<<
>>

I Образование и просвещение

Проблемы образования стали частью государственной политики, так как для успешного развития реформ требовались подготовленные и грамотные кадры. При Петре I был сделан акцент на создание светской школы.

В первой четверти XVIII в. сформировалась сеть казенных общеобразовательных и специальных школ. В более чем 40 городах России были созданы училища низшей ступени — цифирные школы, для детей солдат — гарнизонные школы. Школами высшего чина считались казенные профессиональные школы: Инженерная и Пушкарская (Артиллерийская). В них проходили подготовку будущие техники-специалисты. На первых порах туда принимали детей любого «военного чина», но впоследствии эти учебные заведения превратились в привилегированные. В 1707 г. в Москве, несколько позже — в Петербурге были созданы первые медицинские школы; на Урале и в Карелии в 1716 г. — горные училища. По стране были открыты кораблестроительные, штурманские и ремесленные школы.

В 1712 г. в Москве стала действовать Инженерная школа, а в Петербурге в 1719 г. — Инженерная рота, где продолжали обучение выпускники Инженерной московской школы. Из технических специальных учебных заведений самой известной была Навигацкая школа в Москве. В нее принимали детей от 12 до 17, а позже и до 20 лет. В двух классах учили русскую грамоту и арифметику, потом — геометрию, тригонометрию с приложениями в геодезии, астрономии, навигации и мореплавании. В числе предметов были живопись и «рапирное дело». Из Навигацкой школы вышли сотни инженеров, мореходов, гидрографов, топографов, бомбардиров и т. п. Вскоре подобные школы были открыты в Равеле, Нарве и Новгороде. В 1715 г. указом царя в Петербурге была основана Морская академия. Штат ее (305 учеников) был укомплектован из учеников Московской, Новгородской и Нарвской навигацких школ. Учились там в основном дети от 10 до 18 лет из знатных семей. Среди специальных предметов были навигация, фортификация, артиллерийское, мушкетное дело и главное — кораблестроение.

В Морской академии первое время основными учителями были иностранцы, долгое время там работал так же Леонтий Магницкий.

В провинции выстроилась сеть начального образования: епархиальные — для подготовки детей служителей церкви; цифирные — для обучения дворянских, приказных и дьяческих детей; гарнизонные — для солдатских детей. Новые учебные заведения во многом еще сохраняли средневековые традиции. Обучение было индивидуальным, возраст учеников колебался от 7 до 15 лет, главным методом была зубрежка и жесткие наказания.

В 1714 г. было введено положение, по которому венчаться могли только те молодые дворяне, кто представлял свидетельство о прохождении курса обучения. Впервые обучение приравнивалось к военной службе: за побег — смертная казнь, за провинность — розги.

Особую группу учебных заведений составляли высшие школы по подготовке высокообразованных кадров духовенства. Продолжала действовать Славяно-греко-латинская академия в Москве. Переданная в 1727 г. Синоду, она была разделена на «школы»: Славяно-латинскую (357 учеников), Славяно-российскую (143 ученика) и Еллино-греческую (41 ученик). Другим крупным центром духовного образования оставалась Киево-Могилянская академия. В 1727 г. в ней училось более 500 человек. К концу царствования Петра I по губерниям были открыты 42 цифирные школы, где обучалось около 2000 учащихся и 46 епархиальных школ для детей духовенства.

Важнейшим событием была организация первого в стране высшего гражданского учебного заведения — Московского университета. Куратором его был влиятельный вельможа — И. И. Шувалов, известный меценат, основатель и президент Академии художеств. Особая роль в создании Московского университета принадлежит М. В. Ломоносову. Он разработал проект организации университета, добивался, чтобы университет был бессословным и светским учебным заведением (в нем не было богословия). В 1755 г. Московский университет принял первых студентов (преимущественно представителей разночинных слоев) на три факультета — философский, юридический и медицинский.

При университете была создана специальная гимназия с двумя отделениями — для дворян и разночинцев. Здесь изучались латинский, один из европейских языков, математика, словесность и история. М. В. Ломоносов для обучения русскому языку написал «Риторику» и «Российскую грамматику».

Во второй половине столетия Московский университет стал крупнейшим центром науки и просвещения. В нем преподавали профессора С. Е. Десницкий, Д. С. Аничков, Н. Н. Поповский, А. А. Барсов и др. Большую пользу оказал университет по распространению просвещения среди народов России. По образцу московской была создана гимназия в Казани. В Московском университете была разработана чувашская грамматика, грузинская и татарская азбуки.

