<<
>>

   Новгородский погром

   Иван решил подойти к Новгороду неожиданно и потому повелел на пути к нему убивать всех подряд, чтобы ни один человек не смог известить новгородцев о приближении опричного войска.    Первыми жертвами похода на Новгород стали Клин, Вышний Волочек и Торжок.
Опричники истребили там всех горожан – не только мужчин, но и женщин, и детей. Точное число их неизвестно, но счет шел на многие тысячи.    Иван решил добиться от бывшего митрополита Филиппа Колычева, сидевшего под Тверью в Отроче монастыре, благословения похода против Новгорода и послал к нему Малюту Скуратова-Вельского – первого палача и садиста. Филипп отказался благословить поход, и Малюта задушил его. Это произо-шло 23 декабря 1569 года.    А 2 января 1570 года передовой опричный полк подошел к Новгороду. Основные силы были еще в пути, когда опричники опечатали казну в монастырях, церквях и богатых домах. Через четыре дня к городу подошел и сам царь, решивший в воскресенье 8 января торжественно вступить в город.    В назначенный час архиепископ Пимен, главный враг Филиппа Колычева, встретил царя на мосту через Волхов. Он шел во главе группы священников, держа в руке «животворящий крест Господень».    Царь должен был поцеловать крест, но он к кресту не подошел, а вместо этого закричал: «Ты не пастырь, а волк и хищник, и губитель, и в руках у тебя не крест, а оружие, и ты, злочестивый, хочешь вместе со своими единомышленниками передать Великий Новгород польскому королю».    «Таковая яростная словеса изглаголав», писал летописец, царь Иван все же пошел вместе с архиепископом и опричниками в собор Святой Софии на богослужение, а потом в трапезную палату архиепископского дворца.    Там царь и опричники наелись и напились, после этого Иван крикнул: «Гойда!» – и по этому сигналу его приспешники кинулись на беззащитных, безоружных новгородцев, тут же перенеся погром на улицы города. Людей обливали горючей смесью, кидали под лед, разрывали на части лошадьми, сажали на кол и рубили руки, ноги и головы.    Погром продолжался с 8 января по 13 февраля с утра до ночи, и убито было около 15 тысяч человек.
Архиепископа Пимена Иван оставил в живых, но сорвал с него облачение, переодел в скоморошью одежду и велел влезть на лошадь с гуслями в руках.    Пимена увезли в Москву, а оттуда отправили в Веневский монастырь, где он через год и умер.    Кроме того что город был залит кровью, он был и начисто разграблен. Опричник Генрих Штеден писал, что, когда он входил в Новгород, у него был всего лишь один конь, а из похода он вернулся с сорока девятью лошадьми, из них двадцать две были запряжены в сани, полные всякого добра.    Из Новгорода опричное войско пошло на Псков, но там Иван ограничился казнями нескольких десятков человек и, ограбив монастыри и многих горожан, вернулся в Александровскую слободу.    Что же изменило нрав убийцы? Почему кровожадное чудовище ушло из Пскова, не растерзав его жителей?    Секрет оказался простым: царь испугался Божьей кары, которую пообещал ему местный юродивый.

   Псковский юродивый Николка-Христа ради

   Иван Васильевич был суеверным трусом, боявшимся смерти от ножа или яда, наговора или колдовства.    В центре Пскова, на площади местного кремля, который в Пскове назывался Кромой, навстречу царю вышел знаменитый на весь город юродивый Николка-Христа-ради, известный своим бесстрашием и прозорливостью. Горожане считали его не просто божьим человеком, но провидцем и предрекателем.    Остановившись против царя, Николка крикнул:    – Ежели не оставишь Псков в покое – ждут тебя великие несчастья!    Царь испугался и, не говоря ни слова, отъехал от юродивого. И вдруг пал под ним конь, жеребец дивной красоты и прекрасных статей.    Этого для Ивана было довольно: он бежал из Пскова, не решившись испытывать судьбу дальше.

   Царская невеста

   Следующие месяцы прошли в беспрерывных набегах опричников на города и села, усадьбы и деревни земщины. Грабежи, убийства, насилие и пожары повсюду сопровождали царя и присных его на их страшном пути.    К этому времени Иван стал уже полусумасшедшим. Он приходил в необузданную ярость по малейшему поводу, а то и без всякой причины.

