<<
>>

НАЛОГООБЛОЖЕНИЕ В ПИТЕЙНОЙ ТОРГОВЛЕ И ВИНОКУРЕНИИ И ИСТОРИЯ ОТКУПНОЙ СИСТЕМЫ В РОССИИ

Несмотря на всю его значимость, система откупов — это предмет, которым почти полностью пренебрегали все исследователи новой истории России4.

Откупа являлись одной из разновидностей коммерческого предпринимательства: откупщики, обычно частные лица, один или несколько, заключали договор с правительством, по которому выплачивали ему установленную сумму, а взамен получали право взимать питейные сборы в свою пользу, получая прибыль от предоставляемой им монополии.

Откупа — это старинная система фиска, известная еще со времен античности. Однако особенно широкое распространение она получила в Европе в XVII—XVIII вв.; в XVIII в. французские откупщики были среди самых известных и влиятельных людей в торговых кругах Европы. Откупа рассматривались как одно из неотъемлемых составных частей «ancien regime» во Франции; их отмена была одной из первых революционных мер (закон от 27 марта 1791 г.) 10.

В России откупа как форма сбора налогов также появляются с развитием денежного обращения. Как отмечает Ричард Пайпс, московские князья пришли к власти, действуя как хорошие откупщики по сбору дани для Золотой Орды в XIV в., причем наибольший успех в этой сфере сопутствовал Ивану Калите (1325—1340) 6. Упрочив свои позиции независимости и суверенитета, московские князья обнаружили, что им в свою очередь также выгодно предоставлять другим право сбора дани. Возникает система «кормления» — порядок, при котором за правительственным наместником закреплялась определенная территория, получая доход с которой он мог содержать себя; при этом ему вменялось в обязанность осуществление административных функций на этой территории, а также сбор налогов для княжеского двора, что, по сути, представляет собой форму откупа. С появлением в 1555 г. указа о формальной отмене кормления откуп налогов приобретает более современные формы: во многих местностях на откуп стало предоставляться право сбора пошлин.

Откуп налогов в питейной торговле как одна из форм сбора налогов появляется к концу XVI столетия7. К началу XVII в. на откуп были отданы некоторые виды налогов, включая пошлины, соляной и питейный сборы, но уже тогда питейный сбор становится одним из важнейших видов откупа, оттесняя сбор пошлин на второй план8. В конце XVII в. большое значение приобретает также соляной сбор, но в середине XVIII в.

правительственный контроль за соляной торговлей ослабевает, и в то же время во всех великорусских губерниях вводятся винные откупа9. Таким образом, если во Франции откуп налогов прежде всего ассоциировался с налогами на соль, то в России откупная система в период своего наивысшего развития ассо- цировалась главным образом с налогами в виноторговле («питейный откуп»). Откуп питейных сборов в России стал синонимом всей системы откупа, и само слово «откупщик» стало означать фактически «винный откупщик».

Период 1767—1863 гг. в России был временем расцвета откупной системы и соответственно временем процветания винных откупщиков. Именно в эти годы наиболее ярко проявляется значение питейных откупов для увеличения финансовой мощи и стабильности русского правительства, развития экономики России.

К середине XVIII столетия питейный сбор уже был основным видом косвенных налогов; к 30-м годам XIX в. он стал важнейшей формой налогообложения в фискальном арсенале правительства и доходы от него намного превышали поступления от основных видов прямых налогов — подушной подати и оброка с государственных крестьян. В период с 1767 по 1863 г. налоги от питейной торговли давали в среднем 33% всех доходов правительства, а в 50-х годах XIX столетия эта цифра увеличивается до 40% 10. В этот период поступления в казну от виноторговли в значительной степени покрывали немалые военные расходы, необходимые для поддержания статуса России как великой европейской державы. Правительство настолько сильно зависело от колоссальных сумм винных откупов, что если бы в какой-то момент в XIX в.

все русские внезапно решили бы бросить пить водку, то государственной казне грозило бы полное банкротство.

