<<
>>

Относительная хронология могил

  В результате проделанной выше достаточно сложной процедуры рассмотрения погребального обряда и инвентаря могил мы можем перейти к построению относительной хронологии могил. При этом проблемой остается то обстоятельство, что хронологическое разделение могил мы вынуждены проводить внутри тех временных рамок, которые в общих чертах являются датировкой каждой конкретной могилы.
Достаточно надежно нам удалось выделить наиболее старшие и младшие могилы внутри могильников, но в отношении всех карельских грунтовых могил эпохи крестовых походов это становится еще более сложным. Проблема состоит в широкой датировке рассматриваемых вещей. В дальнейшем, опираясь на проделанную выше работу, попытаемся, используя имеющиеся внутри конкретных типов украшений индивидуальные черты и различия в их форме и орнаментации, выделить могилы, в которых находятся изделия одного времени (изготовленные в одной мастерской или одним и тем же мастером). Или, другими словами, могилы, сделанные при жизни одного поколения людей. Индивидуальные особенности (манера) в нанесении гравированного орнамента на украшение, как и способ создания всей орнаментальной композиции, и другие индивидуальные черты, могут выявить среди вещей такие связи, которыми можно собрать в одну группу могилы одного хронологического горизонта.
Собрав проявления всех индивидуальных способов нанесения орнамента, мы получаем на карте зону их распространения. На большей части наиболее обильно украшенных гравировкой украшений — серебряных подковообразных фибул и ножен ножа — рисунок выполнен зигзагообразной линией или линией из зубчатых штампов. Зигзагообразная линия наблюдается, во всяком случае, на четырех предметах из могильника Каукола Кекомяки (могилы 1 и 5) и в пяти случаях в комбинации с прямой линией (могилы 1, 3, 5). Помимо этого одна фибула с такой техникой рисунка найдена на соседнем могильнике Кулхамяки, одна — на могильнике Ряйсяля Тонтинмяки (могила 1/1888), две фибулы — в Саккола Леппясенмяки (могила 4) и одна — в Патья. Линия из зубчатых штампов видна на шести предметах из могил 1, 2, 5, 6 в Кекомяки, шести из могил 1/1886, 1/1888, 5/1888 и 6/1888 в Тонтинмяки и одном из могилы 21 в Патья.
Все перечисленные могилы входят в группу, которую мы датируем концом XII — XIII вв., за исключением лишь одной могилы (2) из Кекомяки, в которой на украшениях прослеживается линия из зубчатых штампов и которая датируется XIII — началом XIV вв.
Если исходить из того, что в технике нанесения гравированного орнамента видна «рука» мастера или школы, возникает вопрос об интенсивности производства украшений. Это напрямую указывает на время употребления вещей или на время между изготовлением украшения и его отложением в могилу. Зигзагообразная линия прослеживается на подковообразных фибулах типа I: 1 (2 случая), I: 1a (3), I: 2 (1), II: 2 (3) и на ножнах ножей типа I: 1 (1), I: 2 (1), II: 1 (1), III (1). Линия с зубчатыми штампами наблюдается на подковообразных фибулах типа I: 1a (4), II: 1 (1), II: 2 (2) и на ножнах типа I: 1 (6), I: 2 (1), II: 1 (1), III (1), IV (1). Решению проблемы может помочь рассмотрение комбинации вещей и украшавших их орнаментальных мотивов в погребениях. Для этого из всех карельских средневековых могил выберем те, в инвентарь которых входят лишь традиционные украшения погребального костюма: овально-выпуклые фибулы, серебряные подковообразные фибулы, пронизки, цепедержатели, ножи с ножнами, копоушки и получившие широкое распространение в Карелии круглые серебряные броши (см.: табл.
VII, XI). В эту же группу входят все украшения с гравированным орнаментом. Исходя из того, что часть овально-выпуклых фибул изготовлена серийно, сгруппируем могилы по находкам в них таких фибул. Начнем с фибул серии C2/3a как наиболее многочисленных. Таковые найдены в могилах 1 (4 экз.) и 6 (2 экз.) в Кекомяки, в Тонтинмяки-1/1888 (2 экз.) и в Суотниеми-3 (1 экз.). Хронологически близкие им фибулы типа H/IIB62a найдены в могилах Кекомяки-5 (2 экз., вторая пара фибул — F3), Тонтинмяки-3/1886 (1 экз.) и Паямяки-1931 (2 экз.). Фибулы других типов и групп найдены в Кулхамяки-2 (C2 индивидуальные), Тонтинмяки-1/1886 (H/IIB:1), 6/1888 (H/IIA:1) и 5/1888 (D), Леппясенмя- ки-4 (C2/3b), Патья-1937(С3) и в Лейникюля (C3) (табл. XI).
