<<
>>

3.3. Новые моменты в политических отношениях между СССР и МНР во второй половине 1980-х гг.

Авторитарный режим, установленный руководством Монгольской народно-революционной партии в Монголии, блокировал все возможности для открытой критики хотя бы отдельных моментов советско-монгольских отношений.
Тем не менее, основания для этого у монгольского руководства были. Несмотря на выполнение народно-хозяйственных планов и установления довольно высоких темпов ВВП, экономическое положение в стране ухудшалось. Становилось очевидно, что процесс стагнации зашел слишком глубоко. И переломить ситуацию даже при положительном росте экономики было невозможно. В МНР связывали это с неэффективностью российской помощи МНР, с отказом советской стороны создавать предприятия перерабатывающей промышленности.

Наиболее прозорливые монгольские политики и экономисты- профессионалы начинали все громче говорить о необходимости изменения сырьевой направленности развития национальной экономики, изменения характера монгольской индустриализации посредством переориентации ее на организацию добычи минерального сырья промышленными способами. Появлялись предложения расширить масштабы промышленной переработки сырья на местах. Особенно это относилось к животноводческому сырью, но в конце 1980-х гг. монгольская сторона стала обращаться к СССР с просьбами о строительстве на территории МНР предприятий тяжелой промышленности, в чем ей было фактически отказано. Таким образом, Советский Союз продолжал сохранять контроль над источниками сырья, а МНР не решалась назвать торговлю с Советским Союзом неравноправной. Для этого, во- первых, потребовалось бы освобождение в первую очередь руководства МНРП от гипноза теории некапиталистического пути развития, от поднятой на щит известной теоретической установки Ю. Цеденбала, считавшего, что индустриализация в Монголии проводится при опоре на тяжелую промышленность СССР и его рабочий класс. Тем самым задача МНР в области социалистической индустриализации значительно упрощалась, а роль Монголии, выступающей в качестве поставщика сырья, оставалась неизменной.

Выступать против такой политики было бессмысленно и не в интересах самой Монголии, поскольку Советский Союз служил гарантом ее государственной и экономической безопасности, продолжая поставлять ей жизненно важные для нее товары: продовольствие, энергетические ресурсы - бензин и горюче-смазочные материалы, электроэнергию и другую продукцию. Кроме того, в соответствии с договором 1966 года, Советский Союз выступал гарантом неприкосновенности монгольских границ. В памяти монгольского народа сохранились события на реке Халхин- Гол, участие подразделений Монгольской народно-революционной армии в войне Советского Союза против империалистической Японии, сыгравшей большую роль в признании МНР Китаем и приеме ее в Организацию Объединенных Наций.

С этими фактами Монголия не могла не считаться. Соответственно МНРП и правительство МНР тщательно обходили молчанием такие «острые углы» в истории советско-монгольских отношений, как политические репрессии, ликвидация буддийских монастырей и большого отряда лам на территории МНР. Упоминание об этих событиях, если без этого невозможно было обойтись в исторических исследованиях, непременно сопровождалось оправдательными комментариями. Но это не означает, что в народной памяти эти факты не сохранились.

Важную роль в советско-монгольских отношениях в рассматриваемый период играла конфронтация между Москвой и Пекином. В китайских исторических трудах, особенно последнего времени, поддержка Улан-Батором политики Кремля трактовалась почти исключительно как результат подчинения монгольской внешней политики интересам Советского Союза. Однако есть основания считать, что Монголия была не менее, чем СССР, заинтересована в том, чтобы на ее территорию были введены части советской армии. Об этом свидетельствует, прежде всего, тот факт, что это было сделано по просьбе монгольского правительства. Во- вторых, существовал еще один немаловажный факт - дислокация отборных дивизий китайской армии в непосредственной близости к китайско-монгольской границе представляла собой непосредственную угрозу национальной безопасности МНР.

Учитывая все выше сказанное, думается, можно утверждать, что отношения между СССР и МНР в период 1921-1990 гг.

в принципе были взаимовыгодны, но в их сфере наблюдались элементы, свидетельствовавшие о глубокой зависимости Монголии от внутренней и внешней политики Советского Союза, и это все сильнее начинало задевать национальные чувства монголов.

К положительным результатам советско-монгольских отношений того времени, бесспорно, относится то обстоятельство, что привязка МНР к Советскому Союзу удержала ее от реальной возможности быть поглощенной Китаем.

Вышеперечисленные и многие другие причины, прежде всего, экономического характера, высокая зависимость от внешней помощи, идеологизирование всех сторон общественной жизни - все это формировало предпосылки к зарождению кризиса системы власти в МНР. В годы плановых пятилеток постоянно увеличивались капиталовложения в народное хозяйство, что вело к накоплению основных фондов, и, соответственно, росту производства национального дохода и реального благосостояния населения. Однако масштабы роста были ограничены и темпы его снижались, хотя капитальное строительство расширялось. Фактически экономика Монголии развивалась экстенсивным путем и продолжала носить сырьевой характер. В стране продолжался рост населения. Если по переписи 5 января 1979 г. насчитывалось 1595 тыс. человек, то на конец 1987 г. - 2019 тыс. человек, или на 32,3 % больше229. Это увеличивало демографическую нагрузку на общество, порождало безработицу. В течение нескольких пятилеток строились и вступали в эксплуатацию крупные объекты стратегического значения, что требовало немалых затрат на подготовку квалифицированных кадров, строительство жилья и других объектов социально-бытового назначения. В начальный же период эксплуатации размеры прибыли от производственной деятельности этих предприятий были незначительны. К тому же финансирование строительства производилось за счет внешних займов и кредитов. Если в середине 1970-х гг. задолженность МНР Советскому Союзу составляла около 2,2 млрд. рублей, то в 1989 г. монгольский долг возрос до 9,7 млрд. переводных рублей.230. При этом не отрицалось народнохозяйственное значение сооруженных с советской помощью крупных промышленных объектов, но, тем не менее, факт растущей задолженности оказал негативное влияние на развитие монгольской экономики и стимулировал зарождение антисоветских настроений. Проблема осложнялась тем, что с конца 1970-х и в течение 1980-х гг. темпы роста цен на монгольские экспортные товары, поставляемые в СССР, существенно отставали от увеличения цен на советские энергетические ресурсы, машины, оборудование и другие готовые товары, получаемые МНР по импорту.

