<<
>>

§ 2. Межевание земли в Оренбургском крае в 1798-1805 гг.

Для практического осуществления Генерального межева

ния на территории края весной 1798 г. Нижегородская Межевая контора переехала в г. Уфу. Выбор уездного города как местонахождение Конторы объясняется тем, что Уфа являлась географическим центром края, что было весьма удобно для руководства процессом межевания. В качестве постоян

ной резиденции Межевой конторы были отведены здания губернского правления и казенной палаты211. Межевые работы в губернии должны были возглавить три члена присутствия и прокурор.

Весной 1798 г. к исполнению своих обязанностей приступили второй член присутствия титулярный советник

И. Жилин и прокурор титулярный советник А. М. Блажиев- ский. Первый и третий члены присутствия коллежский советник М. Мамышев и титулярный советник А. Протопопов приехали в Уфу только к концу 1798 г. из-за задержки на месте прежней службы212. Первый член присутствия М. Ма- мышев начал свою карьеру армейским офицером, а с 70-х г. XVIII в. работал в Московской Межевой Канцелярии, исполняя обязанности директора Чертежной мастерской. Второй член присутствия титулярный советник И. Жилин имел опыт как канцелярский служащий в различных государственных учреждениях. Обширными познаниями в области межевого

производства обладал и третий член присутствия А. Протопопов, ранее работавший в Межевой Канцелярии. Функции

надзора за соблюдением законности при проведении полевых измерений и разборе споров были возложены на прокурора титулярного советника А. Блажиевского, прослужившего прежде несколько лет на военной и гражданской службе. Важная роль отводилась секретарям Конторы С. Бронникову,

В. Мальгину, И. Кадомскому и Г. Дмитриеву, которым вменялось курирование делопроизводства по 2 — 3 уездам межуемой губернии. Послужной список показывает, что они имели большой опыт канцелярской работы в межевых учрежде- ниях213.

При проведении практических измерений основными фигурами являлись землемеры. Весной 1798 г. в Оренбургской конторе их насчитывалось 22 человека. Большинство из них ранее работали в Нижегородской губернии. Из послуж-

ных списков чиновников за 1798 г. можно узнать, что значительное количество землемеров было из числа отставных

военнослужащих. Это коллежский асессор А. А. Курочкин,

титулярные советники Н. Ф. Палибин, В. П. Головачев,

А. К. Фок, губернские секретари И. П. Добровольский,

И. И. Шмидт, А. М. Залесский, И. Д. Лаптев, А. И. Казимир- ский, провинциальный секретарь Д. М. Ястребов, городовые

секретари Т. А. Ермаков, И. Г. Ярцев. В то же время часть

землемеров с самого начала своей деятельности работала по линии межевого ведомства, проходя всю чиновничью иерархию от второклассного ученика или копииста до должности

землемера. К ним относятся титулярный советник Л. Я. Кос- тылев, губернские секретари П. Т. Нилов, П. Е. Жуков, провинциальные секретари А. И. Канаков, В. Ф. Глумилин,

С. Хрулев, городовые секретари И. Г. Резанов, В. П. Мартис, И. Е. Щетнев, Ф. С. Громовский. В конторе было еще четыре вакантных места землемера, а их заполнили за счет отличившихся прежде землемерных помощников — коллежских регистраторов В. Лисицына, И. Фомичева, И. Попова, Ф. Се- менова214.

Землемеры должны были возглавить 27 межевых команд, в состав которых предполагалось включить по одному землемеру, помощнику землемера, ученику первого и второго класса. К весне Г798 г. в Уфу явилось из Нижнего Новгорода 42 землемерных помощника, 14 учеников первого класса,

13 учеников второго класса.

Большинство из них имели опыт работы по специальности в тех губерниях, где данная Контора проводила измерение земли (Ярославской, Костромской,

Нижегородской)215. Для обработки документации межевых команд (планов и межевых книг отдельных дач, полевых журналов землемеров) в штате Конторы должны были находиться 20 канцелярских служащих, которые и явились на новое место работы весной 1798 г. Одновременно в Уфу прибыло свыше 100 солдат из местной пехотной дивизии для работы в составе землемерных команд и охраны Чертежной мастерской Оренбургской межевой конторы. Тогда же чиновники Конторы приобрели канцелярские товары для ведения делопроизводства: большое количество бумаги, красок, чернил,

воска, бечевок. Землемерам были розданы межевые инструкции и инструменты (астролябия, десятисажеиная железная цепь)216.

Правительство требовало от межевых учреждений со

блюдения казенных интересов. Еще до приезда в Оренбургскую губернию руководство Конторы просило от местной

казенной палаты подробные сведения о «...числе душ по последней ревизии, также о градской заселенной и незаселенной земле, угодьях прежних служеб служилых людей и их селениях, а от губернского землемера с карт и описания

копий». В этом же распоряжении подчеркивается, чтобы была представлена «... о состоящих здесь казне принадлежащих засек, пустопорозжих, выморочных, отписных и тому подобных отдаваемых в оброк разным людям землях именная ведомость с показанием в ней между каких дач или урочищ те земли и в каком состоят...». Другой мерой по защите интересов государства являлось распоряжение Конторы о том, чтобы «...губернское правление и казенная палата распределили уездных землемеров по уездам как поверенных с казенной стороны о казенных землях и лесах... » Кроме того, в связи с проводившимся кошеным межеванием в 80 —90-х гг. XVIII в., Оренбургская контора могла получить интересующие ее сведения и от Межевой Канцелярии. Последняя ведала осуществлением данного мероприятия. Специальное кошеное межевание проводилось землемерами из Межевой Канцелярии за счет средств тех землевладельцев, которые хотели обособить свои угодья отдельной дачей и независимо от работ Генерального межевания217.

