<<
>>

   Петр Алексеевич – неистовый сатир

   Титул царя обязывал Петра претерпевать многие, связанные с ним неудобства, и тяжелее всего давались Петру сдержанность и благолепие, ибо молодость и жгучий темперамент оказывались сильнее разума и строгих канонов дворцового и церковного «чина».

Особенно нетерпимыми для сторонников благочиния казались теперь наезды царя в еретическую Немецкую слободу, где по-прежнему правил бал его друг Лефорт.    Одним из немногих людей, кто решительно противился дружбе юного царя с иноземцами-иноверцами, видя в этом и пагубу его душе, был патриарх Иоаким. Но 17 марта 1690 года Иоаким умер, и Петр, никем не сдерживаемый, пустился во все тяжкие.    По возвращении из Троицы в Москву Петр чаще, чем к кому-либо другому, стал заезжать к Лефорту, где его всегда ждала веселая, жизнерадостная, интересная во всех смыслах компания, где можно было услышать множество любопытных и полезных историй, а кроме всего, ожидало желанное, свободное общение с молодыми красивыми женщинами.    «Превеликое женолюбие» Петра, проявившееся под влиянием Лефорта и других иноземцев, окружавших его в Преображенском и на Переяславском озере, еще в ранней юности, сохранялось в нем, как и любовь к разгульным застольям, до самой его смерти.    Историки, изучавшие жизнь Петра, утверждают, что великий преобразователь России не видел различия между служанками и принцессами, россиянками и иноземками, руководствуясь в выборе только одним – постоянно обуревавшей его и в любой момент прорывавшейся страстью.    Его медик Вильбоа сказал как-то об этой стороне петровского характера: «В теле его величества сидит, должно быть, целый легион бесов сладострастия». Удовлетворяя свое сладострастие, Петр должен был иметь дело с легионом ведьм, и многие современники – очевидцы или косвенные свидетели царской разнузданности – приводят немало историй самого скабрезного свойства.

   Лучший друг – Франц Лефорт

   Первым проводником в Эдеме любовных приключений молодого Петра, каким представлялась ему Немецкая слобода, стал великолепный и неотразимый Лефорт.    Швейцарец Франц Лефорт появился в России 25 августа 1675 года, за четырнадцать лет до описываемых событий.    В этот день он приплыл в Архангельск на голландском купеческом корабле в группе офицеров-иноземцев. Первые два с половиной года Франц Яковлевич, как стали звать его в Москве, прожил в столице на счет голландских купцов, которые полюбили Лефорта за блистательный ум в дружеской беседе, за веселый характер и подлинное благородство.    Еще более поправил он свои дела, женившись на богатой и красивой девушке Елизавете Сугэ – родственнице двух генералов русской службы, Гордона и фон Бокговена. При содействии первого из них стройный и высокий двадцатипятилетний красавец и весельчак был принят на военную службу в чине капитана и стал командиром роты. Лефорт отлично стрелял, фехтовал и великолепно держался в седле.    Более двух лет прослужил он в Киеве под началом князя Василия Васильевича Голицына и сразу же добился его расположения.    В 1682 году он был представлен десятилетнему царю Петру, а так как дядькой Петра был двоюродный брат Голицына, князь Борис Алексеевич Голицын, то на следующий год Лефорт стал уже подполковником.

Он участвовал в первом Крымском походе Василия Васильевича Голицына, безотлучно находился при главнокомандующем и по возвращении в Москву был произведен в полковники.    Он-то и привел своих солдат на помощь Петру. Войдя в монастырь, Лефорт тотчас же поставил пушки против всех ворот и организовал круговую оборону. Лефорт и его солдаты оставались в Троице-Сергиевой обители до тех пор, пока опасность для Петра, его близких и его сторонников совершенно миновала. Именно с этого времени Петр облек верного друга Франца неограниченным доверием и исключительной привязанностью.    А за то, что Лефорт одним из первых офицеров-иностранцев примчался на помощь Петру, он был произведен в генералы.    Он-то и познакомил своего питомца с его первой, довольно мимолетной привязанностью – дочерью ювелира Боттихера. Однако вскоре все тот же неутомимый швейцарец свел Петра со своей собственной любовницей, которая на многие годы стала любимицей царя, – с первой красавицей Кукуя, дочерью ювелира и виноторговца Иоганна Монса – Анной.