Еще одним обстоятельством, влиявшим на ухудшение положения дел в стране, был сырьевой характер монгольской экономики. V и VII пленумы ЦК МНРП (1989) как негативный факт подчеркивали, что экономика МНР продолжает носить сырьевую направленность, в ее структуре отсутствуют отрасли, определяющие научно-технический прогресс, в том числе

производство черных и цветных металлов, машиностроение, электроника, химия273.

Одновременно подчеркнем, что неправомерно винить исключительно теорию в том, что произошло в Монголии и других бывших социалистических странах в конце прошлого века. Действительно, теории способны приводить в действие миллионные массы населения, но для этого они непременно должны выражать их основной интерес, давать надежду на будущее. Расхождение теории с практикой обычно приводит к кризисам и радикальным переменам в курсе развития. Теории используют не массы, а политические лидеры. Попытки реализовать искусственно сконструированную теорию некапиталистического пути развития - вопреки местным условиям и общему направлению мирового прогресса - стали одной из важных причин революционных событий 1990 г. в МНР. Свою роль сыграл и тот фактор, что Монголия как страна малая, слаборазвитая, занимающая уязвимое геостратегическое положение между двумя гигантами - Россией и Китаем, в силу сложившихся исторических условий находилась под влиянием СССР. Она следовала его примеру социально- экономических преобразований, в том числе и в проведении рыночных реформ времен советской перестройки (т.е. до 1990 гг.).

До сих пор большинство исследователей утверждает, что Монголия полностью скопировала советскую модель экономического строительства. Между тем у нее были свои особенности. Главное отличие заключалось в менее эффективных результатах. Действительно, монгольская модель, как и советская, базировалась на общественной собственности в ее двух разновидностях - государственной и кооперативной. Управление

т По словам Ж. Батмунха, он поднимал вопрос об этом перед советским руководством, но, видимо. Советский Союз не был заинтересован в создании в МНР перерабатывающей промышленности, работающей на минеральном сырье.

экономикой в МНР, как и в СССР, носило централизованный, административно-командный характер. Сходство было и по некоторым другим параметрам системы, но одновременно от советской модели ее отличал рискованно высокий уровень зависимости от внешнего фактора - помощи Советского Союза. В структуре монгольской экономики отсутствовали отрасли, производящие машины и оборудование. Это вынуждало страну приобретать дорогостоящие импортные товары, экспортируя сырье по более низким ценам. Курс на интеграцию, проводимый Советом Экономической Взаимопомощи, позволял монгольскому руководству надеяться на взаимную дополняемость экономик стран-членов Совета. Как считает первый президент Монголии П. Очирбат, экономическая модель развития МНР в течение всех 70 лет, то есть от революции 1921 г. до начала 1990-х гг., носила следующие черты: -

ограниченность финансовых ресурсов; -

слабо диверсифицированный национальный экспорт, состоявший из небольшого числа статей товаров сырьевого происхождения; -

малочисленность обрабатывающих предприятий, деятельность которых при этом не окупала затраты на производство; -

импорт, как источник развития экономики; -

доминирование государственной или огосударствленной собственности; -

слабое развитие транспорта, связи и других отраслей инфраструктуры; -

отсутствие конкуренции между предприятиями государственной собственности, их большие затраты и низкая прибыль; - низкий коэффициент использования производственных мощностей как результат отсутствия рыночных отношений; а накопление и складирование нереализованной продукции - стимулирования высоких плановых заданий и их перевыполнения.

При этом в стране действовала система бесплатного обучения и бесплатного медицинского обслуживания274.

Следовательно, к началу 1990-х гг. в экономическом плане Монголия оставалась страной с неразвитым рынком, не участвовавшей в широком мировом и региональном разделении труда. Слабыми звеньями народного хозяйства МНР были низкий уровень развития отраслей, производивших товары первой необходимости, ограниченный по объему и номенклатуре экспортный потенциал, нерациональная структура рабочих и инженерных кадров. Из опубликованного только в 1991 г. детального протокола заседания политбюро ЦК МНРП от 5 мая 1987 г. следует, что уже в то время в городах ощущался недостаток мяса и стоял вопрос о его нормированной продаже по талонам275. Интегральным показателем слабости была структура источников формирования валового национального дохода и, соответственно, государственного бюджета страны. Так, 40% годового государственного бюджета МНР формировалось за счет кредитов и помощи Советского Союза. Накопившаяся задолженность явно превышала финансовые возможности страны вернуть долг. Советский Союз, чье экономическое положение становилось все более напряженным, оказался вынужденным попытаться вернуть себе долги других государств. В их числе за 12 социалистическими странами числилось 43,8 млрд. руб., включая долг МНР, превысивший 9 млрд. переводных рублей276.