К началу лета 1798 г. подготовительная работа завершилась, и руководство Конторы 14 июня приняло решение об отправке 17 землемерных команд для полевых измерений. В три уезда (Верхоуральский, Стерлитамакский, Челябинский) было направлено по одной, а в остальные семь уездов (Оренбургский, Бузулукский, Бугульминский, Мензелинский, Бир- ский, Уфимский, Троицкий) — по две землемерные коман- ды218. Как видно, не все землемеры были привлечены к производству полевых измерений. Оставшиеся пять (коллежский асессор А. А. Курочкин, титулярные советники Л. Я. Косты- лев и Н. Ф. Палибин, городовой секретарь Т. А. Ермаков, провинциальный секретарь С. Хрулев) должны были работать в Чертежной мастерской. Им «...надлежало быть при конторе до окончания сочинения порученных им генеральных планов, атласов, карт Костромской, Ярославской, Нижегородской губерний с их принадлежностями и для свидетельствования оных». На них возложили и другую работу: «...по присылаемым от командированных землемеров в Оренбургскую губернию специальным планам с книгами, по которым делать сочинение генеральных планов, атласов, карт с принадлежностями...» К оставшимся в конторе чиновникам было прикреплено 14 землемерных помощников, а для ведения повседневной документации Конторы, переписки с различными учреждениями привлекли 32 канцелярских служащих и 26 землемерных учеников.

Специфика многонационального региона обусловила потребность в переводчиках. Руководство Конторы информировало об этом вышестоящие инстанции уже с первых лет работы. Однако только в 1802 г. два переводчика с башкирского языка были включены в штат Конторы. Ими стали губернские секретари В. А. Куровской и О. П. Алкин219. Перед отправкой межевых команд в полевую работу весь персонал Оренбургской конторы получил жалованье. Самые крупные оклады были у членов присутствия и прокурора. Так, третий член титулярный советник И. Жилин имел годовое жалованье в 375 рублей, а прокурор титулярный советник А. Блажиевский — 360 рублей. Оклады канцелярских служителей — секретарей, регистраторов, подканцеляристов, копиистов составляли 60 — 130 рублей в год. Землемерам первого класса был установлен годовой оклад в 350 рублей, а второго класса — 250 рублей. Кроме этого, они обеспечивались пищевым рационом стоимостью 3 рубля 60 копеек в месяц. Землемерные помощники в зависимости от чина получали годовое жалованье 60, 100 и 200 рублей, а ученики — по 40 и 60 рублей. На содержание персонала Оренбургской конторы (148 человек) за первые четыре месяца 1798 г. из казны было выделено 5 617 рублей220.

Деятельность землемеров можно показать на примере трех уездов — Оренбургском, Уфимском, Верхоуральском, которые в совокупности позволяют получить достоверную картину. Эти уезды занимали третью часть территории Оренбургской губернии, а жители представляли все основные сословные группы и значительную долю населения края. Общая площадь этих уездов составила 9 657 041 дес. (треть территории Оренбургской губернии) и здесь проживало 155 540 душ об. п. (пятая часть населения губернии)221. В географическом плане ландшафт данных уездов был типичен для Башкирии, где налицо степи, лесостепи, горы и леса.

В Оренбургский уезд были направлены две команды — губернского секретаря А. Залесского и городового секретаря Ф. Громовского. В партии А. Залесского находились два землемерных помощника — П. Велебоцкий и А. Шишагин, канцелярист А. Львовский. В распоряжении этих чиновников были 1 унтер-офицер и три солдата, которым надлежало помогать землемерам при измерительных работах, а в случае необходимости и обеспечивать безопасность команды. Первоначально предполагалось, что эта партия начнет межевание губернского центра и ее крепости, однако вскоре в их планы были внесены коррективы. Из-за того, что казенная палата вовремя не предоставила документы о размерах земли

г. Оренбурга, руководство Межевой конторы решило повременить с измерениями впредь до выяснения магистратом их размеров13. С июня по ноябрь 1798 г. командой Залесского были обмежеваны дачи, находящиеся вблизи от губернского центра — это территории Сеитовского посада, владения купцов, мещан и казаков площадью 31 579 десятин. Параллельно работала и другая межевая партия во главе с Ф. Громовским, состоящая из двух землемерных помощников — И. Сомова, П. Воршнина, подканцеляриста Г. Петрова. К ним была приставлена воинская команда из унтер-офицера и трех солдат. Этой партией были обмежеваны казачьи дачи — Бердская казачья слобода (10 982 дес.), деревни Верхние и Нижние

Чебенки (11 134 дес.), пустошь «Кашкарский мар» (11 446 дес.). В отдельные дачи были выделены три участка казенных оброчных угодий соответственно с площадями 18, 102 и 323 дес. Ими же обмежевана дача села Никольского (154 653 дес.),

принадлежащего коллежскому советнику Н. И. Тимашеву222. Таким образом, партией Ф. Громовского была измерена площадь 7 дач в 188 658 дес.

При полевых измерениях механизм работы землемеров, как и в других губерниях, был традиционным. Об этом можно судить, например, по записям в полевом журнале партии А. Залесского при межевании хутора Мартыновского. Владельцу данного хутора генерал-майору А. А. Углицкому сначала было послано извещение о проведении полевых измерений в августе Г798 г. Затем Углицкий в письме представил Оренбургской конторе своего поверенного (представителя) казака П. М. Федурина. По приезде землемерной партии в назначенное место принимаются присяга от поверенного и

12 понятых из числа посторонних людей. Далее последовал процесс полевых измерений: землемер А. Залесский с астро

лябией обходил данную дачу по границам, показанным поверенным Углицкого, а его помощники П. Велебоцкий и А. Ши- шагин снимали на план измеряемую местность. Параллельно канцелярист А. Львовский письменно фиксировал границы данной дачи с подробным описанием всех заметных географических ориентиров. Ввиду бесспорного отмежевания границ землемером были получены подписи о согласии от поверенных и понятых, подписанные в межевой книге данной дачи. После этого вся документация на хугор Мартыновский поступила в Чертежную Оренбургской конторы223.