В середине XVIII в. характер просвещения несколько изменился. Часть учебных заведений, рассчитанных ранее на обучение детей разных сословий, постепенно превращались в школы закрытого типа. Из Навигацкой школы в 1753 г. был создан Морской шляхетский корпус для дворянских детей, на базе Артиллерийской и Инженерной школ начали действовать одноименные корпуса, которые находились под покровительством правительства. Из начальной школы сохранились лишь гарнизонные, куда вошли со временем петровские цифирные школы. После крестьянской войны и Французской революции власть уже не стремилась к распространению знаний среди народа. «Черни не должно давать образования, поелику она будет знать столько же, сколько вы да я, то не станет повиноваться нам в той мере, в какой повинуется теперь» — писала Екатерина II фельдмаршалу П. С. Салтыкову.

Расширение сети школ и профессиональных учебных заведений требовало издания учебной литературы. Появились учебники по разнообразным отраслям знаний: математике, геометрии, астрономии и др. В 1703 г. была напечатана «Арифметика, сиречь наука числительная» Л. Ф. Магницкого. На смену «Азбуке», «Часослову», «Псалтыри» пришли «Букварь» и «Грамматика славянская» директора Печатного двора и синодальной типографии в Москве Ф. П. Поликарпова. В 1703 г.

были изданы «Таблицы логарифмов и синусов», в 1708 г. — «Геометрия словенская землемерия. Принцип циркуля и линейки». Выпускались переводные руководства по архитектуре, фортификации, астрономии и т. п.

Увеличение потребности в учебной и светской литературе привело к расширению печатного дела. В XVII в. в Москве работала одна типография, к концу царствования Петра I их было уже несколько десятков. Стали доступны для чтения философские сочинения Б. Спинозы, Р. Декарта, Ф. Бекона, Г. Лейбница. В 1713 г. на русском языке был напечатан курс космологии Аристотеля, работы Н. Коперника, Г. Галилея, И. Ньютона. Появились сочинения русских авторов — В. Н. Татищева, А. Д. Кантемира, В. К. Тредиаковского и др. В 1714 г. открылась первая в России Государственная публичная библиотека в Петербурге. Стала развиваться книжная торговля.

Средством для просвещения населения становилась периодическая печать. По указу Петра I начали печататься и распространяться ранее рукописные «Куранты», чтобы «смотрели и учились». Впоследствии это издание было переименовано в «Ведомости» и оно считается первой официальной газетой России (тираж от 100 до 2500 экз.). В 1728 г. в Петербурге вышел первый журнал — «Месячные исторические, генеалогические и географические примечания в Ведомостях».

По воле Петра I началось формирование научных коллекций. В 1718 г. царским указом предписывалось предъявить «как человеческих, так и скотских, звериных и птичьих уродов», а также «старые надписи на каменьях, и прочее все, что зело старо и необыкновенно». В результате в 1719 г. для всеобщего обозрения была открыта Кунсткамера, коллекция которой стала в будущем основой для Эрмитажа, Военно-Морского и Артиллерийского музеев. Новинкой для того времени был и «аптекарский огород» (позже — Ботанический сад) в Петербурге.

Вторая половина столетия отмечена двумя тенденциями в деле просвещения: значительное расширение сети учебных заведений и сословность образования. В 1763 г. Екатерина II разработала проект создания Комиссии по народному образованию, деятельность которой должна была изменить психологию, ценностные ориентиры и нравственные основы подданных Российской империи. Главным проводником политики Екатерины II в области образования стал И.

И. Бецкой, получивший образование за границей. В 1763 г. он был назначен директором Сухопутного шляхетского корпуса и президентом Академии художеств, а в 1764 г. императрица утвердила разработанное им «Генеральное учреждение о воспитании обоего пола юношества», в основе которого лежала популярная тогда в Европе идея «воспитания новой породы людей», свободных от пороков, которые затем через семью распространят принципы нового воспитания на все общество. По замыслу автора, в России следовало создать сеть училищ, где в полной изоляции от «дурного влияния» общества (в том числе и родных) воспитывались бы дети от 4-6 до 18-20 лет. Для всех новых учебных заведений И. И. Бецкой разработал специальные уставы, по которым запрещалось бить и бранить детей, а развитие их природных качеств и склонностей, интерес к учебе и знаниям предполагалось поощрять лаской и уговорами.

Для детей дворян были открыты учебные заведения по типу Сухопутного шляхетского корпуса. По инициативе И. И. Бецкого в 1764 г. был основан Институт благородных девиц (Смольный институт), который стал первым женским учебным заведением в России и пользовался особым покровительством Екатерины II. Одновременно со Смольным институтом для девиц менее благородного происхождения было создано Екатерининское училище в Москве. Для обучения дворянских детей были также открыты пять кадетских корпусов и первые благородные пансионы.