Из этих фибул выберем лишь те, которые происходят из могил, содержащих наибольшую часть рассмотренных выше украшений. Из таблицы XI следует, что с фибулами типов C2/3a и H/IID: 2a в инвентарь женских могил входят круглые серебряные броши, определенные типы подковообразных фибул (I: 1a), пронизок (I: 1, I: 2), цепедержателей (преимущественно I: 3a), ножны ножей (преимущественно I: 2) и копоушки (преимущественно I: 2). Орнамент на них нанесен как с использованием зигзагообразной линии, так и из зубчатых штампов.
Могилы Кулхамяки-2 (C2 индивидуальные) и Леппясенмяки-4 (C2/3b) сделаны приблизительно в то же время, когда были совершены захоронения в могилах Кекомяки-1, 5 и 6, Тонтинмяки-1/1888 и 3/1886. Различия наблюдаются лишь в деталях в форме и орнаментации овально-выпуклых фибул, пронизок и цепедержателей (рис. 23-26; табл. XI).
Из таблицы также видно по другим украшениям, что могилы, в которых находятся считающиеся наиболее ранними овально-выпуклые фибулы, могли быть устроены незадолго до того, когда совершались захоронения в могилах с фибулами типов C2/3a и H/IIB: 2. Этими могилами являются Кекомя- ки-3, Тонтинмяки-5/1888, 1/1886 (H/IIB: 1) и 6/1888 (H/IIA: 1).
Из этой же таблицы явствует, что круглые серебряные броши находятся лишь в тех могилах, в которых имеются овально-выпуклые фибулы типов C2/3a и H/IIB: 2 (за исключением могилы Тонтинмяки-1/1886), карельские серебряные подковообразные фибулы (за исключением Суотниеми-3) и декоративные двуспиральные цепедержатели типа I: 3a. В то же время с фибулами типов C3 и D уже не встречаются круглые серебряные броши и подковообразные фибулы, как и декоративные двуспиральные цепедержатели. Последние сменяются крестовидными ажурными цепедержателями типа II: 1 (табл. XI).
Перечисленные выше могилы — это именно те, которые формируют вторую группу по таблице XI. Следовательно, можно констатировать, что разделение на группы обусловлено разницей во времени совершения захоронения. Также и внутри самих групп находятся устроенные в разное время могилы. В этой наибольшей второй группе, например, могилы Тонтинмяки-1/1886 и 6/1888 очевидно старше других. Кроме овально-выпуклых фибул H/II: 1 и H/IIB: 1, в них имелись двуспиральные цепедержатели, которые не встречаются в других могилах. В Тонтинмяки-1/1886 найдена также бронзовая подковообразная фибула с тордированной дугой, аналогия которой имеется лишь в могиле Тонтинмяки-5/1888, в которой были овально-выпуклые фибулы типа D и крестовидные цепедержатели типа II: 1 (табл. XI). В могиле была найдена также круглая бронзовая ажурная подвеска с дегенерирован- ным звериным орнаментом конца эпохи викингов, которая была «ошибочно» закреплена на пронизке. Возникает впечатление, что инвентарь могил со временем не изменялся закономерно. Некоторые изделия предшествующего времени использовались и при смене форм украшений, как это видно на материале могилы Тонтинмяки-5/1888, однако большая часть одних и тех же украшений традиционного набора встречается в могилах, которые по овально-выпуклым фибулам относятся к различному времени. Но и здесь есть признаки сокращения использования некоторых форм изделий или перехода к новым формам. Помимо уже упоминавшихся цепедержателей типов I: 3a и II: 1, таких обычных (за исключением одного случая в могиле Кекомяки-6) для карельских могил изделий, как ножны ножей типа I: 1, не было у женщин, погребенных с фибулами типа C2/3a. Это же касается и пронизок типа II (табл. XI).