В конце 1980-х гг. командно-административная система управления и в Советском Союзе и, соответственно, в МНР, наиболее негативно проявила свою неспособность к действию и превратилась в тормоз на пути к прогрессу. Ослабление руководящей роли КПСС в своей собственной стране и в мировой системе социализма в целом еще до полного отстранения ее от власти способствовало кризису политического строя в Монголии, отягощенного острейшими экономическими неполадками. Разрыв интеграционных связей ме>кду монгольской и советской экономиками в условиях, когда делались первые попытки рыночных преобразований, вызвал цепную реакцию: экономический кризис в СССР повлек за собой кризис монгольской экономики.

Упомянутый выше V пленум ЦК МНРП, который вынес решение о перестройке всех сфер экономики и духовной жизни общества, не имея при этом четкой концепции преобразований, не коснулся главного - перестройки политической системы. Такое половинчатое решение не могло удовлетворить население, особенно молодежь, которая чутко прислушивалась к тому, что происходит в других социалистических странах. Оно стимулировало выход давно накопившемуся в стране неудовлетворению положением дел в МНР. В обществе появились силы, сознающие, что важнейшими условиями поступательного развития Монголии является устранение монополии МНРП на власть, конституциализация многопартийности, обеспечение гражданских прав и свобод, создание соответствующих институтов, гарантирующих их развитие, установление демократической системы выборов в высшие органы власти. В мае 1986 г. в Улан-Баторе состоялся XIX съезд Монгольской народно-революционной партии. Съезд принял решение об обновлении МНРП. Монгольские коммунисты заявили о целесообразности «поставить как практическую задачу переход к экономическим методам управления на всех уровнях народного хозяйства. Именно на это должны нацеливаться наша плановая работа, критерии и механизм оценки хозяйственной деятельности, в том числе проводимых ныне экономических экспериментов»277.

XIX съезд МНРП утвердил курс на интенсификацию экономики и укрепление социально-политической системы монгольского общества231. Однако какая-либо целостная концепция перестройки с учетом местных условий съездом предложена не была. У руководства образованной в 1992 г Российской Федерации отсутствовала четкая, научно обоснованная концепция создания нового общества на подлинно демократических основах и рыночной экономике. Поэтому в теоретическом плане монгольским лидерам не на что было опереться при разработке собственной национальной концепции развития страны в новых международных условиях. Это обстоятельство в значительной мере послужило причиной развернутой критики в адрес МНРП со стороны новых демократических сил страны. Критика МНРП неизбежно повлекла за собой и критику политики КПСС и советского государства в отношении Монголии. После съезда в монгольском обществе, особенно в молодежной среде, внимание к теории и практике обновления продолжало нарастать. С другой стороны, продолжавшиеся регулярные встречи и беседы монгольских руководителей с М. Горбачевым и другими ведущими политическими деятелями Советского Союза сыграли большую

w XIX съезд Монгольской народно-революционной партии. Улан-Батор, 28-31 мая 1986 г. - M.: Политиздат. 1987. - C.44-45.

т Монгол ардын хувьсгалт намын XIX их хурал. Дэлгэрэнгуй тайлан илтгэл (XIX съезд Монгольской народно-революционной партии. Стенографический отчет). - Улан-Батор. 1986.

отказывалась от строительства в МНР металлургического завода, но и активности на это счет не проявляла. Возможно, что предостережение М. Горбачева относительно слепого копирования советского опыта перестройки оказало влияние на то, что непосредственный переход к политике перестройки в Монголии осуществлялся постепенно. Только на XIII съезде монгольских профсоюзов (1987) Ж. Батмунх впервые в своем официальном выступлении заявил: «Перестройка - это тот путь, на который мы ориентируемся»260. Вслед за тем V Пленума ЦК МНРП (1988) выдвинул задачу обновления. Она была сформулирована, как «осуществление перестройки, которая охватила бы экономику, политическую систему и духовную сферу в целом»261. Но эти реформы весьма напоминали реформы 1960-х гг., проводимые в СССР и других странах социализма, когда во главу экономических преобразований выдвигалась задача повсеместного распространения хозрасчета.

В 1988 г. в намерения партии по вопросам перестройки не входило проведение радикальных системных перемен в МНР, реформы должны были проходить по-прежнему в рамках социалистического строя. Обновление политической сферы было ограничено перестройкой организационной и идеологической работы партии. Но общее смягчение политического климата в стране все-таки имело место. Так, после V пленума в монгольских СМИ стали публиковаться материалы об обновлении и перестройке в стране262.

""Жамбын Батмунх. Речь на XIII съезде монгольских профсоюзов 14 мая 1997 г. //Жамбын Батмунх, Избранные статьи и речи. Август 1984 г. -декабрь 1987 г. -М.: Политиздат, 1988. - С. 271.

я,0 новых задачах по совершенствованию организационно-партийной и идеологической работы. Постановление V пленума Центрального комитета МНРП (принято единогласно 22 декабря 1988 года) // Новости Монголии. -1988. - 27 дек.

Монгол Улсын туух. Тавдугаар боть (История Монголии. Т. 5 (XX век). -УБ, 2003. - С. 459.

отказывалась от строительства в МНР металлургического завода, но и активности на это счет не проявляла. Возможно, что предостережение М. Горбачева относительно слепого копирования советского опыта перестройки оказало влияние на то, что непосредственный переход к политике перестройки в Монголии осуществлялся постепенно. Только на XIII съезде монгольских профсоюзов (1987) Ж. Батмунх впервые в своем официальном выступлении заявил: «Перестройка - это тот путь, на который мы ориентируемся»260. Вслед за тем V Пленума ЦК МНРП (1988) выдвинул задачу обновления. Она была сформулирована, как «осуществление перестройки, которая охватила бы экономику, политическую систему и духовную сферу в целом»261. Но эти реформы весьма напоминали реформы 1960-х гг., проводимые в СССР и других странах социализма, когда во главу экономических преобразований выдвигалась задача повсеместного распространения хозрасчета.