В Уфимском уезде работали две землемерные команды. Одну их них возхлавил городовой секретарь И. Ярцев. В его подчинении были два помощника — С. Резанов и П. Травин, канцелярист Ф. Попов, четыре солдата. Полевые измерения проводились прежде всего в самом уездном центре — г. Уфе, затем перешли к близлежащим селениям и пустошам. В течение лета ими измерена площадь 15 дач в 28 216 дес. По занимаемой площади дачи были разнообразны: дача провинциаль

ной секретарши А. А. Третьяковой (село Рождественское) занимала площадь в 114 дес., секунд-майор С. Н. Зубов с родственниками имели участок пашенной земли в 182 дес. Наиболее крупные по размеру дачи — это село Вознесенское (2 322 дес.), принадлежащее экономическим крестьянам, и

поместье титулярного советника Т. С. Аксакова — (деревня Сергеевка) размером в 6 625 дес.224

В течение 1798 г. в этом уезде работала и партия коллежского регистратора И. Попова, включающая двух помощников — А. Фролова, В. Дмитриева, подканцеляриста А. Жукова и четырех военнослужащих. Ими измерена площадь 20 дач (19 916 дес.), размеры которых также колебались от нескольких десятков до нескольких тысяч десятин. Различались дачи и по числу владельцев. Так, к наименьшим по площади дачам относятся пустошь Курчеевская (44 дес.) общего владения майора М. Н. Пекарского с родственниками, участок пашенной земли коллежского асессора Л. А. Пахомова и подпоручика М. Н. Головина (88 дес.). Из обмежеванных этой партией площадей самыми крупными были участок сельца Зеленкино (1 678 дес.) секунд-майора Ф. А. Зеленина, пашенная земля

(2 452 дес.) общего владения уфимских казаков и дворянина

Н. С. Романовского, сенные покосы уфимских казаков

(4 250 дес.)225.

В Верхоуральском уезде работала одна землемерная партия под руководством городового секретаря И. Шетнева. Она начала полевые измерения с территории уездного центра

г. Верхоуральска, площадь которого составила 63 дес. Далее ими отмежевана от городской территории казенная земля

(129 980 дес.) и как отдельные дачи были выделены другие казенные владения: Карагайская крепость (45 370 дес.), тептяр- ская деревня Митряево (90 580 дес.). Команда И. Шетнева

обмежевала также две башкирские деревни — Карагузино Кубеляцкой волости (80 727 дес.), Аптюково Катайской волости (430 142 дес.). В отдельную дачу было выделено озеро

Узункуль (675 дес.), принадлежащее Белорецкому железоделательному заводу коллежской асессорши Д. И. Пашковой226. За 1798 г. в Верхоуральском уезде размежевано 7 дач общей площадью 777 537 дес.

При проведении полевых измерений руководство Конторы поддерживало постоянную связь с землемерными партиями через письма, где обсуждались детали межевания отдельных дач. Курьеры ежемесячно доставляли в контору отчеты землемеров о проделанной работе. При установлении межевых границ между различными дачами первоначально было мало споров, но уже к сентябрю 1798 г. поступили жалобы на действия некоторых землемеров. Так, по Уфимскому уезду было прошение от поверенного г. Уфы мещанина И. Я. Котельникова об игнорировании его показаний землемером Ярцевым и отмежевании части городских земель в пользу дворянина С. В. Романовского. Аналогичная жалоба поступила от башкир Юмран-Табынской волости, где Ярцев обвинялся в игнорировании показаний этих жителей и отмежевании значительной части их вотчинной земли к даче деревни Сер- геевка помещика Т. С. Аксакова. В Верхоуральском уезде землемера Щетнева. обвинили в том, что при размежевании владений Тамьянской и Тангаурской волостей с Авзяно-Пет- ровским заводом купца М. П. Губина «...заставлял башкирцев писать полюбовную сказку в пользу завода»227.

Итак, за лето и осень 1798 г. семнадцать землемерных команд во всей Оренбургской губернии обмежевали 165 дач общей площадью 1 301 493 дес. Ими было пройдено расстояние в 6 541 версту 229 саженей и снято на планы — 8 499 верст 160 саженей. Расхождение в цифрах связано с тем, что землемеры фиксировали на планах все повороты и изгибы границ межуемых дач, не проходя их полностью. Землемерными партиями проводилась работа и по оформлению межевой документации: в течение 1798 г. в контору поступили планы 152 и межевые книги 110 дач. Канцелярские служащие из присутствия Конторы занимались копированием, перепиской и рассылкой проверенных документов (межевых книг, планов дач) по Нижегородской, Костромской, Ярославской и Оренбургской губерниям228.

В течение 1798 г. штат Конторы пополнялся за счет прибывающих из других губерний межевых специалистов, а также за счет местных жителей. Так, протокол Конторы от 30 сентября 1798 г. зафиксировал вступление в должность «...определенного в качестве первого члена надворного советника Мамышева из Межевой Канцелярии». Он сразу приступил к изучению представленных «...реэстров о нерешенных делах, ведомости о денежной казне, о состоящих в конторе налицо землемерах и о не явившихся прочих чинах, списки воинской команды, прикомандированной к конторе и ведомость об атласах, планах по Костромской, Ярославской и Нижегородской губернии». Тогда же, осенью 1798 г., прибыл землемер губернский секретарь С. Венечанский, которого определили к проверке проступающей в контору массы межевых документов. На появляющиеся вакантные места канцелярских служащих привлекали местных жителей. Например, на должность канцеляриста был принят унтер-офицер С. Шестаков, а копиистом — дворянин М. Ветошников229. К концу 1798 г. основная часть штатных единиц была заполнена, однако это еще не гарантировало успешной деятельности Конторы. Например, первый член присутствия М. Мамышев выразил недовольство нерегулярной подачей ведомостей о проделанной работе. Он отметил и наиболее характерные недостатки работы землемеров при оформлении межевой документации — небрежное оформление планов дач. По его мнению, землемеры допускали неточности при оформлении итогов полевых измерений, не всегда использовали документы кошеного межевания, имелось значительное количество незавершенной работы по отдельным дачам. Прокурор А. Блажи- евский, извещая о плохой дисциплине канцелярских служащих, потребовал от персонала нахождения на работе с 8 часов утра до 5 часов вечера и обязательного контроля со стороны руководства. Оренбургская контора 8 октября 1798 г. предписала всем землемерным командам завершить полевые измерения к первому декабря и к этому же сроку представить собранные материалы на обмежеванные дачи. В течение зимы и весны персонал землемерных команд совместно с канцеляристами должен был заниматься оформлением межевой документации230.

