<<
>>

Население района Лапинлахти в железном веке и Средневековье

  Археологические памятники деревни Лапинлахти (Ольховка) занимают временной отрезок от эпохи меровингов до средневековья включительно. Это делает возможной попытку получить картину развития населения и его культуры в рамках одной небольшой поселенческой структуры, ее связей с остальными областями древней Карелии и внешним миром.
Наиболее ранним свидетельством существования здесь, на южном берегу оз. Суходольского, постоянного населения железного века является относящаяся к концу эпохи Меровингов погребальная каменно-земляная насыпь на «поле

Виролайнена». Население стабилизируется к эпохе викингов, когда на территории деревни существовали как минимум два могильника, Хеннонмяки и Наскалинмяки.

Могильники расположены в непосредственной близости один от другого — их разделяет лишь расстояние в 40 м, однако, судя по относящемуся к одному и тому же времени инвентарю, они были двумя самостоятельными могильниками (рис. 34, 8-9). Вещевые находки могильника Хеннонмяки (арабская монета с отверстием для подвешивания 902-903 гг., половинка кельнской монеты 936-1002 гг., два наконечника копий типа M, поясные накладки из бронзы, обломок шейной серебряной гривны и другие) свидетельствуют, что могильник, вероятно, возник во второй половине X в., однако время его активного использования приходится на XI в. Подковообразная фибула типа 16 по Х. Сальмо относится уже к типам XII-XIII вв. (Salmo 1956: 71-72). Поддающиеся датировке находки второго могильника Наскалинмяки, а именно: поздний вариант меча типа X по Петерсену, наконечники копий типов G и M, топор-секира типа M (по Петерсену), равноплечная фибула типа 7 по Кивикоски, овальное кресало и удила также относят и этот могильник к XI — отчасти XII вв. (Saksa 1998: 69-71, 77).

На этой же территории в различное время были найдены наконечник копья типа G (4421: 3), топор карельского типа (4421: 4), наконечник копья типа M, фрагмент поврежденной огнем шейной гривны, нож, пять фрагментов круговой керамики с линейным и волнообразным орнаментом (10820: 1-4), подковообразную фибулу бронзовую (7754: 61), бронзовую кольцевидную фибулу (7754: 60), черешковый наконечник копья типа рис.

1651 по Аспелину (4421: 3), топор карельского типа (4421: 4) и карельскую овальновыпуклую фибулу типа H/IIB: 2 (4421: 5).

Оба рассмотренных могильника следует включить в более широкий контекст, поскольку именно в XI в. на Карельском перешейке и в Северо-Западном Приладожье население утверждается и стабилизируется; новые могильники возникают в Метсяпиртти (Запорожское) (Коукунниеми), Куркиёках (Кууп- пала), Сортавале (Хелюля, городище Паасонвуринвуори). Найденные на этих могильниках вещи представлены в основном перечисленными выше типами предметов вооружения и украшений. Подобные вещи, происходящие, по всей видимости, из разрушенных могильников, найдены как отдельные находки в значительном количестве также случайно, при полевых работах на этой территории (Saksa 1994a: 32-43; 1994b: 98-104; 1998: 97).

Материалы могильников Наскалинмяки и Хеннонмяки, как и найденные на соседних полях вещи позднего железного века, проливают дополнительный свет на проблему перехода от эпохи викингов к эпохе крестовых походов. Существование могильников в какой-то мере и в XII в. относит характерные для погребального обряда эпохи викингов явления к начальному этапу эпохи крестовых походов (1150-1300 гг.). Также и грунтовые могильники эпохи крестовых походов могли находиться рядом с могильниками с трупосожжениями на каменной вымостке эпохи викингов, на что напрямую указывают погребения Паямяки-1917 (7291: 18-32) и Паямяки-1931 (9415: 1-34) и отдельные находки вещей на территории земельных участков На- скалинмяки и Хеннонмяки (рис. 34, 5-6, 8-10). К этим случайным находкам в дополнение к перечисленным выше относятся бронзовая пронизка, зооморфная подвеска-уточка и карельская овально-выпуклая фибула типа Н/ IC (2520: 30-32), овально-выпуклая фибула типа C2 с заостренными концами (2924: 10), кольцевая фибула (2924: 11), наконечник копья (2924: 13), овально-выпуклые фибулы типов H/IA (4636: 2) и F4 (4636: 3), наконечник копья (4636: 13), 48 обломков медных котлов (7754: 58), наконечник копья, шлак, керамика (7754: 65, 66), удила (7901: 67), наконечник стрелы (7901: 68), двуспиральный цепедержатель (7901: 69), пряслице (7901: 71), наконечник копья (10333: 4), наконечник копья типа M, фрагмент шейной гривны, нож, керамика (10820: 1-4). На той же береговой полосе найдены серебряный перстень (7754: 62), подковообразная фибула (типа Salmo 3C), коньковая подвеска, гарпун, кресало, обломок бронзовой пластины и обломки глиняных горшков (10229: 1-6), коньковая подвеска (10236), топор типа M, бронзовая спиралька, кольцевая фибула, железная поясная пряжка, фрагменты изделия из железа, шлак (10267: 1-6), две карельские овально-выпуклые фибулы типа F2 и шиферное пряслице (10333: 1-3), нож железный, обломки железных котлов, других изделий, 28 фрагментов керамики (10500: 1-8), сланцевое тесло, топор, фрагменты керамики, бронзовое изделие, обломок лезвия ножа, обломок оселка.

