гольштейном, министр иностранных дел в правительстве Тьера Жюль Фавр попытался было обратиться в Петербург с жалобой и с просьбой к канцлеру Горчакову переговорить по этому вопросу с Бисмарком. «Производя давление и отказывая нам в моральной поддержке, которую она сначала предоставила, а затем отняла, Пруссия становится пособницей Парижской коммуны, — писал Фавр французскому послу в Петербурге Габриаку.

— Мы докажем это перед лицом всего мира, если нас к этому принудят».

Русский канцлер заявил французскому послу, что считает упреки Фавра необоснованными. Он предложил версальскому правительству поспешить с окончательным заключением мира и выполнить вытекающие из него обязательства. То же самое сказал Габриаку и Александр II. Фавр должен был смириться.

Россия была очень обеспокоена событиями в Париже. 7 мая посол в России Габриак писал Фавру: «Можно быть уверенным, что Россия сделала и сделает все от нее зависящее, чтобы добиться от Пруссии предоставления вам необходимых облегчений для подавления восстания. Горчаков только что объявил об этом неофициально и с гораздо большей ясностью, чем при нашей последней беседе... Он сказал мне, что император так же, как и он сам, понимает необходимость прийти нам на помощь для подавления мятежа, который своими разветвлениями угрожает всему европейскому обществу».

В конце концов, переговоры о сотрудничестве Бисмарка с Тьером против Парижской коммуны окончились желательным для Версаля соглашением. 6 мая 1871 года во Франкфурте-на-Майне начались мирные переговоры между Фавром и Бисмарком. 10 мая они завершились подписанием мирного договора. Эти переговоры оказались непосредственно связанными с вопросом о подавлении парижского восстания. Бисмарк решил допустить прохождение версальских войск через линию прусской армии и заблокировать Париж со своей стороны.

Из дипломатов великих держав в Париже остался лишь посланник Соединенных Штатов Америки Уошберн. Однако и он не одобрял многих направлений деятельности Коммуны.

<< | >>
Источник: А. Н. Бадак, И. Е. Войнич, Н. М. Волчек. Всемирная история: В 24 т. Т. 18. Канун I мировой войны. 1996

Еще по теме МЕЖДУНАРОДНОЕ ПОЛОЖЕНИЕПАРИЖСКОЙ КОММУНЫ:

  1. МЕЖДУНАРОДНОЕ ПОЛОЖЕНИЕПАРИЖСКОЙ КОММУНЫ