Он бился в падучей, на губах у него выступала пена, глаза закатывались. Он хрипел, потом загнанно дышал и в конце концов затихал, впадая в тяжелый сон.    Намеренно не женясь, Иван проводил дни и ночи среди сонма наложниц, которые носили его от стола в баню, а из бани в опочивальню.    Иван обрюзг, лицо его пожелтело, и это случилось с ним, когда было ему всего сорок лет.    Наконец в голову Ивана, неизвестно почему, пришла мысль сыграть еще одну свадьбу.    И снова были смотрины. Согбенный, облысевший, опирающийся на посох, Иван обходил ряды невест – молодых, ядреных, крепкотелых, пышущих здоровьем – и, точно коршун, выискивал себе добычу.    Наконец жених остановился.    – Как звать тебя? – спросил он девушку, понравившуюся ему более всех.    – Марфа Собакина, – ответила девушка.    Царь велел объявить, что царицею Московской называет он боярышню Марфу Васильевну Собакину, дальнюю родственницу Малюты Скуратова. Это значило, что ее отец – простой коломенский дворянин – становится боярином, а вслед за тем три брата царской невесты были объявлены окольничими.    28 октября Ивана и Марфу венчали в Троицком соборе Александровской слободы, и прямо из-под венца пошли они на свадебный пир.    Но вдруг в конце пира Марфе стало плохо, и ее под руки увели. Иван не посмел лечь в ее постель и тут же велел начать «розыск».    Марфа болела все сильнее и через полмесяца умерла, так и оставшись девственницей.    Это ей в 1898 году посвятил Н. А. Римский-Корсаков оперу «Царская невеста».    По «розыску» о смерти Марфы пошли на плаху двадцать человек.    Можно представить, как неистовствовал Иван. Он велел созвать церковный собор, и послушные ему иерархи признали брак с Марфой недействительным, что позволяло им дать разрешение царю жениться еще раз, считая очередной брак третьим, потребовав от царя покаяния и наложив на него легкую епитимью – совершать каждый день сто поклонов перед иконами в течение одного года.    Не будем и мы считать Марфу Васильевну Собакину женой Ивана Грозного, оставив ее царской невестой, каковою она и вошла в нашу историю.

<< | >>
Источник: Вольдемар Балязин. Неофициальная история России. Иван Грозный и воцарение Романовых. М.: Олма Медиа Групп. - 192 с. - (Неофициальная история России).. 2007

Еще по теме    Новгородский погром:

  1. Несколько слов о погромах
  2. 9. Источники и основные черты права в период феодальной раздробленностиИсточниками права в период феодальной раздробленности были «Русская Правда», уставы и грамоты русских князей, «приговоры» веча, нормы обычного права, договоры города с князьями, иностранное законодательство. Однако важнейшими памятниками права стали Новгородская и Псковская судные грамоты. Новгородская судная грамота дошла до нас в неполном виде. Сохранился фрагмент, регулирующий судоустройство и судопроизводство. Судебными п
  3. I Новгородские земли и их население
  4. Новгородская земля
  5. НОВГОРОДСКАЯ ЗЕМЛЯ
  6.    Легенда о новгородском вечевом колоколе
  7. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ОБСТАНОВКА В НОВГОРОДСКОЙ ЗЕМЛЕ К 1323 г.
  8. В. Я. КОНЕЦКИЙ Новгородские сопки и проблема этносоциального развития Приильменья в УШ—Х вв.
  9. КОЗЛОВ Сергей Александрович. ОБРАЗ РЕГИОНА В ОФИЦИАЛЬНОМ ПЕЧАТИ РОССИЙСКОЙ ПРОВИНЦИИ (НА ПРИМЕРЕ «НОВГОРОДСКИХ ГУБЕРНСКИХ ВЕДОМОСТЕЙ» 1838 - 1918 гг.), 2014
  10. 6. 1134-1135 гг. УСТАВНАЯ ГРАМОТА НОВГОРОДСКОГО КНЯЗЯ ВСЕВОЛОДА МС ТИС Л АВНЧА ЦЕРКВИ ИВАНА ПРЕДТЕЧИ НА ОПОКАХ
  11. Организация вооруженных сил
  12. ФЕОДАЛЬНЫЕ КНЯЖЕСТВА
  13. НАЧАЛО БОРЬБЫ НОВГОРОДА С НЕМЕЦКИМИ РЫЦАРЯМИ
  14. Глоссарий:
  15. Тема IX. ПОЛИТИЧЕСКИЙ РАСПАД РУСИ
  16. Основные направления развития Северо-Западного экономического района
  17. Социально-политические конфликт
  18. Источники и литература