Еще одной объединяющей могилы этой группы чертой являются погребальные камеры из толстых деревянных брусьев, которые были устроены в могилах Кекомяки-1 и -3, Тонтинмяки-1/1886, 1/1888, 3/1888 и 6/1888. В остальных могилах этой группы дерево не сохранилось. В могиле Кекомя- ки-5 была срубная деревянная рама, но и здесь, как в случаях с погребальными камерами, на умерших и вещах была береста и приложены «напутствующие» вещи. Эти оба способа устраивать место погребения умершим являются, таким образом, характерными чертами обряда определенного этапа развития древней карельской культуры.
Образующие более позднюю группу могилы из Лейникюля и Патья-1937 демонстрируют, как инвентарь (и погребальный костюм) стандартизуются: в погребениях обнаруживаются лишь украшения традиционного женского убора. Полностью исчезают «напутствующие вещи», и на место срубных деревянных рам и погребальных камер приходят гробы из досок.
Возможно, входящие в ту же группу (1) обе могилы из Паямяки (1917 и 1931) все же несколько старше могил из Лейникюля и Патья. В них также отсутствуют серебряные фибулы, что означает то, что эти могилы относятся ко времени до или после того, как в употребление вошли серебряные подковообразные фибулы и круглые выпуклые броши.
Среди карельских женских могил, таким образом, выделяются три хронологические группы, в погребальный инвентарь которых входили как различные отдельные украшения, так и традиционные, составляющие «национальный» убор типы украшений в различных вариантах по форме и орнаментации. Определяющей группой служили могилы развитого этапа (расцвета) карельской языческой погребальной обрядности, в инвентарь которых входили овально-выпуклые фибулы типов C2/3a и H/IIB: 2, подковообразные фибулы типов I: 1 и II: 1, круглые выпуклые серебряные броши и декоративные двуспиральные цепедержатели типа I: 3a. К ним относятся
Кекомяки-1, 3, 5, 6, Кулхамяки-2, Тонтинмяки 1/1888, Леппясенмяки-4 и Суотниеми-3. Несколько более ранними по отношению к ним являются, очевидно, Тонтинмяки-1/1886, 3/1886 и 6/1888.
Могилы Паямяки-1917 и Паямяки-1931 находятся рядом с могилами основной группы; в них отсутствуют лишь круглые выпуклые серебряные броши и подковообразные фибулы, и это может быть хронологическим признаком. Вопросом остается то, куда по отношению к могилам основной группы определим эти могилы: являются ли упомянутые три могилы из Тон- тинмяки и две могилы из Паямяки их старше или младше? Могилу Тонтин- мяки-5/1888, по-видимому, невзирая на найденные в ней ранние фибулы и бронзовую подвеску, следует отнести к тому же времени, что и предыдущие. При датировке могил этой группы определяющее значение имеют крестообразные ажурные цепедержатели типа II: 2 и найденная в дер. Лапинлахти в могиле Паямяки-1917 овально-выпуклая фибула типа H/IC, если предположение о том, что фибулы типа H/IIB: 2 близки по времени фибулам типа C2/3a, верно. Выше уже отмечалось, что фибулы типов H/IIB: 2 и C2/3a не встречаются в могилах и что первые несколько старше фибул типа C2/3a. Это все же не исключает предположения, что на некоторых территориях они могли употребляться более продолжительное время. Фибулы типа H/IC на Карельском перешейке найдены также и случайно в той же деревне Лапин- лахти (1922: 409 и 2520: 32) и одна в дер. Хаапакюля (7066: 1).
Лехтосало-Хиландер при датировании фибул типа H использовала материал могилы Паямяки-1917, опираясь на то, что подковообразные фибулы с тордированной дугой (7291) и утолщением на дуге (7291: 25) были в употреблении в конце эпохи викингов и в эпоху крестовых походов. Поэтому, по ее мнению, большая часть фибул типа H/IC датируется первой половиной XII в. (Lehtosalo 1966: 25). Следует все же принимать во внимание, что подковообразные фибулы с тордированной дугой найдены в могиле Тон- тинмяки-5/1888, в которой найдены также овально-выпуклые фибулы типа D и Тонтинмяки-1/1888, откуда происходят фибулы типа H/IIB: 2 и обычная для могил основной группы подковообразная фибула типа I: 1a. Также и новгородские находки свидетельствуют, что подковообразные фибулы с витой дугой находились в употреблении до конца XIII в. (Седова 1981: 86, 87, рис. 31, 7). Вероятность более поздней, чем XII в., датировки фибул типа H/IC обосновал Ю.-П. Таавитсайнен, представивший радиоуглеродную датировку берцовой кости из могилы IV/1978 в Холлола Киркайланмя- ки, указывающую на первую четверть XIII в. (Taavitsainen 1990: 84, 93).
