<<
>>

2. Начало Второй мировой войны: причины, характер. Международная деятельность политического руководства СССР в 1939—1941 годах.

22 июня 1941 года СССР вступил в драматический военный период своей истории — Великую Отечественную войну. Выделяют три этапа войны. Первый этап (22 июня 1941 года — 18 ноября 1942 года) — тяжелый период отступления, закончившийся контрнаступлением под Москвой и срывом гитлеровского плана «молниеносной войны».

Второй этап (19 ноября — конец 1943 года) — период коренного перелома в войне, обозначившегося в контрнаступлении советских войск под Сталинградом и завершившегося победой на Курской дуге. Третий этап (январь 1944 года — 9 мая 1945 года) — период изгнания фашистских войск с территории страны, освобождение стран Европы, полный разгром гитлеровской Германии.

Цена победы — узловая проблема истории войны. Долгое время вопрос о цене победы в Великой Отечественной войне был под запретом. Забвение правды о цене победы отвечало партийно-государственной концепции истории Великой Отечественной войны, в которой была опущена мера ответственности сталинского политического руководства за неоправданные военные потери и поражения. В умах советских людей мысль о том, какой ценой досталась победа, возникала давно. Победные залпы салюта не могли заслонить память об утратах, жертвах и страданиях. Людей все больше волновала судьба пленных, пропавших без вести, мирных жителей, угнанных на фашистскую каторгу, граждан, переживших оккупацию.

По данным переписи 1946 года, население СССР составило 172 млн человек, что едва превысило уровень 1939 года, накануне включения в Советский Союз территории с населением 23 млн человек. Историки говорят о 27—31 млн погибших. Потери армии и флота составили 11 млн 285 тыс. убитыми. Санитарные потери — 1 млн 834 тыс. человек, в том числе лиц командного состава погибло 1 млн человек (35 % офицеров).

Произошли демографические деформации. Доля женщин в составе населения страны после войны достигла 56 %.

Значительно увеличилось количество инвалидов. Около 6 млн оказались пленными в лагерях смерти, свыше 4 млн из них погибли. Жертвами оккупации стали примерно 10 млн граждан. Потери Германии составили 6 млн 700 тыс. человек.

Почему цена победы советского народа оказалась неимоверно высока? Безусловно (и это признал Нюрнбергский процесс), виноват фашизм. Но правомерно поставить и такие вопросы: кто допустил агрессора до ворот Москвы? Почему никто не смог помешать ему уничтожить миллионы беззащитных людей, захватить громадное количество ценностей? Ответы на вопросы о цене победы приходится искать в причинах неудач Красной Армии в начальный период войны.

В речи по радио 3 июля 1941 года и в других заявлениях Сталин назвал нападение врага неожиданным и вероломным, чем объяснил потери и отступления Красной Армии. Были и другие версии причин поражений: неотмобилизованность наших войск, подавляющее превосходство врага в численности и вооружениях, безграмотность, трусость командования Западного фронта и т. п. Со временем эти версии потеряли свою убедительность.

Ценой невероятного трудового напряжения всего народа по количественному производству основных видов оружия и военной техники СССР постепенно достиг, а затем, в 1940 — первой половине 1941 года, превзошел Германию. Однако тактико-технические данные части вооружения уступали немецким образцам. Отставало производство автоматического стрелкового оружия, зенитной артиллерии, средств связи (радары), механической тяги. Практически отсутствовала военно-транспортная авиация. Игнорировалось развитие служб тыла, военно-хирургической техники. Создание бронированных кораблей для океанского флота сдерживало производство танков. Из всех вооружений отбирались зрительно легко представимые в бою или на параде и доводились до рекордных показателей в количестве или в одном из параметров. Конкретные недостатки подготовки к войне были усугублены концептуальными стратегическими ошибками. Военная концепция строилась исходя из трех идей: Советскому Союзу никогда не придется вести боевые действия на своей территории; готовиться следует к наступательной войне или к встречному удару; любая агрессия против СССР будет немедленно остановлена всеобщим восстанием западного пролетариата.

