<<
>>

Оформление развода

Ситуацию переломили Ельцин и Кравчук, давно уже соревновавшиеся в стремлении сбросить мешавшие им оковы союзного Центра. Но они нуждались «в третьем», своеобразном прикрытии и амортизаторе. Им вряд ли мог стать независимый и упрямый Назарбаев, и даже не потому, что им невозможно было манипулировать, — дело в том, что он оставался самым стойким сторонником идеи конфедерации.
Белорусский лидер Шушкевич оказался идеальным «третьим». Более того, его участие даже направило наблюдателей по ложному следу — они стали впоследствии строить прогнозы о «славянском союзе». В действительности собравшиеся 8 декабря в Беловежской Пуще под Минском руководители всерьез ни о какой «славянской Антанте» и не помышляли. Двоим важно было избавиться от Центра и любых поползновений водрузить над республиками новые координирующие структуры. Третий, видимо, пошел на поводу. При этом каждый участник встречи пытался реализовать собственные политические интересы за счет других. Как бы то ни было, «беловежская тройка», объявив о ликвидации СССР и создании Содружества Независимых Государств, разрубила узел. То, как было ликвидировано прежнее государство, не может не вызывать смешанных чувств. Форму ликвидации Союза выбрали ельцинские соратники и сделали это легко и быстро, почти играючи: Шахрай предложил идею — роспуск СССР тремя государствами, которые были его учредителями в 1922 г., Гайдар набросал текст, министр иностранных дел России Андрей Козырев доставил текст ма шинисткам, вернее, сунул его под дверь. Все было обыденно и походя. Никто не подумал о соблюдении каких-то принципов легитимности и демократичности, например, о проведении референдума, чтобы подкрепить достигнутое соглашение, — как будто речь шла не о судьбах миллионов, а роспуске швейного кооператива. Как признавал Гайдар, «больше всех... переживал, волновался С. Шушкевич». Он постоянно спрашивал: «Вы-то... все продумали?»43. Остальные, видно, о последствиях не особенно беспокоились, а быстро утвердили документ. Дело было сделано. Распустив Союз и разрубив узлы, славянские лидеры поставили точку в мучительной агонии. Горбачев, узнав, что в Минск поехали Бурбулис и Шахрай, сразу все понял: он знал их взгляды на создание нового сообщества. Комментируя произошедшее сразу по возвращении в Москву, один из архитекторов Беловежского соглашения Бурбулис заявил, что «это конструктивный выход из тупика, в котором находился договорный процесс». Козырев выразился примерно в том же духе: «То, что произошло в Минске, — это попытка избежать югославского варианта» 44. Кравчук дал следующее объяснение минскому соглашению: «Найдутся такие, которые переложат вину на нас, дескать, они разрушили Союз. Наоборот, мы объединили усилия трех государств для того, чтобы взять ситуацию под контроль и не позволить развалиться на глазах всем структурам» (!)45. Последний аргумент — это типичное проявление демагогии, большим специалистом в области которой слыл украинский лидер. Все дело в том, что одной из целей соглашения «тройки» была как раз ликвидация мешавших ей структур. Объяснение белорусского лидера Шушкевича таково: «Понимая, что развал Союза угрожает народам страны многими бедами, мы решили предупредить трагедию, создав более совершенную формулу Союза — Содружество независимых государств» 46.
Возможно, сам Шушкевич и мечтал о «новой формуле Союза». Но в таком случае он был романтиком и идеалистом, а не трезво мыслящим политиком. Потому что СНГ создавалось как формула развода, а не нового брака. Вот как оценивает Беловежскую Пущу сам Ельцин: «Беловежское соглашение, как мне тогда казалось, нужно было прежде всего для того, чтобы резко усилить центростремительную тенденцию в разваливаем Союзе, стимулировать договорный процесс» 47. Из этого высказывания следует, что Ельцин, возможно, вполне искренне надеялся в дальнейшем реанимировать горбачевскую идею конфедерации, но уже под своим началом и при решающей роли России. «Изоляционистские» и «союзнические» настроения явно боролись в нем, мотивируя противоречивые настроения и действия российского прези дента. Это проявилось, с одной стороны, в заявлениях о самостоятельном пути России, а с другой — в обиде и даже гневе, когда другие республики делали то же самое, да еще претендовали на союзную собственность. Примечательно, что Ельцин обиделся на Кравчука, когда тот после Беловежской Пущи стал стремительно создавать атрибуты независимости Украины. Возможно, смутное нежелание полного развала Союза, опасения его последствий у Ельцина были. Но вряд ли он задумывался над этим основательно. Он просто бросился в воду, не загадывая о далеко идущих последствиях своего прыжка. «Большие решения надо принимать легко», — так прокомментировал он свое поведение в Беловежской Пуще 48. Правда, неоднократные возвращения Ельцина в дальнейшем к идее союза с Белоруссией свидетельствуют, что его, видимо, тяготила роль, сыгранная им в процессе ликвидации СССР, и он хотел оставить о себе иную память. Любопытно, как была решена особенно волновавшая всех за пределами Союза проблема контроля за ядерным оружием. Три лидера договорились, что любое действие здесь должно производиться при согласии всех трех государств и при «одновременном нажатии трех пусковых кнопок руководителями республик». Кравчук с удовлетворением прокомментировал это решение: «Иными словами, степень контроля над ядерным оружием ужесточится в три раза». В среде военных и всех знающих людей при известии о новом «механизме контроля» кто ужаснулся, а кто только усмехнулся. Это было действительно потрясающее новшество! Постепенно, так как непроницаемость вокруг минского соглашения сохранить не удалось, становились все понятнее его «пусковые пружины». В принципе сама встреча «тройки» была экспромтом, но экспромтом, к которому российский и украинский лидеры готовились давно. В ином составе, без участия хотя бы одного из них, встреча едва ли состоялась бы. Но в ходе самой встречи наиболее активной и требовательной стороной стала украинская делегация. Именно украинский лидер впоследствии постарался получить максимум возможного, трактуя соглашение об СНГ лишь как форму высвобождения от всех уз. Собственно, того, что тон задавала Украина, участники совещания и не скрывали. «Стало ясно, что никакой политический договор Украина не подпишет — вот та реальность, в логике которой проходило минское совещание... — говорил Гайдар. — Предлагались разные варианты союза, но все они были неприемлемы для украинского руководства» 49. Поэтому в какой-то степени полушутливые — полусерьезные заявления Кравчука (уже в Киеве), что он явился могильщиком Союза, имеют под собой почву. Но вернее сказать, что Кравчук оказался только одним из могильщиков, в какой-то момент проявившим особую активность. «Разъединяющий» смысл минской встречи не остался секретом для Горбачева, который высказался после нее так: «Они соединились на соглашении, которое имеет в виду, что произойдет разъединение» 50. Как это не раз бывало у Горбачева, неуклюже, но верно.
<< | >>
Источник: Лилия Шевцова. Режим Бориса Ельцина. 1999

