<<
>>

Мясо

В период коллективизации была уничтожена половина скота в Советском Союзе. С тех пор нормальное скотоводство в государстве так и не восстановлено. Большой падеж скота в колхозах происходит ежегодно: из-за нехватки кормов, из-за холодов и плохого ухода. Опубликованные цифры говорят о том, что ежегодный падеж скота доходит в СССР до 6-7 миллионов голов. А в 1960 году, по официальным сведениям, опубликованным на январском пленуме ЦК в 1961 году, — РСФСР, Казахстане, Киргизии, Грузии погибло 9,3 миллиона овец, главным образом, из-за бескормицы.
(«Посев» от 29 января 1961 г., Франкфурт/М.) Из-за недостатка кормов скот перед сдачей на мясозаготовку в колхозах обычно не откармливается. Поэтому живой вес сдаваемых свиней нередко доходит до 2 пудов (32 килограммов). Глава советского правительства Н. Хрущев острил по этому поводу: «Это не свиньи, а свинство...» Из-за этих причин мяса производится в колхозах и продается недостаточно. Часто в советских магазинах «водка есть, а колбасы нет», — рассказывает эмигрант, перешедший на Запад в 1959 году. (Журнал «Свобода», № 5 за 1960 год, стр. 7, Мюнхен.) {406} Цена на мясо даже на Украине очень дорогая: до 3 рублей за килограмм (в новых деньгах). Средний заработок рабочих в период от 1940 до 1964 года — был от 33 до 90 рублей в месяц. В 1965 году средний заработок рабочих и служащих, по официальному отчету ЦСУ, повысился до 95 рублей в месяц. (Сборник «СССР в цифрах в 1965 году», стр. 125.) При этих условиях рабочие могут покупать мяса недостаточно. А производители мяса — колхозники — вообще его не потребляют. В лучшем случае колхозная семья в личном хозяйстве выращивает за лето поросенка и теленка. Но осенью каждый двор вынужден одну скотину сдать на мясозаготовку или «на расширение стада» колхозу, государству, а другую — продать (прежде — на налог; в последние годы — на свои нужды, которых у колхозников миллион). А для себя у земледельцев мяса не остается. Поэтому колхозники не могут есть мяса не только в будни, но и в праздники. Пожилые крестьяне, помнящие дореволюционные или нэповские времена, когда мясо было доступно, теперь говорят, что они «после коллективизации забыли вкус мяса»... А молодые колхозники в большинстве «мяса за всю свою жизнь не кушали»... За последние годы напечатано огромное количество статей, очерков, рассказов, повестей о колхозной деревне. Но из них только в одной книге упомянуто о том, что рядовой колхозник однажды, в семейный праздник, ел телятину. Повесть Кулаковского «Добросельцы» рассказывает об этом. Колхозник решил устроить семейный праздник в честь новорожденного сына и для этой цели зарезал теленка. Об этом «пронюхало» сельсоветское начальство: секретарь, председатель и милиционер. Они нагрянули к колхознику «в гости», под предлогом, что сельские начальники якобы проявляют необычайное «внимание к людям»: сами пришли поздравить с новорожденным и записать его в список новых «советских граждан» прямо на дому. На второй день начальство, которому понравились и обильная выпивка и «мировая закуска», нагрянули повторно, под новым предлогом: записали ребенка будто бы не на той анкете, на какой следует, и поэтому пришли «исправить дело»... После таких налетов колхознику от теленка остались только «рожки да ножки». Так описан праздник у писателя Кулаковского. {407} А в других книгах о колхозной деревне — даже у самых отпетых лакировщиков — о потреблении мяса рядовыми колхозниками царит полное молчание, как о величайшей «государственной тайне».