Особо следует сказать о репрессиях, жертвами которых стали 40 тыс. командиров различного ранга в Красной Армии. По устоявшемуся мнению, в результате разоблачения «заговора в Красной Армии» она была обезглавлена. Нарушилась целостная система управления, исчезли самостоятельность и инициатива. Для полноты сравнительного освещения следует указать на существование иной точки зрения. По мнению С. Грибанова, Сталин не очень-то поверил фальшивке, переданной шефом СД Гейдрихом через чехословацкое правительство Бенеша о заговоре высших военных Красной Армии. Тухачевский был расстрелян потому, что являлся военной силой правых — Бухарина и Рыкова. Существует версия о масонской принадлежности генералитета СССР в 70-е годы. Тухачевский, Якир, Уборевич, равно как Буденный и Ворошилов, прошли свою карьеру быстро, главным образом через гражданскую войну, отличились более всего в борьбе с крестьянскими повстанцами. В Великую Отечественную войну появляются имена, славу которых нельзя умалить: Жуков, Рокоссовский, Конев, Василевский, Мерецков, Ватутин, Черняховский и другие, «пронесшие жезл маршальский в ранце» по долгому пути от Гражданской войны до Великой Отечественной, а потому имеющие большой опыт.

Особого рассмотрения требует блок вопросов, связанный с готовностью вооруженных сил. Как понимать заявление ТАСС от 14 июня 1941 года или то, что, располагая обширной информацией о подготовке фашистской Германии к войне против СССР, сталинское руководство не приняло организационных мер для приведения войск в надлежащую боевую готовность? Странным кажется то, что Сталин разрешил немцам в приграничной полосе «розыск могил» германских солдат Первой мировой войны, то есть, открыто вести наземную разведку. Дело дошло до того, что 15 мая 1941 года фашистский «юнкерс», нарушив границу, долетел до Москвы и приземлился на советском аэродроме. Виновные отделались лишь замечаниями и выговорами. Некоторые авторы подобный либерализм объясняют тем, что Кремль пошел уже накатанной дорогой «умиротворения» с известной целью — оттянуть время. Претендующий на сенсационность В. Суворов считает, что два агрессивных государства стремились опередить друг друга, и потому обоюдно усыпляли бдительность друг друга. Подписанные, договоры рассматривались ими как «клочки бумаги», и они делали фальшивые, маскирующие подлинные цели, демарши. Более того, нападение СССР на Германию было запланировано на 6 июля 1941 года планом под названием «Операция "Гроза"», потому, дескать, Сталин не оставил Гитлеру выхода. Какие аргументы приводятся в пользу этой версии?

Во-первых, согласно закону о всеобщей воинской повинности от 1 сентября 1939 года, предусматривающему двухлетний срок службы, призываются в армию резервисты, что увеличивает ее численность к маю 1941 года до 5,5 млн человек (293 дивизии). Мобилизационный план позволял за первую неделю войны удвоить армию. Начинается усиленная подготовка летного состава; идет массированное производство военной техники с наступательными характеристиками; демонтируется и подвергается разминированию оборонительная «линия Сталина»; подвозятся боеприпасы и сапоги к границе; следует бурный рост формирований ВДВ, горнострелковых дивизий (для Карпатского театра военных действий), саперных армий» карательных подразделений; мобилизуется идеологическая работа, соответствующая наступательной войне.

21 июня 1941 года Политбюро ЦК ВКП(б) принимает постановление о создании Южного фронта. Правда, Ставка Верховного Главного командования не была почему-то создана. Историки будущего окончательно выяснят, насколько обоснованы такие утверждения. Имеются свидетельства, перекрывающие утверждения В. Суворова о том, что Гитлер готовил не просто предупредительный удар,

а «славянский поход». Известно, что с апреля 1941 года рейхсфюрером СС была начата разработка плана «Ост».

В течение 30 лет предусматривалось выселение около 31 млн человек с территории Польши и западной части СССР (из них 10—15 млн жителей Западной Украины, Белоруссии, республик Прибалтики) и поселение на этих землях 10 млн немцев. Оставшееся население должно быть онемечено.

