<<
>>

К новой Европе?

Прежде в Евросоюзе расширение и углубление шли рука об руку. За последней волной расширения необходимого углубления еще не последовало: не удалось реформировать организационный порядок управления; не изменились, только стали еще более анахроничными система аграрной помощи и структура общих бюджетов.
В таких ситуациях за интеграционным циклом обычно следует национально-государственный, конфедерационный цикл11. Европа поворачивается в сторону межгосударственных решений, инициативы мало-помалу переходят в руки национальных правительств. Брюссельский комитет, Страсбургский парламент, скорее, слабеют; что же касается системы договоренностей между большими национальными правительствами, то она, напротив, укрепляется. Стратегические рамки Евросоюза на короткой и средней дистанции будут определяться скорее конфликтами и соглашениями между великими державами, нежели федеративными институтами и нормами. Но все же в глубине по-прежнему работают институциональный и цивилизационный механизмы федерализации, чтобы когда-нибудь после 2010 года привести в движение новую федерализационную волну. Если в национальных государствах не будут проводиться реформы, если эти государства замкнутся в себе, чтобы защитить под лозунгом экономического патриотизма свои рынки товаров, рабочей силы, капитала и услуг, то в них, при жестоком экономическом отставании, будут расти и общественные противоречия. Поворотный рубеж тут — внутренняя готовность и способность (или неготовность и неспособность) к реформам, присущая элитам и доминирующим группам избирателей. Если не будет немецких, итальянских, затем французских выходов к более гибким рыночным решениям, к формированию новой роли национального и социального государства, то проблемы Европы едва ли когда-нибудь разрешатся. Европейская инициативауже в третий раз с2006года переиша в немецкие руки. Германия, с присущей ей обстоятельностью и аккуратностью, приступила к внутренним реформам, посредством которых создаст сначала новую ной французской, с Германией — как немецкой и Италией — как итальянской.
Данте, Гете, Шатобриан принадлежат всей Европе, но лишь в той степени, в какой они прежде всего и главным образом были итальянцем, немцем и французом. Они вообще не могли бы служить Европе, если бы были безродными и говорили, писали на каком-нибудь эсперанто или воляпюке», — сказал генерал 15 мая 1962 года. центральноевропейскую, затем — западноевропейскую общественную, экономическую, политическую микстуру12. Эта смесь под названием Neue BUrgerlichkeit (новое обуржуазивайте) в своей открытости и гибкости наверняка будет ближе, чем сегодняшняя, к англосаксонской модели, но важно, что она создаст самостоятельный европейский многоязычный, поликультурный вариант цивилизованной взаимосвязи между государством и его гражданином, между поставщиком услуг и потребителем. Как Япония в эпоху Коидзуми успешно переварила перерастание себя и, благодаря новой глобализационной и национальной политике, стала открыта миру, так и Германия Ангелы Меркель преодолела кризис неожиданного увеличения Германии и Европы, ее прежние задачи, прежние дисбалансы стали ответственными задачами, стоящими перед обществом, они стали значительно более сбалансированными. Набирающий темпы немецкий рост вновь начинает тянуть за собой Европу. Германия с центром в Берлине лежит уже в центре новой Европы. На протяжении 2006 года Меркель стремилась стабилизировать положение Германии и ЕС, искать точки равновесия в отношениях с Америкой и Россией, с Китаем и Индией. При этом она четко сознавала, что сначала нужно завоевать доверие США и восстановить един ство Запада. Все это происходило в 2006 году, одновременно с перестройкой отношений с Россией18. Она знала, что в период с июля 2006 года по июль 2007 года, когда в ЕС председательствуют Финляндия и Германия, обязательно нужно довести до твердого решения важные с точки зрения энергетической политики и европейского равновесия отношения с Россией19. 18 Намерения Ангелы Меркель точно отражает редакционная статья журнала «Шпигель». Меркель «убеждена, что ни в Европе, ни на Ближнем Востоке никакое продвижение вперед невозможно, если оно будет делаться вопреки США.