Мяса у колхозников действительно нет. Даже сельские служащие не могут достать мяса в колхозной деревне. «Мяса в деревне не купишь», —говорят учителя Омской, богатой животноводческой области в Сибири. (Газета «Советская Россия» от 6 июля 1960 г., Москва.) Органы власти, по рекомендации и приказу бывшего вождя партии и руководителя правительства Хрущева, отбирали скот у колхозников и сдавали его на колхозные фермы. («Посев» от 26 июня 1960 года, Франкфурт/М.) После этого проблема мясного питания еще более обострилась: на колхозных фермах увеличился падеж скота (от недостатка корма и от холода в неприспособленных помещениях), продажа мяса уменьшилась и цены повысились. В семилетнем плане намечалось увеличение производства мяса и сала от 7,7 миллиона тонн в 1958 году до 16 миллионов тонн (как минимум) в 1965 году, то есть в два раза. Кремлевские вожди планировали довести производство мяса до такого уровня, чтобы на каждую душу населения приходилось в месяц по 6 килограммов. Так большевистские сирены хотели соблазнить людей этим грандиозным планом: «прикрепить к марксизму сало и мясо». План этот оказался пропагандным блефом. По отчету Центрального Статистического Управления в 1965 году произведено мяса (в убойном весе) не 16 миллионов тонн, а 9,9 миллиона тонн, или на 38 процентов меньше запланированного. (Сборник «СССР в цифрах в 1965 году», стр. 80.) Мяса теперь приходится, по официальным данным, не по 6 килограммов, а по 3,6 килограмма в месяц, или по 120 граммов в день на каждую душу населения. Если бы такое количество мяса было действительно в советском государстве и распределялось более или менее равномерно, то этой нормой потребления — 120 граммов в день на человека — огромное большинство населения было бы очень довольно. Но из-за дорогой цены на мясо и низкой зарплаты распределение мяса производится очень неравномерно: огромное большинство населения потребляет мяса очень мало, а господствующее сословие — много. Господствующий слой в социалистическом государстве очень большой: 13 миллионов {408} членов партии, с семьями — более 26 миллионов человек, т.е. более 10 процентов всего населения. В основном этот слой поедает мясо в СССР. При таких условиях распределения мяса господствующее сословие страдает от ожирения, а народ — от истощения. Но не только распределение мяса в СССР происходит неравномерно и несправедливо. Производство мяса вообще недостаточно. В официальных отчетах к действительному мясу приписывается большое количество «мяса бумажного». В советских газетах были описаны некоторые типичные случаи «бумажно-мясного производства». Многие колхозные начальники всяческими способами принуждают колхозников «продавать» колхозу по низкой закупочной государственной цене своего теленка. В противном случае колхознику угрожают: не дать пастбища для коровы, не выделить сена во время покоса, «урезать» усадебный участок до минимума (до 0,07 гектара) и т. п. После такой «покупки» колхозное начальство использует теленка «для восстановления и расширения колхозного стада» или для выполнения плана «государственных мясозакупок». В графе «производство мяса» такой теленок обычно учитывается дважды: сначала по сектору «личного скота колхозников», а потом по сектору «колхозных ферм». И таким образом в учете к одному действительному теленку добавляется второй, «отчетно-бумажный». В тех многочисленных случаях, когда у колхозов не хватает скота для выполнения плана государственных «мясозаготовок», или «закупок», колхозным начальникам сверху подсказывают хитроумный выход из затруднительного положения: вместо скота сдать государству деньги, а в документах эту махинацию оформляют как сдачу скота, «государственные закупки».
