<<
>>

Могильник на п-ове Большом (Раммансаари)

  Во время разведочных работ 1978 г. и раскопочных работ 1987-1988 гг. на холме Тонтинмяки, расположенном на восточном берегу п-ова Большой (также Героев) (относится к дер. Кротово), нами была обследована также остальная часть полуострова, включая земли бывшей дер.
Раммансаари в западно-северо-западной его части, откуда происходят перечисленные выше находки. Раммансаари, о чем свидетельствует и само название этой части полуострова, когда-то, как и Ховинсаари, был самостоятельным островом, соединяясь ныне с Ховинсаари узким перешейком. От материка (дер. Сяр- кисало — Беличье) полуостров отделяется узким заливом (рис. 52). Здесь, как отмечалось выше, на участках Пупути и Охво, на противоположном от дер. Беличье берегу полуострова, в конце XIX в. были случайно найдены вещи IX-XIII вв., часть из которых, в том числе бронзовый цепедержатель, подковообразная фибула, топор карельского типа, наконечник копья, попали в Национальный музей Финляндии. Находки указывают на наличие могильника (или двух могильников?). Рядом с домом Охво также находилось «русское кладбище», то есть позднесредневековый православный могильник.
Во время ознакомительных посещений конца 1980-х гг. был составлен план территории бывшей деревни Раммансаари, произведена фотосъемка, выявлены скопления каменных насыпей и определены наиболее вероятные места нахождения средневекового могильника и поселения. В 1998 г. нам стало известно, что группа «черных археологов» с помощью металлоискателя обнаружила ранее неизвестный и поэтому неисследованный, хорошо сохранившийся карельский грунтовый могильник, из могил которого были вынуты все металлические украшения, предметы вооружения и орудия труда. Год спустя удалось получить фотографии украшений из разграбленных могил и приобрести не ушедшие к коллекционерам изделия из железа. Уже первый взгляд на вещи дает основание предположить, что речь идет о совершенно уникальном и одном из самых ранних могильников эпохи крестовых походов. К коллекции предметов украшения относятся восемь овально-выпуклых фибул, три спиралеконечных цепедержателя, четыре пронизки с ушками, две подковообразные фибулы, четыре бронзовых бусины, три копоушки, нож с бронзовой рукоятью в ножнах с металлическими обкладками, бронзовые спиральки, две серебряные подвески-лунницы, ромбощитковое височное кольцо, три перстня, два бубенчика, два обломка прорезных зооморфных подвесок, великолепная полая двухглавая зооморфная подвеска группы VI по Е.А. Рябинину (1981: 41) с привесками в форме бубенчиков, 6 синих стеклянных бусин, поясная накладка и трехчастный разделитель пояса (Приложение I, рис. 124-127). Особо следует выделить серебряную круглую брошь, ближайшие аналогии которой происходят из могильников Каукола Кулхамяки на Карельском перешейке (2596: 4) и Тууккала в Восточной Финляндии (2481: 83) (рис. 125, 17). С внутренней стороны последней имеется руническая надпись «Ботви владеет мною».
Предметы вооружения, орудия труда и бытовые вещи представлены девятью топорами, одним целым наконечником копья и обломком второго, двумя наконечниками стрел, двумя мотыгами, двумя косами, двумя удилами, двумя фрагментами пружинных ножниц, двумя железными ушками и обломками бронзовых котлов (Приложение 1, рис.
123-126).
Из восьми овально-выпуклых фибул шесть относится к фибулам с ракообразным орнаментом (тип H (HI/IA (2 экз.), HI/IIB (4 экз.) и две — к типу D (с акантовым орнаментом) (рис. 124, 1-6). К редким в находках этого времени в Карелии привозным украшениям относятся ромбощитковое височное кольцо, единственная аналогия которому на Карельском перешейке найдена в Рауту (Сосново), подвески-лунницы и перстни, неизвестные на территории древней Карелии, но широко распространенные, как и ромбощитковые височные кольца, в древнерусских курганных могильниках Новгородской земли (рис. 125, 12-15). Не вполне типичный облик инвентаря классических карельских грунтовых могил проявляется и в находках топоров из мужских погребений. Из девяти топоров лишь два относятся к обычным для карельских могил топорам с широким обухом; остальные представлены широколезвийными топорами- секирами типа M (тип VII по классификации А.Н. Кирпичникова (1966а: 29, 30, 39, рис. 6)) (3 экз.), финскими топорами с изогнутой спинкой (тип V по классификации А.Н. Кирпичникова (1966а: 30, 37-38, рис. 6)) (3 экз.) и одним топором скандинавского типа с бородкой (тип VI по классификации А.Н. Кирпичникова (1966а: 30, 38-39, рис. 6)) (рис. 126, 1-6).