Но у правительства были и другие причины благосклонна относиться к винным откупам. При существовавшей системе сбор налогов с виноторговли обходился чрезвычайно дешево, так как большую часть административных расходов откупщики брали на себя. В XIX в. около 80% общего дохода, получаемого от продажи спиртных напитков, поступали в казну, в XVIII в. эта цифра была лишь немногим ниже11. Доходы от виноторговли являлись одной из наиболее надежных составляющих правительственного бюджета. Государственный казначей Ф. А. Голубцов вскоре после окончания войны с Наполеоном отмечал, что ни один из значительных государственных доходов «не поступает в казну с такой определительностью, исправностью и удобностью, как откупной, который, повсюду поступая по известным числам каждый месяц, облегчает тем самым выполнение правительственных расходов»12. И после окончания Крымской войны стабильность поступления доходов от налогообложения виноторговли оставалась неизменной. Это составляло поразительный контраст с другими видами налогов, которые либо сократились, либо перестали расти в связи с войной, в то время как питей- ные сборы продолжали увеличиваться, спасая правительство от банкротства.

Сами масштабы, размах виноторгового дела в России также определяли его большое экономическое значение. Водка была необходимым атрибутом жизни русского трудящегося населения как в городе, так и в деревне, и, следовательно, те, кто продавал водку, мог рассчитывать на огромный, непрекращающийся спрос на свой товар 13. Наиболее точной оценкой объема товарооборота в этом деле можно, видимо, считать данные, представленные правительственной комиссией, которая подготавливала реформу 1863 г.; по подсчетам этой комиссии для Российской империи в целом за период с 1859 по 1863 г. он составлял 180—220 млн руб. в год14. Если учесть, что, по оценке Н. М. Дружинина, в 1850 г. общий товарооборот на внутреннем рынке России составил около одного миллиарда рублей, то это означает, что виноторговля давала 20% этой суммы 15.

Питейная торговля была одной из важнейших сфер коммерческой деятельности в середине прошлого века, а крупнейшие виноторговцы были влиятельнейшими капиталистами.

Д. Е. Бе- нардаки, самый богатый откупщик конца 50-х годов прошлого столетия, со своих доходов, получаемых от виноторговли, в период с 1859 по 1863 г. ежегодно выплачивал правительству около 19 млн. руб.16 Еще 27 откупщиков платили свыше 1 млн. руб. в год, 30 откупщиков — более 500 тыс. руб. ежегодно. 145 из 216 откупщиков выплачивали каждый более 100 тыс. руб. в год17. Большинство из этих 145 откупщиков (63%) были купцами; но в виноторговлю были инвестированы и капиталы многих людей, принадлежащих к другим классам и сословиям русского общества, в котором область приложения капитала была еще очень ограничена. Около 20% среди этих откупщиков составляли правительственные чиновники, еще 10%—отставные армейские офицеры и 4%—дворяне. Однако фактически в системе откупов было инвестировано гораздо больше дворянских капиталов, так как многие дворяне принимали участие в деле, вкладывая свои капиталы от имени других лиц или на паях18. Были и дворяне, такие, как, например, либерал А. И. Кошелев, которые открыто занимались виноторговлей.

<< | >>
Источник: I. Г. Захарова, Б. Эклофа, Дж. Бушнелла. Великие реформы в России. 1856—1874: Сборник. — М.: Изд-во Моск. ун-та. — 336 с.. 1992

Еще по теме НАЛОГООБЛОЖЕНИЕ В ПИТЕЙНОЙ ТОРГОВЛЕ И ВИНОКУРЕНИИ И ИСТОРИЯ ОТКУПНОЙ СИСТЕМЫ В РОССИИ:

  1. НАЛОГООБЛОЖЕНИЕ В ПИТЕЙНОЙ ТОРГОВЛЕ И ВИНОКУРЕНИИ И ИСТОРИЯ ОТКУПНОЙ СИСТЕМЫ В РОССИИ