<<
>>

МОНИТОРНАЯ ПРОГРАММА СУДОСТРОЕНИЯ

Незадолго до этих событий произошедшее в 1862 г. в ходе Гражданской войны в США сражение между бронированным судном северян «Монитор» и кораблем конфедератов «Вирджиния», привлекло внимание руководителей морского ведомства России к американскому бронированному флоту.
Кораблестроительный технический комитет направил в Америку большую- группу специалистов. Группа, в состав которой входили капитан I ранга С. С. Лесо-вский, 'инженер-кораблестроитель Н. А. Арцеулов, специалист по артиллерии Ф. Н. Пестич, по возвращении представила восторженный доклад о многочисленных преимуществах «Монитора» как корабля береговой защиты65. Небольшой размер, малая осадка и тяжелая артиллерия, установленная во вращающейся башне, делали его идеальным судном для действий в шхерах Финского залива и защиты Кронштадта и Петербурга. В начале 1863 г. Арцеулов вернулся в Россию с чертежами «Монитора» и в своем отчете Кораблестроительному техническому комитету особо подчеркнул преимущества, которые сулило применение американского слойного метода производства броневых плит посредством соединения однодюймовых плит. Такой способ позволял выпускать корабельную броню на русских литейных заводах и тем самым уменьшить зависимость судостроительной промышленности империи от Англии 66.

Размер «Монитора» и относительная простота его постройки заинтересовали адмирала Н. К. Краббе, исполнявшего обязанности морского министра в отсутствие генерал-адмирала. Стоимость монитора была значительно меньше, чем бронированных батарей или перестроенных фрегатов, а сооружен он мог быть намного быстрее67. Постройка первого судна такого типа — от закладки киля до приемки — заняла лишь 100 дней. Финансовая экономия была также громадной. «Первенец» обошелся в миллион рублей, а общие издержки на бронирование и переоснащение одного фрегата приближались к 1,5 млн руб. Русские же мониторы стоили около 575,6 тыс.

руб. каждый 68.

В условиях вероятности войны с Англией и Францией Морское министерство делало ставку на «Монитор», что получило благоприятный отзыв со стороны специального комитета по обороне Кронштадта и Петербурга во главе с генералом Крыжа- новским69. Данный тип корабля не предназначался для борьбы за господство на море или для крейсерских операций, а потому не посягал на гегемонию британского флота. Однако он был прямым потомком петровских галер и джефферсоновских канонерок. Для континентального государства его значение состояло в контроле за прибрежными водами. К лету 1863 г. военные приготовления набрали лихорадочный темп. По наблюдениям американского консула в Петеребурге, «Россия ведет прекрасную подготовку к войне. Работы на укреплениях Петербурга, Кронштадта, Свеаборга, Выборга и других портов продолжаются день и ночь. Быстро вступают в строй новые мониторы»70.

В то время когда русские солдаты и матросы укрепляли оборонительные сооружения Финского залива, Морское министерство в глубокой тайне подготовило выход в море лучших винтовых судов. Адмирал Н. К- Краббе приказал контр-адмиралу С. С. Лесовскому перевести его эскадру через Атлантику в американские порты, а контр-адмирал А. А. Попов по собственной инициативе перевел тихоокеанскую эскадру в Сан-Фран- циско. Угрожая при косвенной поддержке Североамериканских штатов британским торговым коммуникациям на Атлантическом и Тихом океанах, русское правительство тем самым прибегло к военно-морскому сдерживанию. Между тем фрегат «Генерал-адмирал» направился в Англию, для того чтобы эскортировать в Кронштадт незавершенный броненосец «Первенец». Руководство русского военного флота прилагало все усилия для улучшения морских позиций империи до начала боевых действий и предотвращения повторения ситуации, которая в годы Крымской войны вынудила флот искать защиты у крепостных батарей71. Новая техника способствовала формированию принципиально новой морской стратегии России.

За одно десятилетие, прошедшее с начала Крымской войны, Россия значительно продвинулась в техническом отношении.

Она вступила в войну, располагая на Балтике флотом уже безнадежно устаревших галер, а вышла из нее, обладая флотилией винтовых канонерских лодок. Каждая из них стоила менее 40 тыс. руб. В 1861 г. Морское министерство с помощью фирмы «Карр и Макферсон» построило первую русскую бронированную канонерку «Опыт». К 1863 г. для выполнения тех же функций. которые всего лишь 10 лет назад возлагались на галеру, оно взяло на вооружение монитор.

Принятая в 1863 г. программа создания броненосного флота привела к увеличению расходов на судостроение до 7,9 млн руб.у включая чрезвычайный кредит в размере 3,6 млн р.уб. Благодаря этим средствам флот получил 10 однобашенных мониторов, двухбашенный корабль «Смерч» с установленной на нем башенной системой капитана Ч. П. Кольза, 13 бронированных паромов и уже упоминавшуюся броненосную батарею «Кремль». Для выполнения столь крупной и перспективной программы Морское министерство мобилизовало все наличные кораблестроительные мощности — казенные заводы, частные верфи, иностранные компании. Два монитора были построены в Новом адмиралтействе, два — Кудрявцевым на Галерном острове, два — на верфях «Карр и Макферсон», два — на Невских верфях Семянникова и Полетики, а части еще двух были изготовлены в Бельгии и доставлены в Кронштадт для сборки. «Смерч» сооружался Митчеллом на Галерном острове72.

С нарастанием угрозы войны контакты Морского министерства с частными кораблестроительными верфями и механическими заводами стали более тесными. В 1863 г., несмотря на сильные возражения военного ведомства, при содействии флота на основе Александровских мастерских в Петербурге было создано первое в России частное предприятие по производству артиллерийских орудий — Обуховский сталелитейный завод. Он был образован в результате соглашения между полковником П. М. Обуховым, бывшим директором казенного орудийного завода в Златоусте, его партнером Путиловым и» Кудрявцевым и Морским министерством специально для того, чтобы снабжать военно-морской флот мощной стальной нарезной артиллерией, способной пробивать* новейшую броню. Один из горячих сторонников этой идеи в морском ведомстве Р. Мусселиус, комментируя создание Обуховокого завода, писал, что такое предприятие гарантирует России внутренний источник получения новейших типов артиллерийского вооружения и сократит расходы и задержки в оснащении боевых кораблей крупными орудиями, а его сталелитейные мощности могут использоваться в интересах дальнейшего развития российского судостроительства, железных дорог и промышленности вообще73. После «польского кризиса» 1863 г. руководители флота пришли к заключению, что свободное предпринимательство представляет собой ключ к решению долгосрочных задач морской обороны империи. Журнал «Морской сборник» напечатал ряд статей о металлургической индустрии Петербурга, авторы которых почти не сомневались, что альянс между военно-морским ведомством и частной промышленностью возможен 74.

<< | >>
Источник: I. Г. Захарова, Б. Эклофа, Дж. Бушнелла. Великие реформы в России. 1856—1874: Сборник. — М.: Изд-во Моск. ун-та. — 336 с.. 1992

Еще по теме МОНИТОРНАЯ ПРОГРАММА СУДОСТРОЕНИЯ:

  1. МОНИТОРНАЯ ПРОГРАММА СУДОСТРОЕНИЯ
  2. ДАЛЬНЕЙШЕЕ ВЛИЯНИЕ ТЕХНИЧЕСКИХ СДВИГОВ