<<
>>

I Подготовка Северной войн

. Азовское взятие повлекло за собой целый ряд практических мер по максимальной реализации достигнутого успеха. Стали сгоняться десятки тысяч работных людей для строительства таганрогского морского порта, на усиление гарнизона Азова — тысячи крестьянских и стрелецких семейств.

Однако Петр I сумел вынести из победы не столько ее эйфорию, реализованную в небывалых по масштабам и пышности гуляньях в Москве, сколько два суровых урока. Во-первых, движение в Черное море по-прежнему было немыслимо без мощного боевого флота. Во-вторых, ведение боевых наступательных действий с серьезным противником предполагало коренное переустройство организационных принципов сухопутной армии. Достаточно хорошо 24-летний царь осознал и важность создания благоприятного внешнеполитического фона, прежде чем предпринимать в сторону Турции сколь-нибудь решительные военные шаги. А еще лучше — необходимо было найти надежных и заинтересованных в антитурецких действиях союзников.

Военному флоту после азовской виктории Петр I уделял первостепенное внимание. Расходы на его строительство государство разверстало по купцам, помещикам, церкви, была введена трудовая повинность и экстраординарные налоги. Каждое т. н. кумпанство (а их было более 60) должно было сдать «под ключ» по одному кораблю. Попытки обойти царский указ жесточайше пресекались. На верфях Воронежа строилась основная часть запланированных судов. Проблему квалифицированных кадров, как судостроителей, так и мореплавателей, царь решил двояко: уже в конце 1696 г. из Европы в Воронеж привезли до 80 корабельных дел мастеров, а одновременно в Венецию, Англию и Голландию отправили около 60 дворянских недорослей учиться судостроению и кораблевождению. Так, уже при строительстве Азовского флота Петр I впервые использовал те рычаги, которыми в течение всего своего правления он пытался коренным образом преобразовать все стороны государственной и общественной жизни России — непосредственно использовать интеллектуальный и материальный потенциал тогдашних передовых стран и одновременно выучивать на Западе тех россиян, которые могли на высшем уровне качественно освоить самые различные области знаний и мастерства.

В какой-то степени эти принципы брались в расчет и при реорганизации сухопутной армии. Однако разом преодолеть инерцию прежних организационных построений было не под силу даже Петру I. Уже его отец — царь Алексей Михайлович — внедрил в российскую армию и полки «нового строя», и наемников. Петр I пошел дальше, развернув свои «потешные» полки до уровня одних из самых дееспособных формирований: под Азовом Семеновский и Преображенский полки продемонстрировали новый уровень ведения боевых действий. Но они были исключением на общем безрадостном фоне состояния всей армии. Дворянское ополчение, солдатские и стрелецкие полки были слабоуправляемы в бою, непривычны к беспрекословной армейской дисциплине.

Поэтому Петр I в 1698 г. распустил все солдатские, рейтарские и стрелецкие полки, включив их в четыре полка, проявивших свои лучшие качества под Азовом: кроме Семеновского и Преображенского это были Первомосковский и Бутырский. Так началось создание регулярной армии, главной отличительной чертой которой должен был стать профессионализм. Но в крепостной России он мог сформироваться только «из-под палки» — будущие военные-профессионалы набирались в основном из среды даточных людей и дворян, хотя первые наборы по указам от 8 и 17 ноября 1699 г. были произведены из числа т. н. «охотников» — не закрепощенных людей, которых еще было достаточно в России. Ноябрьские указы положили начало и рекрутской системе формирования армии. Были установлены нормы набора даточных людей — светские и духовные феодалы должны были от определенного количества дворов (от 25 до 50) поставлять одного рекрута, хотя им не мог быть крестьянин-землепашец. В итоге было поставлено под ружье 32 тыс. даточных, из которых сформировали 29 пехотных и 3 драгунских полка. Большинство полков возглавили наемные офицеры-иностранцы (немцы, шведы, поляки и др.).

Выучка новой армии стала проводиться по переработанному П. Гордоном воинскому уставу 1648 г., а также составленным А. М. Головиным артикулом. Финансовым же обеспечением реформирования армии и флота стало заниматься множество т.

н. «прибыльщиков» — лиц, изыскивающих для казны новые источники доходов (как, например, оплата гербовой бумаги, налоги на дубовые гробы и т. д.).

«Великое посольство». До Петра I история российской дипломатии знала множество заграничных миссий, в том числе и великих посольств. Но только посольство 1697-1698 гг. стало «великим» не столько по своей численности и степени полномочий послов, его возглавлявших, но по целям и итогам. Кроме того, это был первый случай в российской внешнеполитической практике, когда царь лично принимал участие в поездке за рубеж, вел переговоры и заключал договоренности с главами крупнейших европейских государств.