Таким образом, весной 1941 года была предусмотрена военная, агрессивная и расовая колонизация СССР. Было создано специальное Восточное министерство. Развернулась пропагандистская работа. Из «Соображений по плану стратегического развертывания сил Советского Союза на случай войны с Германией и ее союзниками», разработанных окончательно к 15 мая 1941 года командованием Красной Армии, следует, что оперативный план на случай агрессии существовал. Поэтому были подготовлены ударные корпуса, которые командование Красной Армии могло использовать, если немцы выйдут за пределы предварительных демаркационных линий. Советское командование должно было ударами вытеснить их за пределы территорий, отошедших к СССР согласно секретному протоколу. Был разработан план перерастания таких ударов в наступление с выходом к границам Германии. Именно в этих целях, очевидно, производилась концентрация наших войск на западной границе. К сожалению, этот план разработан с опозданием и был мало известен командирам. Кроме того, он имел существенные недостатки. Главный из них состоял в том, что не была предусмотрена возможность нападения крупными силами, без предварительной провокации и неправильно определялось направление главного удара. Из этого следует, что страна готовилась к предстоящей войне, но первой нападать не собиралась. Даже утром следующего дня после начала войны директива наркома обороны предостерегала советские войска не переходить границу.

Таким образом, оперативные планы вермахта и места сосредоточения его войск были известны. Вставала задача: сдержать первый удар и начать ответный в соответствии с оперативным планом Генштаба. Предполагалось отрезать всю балтийскую группировку немецких войск в районе Кенигсберга, а на юге выйти к нефтепромыслам Румынии. Для этого нужны были танковые и десантные корпуса, быстроходные танки и штурмовики. Вина советского военного командования состояла лишь в том, что было неблагоразумно снято вооружение со старых оборонительных укреплений, а главное, с опозданием дана директива о приведении войск в повышенную боевую готовность. Поэтому и была уничтожена практически вся авиация. Взлететь с бомбардируемых аэродромов смогли лишь летчики, имевшие испанский боевой опыт. Отбил нападение авиации противника лишь военно-морской флот. Были и другие причины разгрома авиации, а именно: отсутствие службы воздушного наблюдения, оповещения и связи, а также готовой аэродромной сети для большого количества самолетов.

В связи с этим первое потрясение вождя в момент доклада о нападении можно объяснять не столько внезапностью, сколько тем, что армия не сумела сдержать первый удар. Вполне понятно недовольство Сталина в отношении наркома обороны Тимошенко и начальника Генштаба Жукова, заверявших его ранее в том, что Красная Армия первый удар выдержит и перейдет в наступление.

Представляется, что маршал Василевский дал наиболее реальную оценку действиям Сталина: «Жесткая линия Сталина не допустить того, что могла бы использовать Германия как повод для развязывания войны, оправдана историческими интересами социалистической Родины. Но вина его состоит в том, что он не увидел, не уловил того предела, дальше которого такая политика становилась не только не нужной, но и опасной. Такой предел следовало смело перейти...».

Нельзя согласиться с мнением отдельных исследователей, что Рузвельт, аналогично Сталину, «проспал» поражение американского флота на Гавайских островах. Почему бы и его не объявить преступником. Однако при этом забывают, что Перл-Харбор был все-таки не материковой Америкой, а далекой военно-морской базой. Сам Сталин позже произнес свою знаменитую фразу, в которой признал, что любой другой народ в 1941—1942 годах вряд ли устоял бы перед искушением прогнать прочь такое правительство.

Каким образом советский народ нашел в себе силы победить, несмотря на бедственное начало войны? Все авторы сходятся на одном: моральный фактор не дал военным неудачам начального периода перерасти в непоправимую катастрофу. Народ «пророс» сквозь черную память 30-х годов, сквозь систему и дружно поднялся на защиту Отечества. Это была не столько забота о первой в мире странесоциализма, сколько подлинный патриотический подъем. Он наблюдался повсеместно, даже в местах заключения и нашел конкретное выражение в создании народного ополчения, партизанских отрядов, фонда обороны, эвакуации целой державы на восток страны, беззаветной работе в тылу женщин и подростков. Война для СССР была, прежде всего, войной национального сопротивления, подлинно всенародной.

В условиях всенародного подъема коммунистическая партия как важная составляющая командно-административной системы проявила способность действовать в чрезвычайных условиях посредством чрезвычайных органов и методов. Она мобилизовала и направила народную волю к сопротивлению захватчикам. Политическое руководство страны обратилось к патриотическим символам прошлого России, славным именам государственных деятелей и полководцев, ранее покрытым завесой молчания. Сама партия, отбросив многие ограничения в приеме в свои ряды, слилась с армией и стала воюющей партией. Три миллиона коммунистов погибли на фронте. Это были честные люди, исполнившие свой гражданский долг.

