<<
>>

§ 7. Политическая жизнь Киевской Руси в конце X — первой половине XI в.

  В годы правления Владимира I (980—1015) продолжилось подчинение Киеву славянских племен. Так, в 984 г. Владимир покорил радимичей, а еще до этого, в 981—982 гг. дважды ходил в поход на непокорных вятичей и обложил их данью.

Киевский князь предпринимал частые нападения и на земли сопредельных нарюдов. В 981 г. он отнял у ляхов (поляков) Перемышль и другие Червенские города[‡‡‡], в 983 г. успешно

воевал против ятвягов (одно из древнелитовских племен), в 985 г. ходил на болгар.

Однако главной заботой по-прежнему оставалась борьба с кочевниками. Печенежские набеги (по-видимому, лишь самые крупные) отмечены летописью в 992, 996 и 997 гг. Непрерывные нападения требовали укрепления юго-восточной границы. Летописец рассказывает: «И рече Володимер: «Се не добро, что мало городов около Киева». И нача ставити городы... И нача набирати мужи лучшие от словен, и от кривичь, и от чюди, и от вятичь, и ими населил грады, ибо была рать с печенеги». Задумаемся над этим сообщением. Речь идет о привлечении для обороны южных границ жителей Севера, никак не страдавших от кочевников. Это свидетельствует о том, что борьба с печенегами становилась общегосударственным делом.

Сооружение укреплений на границе значительно затруднило внезапные нападения печенегов. В 1007 г. немецкий миссионер Бруно отправился к печенегам проповедовать Христову веру. Дорога лежала через Киев. Не сумев отговорить Бруно от этой опасной и, как казалось князю, бесполезной затеи, Владимир проводил его до границ своей земли. Путь занял два дня. Между тем, по сообщениям Константина Багрянородного, в середине X в. печенеги кочевали на расстоянии одного дня пути от Киева. Следовательно, за полвека упорной борьбы Русь раздвинула свои пределы на один день пути.

Имя Владимира Святославича надолго сохранилось в народной памяти, чему, конечно, содействовала церковь, почитающая его святым.

В народных песнях и сказаниях он воспет как ни один другой князь. Многочисленные былины повествуют о щедром и славном князе Владимире Красное Солнышко и его могучих богатырях — Илье Муромце, До- брыне Никитиче, Алеше Поповиче, о пышных княжеских пирах, о борьбе с врагами: Соловьем-разбойником, Тугарином Змеевичем, Идолищем Поганым. А между тем Владимир не отличался молодечеством, личной воинской доблестью.

Летопись сохранила рассказ о том, как в 996 г. он бежал от печенегов и едва спасся, укрывшись под мостом. Да и народные предания не изображают его могучим витязем. Быть может, это свидетельствует о том, что князь в это время, особенно после принятия христианства, стал рассматриваться уже не столько как военный вождь, сколько как глава государства. Интересно, что народные сказания не знают имени князя-витязя Святослава. Видимо, защиту родной земли народ ценил больше самых «лихих» походов в чужих пределах.

У Владимира было двенадцать сыновей от нескольких браков. В качестве отцовских посадников (от слова «посадить» — назначить) они были направлены в главные города Руси. Старшему сыну Вышеславу достался Новгород, Изяславу — Полоцк, Святополку — Туров, Ярославу—Ростов. После смерти Вышеслава и Изяслава Владимир перевел Ярослава в Новгород. При этом был обойден старший сын Святополк, впавший тогда в немилость у отца. Киевский престол Владимир, по-видимому, собирался передать своему любимцу Борису, жившему при нем.

В 1014 г. Ярослав отказался присылать отцу из Новгорода обычную дань — две тысячи гривен. Владимир собрался было в поход на непокорного сына, но настигшая его в 1015 г. смерть помешала осуществлению этого замысла. Киевский престол занял Святополк. Дружинники Владимира предпочли бы видеть на престоле Бориса. Они даже предлагали ему свергнуть Святополка. Если верить летописи, Борис отказался, заявив, что не поднимет руку на старшего брата, который будет ему вместо отца. Однако Святополк, опасаясь Бориса как возможного соперника, велел убить его.

Вслед за убийством Бориса настал черед и Глеба, мести которого мог страшиться Святополк[§§§]. Борис и Глеб как безвинные кроткие мученики были причислены к лику святых. Именно кротость этих князей, почти добровольную готовность пойти на муки подчеркивает летопись. Борис и Глеб стали первыми русскими святыми, покровителями Русской земли и особенно княжеского рода. Напоминая князьям о страдальческой кончине Бориса и Глеба, неустанно проклиная Святополка «Окаянного», церковь пыталась смягчить княжеские распри, убеждала младших князей повиноваться старшим. Увы, как мы увидим, князья нередко оставались глухи к этим увещеваниям. В науке, правда, существует гипотеза о непричастности Святополка к убийству братьев, Бориса и Глеба: летописец явно стремился обелить Ярослава.

Летописец утверждает, что Святополк задумал перебить всех братьев, дабы одному властвовать на Руси. Вести о творящемся на юге встревожили находившегося в Новгороде Ярослава и побудили его к активным действиям. Собрав варягов и новгородцев, он двинулся на Киев и разбил Святополка в сражении близ города Любеча. Тот бежал в Польшу к своему тестю королю Болеславу, с помощью которого вновь овладел Киевом в 1017 г. Однако после ухода поляков он был вторично изгнан и наконец окончательно разбит в 1019 г., несмотря на помощь приведенных им печенегов.