Далее, отношение Европы к Азии зависит от того, сложится ли у Меркель дружба с Белым домом. Сегодня Запад, на котором живут 12% населения Земли, производит 60% всемирного валового продукта (GDP); но это соотношение меняется. Два десятилетия спустя европейцы и американцы будут производить менее половины мирового GDP, составляя всего 10% населения Земли. Азиаты, утверждает Меркель, следуют стратегии “разделяй и властвуй”; единственный надежный способ противостоять этому — объединение сил Запада. Ценности демократии, свободы и рыночной демократии Меркель считает ценностями, общими для США и Европы». Поэтому весной 2006 года, на переговорах с Бушем и Баррозо, она предложила создать «новое трансатлантическое экономическое партнерство». Одновременно Меркель произвела переоценку русско-германских отношений «стратегического партнерства», созданного Шрёдером. «Как выходец из Восточной Германии, Меркель способна ощутить нарастание признаков диктатуры и ограничение свободы в России. Путина и Меркель разделяет их личная биография». В период, когда рушилась Берлинская стена, они находились по разные стороны баррикады. Она была членом гражданского движения за права человека, он — офицером КГБ в Дрездене. Поэтому к предложениям быть открытыми, исходящими от хозяина Кремля, Меркель относится в соответствии с давно сложившимися рефлексами. «Когда Путин в октябре 2006 года предложил Германии тесное партнерство по освоению и эксплуатации громадного Штокманского месторождения нефти в Баренцевом море вместо выдвинутого Шрёдером и Путиным плана Балтийского трубопровода, Меркель холодно отвергла это предложение, сославшись на общую европейскую энергетическую политику как препятствие для особых договоренностей с Россией» (Merkel’s Pact with America, 2007). 19 Финляндия и Германия находятся в особых отношениях с Россией. Если в течение года, когда они председательствуют в ЕС, не В декабре 2005 года Европа, говорящая с немецким акцентом, преодолела кризис европейского бюджета. Исключительно осторожная немецкая внешняя политика начала, рука об руку с другими европейскими державами, брать на себя ту или иную роль в конфликтных точках мира.
У ЕС нет своей политики по отношению к Ирану, но существует немецко-французская переговорная политика. Удалось уломать США начать прямые консультации с Ираном по иракскому упорядочению. За программой поддержания мира в Ливане, проводимой ООН и ЕС, стояла инициированная Италией согласованная немецко- французско-испанская политика. Германия — европейский координатор натовской программы умиротворения в Афганистане. К сути этой новой европейской политики относится то, что США, Россию, Китай и Индию следует считать партнерами и конкурентами, а не врагами. Мягкими средствами она дает понять всем мировым державам, что не желает делиться с ними влиянием в Европе, однако будет тесно сотрудничать с ними в разрешении и предупреждении любых мировых конфликтов. Все члены трио Меркель, Саркози, Браун — приверженцы атлан- тизма, но не Буша и неоконсервативной Америки. Это трио, а с ними Сапатеро и Проди, тактично выдворят за пределы европейских границ как унилатеральную Америку, так и авторитарную Россию; и будут осторожно ставить шлюзы на пути растущих потоков товаров, капитала и рабочей силы из Китая и Индии. Европа, «заново обретающая» Европу, с ее цивилизационной моделью, более популярной, вне всяких сомнений, удастся договориться с Россией, это едва ли удастся когда-нибудь вообще. Меркель старалась посредничать между твердой американской и твердеющей российской позициями, учитывая, что Германия Шрёдера, которую она получила в наследство, была ближе к России Путина, чем к Америке Буша. Не было сомнений, что Меркель будет говорить с более сильным немецким и американским акцентом, чем Шрёдер, но в любом случае она ищет согласия с Россией. чем американская, русская или китайская, с ее действующей без каких-либо идеологических компонентов экономикой, конечно же, оказывает большое влияние на общество и экономическое хозяйство стран Латинской Америки, Азии, Африки. Если из Америки Европа и видится медленной, неконкурентоспособной и слабой, то ее мягкая, приемлющая больше культур и языков, жизнеспособная, интегративная и конструктивная модель куда более конкурентоспособна, чем американская.