Необходимость в отправлении в Европу Великого посольства была вызвана итогами Азовских походов: планировалось основательно изучить политические интересы и ориентацию, царившие в Европе, и найти возможных союзников для продолжения борьбы с Турцией за Причерноморье. В декабре 1696 г. Петр I издал указ о посылке Великого посольства в Англию, Данию, Голландию, Бранденбург, Венецию и Ватикан во главе с тремя руководителями-послами: Ф. Лефортом, Ф. А. Головиным и П. Б. Возницыным. Необычность этой миссии была не в том, что ее возглавили три разных по подготовке и способностям человека ( Петр I, пожалуй, в последний раз перенял практику последних Рюриковичей и первых Романовых в организации посольского дела), а в намерении разом пообщаться чуть ли не с пол-Европой (обычно посольства направлялись в конкретную страну). Своеобразие посольской миссии состояло и в том, что оно должно было разместить за границей на учебу 35 волонтеров и набрать для работы в России иностранных специалистов, а также совершить ряд закупок товаров.

В начале марта 1697 г. великое посольство почти в 250 человек на тысяче санных повозок выехало из Москвы. Через неделю, жестоко расправившись с заговорщиками, которыми руководили полковник И. Циклер, окольничий А. Соковнин и боярский сын, стольник Ф. Пушкин, вслед выехал и сам Петр I. Он значился в списках посольства как десятник Петр Михайлов.

Такой камуфляж должен был упростить церемонии встреч с европейскими монархами, как-то скрыть от Турции факт отсутствия российского царя в стране.

Первым пунктом остановки стала Рига — столица Лифляндии, находившейся в составе Швеции. Затем была остановка в Митаве — столице Курляндии, а к середине мая посольство прибыло в Кенигсберг. Здесь Петр I подписал первый договорный документ — были установлены союзнические отношения с курфюрстом Бранденбурга Фридрихом III. В начале августа 1697 г. миссия достигла Голландии и расположилась в г. Саардане, а потом перебралась в Амстердам. Здесь царь и волонтеры стали постигать искусство кораблестроения на верфях Ост-Индской компании. От этого занятия Петр I отрывался лишь в исключительных случаях. Так, он выехал в Утрехт на короткую встречу с английским королем Вильгельмом III, а затем был принят в Гааге в резиденции правительства Нидерландов. В течение нескольких встреч российские послы стремились убедить голландскую сторону поддержать Россию в ее будущей войне с Турцией. Но безрезультатно. Без видимых успехов проходили в Голландии и переговоры с дипломатами других европейских стран. Успешной оказалась только деятельность по найму специалистов для флота, строящегося в Воронеже. Летом 1698 г. четыре корабля высадили в Архангельске 672 морских специалиста — от капитана до матроса и корабельного лекаря. Кроме того, в Голландии было закуплено 15 тыс. ружей.

В январе 1698 г. Петр I прибыл в Англию и имел две аудиенции у короля Вильгельма III. Однако и здесь дипломатических результатов достичь не удалось. Четыре месяца пребывания в Англии завершились лишь торговыми соглашениями и приобретением очередных знаний в области морского, артиллерийского, монетного дела. Более того, в это время стало очевидным, что антиосманский союз европейских государств не только укрепить, но даже сохранить становится невозможным. Австрия и Венеция тайно от России вели переговоры с Турцией о замирении. И посредниками здесь выступали Англия и Голландия.

Так что многомесячный вояж Петра I завершался полным дипломатическим крахом.

В мае 1698 г. Великое посольство и царь через Лейпциг, Дрезден, Прагу проследовали в Вену, столицу Священной Римской империи, чтобы попытаться помешать заключению сепаратного мира с османами (союзный договор с империей против Турции российские дипломаты заключили 29 января 1697 г. на три года). Но даже сам царь не сумел убедить венский двор прекратить закулисные переговоры. Такой результат визита в Вену еще больше убедил Петра I в необходимости сменить внешнеполитические ориентиры. На смену антиосманской коалиции должна была прийти антишведская, чтобы обеспечить России успех в борьбе за выход к Балтике. Первый шаг в этом направлении был сделан уже в Вене, когда царь тайно повел переговоры с дипломатами саксонского курфюрста и одновременно короля Речи Посполитой Августа II. В своем новом решении Петр I еще более утвердился после личных встреч с императором Леопольдом I, который отказался вести разговоры на животрепещущую тему.

Изучить лично позиции другого союзника по антиосманской коалиции — Венеции — Петру I не удалось: 19 июля прямо с приема у императора он ринулся в Москву на подавление очередного стрелецкого бунта.

Создание «Северного союза». Интересы и цели союзников. Европейский вояж Петра I вместе с Великим посольством не принес планируемого результата. Но реальные итоги оказались на порядок весомее запланированных. Кроме глубокого дипломатического зондажа политической ситуации в Западной Европе и явных и тайных замыслов ее монархов российский царь убедился в необходимости резкой смены своей внешнеполитической доктрины. Была осознана необходимость борьбы со Швецией за Балтику.

К этой идее Петр I стал склоняться уже после встречи с бранденбургским курфюрстом Фридрихом III, который мечтал сделаться прусским королем, что было возможно только при условии вытеснения Швеции с побережья Северной Германии. Россия как союзник для Бранденбурга была весьма кстати. Тем более что антишведский союз этих двух государств был заключен еще в царствование Алексея Михайловича.

