Николай Александрович Бердяев

   Николай Александрович Бердяев родился 6 марта 1874 года в Киеве, в старинной дворянской семье, имевшей по женской линии родство с французским герцогским домом де Шуазель. В 1884–1894 годах учился в Киевском кадетском корпусе.
Увлекся философией И. Канта, А. Шопенгауэра, Г. Гегеля. Окончив кадетский корпус, Бердяев не поехал в Пажеский корпус в Петербург, а поступил на естественный факультет Киевского университета. Затем перешел на юридический, продолжая штудировать философию и одновременно углубившись в творчество Ф. М. Достоевского, Л. Н. Толстого, Г. Ибсена, Ф. Ницше. Затем наступил период его стойкого интереса к марксизму, продолжавшийся с 1898 до 1905 года. В это время Бердяев побывал в ссылке в Вологде и Житомире, работая над проблемами нравственного обоснования социализма. Однако его статьи, посвященные данным вопросам, вызвали критику и со стороны марксистов, и со стороны их противников – народников. Бердяев перешел на позиции либерализма, став соредактором (совместно с С. Н. Булгаковым) религиозно-философского журнала «Новый путь», переменившего в 1905 году название на «Вопросы жизни».    Разочаровавшись в политической деятельности, Бердяев сосредоточился на религиозно-культурном просвещении, сблизившись с литераторами русского ренессанса начала века – Д. С. Мережковским, З. Н. Гиппиус, Вяч. И. Ивановым. В 1907 году он издал книгу «Новое религиозное сознание и общественность», в которой попытался соединить «относительную правду» социализма, рассматривая марксизм как лжерелигию, с «абсолютной правдой» христианства. С 1908 года Бердяев стал жить в Москве, сблизившись с деятелями «православного возрождения» – Е. Н. Трубецким, П. А. Флоренским.    В 1909 году стал одним из авторов сборника статей о русской интеллигенции «Вехи», призывая интеллигенцию отойти от революции. В 1912–1914 годах опубликовал сочинение «Смысл творчества. Опыт оправдания человека» – манифест религиозной философии автора.    Революцию Бердяев считал возмездием за старые грехи России.    Летом 1922 года был арестован и осенью выслан за границу.    До середины 1924 года жил в Берлине, затем уехал в Париж, где в 1925 году основал журнал «Путь» и выпускал его до 1940 года; руководил издательством «Христианского союза молодежи».    Умер Бердяев в Кламаре, под Парижем, 24 марта 1948 года.

   Н. А. Бердяев о большевизме

   «Только большевизм оказался способным овладеть положением, только он соответствовал массовым инстинктам и реальным соотношениям. И он демагогически воспользовался всем. Большевизм воспользовался всем для своего торжества. Он воспользовался бессилием либерально-демократической власти, негодностью ее символики для скрепления взбунтовавшейся массы. Он воспользовался объективной невозможностью дальше вести войну, пафос которой был безнадежно утерян, нежеланием солдат продолжать войну, и он провозгласил мир. Он воспользовался неустроенностью и недовольством крестьян и передал всю землю крестьянам, разрушив остатки феодализма и господства дворян. Он воспользовался русскими традициями деспотического управления сверху и, вместо непривычной демократии, для которой не было навыков, провозгласил диктатуру, более схожую со старым царизмом. Он воспользовался свойствами русской души, во всем противоположной секуляризованному буржуазному обществу, ее религиозностью, ее догматизмом и максимализмом, ее исканием социальной правды и царства Божьего на земле, ее способностью к жертвам и к терпеливому несению страданий, но также к проявлениям грубости и жесткости, воспользовался русским мессианизмом, всегда остающимся, хотя бы в бессознательной форме, русской верой в особые пути России».    Бердяев Н. А. Истоки и смысл русского коммунизма. – М., 1990.

   Избранные мысли Н. А. Бердяева

   · В любви есть деспотизм и рабство. И наиболее деспотична любовь женская, требующая себе всего!    · В сексуальной жизни есть что-то унизительное для человека. Только наша эпоха допустила разоблачение жизни пола. И человек оказался разложенным на части. Таков Фрейд и психоанализ, таков современный роман. В этом – бесстыдство современной эпохи, но также и большое обогащение знаний о человеке.    · Все революции кончались реакциями. Это – неотвратимо. Это – закон. И чем неистовее и яростнее бывали революции, тем сильнее были реакции. В чередованиях революций и реакций есть какой-то магический круг.    · Есть несоизмеримость между женской и мужской любовью, несоизмеримость требований и ожиданий. Мужская любовь частична, она не захватывает всего существа. Женская любовь более целостна. Женщина делается одержимой. В этом смертельная опасность женской любви. В женской любви есть магия, но она деспотична.