Шлак (10818: 2-9), наконечник копья типа M, пострадавший в огне фрагмент шейной гривны, нож железный и 5 фрагментов глиняных сосудов (10820: 1-4) (Uino 1997: 310-317; Saksa 1998: 69-71).

Часть перечисленных находок происходит из каменных насыпей (7754: 58; 7754: 65; 10333: 1-3; 10500: 1-8, 10818: 2-9 и 10820: 1-4). Попали ли перечисленные вещи в каменные кучи случайно из разрушенных могильников при полевых работах (кучи, следовательно, следует считать полевыми) или хотя бы часть насыпей являлась погребальными или культовыми (то есть археологическими памятниками) — это вопрос, на который в данный момент нет однозначного ответа. А. Европеус, к примеру, предполагал, что найденные в каменной куче на «поле Купаринена» (Купарисенмяки) обломок наконечника копья, шлак и керамика (7754: 65-66) попали в насыпь случайно (отчет за 1920 г.). Саму каменную груду он считал сложенной из собранных на поле камней. Позднее рядом с этим местом нашли проушной топор скандинавскобалтийского типа и круговую керамику (10819: 1-2). Также найденные А. Кал- лоненом бронзовый перстень (9415: 36) и кусок медной пластины происходят из большой каменной насыпи, под которой были обожженные камни и зола, что может указывать на более ранний могильник с трупосожжениями на каменной вымостке. Наконечник копья типа M, фрагмент шейной гривны, нож и керамика (10820: 1-4) также найдены в каменной насыпи на месте, где было много камней, что также является косвенным свидетельством возможного наличия могильника эпохи викингов. И в других насыпях этой расположенной у деревни зоны концентрации археологических памятников и отдельных находок вещей обнаруживались вещи эпохи крестовых походов. К ним относятся две карельские овально-выпуклые фибулы типа F2 и шиферное пряслице (10333: 1-3) из насыпи на участке Купарисенмяки, железный нож, обломки железных предметов, глиняных горшков, шлак, кости и зубы животных из каменной кучи, раскопанной Й. Войонмаа в 1936 г. на участке Наскалинмяки (10500: 1-8) (Uino 1997: 313-317; Saksa 1998: 69-78). Принимая во внимание исследованные в конце 1970-х и первой половине 1980-х гг. каменные насыпи в западной части деревни, можно предположить, что традиция, начавшаяся с возведения в конце эпохи Меровингов на «поле Виролайнена» погребальной каменной насыпи не прерывалась на рассматриваемой территории вплоть до позднего железного века и раннего Средневековья (Сакса 1984: 112-117; Saksa 1998: 71-74). Эта традиция лишь функционально видоизменилась в форму ритуальных, культовых каменных сооружений. 

<< | >>
Источник: Сакса А.И.. Древняя Карелия в конце I — начале II тысячелетия н. э. Происхождение, история и культура населения летописной Карельской земли. 2010

Еще по теме Население района Лапинлахти в железном веке и Средневековье:

  1. Лапинлахти(Ольховка) Могильники, случайные находки вещей
  2. Население района Лапинлахти в железном веке и Средневековье
  3. Городище Ранталиннамяки на о-ве Корписаари
  4. Население района Хиитола-Куркиёки в позднем железном веке и раннем Средневековье
  5. Начало эпохи крестовых походов (1050-1100-е гг.)
  6. Время расцвета Карельской земли