<<
>>

Местничество дьяков на городовом воеводстве

Известны два случая местнических конфликтов дьяков в приказных избах. В 1626 г. в Астраханской приказной палате возникло дело дьяков М. И. Поздеева и В. Яковлева. Судя по грамоте, отправленной в Астрахань вновь назначенным воеводам, Поздеев с Яковлевым «чинил рознь и отписки друг за другом перечеркивал...

да Марко ж в сьезжей избе своею гордостью сидя с бояры... и при мурзах наши грамоты... чел в шапке... Да Марко ж своею гордостью писался к нам в отписках целым именем, и о том к нему от нас писано с опалою. А дьяк Василей Яковлев с дьяком Марком Поздеевым в сьезжей избе... чинили рознь и несогласие, и о нашем деле не радели»[1516]. Вероятно, М. Поздеев действительно ощущал себя «старше» В. Яковлева; позднее в Боярской книге 1639 г. они записаны среди дьяков - Поздеев четвертым, с окладом в 150 руб. и 900 четей, а Яковлев - двенадцатым, с окладом в 75 руб. и 600 четей[1517]. В составе этого дела отсутствуют многие черты местничества, например, нам неизвестно, «считались» ли эти дьяки службами предков. М. И. Поздеева Я. Г. Солодкин считает возможным автором «Новой повести о преславном Российском царстве и великом государстве Московском» - одного из агитационно-патриотических воззваний рубежа 1610-1611 г. кануна формирования I Ополчения, в котором осуждается режим Семибоярщины и прославляется твердость позиций патриарха Гермогена и интернированного Филарета Романова[1518]. В деле 1626 г. налицо картина «демонстрации силы» со стороны влиятельного московского бюрократа (участвовавшего в качестве разрядного дьяка и в местнических процессах)[1519]. Более «местнический» характер имело дело дьяка С. Звягина со вторым воеводой С. 3. Дашковым в Путивле в 1666-1667 гг. Первый воевода, окольничий М. С. Волынский, на время своей болезни поручил все дела Дашкову. Однако дьяк С. Звягин не подчинился этому решению и в приказную избу не ходил с 1 марта до 25 апреля.
Дашков был вынужден посылать бумаги с подьячим на ему на двор, причем на его увещания Звягин отвечал, что явится, только когда выйдет Волынский, а с Дашковым сидеть не желает. Последний бил челом о бесчестье, однако, несмотря на проводившееся по всей форме разбирательство, Звягина не наказали, а просто отозвали в Москву[1520]. Семен Звягин был к тому времени, видимо, опытным и видным чиновником (известен как подьячий с 1634 г., в дьяки пожалован около 1641 г.)[1521], что, скорее всего, свидетельствует о его дворянском происхождении[1522]. Заметим, что оклад С. 3. Дашкова около 1646 г. составлял 14 руб. и 400 четей, а С. Звягина около 1648 г. -70 руб. и 600 четей[1523]. Вскоре по возвращении Звягин назначается (сведения - с 20 июля 1668 г.) в важный Владимирский судный приказ, дьяком при судьях Н. И. Шереметеве и В. Д. Овцыне[1524], что подтверждает благополучное развитие его карьеры. Весной 1679 г. возник дьяческий конфликт в Киеве. Назначенный к воеводе дьяк Клим Судейкин бьет челом на дьяка Полуэкта Истомина, требуя первенства ввиду того, что он был пожалован в дьяки на два месяца раньше. Этот пример привел С. К. Богоявленский в доказательство того, что принцип выслуги у приказной бюрократии к концу века начинает превалировать[1525].
<< | >>
Источник: Ю. М. Эскин. Очерки истории местничества в России XVI-XVII вв. / Юрий Эскин - М.: Квадрига. - 512 с.. 2009

Еще по теме Местничество дьяков на городовом воеводстве:

  1. Проверка в Разряде дел по документам архивов других приказов
  2. Родовые архивы местников и их использование в тяжбах и для пополнения Разрядного архива
  3. Местничество дьяков на городовом воеводстве
  4. Местнические рекорды приказных бюрократов С.              И. Забороненого и И. И. Баклановского
  5. Местничество городовых дворян со вторым воеводой
  6. Глава9 МЕСТНИЧЕСТВО КАК СОЦИАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ РОССИИ РАННЕГО НОВОГО ВРЕМЕНИ