И всегда есть несоответствие с идеальным женским образом.    · Женщина необыкновенно склонна к рабству и вместе с тем склонна порабощать.    · Конфликт жалости и свободы… Жалость может привести к отказу от свободы, свобода может привести к безжалостности… Человек не может, не должен в своем восхождении улететь из мира, снять с себя ответственность за других. Каждый отвечает за всех… свобода не должна стать снятием ответственности за ближних. Жалость, сострадание напоминают об этом свободе.    · Любви присущ глубокий внутренний трагизм, и не случайно любовь связана со смертью… Мне всегда казалось странным, когда люди говорят о радостях любви. Более естественно было бы, при более глубоком взгляде на жизнь, говорить о трагизме любви и печали любви… Любовь, в сущности, не знает исполнившихся надежд. Бывает иногда сравнительно счастливая семейная жизнь, но это счастливая обыденность.    · Любовь есть интимно-личная сфера жизни, в которую общество не смеет вмешиваться… Когда речь идет о любви между двумя, то всякий третий лишний…    · Любовь всегда нелегальна. Легальная любовь есть любовь умершая. Легальность существует лишь для обыденности, любовь же выходит из обыденности. Мир не должен бы знать, что два существа любят друг друга. В институте брака есть бесстыдство обнаружения для общества того, что должно было бы быть скрыто, охранено от посторонних взоров… Брак, на котором основана семья, есть очень сомнительное таинство.    · Народу кажется, что он свободен в революциях, это – страшный самообман. Он – раб темных стихий… В революции не бывает и не может быть свободы, революция всегда враждебна духу свободы…    · Революция… случается с человеком, как случается болезнь, несчастье, стихийное бедствие, пожар или наводнение.    · Нет наиболее горькой и унизительной зависимости, чем зависимость от воли человеческой, от произвола равных себе.    · Не только творческая мысль, но и творческая страсть, страстная воля и страстное чувство должны расковать затверделое сознание и расплавить представший этому сознанию объективный мир.    · Ничего нельзя любить, кроме вечности, и нельзя любить никакой любовью, кроме вечной любви. Если нет вечности, то ничего нет. Мгновение полноценно, лишь если оно приобщено к вечности…    · Ничто так не искажает человеческую природу, как маниакальные идеи. Если человеком овладевает идея, что все мировое зло в евреях, масонах, большевиках, еретиках, буржуазии и т. д., то самый добрый человек превращается в дикого зверя.    · Почти чудовищно, как люди могли дойти до такого состояния сознания, что в мнении и воле большинства увидели источник и критерий правды и истины!    · Признание народной воли верховным началом общественной жизни может быть лишь поклонением формальному, бессодержательному началу, лишь обоготворением человеческого произвола. Не то важно, чего хочет человек, а то, чтобы было то, чего он хочет. Хочу, чтобы было то, чего захочу. Вот предельная формула демократии, народовластия. Глубже она идти не может. Само содержание народной воли не интересует демократический принцип. Народная воля может захотеть самого страшного зла, и демократический принцип ничего не может возразить против этого.    Ревность не соединена со свободой человека. В ревности есть инстинкт собственности и господства, но в состоянии унижения. Нужно признавать право любви и отрицать право ревности, перестав ее идеализировать… Ревность есть тирания человека над человеком. Особенно отвратительна женская ревность, превращая женщину в фурию.    · Революция – конец старой жизни, а не начало новой жизни, расплата за долгий путь. В революции искупаются грехи прошлого. Революция всегда говорит о том, что власть имеющие не исполнили своего назначения.    · Самодержавие народа – самое страшное самодержавие, ибо в нем зависит человек от непросветленного количества, от темных инстинктов масс. Воля одного, воля немногих не может так далеко простирать свои притязания, как воля всех.    · Свобода есть испытание Силы.    · Свобода моей совести есть абсолютный догмат, я тут не допускаю споров, никаких соглашений, тут возможна только отчаянная борьба и стрельба.    · Свобода не легка, как думают ее враги, клевещущие на нее, свобода трудна, она есть тяжелое бремя. И люди легко отказываются от свободы, чтобы облегчить себя… Все в человеческой жизни должно пройти через свободу, через испытание свободы, через отвержение соблазнов свободы.    · У женщин есть необыкновенная способность порождать иллюзии, быть не такими, каковы они на самом деле.    · Человек раб потому, что свобода трудна, рабство же легко.

<< | >>
Источник: Вольдемар Николаевич Балязин. Неофициальная история России. Крушение великой империи М.: Олма Медиа Групп. 2007

Еще по теме    Николай Александрович Бердяев:

  1. Николай Бердяев, Константин Леонтьев. Очерк из истории русской религиозной мысли, 1926
  2. Цесаревич Николай Александрович
  3. КРЮКОВ НИКОЛАИ АЛЕКСАНДРОВИЧ
  4. СПЕШНЕВ НИКОЛАЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ
  5. ?36. БЕРДЯЕВ
  6. Н.А. Бердяев
  7. ПРАВ ЛИ БЕРДЯЕВ?
  8. 1. Бердяев о природе культуры и ее связи с цивилизацией
  9.    МОЛОДОСТЬ ЦЕСАРЕВИЧА НИКОЛАЯ АЛЕКСАНДРОВИЧА
  10.    Брат царя – Михаил Александрович
  11. ГОЛУБИНСКИЙ ФЕДОР АЛЕКСАНДРОВИЧ
  12.    Александр Александрович Ухтомский
  13.    Детство цесаревича Николая Александровича
  14. ФОНВИЗИН МИХАИЛ АЛЕКСАНДРОВИЧ
  15.    Александр Александрович Блок
  16.    Павел Александрович Флоренский
  17. Сергей Александрович Рачинский