Цепедержатели из обеих могил в Паямяки (1917 и 1931) представлены крестовидной формой типа II: 2, которые отличаются от цепедержателей типа II: 1 лишь двумя боковыми ушками для подвесок. Такие же цепедержатели найдены в могиле 6 в Кекомяки (2 экз.) и в могиле 4 в Леппясенмя- ки. В последней могиле парой цепедержателю типа II: 2 был цепедержатель типа II: 1. В могиле Паямяки-1917 парой крестовидному цепедержателю типа II: 2 был двуспиральный декоративный цепедержатель типа I: 3a — характерный для могил основной группы. Двуспиральные цепедержатели из могилы 1/1886 в Тонтинмяки представлены типологически более ранней и простой формой, чем декоративные — типа I: 2, в то время как в могиле 5/1888 они были типа II: 1 (табл. VII, XI).
Мы можем в итоге констатировать, что крестовидные цепедержатели стали использовать тогда, когда двуспиральные цепедержатели типов I: 1 и I: 2 уже выходили из употребления и до того, как в моду входили декоративные цепедержатели типа I: 3a.
Крестовидные цепедержатели типа I: 1 найдены на южном побережье Ладожского озера в могиле в Мишкино, содержавшей также овально-выпуклые фибулы типа H/IIB: 2 (варианты a, b) (Lehtosalo 1966: 37; Рябинин 1990: 34, 65, рис. 3). Рябинин датирует могилу второй половиной XIII в. по цилиндрическим бронзовым и синим глиняным бусинам. Из них бронзовые бусины обычны для памятников конца XII—XIII вв., в то время как синие глиняные бусины входят в употребление на Северо-Западе во второй половине XIII в.
Два крестовидных цепедержателя типа II: 1 найдены при раскопках в крепости Корела в г. Приозерске в 1990 г. в слое крупнозернистого песка между двумя горизонтами деревянных конструкций (Saksa 1992a: 7-26; Uino: Saksa 1993: 213-217; Saksa 1998: 116-122, kuv. 41, 11; Сакса 1999: 198-204; Кирпичников, Сакса 2002: 138-139, рис. 2, 17). Верхний горизонт, по А.Н. Кирпичникову, датируется 1310-1360 гг. (Кирпичников 1979: 52-74; 1984: 114-119). Последующие исследования показали, что строительная деятельность на этом участке началась в конце XIII в. и продолжилась на рубеже XIII- XIV вв. Общая дата строительного горизонта укладывается в предложенную А.Н. Кирпичниковым (Saksa, Kankainen, Saarnisto, Taavitsainen 1990: 67; Сакса 1999: 201-202). Нижний, лежащий на материке горизонт отложился в процессе строительной деятельности в XIII в. (Kankainen, Saksa, Uino 1995: 43-47; Сакса 1999: 203). Совершенно очевидно, что цепедержатели, овально-выпуклые фибулы, бронзовые рукояти ножей и другие предметы эпохи крестовых походов и предшествующего ей времени из раскопок в Кореле, как и слой крупнозернистого песка, в котором они найдены, представляют более раннее время относительно перекрывающего их горизонта дерева конца XIII-XIV вв. По всей видимости, отмеченный слой песка сформировался в результате строительной деятельности конца XIII в. по расширению островной территории и укреплению крепости после освобождения от шведов в 1295 г. Об этом же говорит слой щепы на поверхности песчаного слоя, перекрывающего остатки первоначальных карельских укреплений. Можно предположить, что слой с карельскими украшениями относится к этапу существования поселения XIII в., часть культурного слоя которого перенесли на край крепостного острова для расширения его площади и поднятия берега, что видно и по тому, что граница горизонта дерева XIV в. выходит далеко за пределы первоначального строительного горизонта (Saksa 1998: 110-125; Сакса 1999: 202-203).
Более младший возраст декоративных спиралеконечных цепедержателей типа I: 3a подтверждается находками карельских вещей в слое XIV-XV вв.
крепости Орешек, к которым, кроме цепедержателя типа I: 3a, относятся две овально-выпуклые фибулы типов C (округлоконечные индивидуальные) и H (H/IIB: 2) по Айлио, бронзовая рукоять ножа и зооморфная подвеска (Ря- бинин 1990: 35; Saksa 1998: 66; Кирпичников, Сакса 2002: 141, рис. 3: 2, 3). По этим находкам не следует датировать могилы, поскольку вещи могли сохраняться и после смены погребального обряда на христианский, но как свидетельство относительно позднего использования они пригодны.