Следует отметить, что начало работы Оренбургской конторы правительством было оценено положительно. В феврале 1799 г. большая группа землемеров и их помощников удостоилась повышения чинов. Первый член присутствия надворный советник М. Мамышев стал коллежским советником, а землемеры коллежский асессор А. Либен — надворным советником, титулярный советник Н. Палибин — коллежским асессором. Более трех лет прослужившие в чине губернских секретарей 15 землемеров стали титулярными советниками,

34 помощника были удостоены чина коллежских регистра- торов231.

В мае 1799 г. персонал Оренбургской конторы продолжил полевые измерения на территории губернии. Перед этим землемеры обязаны были сдать конторе имеющийся у них картографический материал (генеральные атласы ранее обмежеванных губерний, планы отдельных дач), который они проверяли и дополняли в зимний период. Затем чиновников распределили по землемерным командам. Из-за поступивших к тому времени жалоб местных жителей на некоторых чиновников по межеванию в прошедшем 1798 г., руководство Конторы решило произвести перестановку команд. Например, в Оренбургский уезд вместо Ф. Громовского и А. Залесского выехали партии А. Либена и Д. Ястребова, а в Верхоуральский уезд вместо И. Щетнева — землемеры И. Ярцев, С. Венечан-

ский. В Уфимский уезд вместо И. Ярцева направили Л. Кос- тылева и ранее работавшего коллежского регистратора

И. Попова. Произошли изменения и среди вспомогательного

персонала команд. Так, в состав команды А. Либена входили помощник Р. Горбунов, который прежде работал в Мензелин- ском уезде, ученик С. Баранов, переведенный из Стерлита-

макского уезда, канцелярист И. Хухарев — из Бирского уезда. Группа землемеров из 7 человек во главе с директором Чертежной титулярным советником С. Хрулевым вновь была оставлена при конторе для оформления картографических материалов и проверки документов, поступающих из межевых команд232.

Перед отправкой на практическую работу землемеры получили указание о необходимости соблюдения циркульного порядка при измерении дач. Руководство Конторы считало важным, что «...буде обмежеванные дачи откроются обширны — на 50 ООО десятин и более, то и на те сочинять планы диагоналями, разделяя на части...». От землемеров требовалась ежемесячная отчетность, которая, видимо, не всегда соблюдалась. Следует выделить распоряжение Конторы о том, чтобы при межевании башкирских земель чиновники руководствовались дополнительными статьями к межевой инструк

ции от 14 августа 1798 г. Кроме того, для успешного взаимодействия с местной администрацией края руководство Конторы предполагало оповещать их о том, «...кто именно землемеры и в какой уезд откомандированы будут отнестись с прошением к Оренбургскому губернскому правлению, казенной

палате и военному губернатору, чтоб губернское правление благоволило городничим, уездным и нижним земским судам и магистратам повелеть, чтоб они градским, уездным поселянам подтвердили, дабы они к землемерам делали повиновение и иноверческим муллам быть при землемерах для рукоприкладства неграмотных иноверцев и давать бы подводы

членам землемерных партий для проезда, а казенная палата

также сделала должное подтверждение уездным землемерам о бытии им при межевании казенных земель. Оное распоряжение о помощи для землемеров сделать к военному губернатору и для начальников крепостей». Оренбургской Конторой

регламентировались и сроки полевых измерений для землемерных команд в отличие от предыдущего года. В категорической форме выражалось требование, чтобы «...всем землеме

рам по окончании полевой работы в последних числах ноября и явиться в начале декабря в контору с частными генеральными планами, экономическими примечаниями к ним, каталогами, алфавитами...»233. Как видно, Оренбургская Контора, издавая предписания землемерам, стремилась предусмотреть все

ключевые вопросы, которые могли бы возникнуть при практическом межеванйи.

Результаты полевых измерений за лето-осень 1799 г. были следующими. В Оренбургском уезде команда землемера А. Либена измерила площади 12 дач (118 310 дес.). Среди них наиболее крупными были деревня Никитинский редут ясачных татар и казаков (9 869 дес.), летняя кочевка башкир Усер- ганской волости (30 484 дес.), башкирская деревня Имангуло- во (55 012 дес.). Небольшими по площади оказались дачи форштадта (пригорода Оренбурга), владения казаков (83 дес.) и Оренбургской крепости (177 дес.). В этом же уезде работала команда Д. Ястребова, ими было обмежевано 9 дач (30 145 дес. земли). Здесь наиболее крупные дачи принадлежали Оренбургской Казенной Палате (168 205 дес.), Переволоцкой

крепости (57 707 дес.) и Сакмарскому казачьему городку

(76 334 дес.) и небольшие по размеру — казачьему сотнику П. М. Харитонову (96 дес.), секунд-майору А. М. Лопатину (98 дес.), надворному советнику Ф. С. Чекалову (148 дес.)234.

В Уфимском уезде работали команды титулярного советника Л. Костылева и коллежского регистратора И. Попова. С июня по ноябрь первая партия обмежевала 49 дач с общей площадью 40 458 дес., в том числе сельцо Амантаево надворной сотницы Е. А. Булгаковой (4 087 дес.), сельцо Петровка капитанши А. И. Ляховой (3 864 дес.), сельцо Третьяково подпоручика М. А. Третьякова (7 дес.), пустошь Александровская надворной советницы М. Е. Головиной (21 дес.) и другие. Команда И. Попова за сезон 1799 г. измерила площади 49 дач (91 680 дес.), из них крупные владения были у Благовещенского медеплавильного завода, принадлежащего статской советнице А. П. Полторацкой — 53 958 дес., башкирской деревни Турбаслы — 11 380 дес., деревни Николаевка надворного

советника Н. С. Романовского — 3 998 дес. Небольшие по размерам дачи принадлежали А. В. Уракову с родственниками (сельцо Ураково, 9 дес.), корнету И. И. Сокурову с родственниками (пустошь Сокурова, 13 дес.), подполковнику К. К. Ти- машеву (пустошь Фирсова Поляна, 28 дес.)235.