Еще по теме Оформление развода:

  1. Ивик О.. История разводов, 2010
  2.    Скандальный развод
  3. РАЗВОДЫ ПО-РУССКИ
  4. САГА О РАЗВОДЕ
  5. § 2. Признание брака недействительным и развод
  6. РАЗВОД БЕЗ ПАПЫ
  7. РАСПАД СЕМЬИ ИЛИ РАЗВОД
  8. ЭЛЛИНЫ: РАЗВОДЫ НАЯВУ И ВО СНЕ
  9.    Развод Петра Алексеевича и Евдокии Федоровны
  10. Совладание со стрессом потери при разводе И. В. Борисова (Брянск), Т. В. Власова (Москва)
  11. 4.2. ОФОРМЛЕНИЕ ТЕКСТОВОЙ ЧАСТИ
  12. Оформление
  13. 3.5 ТЕХНИКА ОФОРМЛЕНИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЯ
  14. 4. ОФОРМЛЕНИЕ И ЗАЩИТА УЧЕБНОЙ РАБОТЫ
  15. 4.1. ОФОРМЛЕНИЕ СТРУЮУРНЫХЧАСТЕЙ СТУДЕНЧЕСКИХ РАБОТ
  16. Часть IV. Оформление научных работ
  17. 4.1.4. Оформление реферата
  18. ШРИФТОВОЕ ОФОРМЛЕНИЕ
  19. Оформление рекламы