После поражения и скорой гибели Святополка главным соперником Ярослава остался владевший Тмутараканью князь Мстислав. Летопись изображает его удалым воителем, напоминавшим по нраву и облику знаменитого деда Святослава Игоревича. По преданию, в походе на косогов он вступил в единоборство с их князем Редедей, договорившись, что одолевший в схватке будет считаться победителем и в войне. Уже изнемогая, Мстислав, собрав последние силы, ударил противника оземь и, выхватив нож, заколол его.

Воинственный тмутараканский князь напал в 1023 г. на Ярослава, победил его, но Киев не занял, ограничившись разделом земли по Днепру. Мстислав правил на левобережье, в Чернигове, а Ярослав — на правобережье, в Киеве.

Лишь в 1035 г., после смерти Мстислава, киевский князь стал «самовластием» в Русской земле. Последнего оставшегося к тому времени в живых брата — Судислава Псковского — он бросил в тюрьму, из которой несчастного лишь через 24 года освободили племянники, да и то лишь затем, чтобы постричь в монахи. Только в Полоцке остался княжить племянник Ярослава — Брячислав Изяславич.

Таким образом, усобицы среди сыновей Владимира, как и в предыдущем поколении — сыновей Святослава, завершились победой-одного из братьев и гибелью остальных.

Вопрос. Как вы думаете, почему в то время не происходило распада Киевской Руси на отдельные земли? Что удерживало единство? Вспомните, что говорилось о роли Киева в § 4.

В 1036 г. Ярослав нанес жестокое поражение осадившим Киев печенегам. После этого разгрома они больше не рисковали нападать на русские пределы. Однако борьба со степью продолжалась, так как печенегов вскоре сменили новые кочевники — половцы.

В княжение Ярослава Киевская Русь продолжала натиск на запад и северо-запад. В 30-х годах XI в. киевские дружины несколько раз вторгались в земли ятвягов и ляхов. В 1030 i'. Ярослав построил город Юрьев[****], утвердившись на западном берегу Чудского озера. В 40-х годах Ярослав поддерживал короля Польши Казимира против мятежных польских князей. Этот союз был закреплен женитьбами Казимира на Доброгневе — сестре киевского князя, а Ярославова сына Изясла- ва — на сестре короля. Другие дети Ярослава также вступил» в династические браки[††††] (см. приложение, табл. 1).

Вопрос. Какие выводы о международном положении Руси можно сделать на основании таблицы?

Среди важнейших государственных мероприятий Ярослава следует отметить назначение митрополита без ведома константинопольского патриарха. В православной церкви существовало четыре патриархии: александрийская, антиохийская, иерусалимская и константинопольская. Главную роль играла, конечно, столичная константинопольская патриархия. Она делилась на 60 митрополий, одной из которых была киевская, основанная между 995 и 997 гг.

Митрополитов по древней традиции назначал патриарх.

Однако киевская митрополия значительно отличалась от остальных: она охватывала территорию отдельного государства, населенного отдельным народом со своим особым языком, своей письменностью и культурой. Таким образом, эта митрополия фактически представляла собой национальную и государственную церковную организацию. Но во главе ее постоянно находился назначаемый из Константинополя иностранец, а фактически — представитель другой державы. Местные традиции были ему чужды, древнерусского языка он не знал, интересы Византии были ему дороже интересов Руси. Это, вероятно, и побудило Ярослава выставить кандидата в митрополиты из числа русских священников. Выбор пал на священника загородной княжеской церкви Илариона. Это был широко образованный человек, талантливый публицист. Наиболее известным его произведением является «Слово о законе и благодати» — религиозно-политический трактат о христианских заслугах князя Владимира и о праве Руси на древнее культурное наследие. Самостоятельное назначение митрополита говорило о растущей независимости русской церкви, хотя до полного ее выхода из-под власти Константинополя было еще очень далеко.

В отличие от отца князь Ярослав не стал героем былин и сказаний. Но летопись говорит о нем как о крупном государственном деятеле и образованном человеке.

«

<< | >>
Источник: Кадка Л. А., Юргано А. Л.. История России VIII—XV вв.: Учебник для VII класса средних учебных заведений. 1995

Еще по теме § 7. Политическая жизнь Киевской Руси в конце X — первой половине XI в.:

  1. ПРОИСХОЖДЕНИЕ РУСИ
  2. II. Южная Русь и киевский кагант
  3. 23.3. Культура Киевской Руси
  4. Культура Киевской Руси
  5. 6.1. 36-летние циклы социально-политического развития России: общее описание и особая роль в российской истории
  6. Тема 1. Государство Русь и древнерусская культура (IX — первая половина XIII вв.)
  7. Государство и культура формирующейся великорусской народности (вторая половина XIII —XV вв.)
  8. 1. Причины, характер, содержание и последствия политической раздробленности Древнерусского государства.
  9. Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)
  10. Теории и версии о начале Руси и русской государственности
  11. Усиление борьбы за «собирание земель Руси» между Вильно и Москвой
  12. I Социокультурное развитие земель Руси в XIII—XIVвв
  13. ПОЛИТИЧЕСКИЙ СТРОЙ
  14. II. КИЕВСКАЯ РУСЬ
  15. § 7. Политическая жизнь Киевской Руси в конце X — первой половине XI в.
  16. Владимир Красное Солнышко: крещение Руси
  17. § 1. Политическая история IX-XII вв.
  18. Общественно-политическая мысль, исторические знания, литература.
  19. 1.1. Киевская Русь
  20. § 3. Общие тенденции политического развития русских земель в XIV — первой половине XV в.