В Верхоуральский уезд были направлены команды губернского секретаря С. Венечанского и титулярного советника И. Ярцева. Эти команды завершили начатые в предыдущий год измерения дачи башкирской деревни Аптюковой Катай- ской волости вместе с прилежащими деревнями из Тамьян- ской и Тангаурской волостей (430 142 дес.), выделили как

отдельную дачу башкирскую деревню Махмутову Катайской

волости (18 514 дес.)58.

В процессе межевания полевые измерения неоднократно

задерживались из-за наличия на территориях уездов большого количества казенных угодий. Эти остановки объяснялись тем, что при их межевании должны были присутствовать уездные землемеры, которые не успевали вовремя явиться к казенным владениям. Подобная ситуация приводила к тому, что «...землемеры Генерального межевания стремились избежать остановки, производят полевую работу, межуя не по циркулю, а обходя владельческие дачи, которые смежены с казенными и в итоге значительные земельные площади остаются без размежевания...» Вынужденные задержки землемерных команд способствовали невыполнению ими «...узаконенной пропорции в пройдении по окружным межам». Здесь следует отметить, что согласно правительственному указу от 18 октября 1772 г. землемер должен был проходить за месяц не менее 80 верст, а за 6 месяцев полевых измерений (июнь — ноябрь) — не менее 480 верст. Однако из всех землемеров

только А. Костылев, посланный в Уфимский уезд, и С. Вене- чанский в Верхоуральском уезде сумели выполнить эту нор

му за 1799 г., пройдя по границам межуемых дач соответственно по 597 и 499 верст. Остальные землемеры не смогли

полностью справиться с установленным нормативом59.

Оренбургская межевая контора стремилась контролиро

вать деятельность землемерных команд через их ежемесячные отчеты. В свою очередь, она составляла итоговые ведомости по всем отчетам и направляла в Межевую Канцелярию

(г. Москва). В них сообщалось о «...решенных конторой и

остающихся к решению делах, и о освидетельствованных

в Чертежной планах и о снятии с них копий и о следующих к рассылке в присутственные места и раздаче владельцам планах и книгах и о производимом на Костромскую, Ярославскую, Нижегородскую губернии генеральном сочинении

атласов...»60.

В результате деятельности Оренбургской конторы за 1799 г. обмежевано 255 дач общей площадью 2 006 720 дес., представлено для проверки 192 плана и межевые книги 131 дачи. Из поступивших в течение года 94 спорных дел решено

47, а из 40 апелляционных — 14. Владельцам роздано планов и

50 РГАДА- Ф- 1355. Оп. 1. Д. 935. Л. 15, 16. 59

Там же. Ф. 1324. Оп. 7. Д. 169. Л. 103-104. Д. 170. Л. 757-761,

ПСЗ РИ-1. Т. 19. № 13, 885. 60

РГАДА. Ф. 1324. Оп. 7. Д. 169. Л. 29, 192, 562, 742.

межевых книг всего на 4 дачи. Межевая Канцелярия, знакомясь с отчетом Оренбургской конторы за 1799 г., выразила

недовольство медлительностью оформления документации.

Руководство Конторы пояснило, что «...малая же владельцам

выдача планов и книг последовала, потому что почти во всех дачах, на которые в Оренбургскую контору вступили бес

спорные планы с книгами, открылось против положенной на число душ пропорции превосходство к рассмотрению коего дач владельцы и вызываются через Оренбургское правление с крепостями. А посему без рассмотрения о таковых дачах крепостей и выдачи владельцам Конторы учинить не мо- жет»236.

В течение зимы 1799 — 1800 гг. члены землемерных команд наряду с техническим персоналом самой Конторы (секретари, канцеляристы, копиисты) вновь оказались привлеченными к оформлению межевой документации как по Оренбургской, так и по Костромской, Ярославской и Нижегородской губерниям. Плохая организация работы вызывала нарекания со стороны прокурора А. Блажиевского. Он указывал, что «...беспорядок и упущения по службе превзошли все пределы, несмотря на ево напоминания о строгом взыскании со всех нерадивых служителей». Прокурор требовал ускорить решение дел и оформление поступающих документов. В ответ руководство Конторы распорядилось о том, чтобы «...быстрее изготовлялись из спорных, апелляционных и всякого рода дел выписки и справки, затем докладывали б к слушанию в контору, а кои заслушаны, по тем сочиняя протоколы предлагали б к подписанию присутствующим — для чего использовать узаконенное время, а также полудня до девятого часу». Таким образом, предлагалось увеличить продолжительность рабочего дня ради ускорения обработки поступающих материалов. Нерадивым чиновникам грозили штраф и суд237.

Весной 1800 г. в Оренбургской конторе началась подготовка к новым полевым измерениям на территории губернии. Для этой цели был издан ряд предписаний для чиновников Конторы и местных учреждений (губернского правления и казенной палаты). Их содержание касалось проблемы выявления и сохранения казенных земель в процессе практического межевания губернии. Так, протокол Оренбургской конторы от 30 апреля 1800 г. вновь подчеркивает обязательность

присутствия уездных землемеров в качестве поверенных при измерении «...как казенных всякого звания поселян, так и мещеряков, тептярей и бобылей, равно никем не владеемых казенных земель...». А при заключении оброчного договора казенными крестьянами на поселение в башкирских или каких- либо других владельческих дачах землемерам Оренбургской конторы следовало выяснить «...когда и на каких условиях они поселились и на какое время и где эти условия договоров зафиксированы в присутственных местах...». Все это землемеры должны были занести в полевой журнал и сообщить при необходимости руководству Конторы. Привлекли внимание Межевой конторы и попытки отдельных помещиков Оренбургской губернии закрепить за собой те или иные участки прилегающих государственных угодий. Это ими делалось путем раздела своих «...владений на пустоши и отхожие земли, давая им новые названия, оставляя к своему селению

узаконенные 15 десятин на каждую душу м. п.». Прокурор Конторы предложил исключить отвод казенной земли в чью- либо пользу и «...требовать от владельцев кроме отводных

сказок точного объявления — по каким именно древним дачам и крепостям принадлежат отводимые ими земли...»238. Таким образом, как и в предыдущие годы, вновь обратили внимание межевщиков на необходимость соблюдения интересов государства как собственника значительного земельного фонда.