Проведенные нами в 2000 г. раскопки (расчистка) разрушенных могил показали, что они были одиночными и необычно низкими, лишь на 0,4-0,5 м углубленными в материк и ориентированными по линии север-юг (рис. 53-56). Никаких следов деревянных сооружений в них не зафиксировано. В то же время выявлены остатки каменной вымостки на месте разграбленных могил (рис. 56). Близкое расположение к поверхности земли этих могил может служить объяснением тому, почему ранние карельские грунтовые могилы ранее не были найдены и материал представлен лишь случайными находками на могильниках. Ранние, почти поверхностные могилы могли быть уничтожены при сооружении более поздних могил или в процессе хозяйственной деятельности.
Население нижнего течения Вуоксы (Ряйсяля-Мельниково) в эпоху крестовых походов и раннем Средневековье
На основе представленного выше археологического материала складывается картина развития населения и его культуры на территории нижнего течения Вуоксы (от пос. Мельниково (Ряйсяля) до пос. Горы (Уннункоски) на западном берегу оз. Вуоксы) в эпоху крестовых походов и раннем Средневековье (рис. 13, 15-21). Наиболее ранние предметы эпохи крестовых походов происходят из находок в дер. Ивасканмяки на противоположном от Ряйсяля восточном берегу Вуоксы (ныне входит в пос. Мельниково). Из найденных на участке Хайканена вещей к ним относятся овально-выпуклые фибулы типов H/IA и H/IB, несмотря на то, что их привязка к конкретному хронологическому периоду представляется затруднительной (Lehtosalo 1966: 24). У фибул типа H/IIB: 2b нет по Лехтосало-Хиландер прямых датировок, но она относит их к XII в. на том основании, что они подобны фибулам типа H/ IIB:2a. Варианты фибул серий H/IIB: 2 a и b бытуют еще в XIII в. (Lehtosalo 1966: 31-32). Среди украшений, найденных у дома Оллинахо, овальновыпуклые фибулы типа C2/1b относятся к наиболее ранним в группе фибул с зооморфным орнаментом (тип C). Они датируются XII в. (Linturi 1980: 81, 101). С другой стороны, кольцевидная фибула датируется XIII-XIV вв. (Sarvas 1971: 59). Бронзовые бусы также в основной своей массе бытовали в XIII в. (Schwindt 1893: kuv. 209, 210, 210a, 273, 274). Пронизки с одной парой ушек типа I: 2 принадлежат инвентарю ранних могил (Каукола Кекомяки-1, 5, Ховинсаари Тонтинмяки-1/1886 и 3/1886, Саккола Паямяки-1931 и Па- тья-1937) (табл. XI).
Как уже выше отмечалось, фибулы отмеченных типов не представлены в инвентаре могил могильника Тонтинмяки. На территории всего прихода лишь овально-выпуклая фибула из дер. Тиури (4661: 3) относится к тому же типу (H/IIB: 2, серии a, b), что и одна из фибул из Ивасканмяки (1922: 417). Вторая из фибул типа H, найденных в Т иури, происходит с Т иверского городка (Кочкуркина 1981: 52, 128, табл. 4, 1). Она близка фибулам группы H/IIB (Lehtosalo 1966: 26). Из найденных на Тиверском городке четырех копоушек три относятся к типу II: 1, известному на могильнике Тонтинмяки лишь в поздних могилах 7/1888 (2592: 168), 9/1888 (2592: 192) и 13/1888 (2592: 244) (табл. VII, XI). В это же время (в XIII и, отчасти, в XIV вв.) в употреблении у жителей Тиверского городка были и другие украшения эпохи крестовых походов: овально-выпуклые фибулы типов H и J, копоушки типа I: 2, пронизки типа I: 1, ножи с бронзовыми рукоятями и зооморфные подвески типа XX по Е.А. Рябинину (1981: 39-43, № 681).