Политика национального единства перед грозной опасностью нашла отражение в компромиссе с Русской православной церковью. Церковь призывала верующих сражаться за победу. Это помогло пробуждению огромных духовных сил в народе, что позволило проявлять чудеса стойкости и героизма. 20 тыс. храмов было открыто в то время. Имеются свидетельства об обращении к иконе Казанской Божьей Матери при обороне Ленинграда, Москвы и Сталинграда. Икону привозили на самые трудные участки фронта и в те места, где готовились наступления.

С первых же дней вторжения в тылу врага на временно оккупированной территории развернулись партизанское и подпольное движение. Эта борьба отвлекала значительные военные силы противника. Партизаны нанесли значительный урон врагу. В разгар Курской битвы партизаны провели операции «Рельсовая война» и «Концерт», которые на длительное время вывели из строя пути сообщения в тылу немецких войск.

Вполне естественно, что среди источников победы на первый план выдвигается массовый героизм и самопожертвование как на фронте, так и в тылу. Лозунг «Все для фронта, все для победы!» получил конкретное духовное и материальное содержание. Проводя эвакуацию и имея в 3—4 раза меньше станков, временно потеряв огромную территорию, где производилось 33 % валовой продукции промышленности и 54 % — сельского хозяйства, Советский Союз произвел в годы дойны оружия и военной техники в два раза больше, чем фашистская Германия. Уже с конца 1942 года советская промышленность, работающая на пределе возможностей, стала давать фронту техники, оружия и снаряжения больше, чем промышленность Германии. Но «Магнитогорск победил Рур» ценой неимоверных лишений для населения. Объем благ, реализуемых государством на внутреннем рынке, сократился до 8—14 % по сравнению с 1940 годом. Население было переведено на скудную карточную систему. Государство выделяло минимум средств существования для гражданского населения. Правда, в дележе бремени невзгод оно сумело проявить себя суровым, но справедливым.

Особая тема последствий войны — безотцовщина. Плохо устроенный быт, недоедание, отсутствие нормального медицинского обслуживания стали нормой жизни. Не менее 800 тыс. погибших — такова цена блокадного Ленинграда. Но даже в таких нечеловеческих условиях морально-политический дух народа оставался на высоте.

Политическое руководство использовало этот настрой для победы над врагом. Возникла даже своеобразная методология «победа любой ценой». При этом не останавливались ни перед какими жертвами. Подобной стратегии отвечал приказ № 270 (1941), объявлявший вне закона всех военнослужащих Красной Армии, попавших в плен. «Члены семей изменников Родины» подверглись преследованиям и стали, по сути, заложниками. Этот приказ, противоречивший международным нормам, лишал наших военнопленных помощи международного Красного Креста. Не отрицая отдельных фактов преднамеренного перехода на сторону врага (генерал Власов), подавляющее большинство людей (6 млн) попали в плен по вине командования, которое и должно было нести ответственность. Однако многие пленные, прошедшие ад лагерей смерти, никак не дифференцировались и все равно носили клеймо изменников Родины. Они пополняли ГУЛАГ, через который за годы войны прошло 4,9 млн человек.

Существует много суждений о суровом приказе № 227, появившемся после поражения под Ленинградом, в Крыму и под Харьковом, который вошел в историю под названием «Ни шагу назад!» 1942 год был объявлен Сталиным годом окончательного разгрома фашистов. Но это была преждевременная эйфория. После победы под Москвой миф о непобедимости врага был развеян, но Вермахт вплоть до 1943 года (Курская битва) был еще способен на проведение широкомасштабных наступательных операций. Кроме того, снова произошла ошибка в определении главного удара врага. Летом 1942 года фашисты прорываются к Волге в районе Сталинграда и к Кавказскому хребту. В этих условиях Ставка была вынуждена принять приказ, который узаконивал штрафные батальоны и заградительные отряды.