В середине мая 1800 г. руководство Конторы приняло решение об отправке на полевые измерения 18 землемерных

команд. Предварительно были произведены частичные перестановки в командах, но большинство землемеров поехало на прежние места измерений. В Оренбургский уезд отправились партии А. Либена и Д. Ястребова, в Верхоуральский — команды И. Ярцева и С. Венечанского. В Уфимский уезд направили команду титулярного советника А. Бизюкина, переведенного из Стерлитамакского уезда, и И. Попова239.

Итоги работы партий с июня по декабрь 1800 г. следующие. В Оренбургском уезде командой Д. Ястребова были

обмежеваны дачи казенной оброчной земли с хутором надворного советника А. Ф. Васильева (680 дес.), крепостей Чер- нореченская (22 970 дес.) и Татищевская (39 555 дес.). Командой А. Либена измерены площади 10 дач (66 292 дес.), в том числе наиболее крупные дачи — это деревня Кундуровка ногайских татар и казаков (11 005 дес.), сельцо Тугустемир статского советника М. А. Никифорова (9 623 дес.), пустошь Никольская — владения генерал-майора Н. Н. Бахметева (11 525 дес.). Небольшими по размерам были дачи поручика П. Д. Крашенинникова (пустошь Асели площадью 94 дес.), служилых мишарей (деревня Аблязова, 1 477 дес.) и меновой двор Оренбургской таможни (999 дес.)240.

В Верхоуральском уезде две команды обмежевали по две дачи. Партия Ярцева измерила земли, принадлежащие башкирам Тамьянской и Тангаурской волостей с центром в деревне Тлегыевой (496 507 дес.) и участок земли Белорецкого железоделательного завода статской советницы Д. И. Пашковой (286 дес.), приобретенный у башкир Кубалякской волости. Командой Ярцева всего обмежевано 496 793 дес. земли. Партия С. Венечанского измерила дачу коллежского советника С. Я. Левашева (Инзерское заводское место, площадь 125 293 дес.) и статской советницы К. И. Козицкой (дача Архангельского медеплавильного завода площадью 5 809 дес.).

Последней командой измерено всего 131 836 дес.241

В Уфимском уезде командой И. Попова обмежевано 10 дач (503 836 дес.), в том числе площадь Миньярского и Сим- ского железоделательных заводов (256 811 дес.) полковнихды

И. И. Бекетовой, деревни Кулево башкир Кудейской волости (178 449 дес.) и небольшие дачи дворянина Д. И. Протопопова (пустошь в 18 дес.), удельных крестьян (Каргинский починок с землей в 1 200 дес.), а также казенное озеро Брызгалово (24 дес.). Другая землемерная команда под руководством А. Би- зюкина в этом уезде обмежевала 4 дачи — башкирских деревень Караякупово Чубиминской волости (37 113 дес.) и Бик- кулово Кыркули-Минской волости (988 дес.), села Озон- Тамак — владения титулярного советника О. А. Алкина (975 дес.) и лес надворного советника Н. И. Мурзаханова (385 дес.)242. Общая площадь земли, измеренная командой А. Бизюкина, составила 39 461 дес.

В целом, по губернии к концу 1800 г. восемнадцатью землемерными командами обмежевано 135 дач, из которых только 64 дачи имели бесспорные границы. Общая площадь обмежеванных дач составили 3 684 171 дес. К концу 1800 г. на них было получено Конторой 131 план и межевые книги 82 дач. Следует упомянуть, что несколько землемеров оставались в Конторе для помощи директору Чертежной С. Хрулеву в за-

вершении работы над картами и атласами Костромской, Ярославской и Нижегородской губерний. Не менее важной задачей этой группы чиновников была проверка специальных планов и межевых книг поступавших из различных уездов Оренбургской губернии. На протяжении 1800 г. ими освидетельствовано 225 планов и 160 книг. Таким образом, количество оформленных документов существенно увеличилось.

Однако и эти результаты не удовлетворяли Межевую Канцелярию и Межевой департамент Сената. Кроме того, появилось значительное количество жалоб от местного населения

как на работу землемеров, так и на решения самой Конторы68. Именно поэтому перед проводившейся в 1800 г. ревизией административных, судебных и полицейских учреждений Казанской, Вятской и Оренбургской губерний была поставлена дополнительная задача — проверка работы Оренбург

ской межевой конторы путем сбора сведений о ее землемерной, канцелярской и чертежной работе к моменту ревизии.

На территории Оренбургской губернии ревизия производилась в июле 1800 г. сенаторами М. Г. Спиридовым и И. В. Лопухиным. Они изучили документацию Межевой конторы. Здесь очень важной представл51ется ведомость «...о том:

коликое число с открытия в Оренбургской губернии обмежевано дач, по коим мерою пройдено и в них по измерению состоит земли и в контору представлено планов и книг и затем осталось непредставленных, а из вступивших в контору планов и книг к 1 июля 1800 г. сколько освидетельствовано и копий снято и затем следует освидетельствовать и копей снять и на сколько дач владельцам роздано и в указные места отослано планов...»69.