В качестве итога можем засвидетельствовать, что хронологические различия между карельскими могилами эпохи крестовых походов не являют - ся значительными. Погребальный инвентарь позволяет все же выделить по крайней мере две хронологические группы, разница в захоронении в которых между старшими и младшими могилами составляет лишь 100-150 лет. Кардинального изменения погребального инвентаря за весь рассматриваемый период не произошло. Изменения происходили постепенно, так, что в могилах последующего этапа оставалось место для вещей предыдущего.
В свете рассмотренного выше можно считать наиболее старшими женскими могилами Тонтинмяки-1/1886, 6/1888, Паямяки-1917, Тонтинмя- ки-5/1888, Паямяки-1931, Тонтинмяки-3/1886. Они датируются второй половиной или концом XII — первой половиной XIII вв.
Могилы Патья-1937 и Лейникюля образуют свою группу, трудно поддающуюся хронологическому определению. Склонен все же считать, что они несколько младше предыдущей группы и датируются XIII в.
В младшую группу могил входят: Кулхамяки-2, Кекомяки-5, Леппя- сенмяки-4, Кекомяки-1 (по-видимому, женское погребение I: 1 несколько старше погребения I: 2, судя по отсутствию в нем круглой серебряной броши и подковообразной фибулы типа I: 1a и цепедержателям различных типов (табл. VII, XI)), Кекомяки-6, Тонтинмяки-1/1888, Кекомяки-3, Суотниеми-3 и, вероятно, Тонтинмяки-13/1888. Могилы этой группы датируются XIII в., возможно, второй четвертью XIII — началом XIV вв. Потревоженные могилы Тонтинмяки-7/1888 и Ивасканмяки, также как и Патья-21, относятся к этой группе.
Представленные нами даты отличаются от того, как традиционно в финской археологической науке датируются овально-выпуклые фибулы (XII — начало XIII вв.) (Ailio 1921; af Hallstrom 1948; Lehtosalo 1966; Linturi 1980; 1982). Но, уже начиная с Нордмана (Nordman 1924), существовала точка зрения, согласно которой среди карельских вещей и могил есть и такие, которые датируются XIII в. (Salmo 1956; Sarvas 1971; Taavitsainen 1990a). Исследование топоров из карельских грунтовых могил также подтверждает их использование до XIII в. (Appelgren 1897; Paulsen 1956; Wuolijoki 1972).
Мужские могилы датируются следующим образом: наиболее древней можно считать «находку предметов вооружения» (меч, два наконечника копий, топор, ножницы для стрижки овец, гвозди) из Лапинлахти (Патья-1937) и могилу Тонтинмяки-3/1888 (вторая половина XII — XIII вв.). В основную группу, могилы которой датируются XIII в. и, вероятно, отчасти началом
XIV в., входят могилы Суотниеми-1, 4, Кекомяки-2 и Тонтинмяки-8/1888. Они соответствуют хронологически женским могилам поздней группы, в коллективных могилах которой находятся также мужские погребения Ке- комяки-1: 3, 1: 4, Кекомяки-3: 1 и 5: 2. Наиболее поздней могилой является Тонтинмяки-9/1888, датирующаяся второй половиной XIII — началом XIV вв. (табл. VI, IX). 
<< | >>
Источник: Сакса А.И.. Древняя Карелия в конце I — начале II тысячелетия н. э. Происхождение, история и культура населения летописной Карельской земли. 2010

Еще по теме Относительная хронология могил:

  1. Хронология могил и погребальный обряд
  2. Хронология карельских грунтовых могил
  3. Группы могил по погребальному инвентарю
  4. Мифы «новой хронологии»
  5. ХРОНОЛОГИЯ
  6. Внутренняя хронология могильников
  7. Опарин А. А.. ДРЕВНИЙ МИР И БИБЛЕЙСКАЯ ХРОНОЛОГИЯ Монография, 2004
  8. ХРОНОЛОГИЯ СОБЫТИЙ
  9. ІО.Н.Ефреліов «Новая», но фальшивая «хронология»
  10. Христианство и «новая хронология»
  11. Династические параллелизмы в «новой хронологии»