Заградотряды находились в удалении от передовой, прикрывали войска с тыла от диверсантов и вражеского десанта, задерживали дезертиров, наводили порядок на переправах, направляли отбившихся от своих подразделений солдат на сборные пункты. В случае массового отступления безжалостно расправлялись с паникерами. Однако приказ воспрещал любой отход, в том числе и оправданный интересами маневренной войны, что нередко вело к новым безрассудным потерям. Суровые меры, а главное, вполне осознанный героизм советских воинов, тактическое мастерство командования — все это обеспечило контрнаступление советских войск под Сталинградом 19 ноября 1942 года и окружение 330-тысячной армии фельдмаршала Паулюса. Осуществился коренной перелом в войне, закрепленный летом 1943 года на Курской дуге.

Говоря о цене победы, нельзя не отдать должное поставкам союзников в соответствии с законом о ленд-лизе. Поставки шли северным морским путем посредством проводки конвоев через морские и воздушные заслоны противника при неизбежных потерях. Помощь по ленд-лизу составила заметную часть от советского военного производства: 10 % самолетов, 12 % танков и самоходных орудий, 400 тыс. автомобилей, сырье и продовольствие, всего на 11 млрд долларов. Не вдаваясь в дискуссии о процентном соотношении поставленной нам военной техники к произведенной самим Советским Союзом, а также о сравнительных технико-тактических характеристиках вооружений, резонно отметить, что в первой половине войны помощь союзников была большим подспорьем Красной Армии.

В июле 1944 года в Северной Нормандии высадились англо-американские войска и открыли второй фронт. Однако судьба Второй мировой войны решалась все-таки на Восточном фронте, где вермахт в 1944 году держал почти в три раза больше дивизий, чем на Западном. По мнению премьер-министра Великобритании У. Черчилля, «именно Красная Армия выпустила кишки из германской военной машины».

В 1944 году после наступательных операций в Белоруссии, Прибалтике и Молдавии началась освободительная миссия Красной Армии в Европе. Свобода и мир народов Европы на завершающем этапе войны достались дорогой ценой. При освобождении Европы более миллиона советских солдат и офицеров отдали свои жизни. Только на польской земле покоятся 600 тыс. советских воинов. 100 тыс. советских солдат пали в битве за Берлин. 9 мая 1945 года в пригороде Берлина Карлсхорсте был подписан акт о безоговорочной капитуляции фашистской Германии (7 мая в Реймсе союзники пытались принять капитуляцию Германии без участия советской стороны).

<< | >>
Источник: Агарёв А.Ф.. Отечественная история. УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС. 2005

Еще по теме 2. Начало Второй мировой войны: причины, характер. Международная деятельность политического руководства СССР в 1939—1941 годах.:

  1. 1. Начало Второй мировой войны: причины, характер. Международная деятельность политического руководства СССР в 1939—1941 годах.
  2. Глава 5 НАЧАЛО ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ (СЕНТЯБРЬ 1939 г. - ИЮНЬ 1941 г.)
  3. 8. СССР В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ (1939–1945 гг.)
  4. Ситуация в Латинской Америке в первый период второй мировой войны (1939-1941)
  5. 1. Причины и характер Первой мировой войны. Ход военных действий в 1914—1916 годах.
  6. Украина во время Второй мировой войны (1939
  7. ГЛАВА XIII Особый фронт Второй мировой войны (1939—1945)
  8. Военная журналистика в период второй мировой войны (1939-1945 гг.)
  9. ГЛАВА 1 СССР после Второй мировой войны
  10. Глава 8 МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В ЗОНЕ ТИХОГО ОКЕАНА И ЗАВЕРШЕНИЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  11. Изменение государственного устройства и международной ситуации после второй мировой войны
  12. Политический идеализм после Второй мировой войны
  13. 8.1. Истоки Второй мировой войны. Предвоенный политический кризис.
  14. Вопрос 68. Внешняя политика СССР 1939 - 1941 гг.
  15. Особенности развития политической философии после Второй мировой войны
  16. Глава 6 ВСТУПЛЕНИЕ ВО ВТОРУЮ МИРОВУЮ ВОЙНУ СССР И США И НАЧАЛЬНЫЙ ЭТАП АНТИФАШИСТСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА (ИЮНЬ 1941-1942)
  17. 1. Причины, характер и особенности Гражданской войны в России.
  18. А.Д.БОГАТУРОВ и др.. КРИЗИС И ВОЙНА. Международные отношения в центре и на периферии мировой системы в 30-40-х годах. Москва 1998, 1998
  19. Япония после второй мировой войны
  20. 5 ФРАНЦИЯ НАКАНУНЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