<<
>>

   Первые шаги на стезе образования

   Мы оставили Петра в страшные дни весны 1682 года на Соборной площади Кремля, когда с ним случился первый припадок эпилепсии – падучей, как тогда называли ее в России. От этой болезни он страдал всю жизнь и много раз по причине припадков совершал поступки, о которых потом сильно сожалел.    Первым учителем царевича Петра был дьяк Челобитного приказа Никита Моисеевич Зотов – «муж благочестивый, умудренный грамотою».

Его представил царице-матери боярин Соковнин, и Наталья Кирилловна в марте 1677 года познакомила его со своим сыном, которому скоро должно было исполниться пять лет.    Человеком, рекомендовавшим Зотова Соковнину, был Симеон Полоцкий.    Маленький Петр был передан в руки Зотова с немалой торжественностью: патриарх, отслужив молебен, благославил мальчика на учение, окропив его книги святой водой.    Зотов сначала рассказывал Петру о деяниях русских князей и царей, о победах, одержанных их войсками в борьбе с иноземцами, показывал мальчику гравюры и карты иноземного происхождения, а потом приступил к обучению своего воспитанника чтению и письму.    К этому времени Зотов мог использовать и «Псалтирь», и «Часослов», и «Азбуку», и «Букварь», и некоторые другие учебные книги, с которыми вы, уважаемые читатели, уже познакомились ранее.    Царь Федор Алексеевич, царица Наталья Кирилловна, патриарх Иоаким одарили Зотова, пожаловав ему дом с усадьбой, сто рублей денег и две пары богатого придворного платья, как только окончился первый урок ознакомления с азбукой, на котором они все присутствовали.    Для Петра были отобраны все книги с картинками, какие были в дворцовой библиотеке, а художником из Оружейной палаты были заказаны картинки из библейской и российской истории и развешаны на стенах покоев, в которых Петр жил.    Более всего мальчика занимали батальные сцены и рассказы о победоносных походах и сражениях.    Любовь Петра к оружию была замечена еще в раннем детстве.
Когда исполнилось ему три года и в день рождения придворные принесли ему множество подарков, Петр дрожащими руками вцепился в игрушечные ружье и саблю и крикнул: «Ничего мне не надо, оставьте только это!»    Любовь к оружию, к рассказам о баталиях, ко всему, что относилось к войне и армии, сохранилась у него на всю жизнь.

   «Марсовы потехи»

   В день рождения, 30 мая 1683 года, когда исполнилось Петру одиннадцать лет, в подмосковном селе Воробьеве артиллерийский капитан Симон Зоммер впервые учинил перед ним «потешную огнестрельную стрельбу» из настоящих орудий. Зоммер был одним из первых иностранцев, с которыми судьба свела юного царя, и почти тотчас же Петр обратил внимание и на других иноземцев, живших, как и Зоммер, на берегах ручья Кукуй в Немецкой слободе.    Эта слобода располагалась неподалеку от села Преображенское, куда сразу же после стрелецкого бунта переехала Наталья Кирилловна со своими детьми, оставив Кремль, в котором утвердились ее враги – Милославские.    Здесь, в Преображенском, и начались военные игры Петра, вскоре переросшие из забавы в очень серьезное дело.    Военные игры привели к тому, что Петр объявил о создании потешного полка, и на его зов 30 ноября 1683 года первым явился сорокалетний придворный конюх Сергей Леонтьевич Бухвостов, вошедший в историю как первый солдат российской регулярной армии. Он прослужил до семидесяти лет, выйдя в отставку майором артиллерии. Петр так любил Бухвостова, что впоследствии приказал скульптору Бартоломео Растрелли-старшему сделать еще при жизни Сергея Леонтьевича его статую.    Однако не Бухвостову выпала на долю наибольшая известность, а тем более наибольшая удача: в особом, как тогда говорили, «кредите у Фортуны» оказался другой человек, сын другого дворцового конюха, тоже явившийся на зов Петра в потешный полк, – Александр Данилович Меншиков. Петр видел Меншикова в доме швейцарца Лефорта, где тот был «казачком» – мальчиком на посылках. Да и было ему в ту пору десять лет. Петр же был старше Меншикова всего на полтора года.