В 1988 г. в намерения партии по вопросам перестройки не входило проведение радикальных системных перемен в МНР, реформы должны были проходить по-прежнему в рамках социалистического строя. Обновление политической сферы было ограничено перестройкой организационной и идеологической работы партии. Но общее смягчение политического климата в стране все-таки имело место. Так, после V пленума в монгольских СМИ стали публиковаться материалы об обновлении и перестройке в стране262.

""Жамбын Батмунх. Речь на XIII съезде монгольских профсоюзов 14 мая 1997 г. //Жамбын Батмунх, Избранные статьи и речи. Август 1984 г. -декабрь 1987 г. -М.: Политиздат, 1988. - С. 271.

я,0 новых задачах по совершенствованию организационно-партийной и идеологической работы. Постановление V пленума Центрального комитета МНРП (принято единогласно 22 декабря 1988 года) // Новости Монголии. -1988. - 27 дек.

Монгол Улсын туух. Тавдугаар боть (История Монголии. Т. 5 (XX век). -УБ, 2003. - С. 459.

Таким образом, в монгольском обществе накапливалась критическая масса недостатков, противоречий трудностей, разрешить которые старыми методами было невозможно.

Анализ советско-монгольских отношений в период «холодной войны» показал следующее.

Во-первых, главным инициатором установления новых, справедливых и равноправных отношений со всеми странами мира, в особенности с колониальными и зависимыми странами была советская Россия.

Во-вторых, налаживание советско-монгольских отношений началось еще до победы Монгольской народной революции 1921 года. Основным направпением этих отношений стало политическое сотрудничество. Монгольская народно-революционная партия стала второй после КПСС правящей марксистско-ленинской партией, поэтому советско-монгольские отношения развивались, прежде всего, по линии сотрудничества между партиями, то есть носили ярко выраженный политический характер. Они привели к заключению дипломатических отношений между Внешней Монголией и советской Россией дипломатических отношений. Россия де-факто признала Монголию, что послужило подъему отношений двух стран на более широкий уровень. Образование СССР привело к дальнейшему развитию межгосударственных отношений.

В-третьих, новые межгосударственные отношения приобрели военно-политический характер, благодаря которому Монголии удалось сохранить независимость от Китая и подтвердить его де- юре в 1946 г.

В-четвертых, Монгопия, несмотря на то, что она является страной малой, продемонстрировала возможность решить свои многие внутренние и международные проблемы при опоре на более мощное соседнее государство. В этом плане она использовала СССР так же, как и он использовал ее. Выгода оказалась взаимной.

В пятых, торгово-экономические отношения между СССР и МНР в тот период носили специфический характер. Советский Союз в 30- е годы предпринял попытку навязать Монголии ускоренный переход к социалистическим производственным отношениям, что нанесло ее экономике большой ущерб. Но превратившись в монопольного внешнеторгового партнера МНР, Советский Союз был вынужден взять на себя ответственность за развитие производительных сил страны. Монопольное положение СССР в сфере монгольской экономики в огромной степени ограждало МНР от влияния Китая и стран Запада. При экономической помощи СССР в МНР был построен ряд промышленных предприятий, фактически созданы целые отрасли вполне современной промышленности, обеспечивающие занятость городского населения, производство товаров широкого потребления, а главное, на советские кредиты и с помощью советских кадров в стране был сооружен флагман монгольской индустрии - крупнейший в Северно-Восточной Азии горно-обогатительный комбинат «Эрдэнэт», обеспечивающий до 40% валового внутреннего продукта Монголии. Кроме того, Советский Союз оказал разностороннее содействие МНР в строительстве угольных разрезов, электростанций, жилых массивов и многих других объектов производственного и социально-бытового назначения. Советская помощь была неоценима в решении Монголией таких проблем, как организация здравоохранения и медицинского обслуживания населения, создание системы народного образования, позволившего стране в сжатые сроки ликвидировать неграмотность, широко познакомиться с достижениями мировой литературы и искусства. Бесспорна положительная роль Советского Союза в организации и развитии монгольской науки. В научных учреждениях СССР готовились научные кадры, в обеих странах длительное время международные коллективы совместно разрабатывали актуальные проблемы экономического строительства в МНР, в том числе в области геологии, биологии, медицины, географии и истории.

Но в системе советско-монгольских отношений постепенно возникали такие особенности, как неудовлетворенность монгольской стороны зависимостью от своего более мощного партнера, социалистическим характером экономики, медленно повышающимся уровнем жизни народа. Одним из главных мотивов грядущих перемен, на наш взгляд, было зарождение мелкобуржуазных взглядов, требований экономических прав и свобод для различных форм собственности.

один со своими проблемами. Одновременно новая РФ оказалась окруженной по своему западному периметру странами, проявлявшими к ней определенное недоверие, на Востоке стояла задача укрепления отношений с Китаем, которым предшествовал длительный период противостояния.

Потребность в формировании новой внешней политики РФ была продиктована новыми обстоятельствами и задачами. В их решении она вряд ли могла рассчитывать на первоочередную помощь со стороны малых, слаборазвитых стран. Но при этом она продолжала испытывать определенную ответственность за положение дел в Монголии, которая длительное время была военно-политическим союзником и торгово-экономическим партнером Советского Союза. Но реализация этой ответственности затруднялась развивавшимся в России глубоким экономическим кризисом, который перекинулся и на Монголию, приняв, таким образом, транснациональный характер.