   Любимица царя – Анна Монс

   Семейство Монс было известно как семья нидерландца, московского золотых дел мастера Мёнса, а его сына Вилима называли с добавлением дворянской приставки: «Мём де ля Круа». Из-за того, что Анна Монс стала любовницей царя, она сделалась объектом самого пристального внимания иностранных дипломатов в Москве. По утверждению австрийского посла Гвариента в письме австрийскому императору Леопольду I, Анна Монс, став любовницей Петра, не оставила и своего прежнего галанта Лефорта, деля ложе то с тем, то с другим.

   Разрыв с Евдокией

   Как бы то ни было, но чувства Петра к своей жене Евдокии уже в 1693 году угасли окончательно и далее вспыхнули только однажды, но, видит Бог, лучше бы этой чудовищной вспышки не было.    А между тем Евдокия Федоровна менее чем через год после свадьбы, 18 февраля 1690 года, родила царю сына, названного в честь деда Алексеем, а затем в 1691 и в 1692 годах еще двух мальчиков – Александра и Павла, которые умерли во младенчестве, не прожив и одного года. И об этом, конечно же, знала Софья, с каждым разом понимая, что ее шансы на престол становятся более призрачными.    Евдокия была нежной и любящей матерью, но более всего страдалицей – и из-за того, что муж бросил ее, и из-за того, что их первенец, к тому же наследник престола, был так же немил Петру, как и она сама.    Петр, находясь в Москве, никогда не бывал с нею и уж тем более не делил супружеского ложа, но все ночи проводил на Кукуе: либо в роскошном доме Лефорта, где только в главном пиршественном зале могли разместиться полторы тысячи гостей, либо в собственном доме Монс, так же как и дворец Лефорта, построенном на деньги Петра. Впоследствии для Петра стало традицией последний день перед отъездом из Москвы и первый день по возвращении в столицу проводить в доме любезного друга Франца.    Так было и в 1693 году, когда Петр впервые отправился в Архангельск и в первый раз увидел море и большие торговые корабли, совершенно его очаровавшие. Так было и весной 1694 года, когда уехал он во второе путешествие в Архангельск. Так было и во время летних воинских маневров, и перед отправлением и после возвращения русских войск из первого и второго походов под Азов, состоявшихся летом 1695 и 1696 годов. Так, наконец, было и в начале марта 1697 года, когда 250 человек отправились за границу в составе так называемого Великого посольства.    Однако, уважаемые читатели, не станем все это сваливать в одну кучу, ибо и строительство флота в Архангельске, и два похода под Азов, и связанное с этим строительство флота под Воронежем, и, наконец, Великое посольство – все это представляет важные самостоятельные сюжеты, на которых мы и остановимся дальше.

<< | >>
Источник: Вольдемар Балязин. Неофициальная история России. Том 4. Начало Петровской эпохи. М.: Олма Медиа Групп.. 2007

Еще по теме    Петр Алексеевич – неистовый сатир:

  1. Категорически и Сатирически. Деление людей на категории по методу Вирджинии Сатир
  2. ФЕДОР АЛЕКСЕЕВИЧ
  3.  ДЕТСТВО И ЮНОСТЬ ПЕТРА АЛЕКСЕЕВИЧА
  4.  ПЕТР II
  5.   ПЕТР III
  6.    Болезнь и смерть Федора Алексеевича
  7.    Детство Петра Алексеевича
  8. БАРСОВ АНТОН АЛЕКСЕЕВИЧ
  9.    Развод Петра Алексеевича и Евдокии Федоровны
  10. Петр и раскольники
  11.    Алексей Алексеевич Брусилов
  12. ПЕТР I И ЕГО ВРЕМЯ
  13. Часть первая Юрий Алексеевич Гастев: этапы жизни и творческих борени
  14.    Царская семья после смерти Федора Алексеевича
  15. Петр I об Иване Грозном
  16.    Венчание Петра Алексеевича и Евдокии Федоровны
  17.    Петр в Амстердаме
  18.    Митрополит Петр