Когда латиноамериканцы или азиаты хотят ускорения, они смотрят на Китай и Индию, когда хотят сотрудничества и интеграции — на Европу13. Политики и инвесторы центральноевропейских государств — Германии, Австрии, Италии — едва ли уступят Соединенным Штатам или России такие центральноевропейские государства, как Прибалтика, Польша, Чехия, Словакия, Венгрия, Словения и Хорватия. Модель и цивилизационное будущее этих стран определят немецкий, австрийский, итальянский примеры. Сегодня эти страны в политическом смысле представляют собой большие коалиции, ищущие между собой согласия, или широкие партийные союзы, а не президентские, полупрезидентс- кие, двухполюсные политические системы. Большие европейские экономические субъекты, поднятые могучей волной объединения, в полную силу борются (в финансовой, энергетической сферах, в информатике и телекоммуникации) за перераспределение рынков, за приватизационные возможности с русскими и отчасти американскими и китайскими субъектами. Европейским ответом на хаотические центрально- европейские политические и экономические события 2006—2007 годов может стать только консолидация. Европейские, прежде всего немецкие, итальянские, австрийские, испанские, французские поставщики услуг в сферах финансов, информатики, общественно-полезного технического оборудования, медицины готовы обосноваться в этом регионе. База для этого существует, она создана крупными европейскими производственными и банковскими объединениями. Однако та же Европа будет стремиться получить свою долю и в Восточной Европе за пределами ЕС, прежде всего в России, и обеспечить себе поставки русских энергоресурсов.
<< | >>
Источник: Калинин И.. «Холодная гражданская война». Раскол венгерского общества / Пер. с венгерского. — М.: Новое литературное обозрение. — 224 с.. 2009

Еще по теме К новой Европе?:

  1. § 1. Европейская система защиты прав человека
  2. § 1. Европейский суд справедливости - основной носитель судебной власти в Европейском союзе
  3. § 2. Прецедентный характер решений Европейского суда справедливости
  4. Юридическая природа и характер решений европейского суда по правам человека
  5. НА ПУТИ К ИНФОРМАЦИОННОМУ ОБЩЕСТВУ: ОПЫТ ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА, БЕЛАРУСИ И РОССИИ А.А. Лазаревич
  6. «ПЛАН МАРШАЛЛА». НОВЫЙ ПОДЪЕМ ЗАБАСТОВОЧНОГО ДВИЖЕНИЯ
  7. КОНЕЦ ВОЙНЫ В ИНДОКИТАЕ. БОРЬБА ВОКРУГ «ЕВРОПЕЙСКОГО ОБОРОНИТЕЛЬНОГО СООБЩЕСТВА»
  8. Экономическая и социальнаяполитика Европейского сообщества
  9. К новой Европе?
  10. Лекция 7. Эпоха раннего Нового времени
  11. Из истории праздника Нового года
  12. РОССИЙСКАЯ ВЫСШАЯ ШКОЛАИ НОВАЯ ДИНАМИКА РАЗВИТИЯВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ В МИРЕ:СООТНОШЕНИЕ ГЛОБАЛЬНОГОИ ЛОКАЛЬНОГО УРОВНЕЙ
  13. Глава 2 АЗИЯ, АМЕРИКА И ЕВРОПЕЙСКАЯ КОНЪЮНКТУРА
  14. СУЩНОСТЬ ВЛАСТИ Новый порядок в Европекак историко-философская проблема Дункер унд Хумблорт. Берлин, 1943 г.
  15. ИМПЕРИИ И РЕЛИГИИ ПРИ РАННЕМ КАПИТАЛИЗМЕ: ЭКСПАНСИЯ ЕВРОПЕЙСКИХ ЦИВИЛИЗАЦИЙ
  16. 3. Европейский союз: уроки интеграции
  17. ГЛАВА 86 ЕВРОПЕЙСКОЕ СООБЩЕСТВО
  18. Ш. Эйзенштадт. О ХАРАКТЕРЕ ЕВРОПЕЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ СПЕЦИФИКА ЕВРОПЕЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