Таким образом, на отведение Монголии новой ниши в системе международных отношений Российской Федерации в первую очередь влияет экономический потенциал современной России. Однако современная Россия к числу передовых в экономическом и техническом отношениях стран не принадлежит283. Величина ВВП у России (6,9 тыс. долл. в год) была в 1,8 раза больше, чем в среднем у развивающихся стран, но в 3,2 меньше, чем у развитых284. За 90-е гг. прошлого века структура отечественного промышленного производства «утяжелилась». На 10.6 пунктов вырос удельный вес добывающих отраслей, металлургии, нефтепереработки, химии и деревообработки. При этом доля машиностроения возросла

ж Оболенский В.П. Внешнеэкономические связи России: возможности качественных изменений. - М: Наука, 2003.-С. 38.

ш Мировая экономика: глобальные тенденции за 100 лет. - М.: Юрист, 2003. - С. 511-512.

один со своими проблемами. Одновременно новая РФ оказалась окруженной по своему западному периметру странами, проявлявшими к ней определенное недоверие, на Востоке стояла задача укрепления отношений с Китаем, которым предшествовал длительный период противостояния.

Потребность в формировании новой внешней политики РФ была продиктована новыми обстоятельствами и задачами. В их решении она вряд ли могла рассчитывать на первоочередную помощь со стороны малых, слаборазвитых стран. Но при этом она продолжала испытывать опредепенную ответственность за положение дел в Монголии, которая длительное время была военно-политическим союзником и торгово-экономическим партнером Советского Союза. Но реализация этой ответственности затруднялась развивавшимся в России глубоким экономическим кризисом, который перекинулся и на Монголию, приняв, таким образом, транснациональный характер.

Таким образом, на отведение Монголии новой ниши в системе международных отношений Российской Федерации в первую очередь влияет экономический потенциал современной России. Однако современная Россия к числу передовых в экономическом и техническом отношениях стран не принадлежит283. Величина ВВП у России (6,9 тыс. долл. в год) была в 1,8 раза больше, чем в среднем у развивающихся стран, но в 3,2 меньше, чем у развитых284. За 90-е гг. прошлого века структура отечественного промышленного производства «утяжелилась». На 10.6 пунктов вырос удельный вес добывающих отраслей, металлургии, нефтепереработки, химии и деревообработки. При этом доля машиностроения возросла

ж Оболенский В.П. Внешнеэкономические связи России: возможности качественных изменений. - М: Наука. 2003.-С. 38.

ш Мировая экономика: глобальные тенденции за 100 лет. - М.: Юрист, 2003. - С. 511-512.

незначительно, а удельный вес электротехнического и транспортного оборудования даже сократился285. При такой структуре промышленного производства экспортный потенциал страны неизбежно ограничивается главным образом минерально-сырьевыми ресурсами и полуфабрикатами.

Внешняя политика РФ, нацеленная на равноправное сотрудничество и партнерство со всеми странами мира, начала переходить на общепринятые принципы экономических отношений. Важнейшим принципом ее внешней политики стал отказ от добровольной самоизоляции и курс по пути встраивания в мировую экономику. Вполне закономерно, что основным направлением внешнеэкономической политики переходного периода стала либерализация внешнеэкономической деятельности, которая заключалась в последовательном снятии ограничений выхода российских товаропроизводителей. Торговых фирм и финансовых организаций на внешние рынки и создания более свободного режима доступа на внутренний рынок иностранных компаний и банков. Для обеспечения либерализации условий внешнеэкономической деятельности государство создало новый механизм ее регулирования, в частности, приняло в 1992 г. закон «О валютном регулировании и валютном контроле», которым стал регулироваться ввоз и вывоз валюты и валютных ценностей. Этим актом фактически был введен режим внутренней конвертируемости рубля. Вместе с тем переход российской торговли на СКВ поставил в трудное положение страны, которые прежде входили в рублевую зону советской и сэвовской торговли. Это сильно подорвало, например, внешнеторговые позиции Монголии. Но данный закон не был направлен на ущемление

ж Там же. с. 569-570.

интересов малых, слаборазвитых стран, в целом он был сопоставим с экономическими и административными мерами, применяемыми большинством зарубежных стран. Об этом свидетельствует установленная Россией новая правовая практика внешнеэкономического сотрудничества.

В 1995 г. был принят закон «О государственном регулировании внешнеэкономической деятельности Российской Федерации». В соответствии с данным законодательным актом внешнеэкономическая деятельность России может осуществляться только исключительно посредством таможенно-тарифного и нетарифного регулирования. Иными словами, РФ применяет импортные и экспортные таможенные пошлины, вводя в исключительных случаях количественные ограничения экспорта и импорта (квотирование и лицензирование), осуществляет контроль над экспортом вооружений, военной техники и товаров двойного, военного и гражданского, назначения. Россия осуществляет государственную монополию на торговлю отдельными видами товаров, применяет защитные меры - специальные, антидемпинговые и иные пошлины в случаях нанесения установленного ущерба отечественным производителям, устанавливает технические барьеры, в том числе технические стандарты, экологические, санитарные и иные требования.

Что касается Монголии, то она в начале 90-х гг. стала осуществлять постепенный переход от государственной монополии внешней торговли к применению разрешительной системы к участникам внешнеэкономической деятельности, и в дальнейшем - к системе их регистрации. В настоящее время любая зарегистрированная фирма имеет право на проведение внешнеторговых операций. Сохранилось только лицензирование по некоторым товарам и разновидностям внешнеэкономической деятельности - туризм. Операции с ценными бумагами. Внешняя торговля драгоценными металлами. Некоторыми сырьевыми товарами. Но в 1993 г. лицензировалось только 4% экспорта и 2% импорта286.