Рассмотрим некоторые материалы ревизии на примере Оренбургского, Уфимского и Верхоуральского уездов. В Уфимском: уезде к июлю 1800 г. оказалось обмежевано

142 дачи, землемерными командами пройдено 1 726 верст при определении межевых границ. В пределах 142 дач заключалось 175 020 дес. земли, по итогам ее межевания землемеры в контору представили 126 планов и 84 межевые книги, которые были освидетельствованы в Чертежной. Сняты копии с части поступивших в контору планов (118 экземпляров), межевых книг (119 экземпляров) для рассылки владельцам дач и в губернские учреждения. В Оренбургском уезде за

1798—1799 гг. и начало 1800 г. обмежевано 37 дач общей площадью 460 583 дес. При определении межевых границ

землемерами пройдено 1 664 верст, и от них поступили в контору 31 план и 12 межевых книг. С этих планов и книг сняли 6 копий, к моменту ревизии оставалось сделать еще 87 копий. В Верхоуральском уезде к июлю 1800 г. обмежевано 10 дач площадью 352 894 дес., землемерами пройдено 1 510 верст

вдоль межевых границ. На измеренные дачи представлено

в контору 9 планов и книг, на одну дачу документы не были представлены. В Чертежной к этому времени чиновники освидетельствовали планы и книги 8 дач, но не были сняты их копии. Аналогичные показатели собраны и по другим уездам. Эти данные свидетельствовали о большом объеме проделанной работы в Оренбургской губернии. Ревизоры обращали внимание преимущественно на оформление межевой документации. В ходе проверки деятельности Конторы выяснилось, что не все владельцы бесспорно обмежеванных дач получили планы и межевые книги. Это было характерно для всех уездов губернии. Так, по Оренбургскому уезду в Контору для проверки не были представлены от землемеров 6 планов и 25 межевых книг, по Уфимскому соответственно 16 и 58, по Верхоуральскому — 1 план и 1 книга. Относительно не- выданных документов Контора отмечала, что «...оные планы с книгами остались непредставленными за неокончаиием самих начатых и смежных состоящих с ними в споре дач межеванием». Другой причиной затягивания оформления документов было привлечение землемеров к сочинению общегубернских атласов, уездных карт. Кроме того, канцеляристы Конторы должны были изготовить копии с планов и

межевых книг, затем рассылать их владельцам и в губернские учреждения. Так, по Оренбургскому уезду следовало снять копии с 87 планов и книг, по Уфимскому — с 260 планов и 2,59 книг, а по Верхоуральскому — с 27 планов и книг. Значительная часть документов оставалась неотправленной владельцам дач. Так, по Оренбургскому уезду 31 копия с планов и столько же с межевых книг, по Уфимскому — 122 копии с планов и книг, по Верхоуральскому — 9 копий с планов и книг. Еще больше документации следовало разослать в губернские учреждения — по Оренбургскому уезду 62 копии с планов и

книг, по Уфимскому — 251 копию, по Верхоуральскому — 18 копий. Относительно данной части работы руководство Конторы дало следующее объяснение ревизорам: «К снятию вы-

шеобъясненных с планов и книг копий, а равно и к раздаче

владельцам и к рассылке в указанные места планов и книг состоит препятствие, потому что некоторые оригинальные

планы еще не освидетельствованы, а и по освидетельствованным о некоторых дачах по происшедшим спорам, а о прочих по оказавшемуся в них против положенной на число душ пропорции превосходству следует в сходственность дополнительных статей к межевым инструкциям 12 пункту сделать рассмотрение и учинению коего и вызываются владельцы чрез Оренбургское губернское правление с крепостями»™. Как видно, руководство указывало на объективные причины (межевые споры, излишки земельной площади в некоторых дачах), которые затрудняли оперативное оформление документации. Сенаторы-ревизоры обращали внимание и на ход решения спорных дел в Оренбургской конторе. К лету 1800 г. там находилось 174 нерешенных спорных дела по 10 уездам губернии. В ходе ревизии выяснилось несколько основных причин, затягивающих их рассмотрение. Это видно из ведомостей о количестве обмежеванных дач в губернии, о нерешенных спорных делах по Оренбургской конторе. Так, к июлю 1800 г. по Оренбургскому уезду имелось 17 нерешенных дел, из них по 10 требовалось представить крепостные документы, по одному — сочинить выписки из всех собранных документов и записей землемеров, по 5 — получить подписи владельцев, по 1 — проверить межевые границы на местности. По

Уфимскому уезду к моменту ревизии имелось 20 нерешенных спорных дел, по которым спорящие стороны не предста

вили крепостных документов (9 дел), следовало сочинить выписки из дел (6 дел), известить владельцев-спорщиков о принятии решения (1 дело), осуществить принятие спорных отводов от владельца (4 дела). В Верхоуральском уезде к тому времени спорной являлась граница 1 дачи.

Ревизоры высказали ряд Замечаний и по другим вопросам

организации работы Оренбургской конторы. Например, относительно распределения и отправки команд на полевые

измерения в поздние сроки (конец мая). Их недовольство вызвало также оформление межевой документации. Например, некоторые спорные дела были оформлены так, что якобы они рассматривались, решались, подписывались в один и тот же день. На самом деле такого не должно было быть. Они обратили внимание на появившиеся жалобы от местного населения, обвинявших некоторых землемеров, которые оставляли «... в обидах каких-нибудь безгласных и безграмотных башкирцев и прочих в пользу какого-либо богатого заводчика или помещика». После изучения всех представленных

документов сенаторы отметили, что «...Оренбургская контора не заслужила доброй славы: мало ожидают от нее правосудия и сомневаются в ея бескорыстии...»243’. Несмотря на столь критическую оценку, правительство не приняло каких-либо мер по существенному переустройству работы Конторы.