В таком случае колхоз сдает заготовительный конторе скот по низкой государственно-закупочной цене. А потом тут же колхоз сам «закупает» этот свой скот, но по дорогой, продажной государственной цене, якобы в целях его «откорма». Через некоторое время, после откорма или безо всякого откорма, этот скот сдается заготовительной конторе второй раз. Так к действительному мясу добавляется еще такое же количество «бумажного мяса»... Такие плутовские комбинации удовлетворяют правительство: оно полностью «выколотило» из колхоза то, что наметило по своему плану — частью скотом, частью деньгами. {409} Эти жульнические махинации удовлетворяют колхозных начальников: по официальным документам они полностью выполнили и планы «мясопроизводства» и планы государственных «мясозакупок» и даже получают в газетах похвалу, а от правительства — премию... Эти комбинации вредны только для колхозников: сданное колхозами «бумажное мясо», в форме денег, оплачено за счет сокращения их и без того нищенской заработной платы. Кроме разорения, эти плутни еще и обижают колхозников. В колхозах люди «забыли вкус мяса». А в отчетах, начиная от сельских и кончая правительственными, в печати и по радио коммунистическая власть трубит о том, что изрядная доля произведенного мяса «израсходована на внутри-колхозные нужды», т. е. якобы потреблена колхозниками... Ограбляя колхозников, правительство еще и издевается над ними, заявляя в своих отчетах о том, что земледельцы едят мяса достаточно, а государству продают только «излишки»... В «Комсомольской правде» было рассказано о том, какими «факирскими методами» колхозно-комсомольские организации «производят мясо», «выращивая» неисчислимое количество птицы. Комсомольская организация передового колхоза «Заветы Ильича», Свердловской области, выполняя приказ вождя партии Хрущева — «догнать и перегнать по мясу Америку!», — дала партии и правительству обязательство: вырастить и сдать государству 50.000 уток!... Срок давно истек, а уток не было. Корреспондент «Комсомольской правды» поехал в передовой колхоз и там обнаружил следующую картину: «Когда мы вечером попали в колхоз «Заветы Ильича», то там нашли единственную молодую птичницу Машу О. Выяснилось, что она опекает всего лишь 173 утки... По обязательству было 50.000 уток, по подсчету райкома — 8.000 уток, по словам колхозного секретаря «Заветов Ильича», — 3.000 уток, а На самом деле... всего 173 утки!... » («Комсомольская правда» от 2 февраля 1960 г., Москва.) Если бы «въедливый» корреспондент не разоблачил эту махинацию, то в отчетах было бы указано, что «обязательство выполнено» и таким образом к 173 действительным уткам было бы добавлено 49.827 «уток бумажных»... И этот отчет показал бы, что «размножение» уток в социалистическом государстве может происходить с быстротой снежного обвала: на пути от колхозной птицефермы до кремлевского министерства {410} статистики стая уток за один месяц может увеличиться в 300 раз!.. Такого «биологически-статистического чуда» не было еще ни в истории птицеводства, ни в мировой статистике... На основании подобной статистики «кремлевские факиры» бахвалятся: «Дела у нас идут хорошо, даже очень хорошо!...» Когда такие стаи «бумажных уток» — через официальные отчеты, миллионно тиражную прессу, через радио и телевидение — разлетаются по всему миру, — наивные люди во всех странах приходят в транс от изумления и восхищения и повторяют: «Лозунг коммунизма — «каждому по потребностям» — в Советском Союзе уже перевыполнен!... А что же наши правительства-недотепы плетутся в хвосте, как черепахи?!.» Так создаются «грандиозные достижения», или полное несоотве-ствие между советской статистикой и действительностью...
<< | >>
Источник: Чугунов Т.К.. Деревня на Голгофе. Летопись коммунистической эпохи: от 1917 до 1967 г. 1968

Еще по теме Мясо:

  1. 1.4 Российский рынок мяса птицы
  2. Глава 14 ОБ УМЕРЕННОСТИ В ПИЩЕ
  3. Псевдонаучность изложения
  4. Импорт сельскохозяйственных продуктов и уровень потребления основных продуктов питания
  5. Софизмы внеязыкового происхождения
  6. 5.2. УСЛОВИЯ ПРОВЕДЕНИЯ ЭКСПЕРИМЕНТА
  7. 1.5 Химический состав и пищевая ценность мяса птицы
  8. ЭКОТИПЫ
  9. 11.3.2. Животноводство
  10. Агропромышленный комплекс
  11. БАРБЕКЮ
  12. Серия 3. ИССЛЕДОВАНИЕ НАВЫКОВ ЧТЕНИЯ
  13. Выводы по главе 1.
  14. Литература
  15. § 205. Пищевые заведения
  16. Пастбшцно-животноводческие районы Западной и Восточной Сибири
  17. Сельское хозяйство
  18. КАЗАНОВИЧ