Россия рассчитывала получить на Западе кредиты, поддержку своим политическим и экономическим реформам. Главной реформой при переходе к рынку стали либерализация цен и приватизация государственной собственности. Соответственно менялась роль государства в экономике. Произошел слом административно- командной системы управления народным хозяйством, принцип долгосрочного планирования его развития. Провозглашалось, что основной формой государственного регулирования станут разного рода профаммы - федеральные, республиканские и местные, призванные экономическими методами объединить усилия государственных органов, государственных и негосударственных предприятий вокруг задач, решаемых рыночными методами медленно и недостаточно эффективно287.

Выход на внешние рынки в России получили новые фирмы и корпорации, независимо от формы собственности, на которые они опираются. Естественно, что молодой российский бизнес потянулся в те страны, где была востребована его продукция, где сделки могли носить масштабный характер. Монголия этим требованиям не отвечала. Поэтому во внешнеэкономической стратегии России слаборазвитым странам особого внимания не уделялось. Монголия, не имевшая свободно конвертируемой валюты, хотя и была

ш Эрдэнбат Б. Рыночные реформы и открытая политика Монголии (1990-1997 гг.). - М.: ИМЭПИ РАН, 1997.-С. 66.

ж Попов Г. Фундамент реформы экономики // Этот трудный, трудный путь. - М.: Мысль, 1989. - С. 190.

заинтересована в российском рынке сбыта, но ее товары пользовались небольшим спросом и были дороги из-за высоких таможенных тарифов.

Монголии приходилось считаться с условиями сотрудничества с Российской Федерацией, то и России приходилось принимать во внимание новый характер политической власти в Монголии, обе страны сближали схожесть целей и характер политических и социально-экономических реформ.

Попытки России стать полноценным участником интеграционных процессов в Азиатско-Тихоокеанском регионе до сих пор остаются недостаточно решительными и результативными. Это является, по нашему мнению, одним из ответов на вопрос о том, почему торгово- экономическое сотрудничество между РФ и Монголией развивается медленным темпом. Но главное все-таки состояло в том, что и Россия, Монголия оказались в новых условиях, по правилам которых им предстояло развивать свои внешние связи в целом, в том числе и торгово-экономические отношения.

В конце 80-х - начале 90-х гг. прошлого века место и роль Монголии в системе международных связей новой России определялись следующими факторами: -

интенсификацией процессов глобализации мировой экономики, совпадение их по времени с требования модернизации социалистических обществ, позитивное развитие которых исчерпало свои созидательные возможности; -

снижением геополитической роли МНР для России в связи с улучшением российско-китайских отношений и выводом советских войск с территории Монголии; -

изменением внутренней и внешней политики России и Монголии в целом, снижением их экспортных потенциалов; -

выходом российского экономического кризиса за пределы РФ и распространение его влияния на Монголию.

Однако для того чтобы правильно оценить характер новых условий, влияющих на российско-монгольские отношения, необходимо проанализировать ситуацию в Монголии начала 90-х гг.

Радикальные перемены в политической и экономической жизни монгольского общества начались под воздействием кризиса в СССР и своих внутренних факторов. Необходимо добавить к этому, что в соседнем Китае рыночные реформы обеспечили к тому времени значительное продвижение КНР по пути всесторонней модернизации. За десятилетие (1977-1987) среднегодовой показатель роста там составил 9%, а доход в расчете на душу населения увеличился в 2 раза232. Успехи Китая в экономической области привлекли тогда внимание всего мира, но особенно притягательным становился китайский опыт для слаборазвитых стран, находящихся в поиске новых путей развития в целом, экономического роста в частности. Заметим, однако, что трагические события летом 1989 г. на площади Тяньаньмэнь в Пекине существенно поколебали авторитет Китая как демократического государства.

Особенностью политической ситуации в МНР конца 1989 - начала 1990 гг. был быстрый подъем и организационное оформление нарастающего демократического движения. Его зарождение началось с создания различных неформальных групп и объединений. Их было немало, но наиболее активно действовало объединение «Новое поколение» («Шинэ уе»). Развивал свою деятельность ряд дискуссионных клубов, в том числе «Ёртонц» («Вселенная»), Клуб молодых экономистов и другие. Отмена цензуры способствовала выпуску листовок, новых газет и брошюр с разъяснением задач демократического движения. В итоге политизация монгольского общества, массовых деятельности организаций, в том числе Монгольского союза студентов, Союза монгольских писателей, Монгольского революционного союза молодежи, Монгольских профсоюзов резко ускорилась. В ноябре 1989 г. в Улан-Баторе прошли многочисленные собрания молодежи, которая выступала в поддержку политики перестройки и обновления. В итоге был создана новая политическая организация - Монгольский демократический союз (далее - Демсоюз или МДС). Участие в союзе не было ограничено возрастом. Координатором демократических сил был избран аспирант Монгольского государственного университета Санжаасурэнгийн Зориг, впоследствии погибший от руки неизвестного убийцы.

По своему социальному составу союз представлял различные слои монгольского общества, но ядром его была городская молодежь, студенты, журналисты, представители интеллигенции, недовольные ухудшением условий жизни, отсутствием политических свобод, массовым пребыванием советских специалистов, которые были гораздо лучше обеспечены жильем, продовольствием и пр. На их фоне жизнь населения при пустеющих магазинах казалась особенно убогой. Поиски причин сложившегося положения вели в одну сторону - сторону Советского Союза, который нес на себе не писаные обязательства во всем и всегда безоговорочно помогать монгольскому народу.