А уже через три года тринадцатилетний Меншиков стал денщиком Петра, почти сразу же оказавшись и его любимцем. Сметливый, расторопный, веселый, смелый, с удовольствием разделявший все утехи своего государя, Меншиков вскоре стал «вторым я» юного царя, ни на час не отлучаясь от него и ловко угождая малейшим его прихотям. Случилось так, что юный царь не мог оставаться без своего любимца и часа, приказывая повсюду следовать за ним и оказываться под рукой в любую минуту.    Вокруг Петра очень быстро возник кружок его сверстников, а также шумная и веселая компания взрослых мужчин и женщин гораздо более зрелых, однако же готовых потакать сначала достаточно робким, а потом все более откровенным и наконец необузданно-распущенным вожделениям будущего российского самодержца. И в этом Меншиков был первым их сподвижником и не по годам ловким сводником, завзятым собутыльником и забавником-весельчаком.    Да и в «марсовых потехах», которые в это время составляли главное занятие и царя и его денщика, они были столь же неразлучны и единодушны, как и в прочих своих делах.    Так, между играми, забавами и непременными занятиями по обмундированию, снабжению, вооружению и обучению сотен молодых рекрутов, в селе Преображенском появился одноименный, пока еще вроде бы и потешный, но уже и нешуточный, а впоследствии первый гвардейский полк России, увенчанный всеми наградами империи.    Учредив потешное войско, ставшее ядром будущей российской регулярной армии, Петр на себе самом проверил разумность и целесообразность многих предпринятых им установлений. Царь наряду со всеми своими сотоварищами проходил службу в первой роте Преображенского полка, ставшего потом первым гвардейским полком, сначала барабанщиком, а затем рядовым солдатом.    Он, так же как и все прочие, стоял на карауле, спал в одной с солдатами палатке, носил такой же, как они, мундир, копал землю, возил ее на тачке, сделанной, кстати сказать, собственными руками, и ел ту же кашу, что и солдаты, из одного с ними котла.    Не только, как мы бы теперь сказали, популистские мотивы двигали юным царем, но и чистая прагматика.
Испытав на самом себе все тяготы службы, Петр знал наверное, удобен ли мундир, достаточна ли солдатская порция.    Так как он сам был и выше, и сильнее, и моложе многих иных солдат, то мог сказать: «Слава Богу! Теперь я знаю наверное, что паек, определенный солдату, вполне доволен, ибо когда я по возрасту и силам моим требую больше, чем прочие, то, конечно, каждый из них будет совершенно сыт». Перипетии и тяготы солдатской службы закалили его и рано сделали взрослым мужчиной. Служба еще более сблизила Петра с иностранцами-офицерами, так как именно их, преимущественно немцев, молодой царь пригласил в Преображенский полк на командные должности.    В 1685 году Петр приказал построить в Преображенском, на берегу Яузы, потешный городок-крепость Прешбург, чтобы обучать солдат осаде, обороне и штурму городов. Ах, как жестоко пошутила потом судьба с этой игрушечной крепостью! Пройдет восемь лет, и именно здесь разместится страшный Преображенский приказ – место пыток и казней государевых, Петровых, супротивников.    А тогда строили «потешную фортецию» все те же иноземцы, еще более разжигая его любопытство к европейским премудростям.    Игра перерастала уже в дело серьезное и небезопасное для всех противников молодого царя. Весной 1687 года он начал создавать второй потешный полк – Семеновский, формировавшийся в соседнем селе – Семеновском.    И здесь не обошлось без иноземцев, которые кроме фрунта, экзерциций, парадов и военной музыки приохотили пятнадцатилетнего бомбардира и к музыке партикулярной, к табаку, пиву, вину, а затем познакомили с юными прелестницами из Немецкой слободы.

<< | >>
Источник: Вольдемар Балязин. Неофициальная история России. Том 4. Начало Петровской эпохи. М.: Олма Медиа Групп.. 2007

Еще по теме    Первые шаги на стезе образования:

  1.    Первые шаги на стезе образования
  2. 13.1. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГЕРМЕНЕВТИКА: ГОРИЗОНТЫ НОВОЙ ЛОГИКИ
  3. Образ науки в самосознании ученых
  4. БИБЛИЯ И РИМСКОЕ ПРАВО: ПОНЯТИЯ ПРАВА, зАКОНА И СПРАВЕДЛИВОСТИ в вульгате[516]
  5. ИМПЕРАТОРЫ ИЗ ДОМА ГАБСБУРГОВ. СТИЛЬ ПРАВЛЕНИЯ, ДВОР И ПРИДВОРНЫЕ ДОЛЖНОСТИ
  6. Революция
  7. Глава 1 Вчера бедняк — сегодня богач
  8. ОБЗОР КОЛЛЕКЦИИ ДОКУМЕНТОВ Г.В. ВЕРНАДСКОГО В БАХМЕТЕВСКОМ АРХИВЕ БИБЛИОТЕКИ КОЛУМБИЙСКОГО УНИВЕРСИТЕТА В НЬЮ-ЙОРКЕ
  9. Глава 9   Пьяный вандал
  10. 3.7. Резюме
  11. 6.8. Современная личность