Прообраз системы народного образования начал вырисовываться с 1786 г., когда согласно Уставу народных училищ в каждом губернском городе должны были быть открыты главные 4-х классные училища, а в уездных городах — малые народные училища с 2-х-летним сроком обучения. Специально для этих училищ Екатерина II и И. И. Бецкой разработали инструкцию «О должности человека и гражданина», в которой популярно излагались такие понятия, как душа и добродетель, обязанности по отношению к Богу и обществу, государству и ближним, рекомендации по гигиене и советы по домоводству. В духе идей западноевропейского Просвещения выражалась уверенность, что «граждане, ремесленники, поселяне, также наемники и рабы могут быть благополучными людьми».

К концу столетия в России было открыто 288 народных училищ, где обучалось свыше 22 тысяч детей. Для детей мещан и других сословий (кроме крепостных) создавались профессиональные училища со средним специальным учебно-образовательным курсом: коммерческое училище при Московском воспитательном доме (1772 г.), родовспомогательное училище при Санкт-Петербургском воспитательном доме, училища при Академии художеств (1764 г.) педагогические училища при Смольном институте (1765 г.) и Сухопутном шляхетском корпусе (1766 г.). Были открыты воспитательные дома для сирот в Москве (1764 г.), Санкт-Петербурге (1770 г.) и других городах.

Наука и техника. Практические потребности государства лежали в основе развития науки и техники. В геодезии, гидрографии, картографии были достигнуты внушительные успехи: составлены карты Азовского, Каспийского, Балтийского и Белого морей. В 1732 г. И. К. Кирилловым был составлен 1-й том «Атласа Всероссийской империи». В 1724 г. началась подготовка первой Камчатской экспедиции под командованием Витуса Беринга и А. Л. Чирикова, которая планировала обнаружить пролив между Азией и Америкой.

В 1733—1743 гг. была предпринята вторая Камчатская экспедиция. В ней участвовало 13 кораблей и около тысячи человек во главе с В. Берингом и А. Л. Чириковым. Целью ее было изучение северного и восточного побережий Сибири, берегов Северной Америки и вновь выяснение вопроса и проливе между Азией и Америкой. Экспедиция была успешно завершена, несмотря на то, что В. Беринг погиб в 1741 г. на Командорских островах. В числе участников экспедиции был молодой ученый С. П. Крашенинников, в течение четырех лет изучавший Камчатку. Итогом этой работы стал труд «Описание земли Камчатки».

Во второй половине XVIII в. продолжалось исследование Сибири, Дальнего Востока и Средней Азии. Огромная работа по изучению Сибири была проведена Г. Ф. Миллером, собравшим коллекцию богатейших архивных материалов. Крупные экспедиции в районы Поволжья, Урала, Крыма предпринял академик П. С. Паллас. Академик И. И. Лепехин обследовал земли по оси Москва-Симбирск-Астрахань-Гурьев-Оренбург-Кунгур-Урал-побережье Белого моря. Он собрал уникальный материал по экономике, географии, этнографии этих районов. Академик С. Г. Гмелин прошел район бассейна Дона, низовья Волги и берега Каспия; Н. Я. Озерецковский — северо-запад России, В. Ф. Зуев — Южное Причерноморье и Крым. Большое практическое значение имели геологические разведки железных и медных руд на Урале и в Сибири, каменного угля в Подмосковье, Донбассе и Кузбассе, нефтяных месторождений в Западной Сибири. В 1720 г. была организована первая в России экспедиция под руководством Даниила Мессершмидта по изучению Сибири. При непосредственном участии В. Н. Татищева и Г. В. Генника в России началось становление горного дела и металлургии.

В строительстве, военном деле, сельском хозяйстве применялись изобретения российских умельцев: Е. Никонов разработал проект подводной лодки («потаенные суда»); И. Беляев — оптические инструменты, А. Нартов известен как создатель оптического прицела, копировально-токарных станков и скорострельной батареи. В 1760 г. Р. Глинков изобрел механический двигатель для прядильных машин, заменяющий труд 9 человек. И. Ползунов сконструировал на Колывано-Воскресенских заводах Алтая первую в мире паровую универсальную машину, которая проработала на заводе несколько месяцев. Механик И. Кулибин был непревзойденным мастером часового дела, создавая механизмы самых причудливых форм и изумительной точности: астрономические часы, показывающие времена года, месяцы, часы, минуты, секунды, фазы Луны, время восхода и захода Солнца в Петербурге и Москве, уникальный проект одноарочного деревянного моста через Неву, сеялку и семафорный телеграф, «самобеглую коляску» и прожектор, протезы для инвалидов и гидросиловые установки и т. д.