Монгольский демократический союз представлял собой первую, организационно оформленную политическую структуру, открыто объявившую себя оппозиционной МНРП. Поэтому критика кризисной ситуации со стороны МДС развивалась по двум направлениям - против МНРП и против Советского Союза, что, впрочем, не нашло никакого отражения в официальных документах, составляющих правовую базу российско-монгольских отношений.

МДС сформулировал свою политическую программу, в которой содержались характеристика кризисного состояния страны и его причин, констатация факта, что темпы и формы перестройки в МНР не отвечают задачам выхода из кризиса. В связи с этим МДС потребовал досрочного проведения выборов в Великий народный хурал и соблюдения его строгой отчетности в своей деятельности перед народом233.

Эти требования, были предъявлены в первую очередь, руководящим государственным и партийным органам МНР. В обращении, адресованном проходившим тогда VII пленуму ЦК МНРП и очередной сессии Великого народного хурала, руководители Монгольского демократического союза конкретизировали свои политические требования. Главными среди них были: принять законы о партиях и о печати, изъять из текста действующей конституции 1960 г. пункт о руководящей роли МНРП в обществе, твердо соблюдать права граждан, реорганизовать Великий народный хурал в постоянно действующий парпамент и создать при нем выборный Совет по правам человека.

Демократы настаивали на принятии мер по перестройке и обновлению общества, на выведении банковской системы из подчинения Совету министров, а также на ликвидации системы материальных льгот для руководства (высокие служебные оклады, специальные магазины, медицинское обслуживание и прочее). Кроме того, союз поставил перед высшими органами власти страны вопрос о подведении итогов социально-экономического развития страны за все годы существования МНР и признании правящей партией ошибок и заблуждений в ее деятельности.

Демократы рекомендовали создать общественную комиссию для организации всенародного обсуждения ошибок и недостатков, допущенных в стране «из-за ее покорного» следования политике X. Чойбалсана и Ю. Цеденбала, реабилитировать всех репрессированных патриотов, простых граждан, народных целителей, лам и верующих, увековечить их светлую память и предоставить компенсацию оставшимся в живых или их семьям. МДС требовал широкого публичного осуждения культа личности покойного X. Чойбалсана и еще здравствовавшего Ю. Цеденбала.

Острой критике была подвергнута социально-экономическая модель развития МНР по советскому образцу. Так, Демократический союз потребовал, чтобы МНРП действовала в духе обновления и признала принудительный характер кооперирования аратов, взяла на себя вину за последствия антирелигиозной политики 20-30-х гг., осудила бы ошибочность своего одобрения событий в Венгрии в 1956 г. и в 1968 г. - в Чехословакии.200 Политические события застали руководство МНРП врасплох. Оно было явно не готово оказать отпор оппозиции, тем более что митинги и демонстрации проходили повсюду - на площадях и улицах столицы, на предприятиях и вокзалах, в аймачных центрах. Это грозило дезорганизацией всей внутренней жизни страны.

VII пленум ЦК МНРП (13 декабря 1989 г.), проходивший в напряженной политической обстановке, продемонстрировал определенную растерянность монгольского руководства перед неординарной ситуацией, его неготовность и неспособность серьезно повлиять на нее. Поэтому пленум традиционно сосредоточил основное внимание на обсуждении вопроса о дополнениях в устав партии и основных направлениях социально-экономического развития страны на 1991-1995 годы. Пленум произвел отдельные кадровые перестановки. Вместе с тем, участники его поддержали идею, выдвинутую впервые на V пленуме ЦК МНРП в 1988 г., об ошибочном подходе к отношениям собственности, заключавшемся в реорганизации ряда сельскохозяйственных объединений (кооперативы) в госхозы (огосударствление кооперативной собственности), в роспуске потребительской кооперации, передаче промысловой кооперации в ведение государства. Уступкой общественному мнению было решение пленума о том, что углубление экономической реформы в целом не представляется возможным без обновления отношений собственности234. Выступая на заседании пленума, Ж. Батмунх заявил о том, что членам партии и ее руководству необходимо освободиться от догм марксистско- ленинского учения. Он поставил вопрос о новом подходе к строительству социализма, необходимости понимания перестройки, обогащения его новым опытом социалистического строительства и новым современным мышлением235. Однако проблема, по всей видимости, состояла в том, что, руководство МНРП не представляла себе практические формы решения всех этих сложных задач. По этому поводу она не могла воспользоваться советами братских коммунистических партий и фактически осталась со всеми этими острыми проблемами один на один. Этим, по-видимому, можно объяснить тот факт, что в целом пленум обошел молчанием открытые признаки политической нестабильности в обществе, назревшего экономического кризиса и не выразил четкого отношения МНРП к развертывающемуся в стране демократическому движению. А оно продолжало набирать силу. Вскоре после пленума - 28 декабря 1989 г. в стране была создана еще одна новая политическая структура, назвавшая себя Социал-демократическим движением, на базе которого сформировалась Монгольская социал-демократическая партия (2 марта 1990 г.), наиболее радикально настроенная политическая организация, разыгрывавшая «советскую карту». В целом же, в первой поповине 1990 г. происходила дальнейшая кристаллизация демократических сил, сопровождавшаяся образованием новых партий и движений, при активной поддержке Монгопьского демократического союза. С декабря 1989 г. и до середины января 1990 г. МДС организовал и провел в столице не менее пяти массовых митингов населения. В феврале 1990 г. объявил о своем создании Новый прогрессивный союз, а 18 февраля того же года Демсоюз созвал свой первый съезд, на котором была создана Монгольская демократическая партия. Затем в марте (год тот же самый) сформировались еще несколько новых политических партий. Но контакты этих партий мееду собой были слабыми, не говоря уже об отсутствии связей с новыми политическими партиями России. Однако по некоторым данным, они стремились к установлению отношений с Коммунистической партией Китая, которая поддерживала в основном МНРП.