Большая часть полевых измерений завершилась к 1805 г. Руководство Оренбургской конторы 26 ноября 1806 г. рапортовало в Межевую Канцелярию: «Оренбургская губерния

Генеральным межеванием в 1805 г. совершенно окончена, равно следуемые атласы и карты сочинены вчерне... » Итоги полевых измерений дают следующую картину землепользования. За 1798-1805 гг. в Оренбургском уезде было размежевано 4 273 тыс. дес. земли. Из них пашня составляла 117 тыс., сенокос — 169 тыс., степь — 3 169 тыс., леса — 725 тыс., неудобные участки — 88,7 тыс. дес. Большой интерес представляет распределение земли по категориям населения. Так, самая большая площадь земли принадлежала башкирам. Их в уезде насчитывалось 3 681 двор, и они владели 2 119 955 дес. земли, что составляло около 50 % всех угодий. Следующую группу населения составляли нерусские крестьяне-переселенцы: ясачные татары, мишари, мордва и новокрещенные

калмыки. Всего их было 1 993 двора, которые владели

767,8 тыс. дес. земли или 18 % угодий уезда. Значительную категорию населения образовывали военнослужащие — оренбургские казаки, солдаты, служилые люди из башкир, мишарей и татар. Названных групп населения насчитывалось 2 531 двор, которые владели 535 тыс. земли, или 12,5 % от всей площади уезда. Значительный массив образовывали казенные угодья 455,9 тыс. дес. (10,7 %). Большая часть уездных земель оказалась отмежеванной в пользу дворян (376,5 тыс. дес., или 8 % всех угодий)72.

Площадь Уфимского уезда составила 2 127 тыс. дес.

Из них доля пашни насчитывала 164 тыс. дес., сенокоса ?289 тыс. дес., степи — 110 тыс., леса — 1 506 тыс., неудобные места — 52 тыс. дес. Самое большое количество угодий

принадлежало 3 870 дворам башкир с припущеиниками —

1 036 тыс. дес., что составляло 49 % всех земель уезда. Другой крупной группой землевладельцев являлись дворяне, имевшие 3 504 двора крепостных крестьян с 953 тыс. дес. различных угодий (45 %). Незначительную категорию населения

уезда составляли казенные и удельные крестьяне. Их было 1 058 дворов, они владели 76 тыс. дес. (4 %) земли. Еще меньше было нерусских крестьян — 655 дворов, которым принадлежало 40 тыс. дес. (2 %). Военно-служилых людей насчитывалось 53 двора. Им принадлежало 15 тыс. дес. земли (1 %)244.

Территория Верхоуральского уезда равнялась 3 256 тыс.

дес., где было пашни 22 тыс., сенокосов — 248 тыс., степи — 840 тыс., леса — 1 901 тыс., неудобных участков — 236 тыс. дес. Эти угодья распределялись между несколькими катего

риями владельцев. Башкир и их припущенников насчитывалось 3 489 дворов. Им принадлежало 2 361 тыс. дес. земли, что составляло 72,5 % угодий уезда. За заводовладельцами числилось 464 тыс. дес. (14 %) земли, где проживало 1 029 дворов

крестьян. Солдаты и казаки, составлявшие 200 дворов, владели 297 тыс. дес. земли (9 %). Площадь казенных угодий составила 131 тыс. дес., или 4 % всех угодий уезда245.

В начале 1806 г. Оренбургская Контора представила в Межевую Канцелярию итоговые сведения о работе земле

мерных команд по всем 12 уездам губернии за период с 1798 по 1805 гг. (Таблица I)246.

Таблица 1 Годы Количество обмежеванных дач Площадь в дес. 1798 165 1 301 493 1799 255 2 006 720 1800 135 3 684 171 1801 254 4 606 697 1802 245 3 840 633 1803 133 5 704 230 1804 62 2939326 1805 35 3 984 290 Таким образом, к концу 1805 г. землемерными командами обмежеваны границы 1 284 дач, которые охватывали площадь

в 28 066 564 дес. Полевые измерения в основном закончились, но это еще не означало завершения Генерального межевания в губернии.

<< | >>
Источник: Акманов А. И.. Земельные отношения в Башкортостане и башкирское землевладение во второй половине XVI — начале XX в. - Уфа: Китап. - 360 с.. 2007

Еще по теме § 2. Межевание земли в Оренбургском крае в 1798-1805 гг.:

  1. АГРАРНАЯ ПОЛИТИКА ПРАВИТЕЛЬСТВА В ОРЕНБУРГСКОМ КРАЕ В 30-90-Х ГГ. XVIII В
  2. Земельный вопрос в Оренбургском крае по материалам Уложенной Комиссии 1767-1768 г.
  3. ГЕНЕРАЛЬНОЕ МЕЖЕВАНИЕ ЗЕМЕЛЬ КРАЯ - ВАЖНЕЙШЕЕ АГРАРНОЕ МЕРОПРИЯТИЕ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВ
  4. ИЕНСКАЯ РЕАЛЬНАЯ ФИЛОСОФИЯ ЧАСТЬ II ЛЕКЦИИ 1805- 1806 гг.
  5. 20 (55). ГЕГЕЛЬ — ФОССУ (набросок) [май, 1805 г.]
  6. § 3. Деятельность Оренбургской межевой конторы в 1806-1842 гг.
  7. 44 (805) КАНТ —ТИФТРУНКУ[5 апреля 1798 г.]
  8. Глава 6 КОНТ (1798-1857)
  9. 45 (820) КАНТ —ГАРВЕКенигсберг, 21 сентября 1798 г.
  10. § 1. Территориально-административное устройство, население и социально-экономическое развитие Оренбургского края
  11. § 1. Вхождение Башкортостана в состав Русского государства и решение земельного вопроса в крае
  12.    Письмо Александра I Лагарпу, посланное летом 1798 года
  13. § 1. Оренбургская экспедиция и основные тенденции политического и социально-экономического развития края во второй половине XVIII в.
  14. ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ИЗМЕНЕНИЯ СОСТОЯНИЯ ПСИХИКИ ДЕТЕЙ, РОДИВШИХСЯ И ПРОЖИВАЮЩИХ В РЕГИОНЕ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО НЕБЛАГОПОЛУЧИЯ (В ЗАБАЙКАЛЬСКОМ КРАЕ)
  15. Полное разоблачение прежней олигархии сословия Берна. Перевод с французского писем покойного швейцарского автора и комментарии к ним. Франкфурт-на-Майне. Книгоиздательство Егера. 1798.