Представляется вероятным, что находки карельских украшений в дер. Ивасканмяки происходят из наиболее раннего могильника (могильников?) эпохи крестовых походов на территории нижнего течения Вуоксы. Найденные в 1994 г. в пос. Мельниково инкрустированная серебром рукоять меча с дисковидным навершием и наконечник копья хронологически относятся к эпохе крестовых походов (рис. 19). На месте находки раскопки не производились, но сама топография места находки, его расположение на холме на берегу впадающей в Вуоксу небольшой речки и наличие на холме каменной насыпи с большим центральным камнем указывают на вероятность существования здесь и могильника в предшествующее время позднего железного века (рис. 46, 6).

Вторая археологическая находка рассматриваемого времени сделана в 1980 г. в 400-450 м к юго-юго-востоку от холма Калмистомяки (поселения бронзового и железного веков) в Мельниково (Ряйсяля). В процессе разведочных работ на пологом, ведущем к Вуоксе восточном склоне прибрежного холма было выявлено поселение с культурным слоем мощностью 20-30 см (№ 20) (Сакса 19856: 81) (рис. 46, 4; 57). В двух шурфах размерами 2x2 м найдены обломки гончарных сосудов, железный шлак и две весовые гирьки. Позднее, во второй половине 1980-х гг., на этом же склоне при полевых работах был найден наконечник копья. Есть основания полагать, что речь идет о том же самом поселении, которое было открыто при мелиоративных работах в 1937 г. и на котором на следующий год на месте находки трех каменных очагов Э. Кивикоски заложила раскоп площадью 21 кв. м. Вокруг очагов был зафиксирован культурный слой, найдены несколько фрагментов круговой керамики, обгоревшие куски глины и, в том числе, один обломок глиняной обмазки.
На берегу Вуоксы у усадьбы Иваска летом 1881 г. в углистой земле были найдены многочисленные орнаментированные фрагменты керамики и глиняное грузило (Schwindt 1893: 96).
На центральной территории поселка Мельниково нашлись свидетельства существования здесь поселений и в эпоху Средневековья. В 1980-е гг. вблизи от находки рукояти меча и копья на поле была собрана коллекция фрагментов керамики эпохи крестовых походов и Средневековья.
На холме Калмистомяки в процессе раскопок А.М. Тальгреном в 1914 г. поселения бронзового века были выявлены 16 безинвентарных могилы (лишь рядом с одной (№ 6) нашли бронзовый перстень и железную накладку ножен ножа) (рис. 46, 3). Там же были найдены керамика позднего железного века и железный нож (6675: 4, 11, 13, 16, 17, 24, 32, 33, 42, 43, 67, 70, 77-80). Могилы «конца языческого времени и начала христианской эпохи», отдельные вещи и керамику на холме Калмистомяки находили и раньше, в конце 1880-х гг. (Schwindt 1893: 94-95).
На территории нижнего течения Вуоксы известен целый ряд случайных находок времени эпохи крестовых походов и Средневековья: овальновыпуклая фибула типа H/IIB: 1 (11747), бронзовый энколпион (2298: 161), серебряная подковообразная фибула (Salmo 15) (2306: 2), круглая выпуклая серебряная брошь и маленькая серебряная кольцевая фибула, латунные язычок от поясной пряжки и разделитель ремня, серебряный перстень-печатка (4661: 5-9), наконечник копья с фасетированной втулкой (2999: 49) В деревне Хютинлахти (ныне не существует) при прокладке дороги найдены бронзовый котел и коса (3327: 1-2). При раскопках Т. Швиндта в 1897 г. на этом месте найдены наконечник копья типа III по А.Н. Кирпичникову, топор, оселок и фрагменты круговой керамики (3472: 5-11). На месте находки зафиксированы угли, обгоревшие камни, а неподалеку — два очага. Швиндт считал находку мужской могилой (Schwindt 1893: 95; Kivikoski 1973: Abb. 1184-1185, 1187).