Развитие науки и техники требовало координации усилий и единого организационного центра. В 1724 г. Сенат утвердил проект создания в Петербурге Академии наук и художеств, официальное открытие которой состоялось через год. Академия состояла из «трех классов наук»: математического (теоретическая математика, механика, астрономия, география и навигация); физического (физика, химия, анатомия и ботаника) и гуманитарного, в котором планировалось обучение красноречию, истории, праву, этике и политике. Особенностью Академии являлось объединение в одном учреждении университета, гимназии и собственно академии для «собирания ученых и искусных людей». В структуре Академии находились также библиотека, музей (Кунсткамера), обсерватория, аналитическая и физическая лаборатории, мастерские и типография. Этим она отличалась от западных академий. Первыми членами Академии стали известные иностранные ученые: математики Л. Эйлер и Д. Бернулли, физик Ф. Элинус, астроном Г. Делиль и др. В 1745 г. на должность профессора химии был избран русский ученый М. В. Ломоносов. Почетными членами Петербургской академии в 1760 — 1770 гг. стали деятели французского Просвещения: философ Д. Дидро, естествоиспытатель Ж. Бюффон, американский ученый В. Франклин. С созданием научного центра России стали более интенсивными международные контакты, расширялась сфера научных поисков.

С деятельностью Академии наук и в целом с развитием российской науки тесно связана судьба М. В. Ломоносова. Диапазон его интересов как ученого был огромен: физика, химия, геология, астрономия, гуманитарные науки. Он был поэтом и теоретиком стихосложения, огромны его заслуги в становлении истории России как науки («Древняя российская история» и «Краткий Российский летописец»), направленной против норманнской теории. Внес большой вклад в формирование русского литературного языка. Его учениками были астроном С. Я. Румовский, математики М. Е. Головин и С. К. Котельников, натуралист И. И. Лепехин, юрист А. Я. Поленов. А. С. Пушкин писал о М. В. Ломоносове: «Он создал первый университет. Он, лучше сказать, сам был первым нашим университетом».

<< | >>
Источник: О. А. Яновский, Л. Л. Михайловская, С. В. Позняк и др.. История Руси, России и Украины (с древнейших времен до конца XVIII в.): Учеб. пособие / Под ред. О. А. Яновского. — Мн.: БГУ,. — 1007 с.. 2005

Еще по теме I Образование и просвещение:

  1. 3.3. Третий период эволюции: от осознания возможности обучения детей с сенсорными нарушениями к признанию нрава аномальных детей на образование. Становление системы специального образования
  2. Просвещение
  3. 1.2. Современные теоретические подходы к использованию форм организации обучения, улучшающих восприятие личностной ориентации образования
  4. ФИЛОСОФИЯ РУССКОГО ПРОСВЕЩЕНИЯ
  5. Тема 5. Век просвещения. Российская империя в ХVIII веке
  6. Е. Л. Антонова ОПТИМИЗАЦИЯ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ МОДЕЛИ ЭТНОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ НА ОСНОВЕ ПРАВОСЛАВНЫХ ЦЕННОСТЕЙ КАК ФАКТОР духовного ВОЗРОЖДЕНИЯ И КУЛЬТУРНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ
  7. Взгляды Страхова на просвещение в России и критика нигилизма второй половины XIX века
  8. Глава 1 ПОМИНКИ ПО ПРОСВЕЩЕНИЮ: ВЗРЫВ ЭТНИЧНОСТИ
  9. § 11. Консервативный проект в области образования и науки
  10. Глава III СОВРЕМЕННАЯ СИСТЕМА ОБРАЗОВАНИЯ
  11. Глава XIX ПРОСВЕЩЕННЫЙ АБСОЛЮТИЗМ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XVIII в
  12. 4.2. СОДЕРЖАНИЕ ВЫСШЕГО                            ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ
  13. 1. Политико-экономические и социокультурные детерминанты развития образования на Севере и Юге
  14. 4. Реформы образования — важный аспект социальной политики современных государств
  15. ПРОСВЕЩЕННЫЙ ДЕСПОТИЗМ
  16. ГЛАВА 4. ПЕДАГОГИКА ВЕКА ПРОСВЕЩЕНИЯ
  17. 2. Генезис образования как социального явления
  18. Приложение б 3000 НАИБОЛЕЕ УПОТРЕБИТЕЛЬНЫХ СЛОВ И СЛОВОСОЧЕТАНИЙИЗ ОБЛАСТИ ОБРАЗОВАНИЯ И ОБУЧЕНИЯ(англо-русский вариант)
  19. 2.1. Закономерности генезиса образовательных систем при прогнозе развития этнокультурной системы образования
  20. 2.4. СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ, ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ И УСЛОВИЯ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ УЧЕНИЧЕСКОГО САМОУПРАВЛЕ-НИЯ В УСЛОВИЯХ МОДЕРНИЗАЦИИ ОБРАЗОВАНИЯ