Устремленность к Балтике еще более окрепла после встреч с другим немецким правителем — саксонским курфюрстом Августом III, который после смерти в 1696 г. короля Речи Посполитой при поддержке России был посажен на польско-литовский трон под именем Августа II. С помощью саксонского оружия он должен был отвоевать у Швеции для Речи Посполитой Лифляндию.

Прямым свидетельством того, что замысел переноса военно-политической активности в сторону Балтики созрел у Петра I уже во время Великого посольства, стало его указание одному из трех послов (П. Б. Возницыну), не покидая Вены, заняться подготовкой к заключению мира с Турцией. Замирение с южным соседом было необходимым, чтобы избежать борьбы на два фронта. Думный дьяк Прокофий Возницын в сложной дипломатической игре с османскими и австрийскими послами сумел добиться приемлемых условий примирения. На конгрессе в Карловицах (городок близ Белграда) в ноябре 1698 г. — январе 1699 г. были обсуждены все спорные вопросы и подписано перемирие на 2 года с условием заключения мира по истечении перемирного срока. Этот крупный успех российской дипломатии был закреплен миссией главы Посольского приказа Е. И. Украинцева в Стамбул осенью 1699 г. — летом 1700 г. После многомесячных препирательств и взаимной неуступчивости в июле 1700 г. был подписан Константинопольский договор о перемирии на 30 лет.

Параллельно российская дипломатия закрепляла устные договоренности об антишведских действиях, с которыми Петр I вернулся из Великого посольства. Помимо Августа II и Фридриха III естественным союзником Петра I в будущей войне со шведским королем Карлом XII мог стать король Дании Христиан V (а после его смерти — Фредерик IV). Датско-шведское соперничество за преобладание на Балтике и за протекторат над герцогством Шлезвиг-Гольштейн особенно обострилось к концу XVII в. Уже в 1697 г. датские послы стали предлагать Москве «своевать шведа». После серии тайных переговоров в 1699 г. между Россией и Данией был заключен антишведский союзнический договор. Важность этого соглашения подчеркивалась тем, что впервые в истории российской дипломатии царь лично скрепил договорные бумаги своей подписью. Россия обязывалась после заключения мира с Турцией вступить в войну против Швеции, тем самым поддержав Данию. Почти одновременно в Москве с Августом II были подписаны союзнические обязательства об антишведских действиях.

Характерно, что переговоры в Москве с послами датского и саксонско-польского монархов велись одновременно с обсуждением условий мирного соглашения с представителями нового шведского короля Карла XII. Шведы стремились добиться от Петра I подтверждения унизительных для России потерь на Балтике по условиям Кардисского 1661 г. и Плюсского 1666 г. мирных договоров. Как ни парадоксально, но петровской дипломатии удалось почти одновременно (в ноябре 1699 г.) в одном месте (в Москве) подписать два взаимоисключающих договора: о войне со Швецией и о продлении «вечной соседственной дружбы и любви» с ней!

Первый договор состоял из двух не связанных между собой соглашений — с Данией и с Саксонией (а, следовательно, и с Речью Посполитой, коль курфюрст Саксонии был и королем польско-литовским). Так что в антишведском союзе, вошедшем в историю под названием Северного, определяющую роль изначально играла Россия. Она подобрала себе союзников, используя их интересы поживиться за счет Швеции, но ориентируясь исключительно на достижение своих целей, даже если это предполагало ущемление союзников. Таким образом, оценивая столь коварную дипломатию Петра I с точки зрения политических нравов того времени и с учетом такого понятия, как «государственный интерес», ее можно охарактеризовать не иначе как искусную.

<< | >>
Источник: О. А. Яновский, Л. Л. Михайловская, С. В. Позняк и др.. История Руси, России и Украины (с древнейших времен до конца XVIII в.): Учеб. пособие / Под ред. О. А. Яновского. — Мн.: БГУ,. — 1007 с.. 2005

Еще по теме I Подготовка Северной войн:

  1. 15.3. Вторая мировая война
  2. ДЖОН БУШНЕЛЛ Д. МИЛЮТИН И БАЛКАНСКАЯ ВОЙНА: ИСПЫТАНИЕ ВОЕННОЙ РЕФОРМЫ
  3. Глава 8. Маневренная война, террор и начало иностранной интервенции (июль – сентябрь 1936 года)
  4. Глава 12. Война на Севере и контрудары республиканцев. Весна – осень 1937 года
  5. 1. Аппарат психологической войны.
  6. 1. Аппарат психологической войны.
  7. 2. Начало Второй мировой войны: причины, характер. Международная деятельность политического руководства СССР в 1939—1941 годах.
  8. I Подготовка Северной войн
  9. ГЛАВА 2 ГОЛ 1904-й. Страна восхоляшего солнца начинает войну. Порт-Артур
  10. ГЛАВА 3 ГОЛ 1905-Й. Муклен. Цусима. Портсмутский финал Японской войны
  11. ГЛАВА 3 ГОА 1939-Й. Необъявленная война в пустыне. Река Халхин-Гол