В свете рассмотренного выше материала у нас имеются основания утверждать, что наиболее динамично развивающимися территориями нижнего течения Вуоксы в железном веке и в эпоху Средневековья были Ти- верский городок с окрестностями (ныне несуществующая деревня Тиури), Ряйсяля, Ивасканмяки (Мельниково), Уннункоски, Хютинлахти, Раутако- пра, Тимоскала (территория современных деревень Горы, Хвойное) и на южном берегу оз. Вуокса у второго рукава нижнего течения Вуоксы — Сяр- кисало, Ховинсаари и Раммансаари (Кротово-Выборное) (рис. 13, 15-21). В эпоху крестовых походов, когда первостепенное значение для ведения хозяйства приобретают пригодные для развития земледелия и животноводства земли, новые поселения возникают в первую очередь на пологих, хорошо прогреваемых солнцем берегах и прибрежных невысоких холмах, характерных для этой части Карельского перешейка. Поселения и могильники эпохи крестовых походов, а также указывающие на их наличие отдельные вещи, выявлены в Ховинсаари и Раммансаари (п-ов Большой (Героев), Ряйсяля и Ивасканмяки (Мельниково), Уннункоски и Кивипелто (Горы, Хвойное), то есть в местах с хорошими плодородными почвами, занятыми и в настоящее время полями и выгонами для скота. Неслучайно именно на этих земельных участках выявлены культовые камни с выемками, связываемые, в том числе, и с культом плодородия. Принято также считать, что ими отмечали места жертвоприношений, каковыми, помимо могильников и культовых мест — святилищ, были и края древних полей. В этом случае, и это зафиксировано этнографически, к ним приносили в том числе и зерно первого урожая (Ayrapaa 1942: 179-208). 
<< | >>
Источник: Сакса А.И.. Древняя Карелия в конце I — начале II тысячелетия н. э. Происхождение, история и культура населения летописной Карельской земли. 2010

Еще по теме Могильник на п-ове Большом (Раммансаари):

  1. Культовые камни на п-ове Ховинсаари (Большой)
  2. Могильник Тонтинмяки
  3. Могильник Кулхамяки
  4. Могильник Кекомяки
  5. ПСИХОЛОГИЯ БОЛЬШИХ ГРУПП В ПОЛИТИКЕ. БОЛЬШИЕ НАЦИОНАЛЬНО-ЭТНИЧЕСКИЕ ГРУППЫ
  6. ТЕМА 7. ПСИХОЛОГИЯ БОЛЬШИХ ГРУПП В ПОЛИТИКЕ. БОЛЬШИЕ СОЦИАЛЬНЫЕ ГРУППЫ
  7. Внутренняя хронология могильников
  8. Могильник Калмистомяки (Кууппала)
  9. ПСИХОЛОГИЯ БОЛЬШИХ ГРУПП В ПОЛИТИКЕ. БОЛЬШИЕ СОЦИАЛЬНЫЕ ГРУППЫ
  10. Лапинлахти(Ольховка) Могильники, случайные находки вещей
  11. Карельские грунтовые могильники XII—XIV вв. Погребальный обряд
  12. А. Г. КОЛЕСНИКОВ НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ПОЛОВОЗРАСТНОЙ СТРАТИФИКАЦИИ ПОЗДНЕТРИПОЛЬСКОГО НАСЕЛЕНИЯ СРЕДНЕГО ПОДНЕПРОВЬЯ (ПО МАТЕРИАЛАМ МОГИЛЬНИКОВ СОФИЕВСКОГО ТИПА)
  13. П.К. Дашковский, И.А. Усова Алтайский государственный университет, г. Барнаул, Россия РЕКОНСТРУКЦИЯ ЖЕНСКОГО ГОЛОВНОГО УБОРА ИЗ МОГИЛЬНИКА ПАЗЫРЫКСКОЙ КУЛЬТУРЫ ХАНКАРИНСКИЙ ДОЛ
  14. Большое “я”
  15.    Большое недоразумение
  16. Большие и маленькие
  17. Большой совет.
  18. Большие расы
  19. ОТ БОЛЬШОГО ЭКРАНА — К ДОМАШНЕМУ
  20. БОЛЬШИЕ ПАНЭЛЛИНСКИЕ ИГРЫ