сужение роли государства, соблюдение прав человека, открытость страны внешнему миру, демократизация экономики и т.д.) эти исторические события можно квалифицировать как либерально- демократическую революцию. Либеральный характер революции был усилен быстрым уходом государства из экономики, признанием примата рынка над разумными руководящими функциями государства.

Монголия сделала свой исторический выбор в пользу строительства демократического гражданского общества, со свободной рыночной экономикой.

Таким образом, Монголия перестала быть страной с однопартийной системой и, отказавшись от курса на построение социализма и коммунизма, приступила к созданию новой модели социально-экономического развития.

Однако в этой новой модели наблюдается больше сходства с Россией, чем с такими демократическими государствами региона, как Япония и Южная Корея, с их высокой ролью государства в экономике. Слом административно-командной системы в Монголии и в России означал распад фундамента, на котором зиждились торгово- экономические интеграционные связи двух стран.

Большинство причин, породивших революционную ситуацию, крылось в социальной напряженности, в тяжелом материальном положении населения, неудовлетворенности позициями Монголии на международной арене, ее отношениями с Советским Союзом, тоталитарной ролью МНРП в жизни государства и общества. При этом в стране укоренились иждивенческие настроения, сформировавшиеся за десятилетия строительства социализма. Люди считали, что все их материальные проблемы должно решать государство. В обстановке сужение роли государства, соблюдение прав человека, открытость страны внешнему миру, демократизация экономики и т.д.) эти исторические события можно квалифицировать как либерально- демократическую революцию. Либеральный характер революции был усилен быстрым уходом государства из экономики, признанием примата рынка над разумными руководящими функциями государства.

Монголия сделала свой исторический выбор в пользу строительства демократического гражданского общества, со свободной рыночной экономикой.

Таким образом, Монголия перестала быть страной с однопартийной системой и, отказавшись от курса на построение социализма и коммунизма, приступила к созданию новой модели социально-экономического развития.

Однако в этой новой модели наблюдается больше сходства с Россией, чем с такими демократическими государствами региона, как Япония и Южная Корея, с их высокой ролью государства в экономике. Слом административно-командной системы в Монголии и в России означал распад фундамента, на котором зиждились торгово- экономические интеграционные связи двух стран.

Большинство причин, породивших революционную ситуацию, крылось в социальной напряженности, в тяжелом материальном положении населения, неудовлетворенности позициями Монголии на международной арене, ее отношениями с Советским Союзом, тоталитарной ролью МНРП в жизни государства и общества. При этом в стране укоренились иждивенческие настроения, сформировавшиеся за десятилетия строительства социализма. Люди считали, что все их материальные проблемы должно решать государство. В обстановке глубокого экономического кризиса функции монгольского государства по социальной защите населения начали свертываться.

Победа демократических сил в Монголии весной 1990 г. заложила предпосылки радикальных демократических преобразований, призванных коренным образом изменить весь политический строй государства - снизу до верху и подготовить условия для приватизации собственности, принадлежащей государству и кооперативам.

Становление новой демократической формы правления в первую очередь было связано с изменением характера власти, который носил тоталитарный характер. МНРП, единственная партия в стране, обладала конституционно закрепленной исключительной монополией на власть. Против такого порядка выступили все новые политические движения и партии. Но выход на политическую арену новых демократических сил, хотя и не привел к роспуску МНРП, однако подталкивал ее к преобразованию в разновидность демократической партии. В целом, политический строй страны начал претерпевать радикальные изменения, которые подводили к необходимости не ограничиваться внесением в текст Конституции МНР 1960 г. хотя и очень важных, но все-таки разрозненных изменений. Официальной датой принятия новой Конституции Монголии стало13 января 1992 г.

В 1994 г. Монголия приняла новую Концепцию внешней политики, в которой приоритетными отношениями были названы отношения с Россией и Китаем.

<< | >>
Источник: Джагнева О. А.. РАЗВИТИЕ РОССИЙСКО-МОНГОЛЬСКИХ ОТНОШЕНИЙ: ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ, ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ (1921-2005 гг.) / Диссертация / Элиста. 2006

Еще по теме 3.3. Новые моменты в политических отношениях между СССР и МНР во второй половине 1980-х гг.:

  1. § 95. Политические отношения Истеми-хана с Восточной Римской империей. Тюркский посол в Константинополе VI века
  2. Установление дипломатических отношений между Японией и СССР
  3. Восстановление отношений с СССР
  4. Отношения между тред-юнионами и партией
  5. Отношения между Конгрессом тред-юнионов 1 и лейбористской партией ;
  6. 2.2. Военно-политическое сотрудничество СССР и МНР
  7. 3.3. Новые моменты в политических отношениях между СССР и МНР во второй половине 1980-х гг.
  8. А. ОТНОШЕНИЕ МЕЖДУ ЦЕЛЫМ И ЧАСТЯМИ
  9. § 4. Судебная власть и политика. Конституционный суд - субъект политических отношений
  10. 2.6. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ИДЕИ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XX В.
  11. 6.4. Информационно-психологическая безопасность о политических отношениях
  12. § 1. Оренбургская экспедиция и основные тенденции политического и социально-экономического развития края во второй половине XVIII в.