<<
>>

Понятие победы и поражения в конфликте

При исследовании местничества неизбежно возникает вопрос, во имя чего затевался конфликт, что означали победа и поражение для дальнейшей жизни его непосредственных участников и их родов.

Для начала следует уточнить терминологию. Что в понимании людей того времени являлось победой? «Чистых» ситуаций, когда, допустим, истцу предлагали место или ранг, аналогичный месту ответчика, или даже ответчика «обиняли», почти не возникало. Администрация Разрядного приказа была весьма компетентна в генеалогически-служебных соотношениях членов государева двора и не могла совершить особо грубой ошибки при назначении (не считая ситуаций, инспирированных «сверху» и политически окрашенных, являвшихся исключением из правил, таких, о которых будет сказано ниже, например дела

А.              Ф. Адашева). Н. Коллманн считает «победу» истца большой редкостью. По ее подсчетам, из 1076 дел XVI-XVII вв. истец выигрывал 14 раз (1%), 254 раза (24%) был удовлетворен без проведения процесса, 132 раза (12%) ему было велено служить, «как указано». Автор не расценивает как выигрыш ситуацию, когда истца отставляют, не принуждая исполнять опротестованное им назначение, когда и истцу, и ответчику объявляют безместие, когда сообщают, что «дадут счет после службы». Однако мы не можем согласиться с этим выводом. Недаром в глазах самих местников подобные завершения конфликтов выглядели если не победой, то и далеко не поражением, поскольку на указанные варианты прецедентов местники ссылались как на «находки» в последующих делах. Рассмотрим варианты конфликтов и их разрешений.

  1. «Невершение» дела или обещание решить его после службы

Если суд был «не вершен», то на ответчика могли бить челом другие лица ему «в версту», опасаясь распространения случившегося прецедента на себя. Ф. К. Смердов-Плещеев писал в 1616 г. в связи с тяжбой с кн.

Ф. И. Лыковым, что у него были при царях Борисе и Федоре суды с кн. С. Д. Щербатым и Ю. Г. Пильемовым, у «брата» его местника - кн. Б. М. Лыкова с кн. Д. М. Пожарским, и они все не вершены, а кн. Щербатые, в частности, меньше его родителей; Плещеев, правда, проиграл, но только потому, что не смог доказать свое прямое родство с теми Плещеевыми, которые были выше кн. В. Гвоздева и др.[360]
  1. Решение о переподчинении истца от ответчика первому воеводе

Следует, видимо, считать выигрышем ситуацию, когда один воевода бьет челом на высшего по должности воеводу и ему велят быть в подчинении не у него, а у первого воеводы данного разряда, города и пр. Например, в апреле 1613 г. под Тихвином, когда И. Н. Сунбулов протестовал против назначения его в сход ко второму воеводе Л. А. Батракову-Вельяминову, его переподчинили первому воеводе кн. С. В. Прозоровскому[361]. Аналогичный случай имел место 26 сентября 1613 г., когда Ф. И. Пушкин бил челом на кн. Д. И. Мезецкого[362]. Вариантом подобного дела являлся случай, когда в наказе писались имена первого и второго воевод (или, допустим, послов или назначенных в придворную церемонию), а лицо, назначенное третьим или, предположим, посланное к ним обоим с поручением (и по тогдашним правилам автоматически занимавшее третье место), просило оставить в наказе имя только первого, дабы не быть ниже второго (например, кн.

С.              Ф. и М. Ф. Волконские ВІ615 г.)[363]. В приведенном случае кн. Волконские, посланные «спрашивать о здоровье» боярина кн. И. А. Хованского и М. А. Вельяминова, добились того, чтобы в наказе оставили только имя князя. Такого же рода конфликт возникал со вторым воеводой иногда у городовой дворянской корпорации, причем бывали случаи разрешения его в пользу истцов. Для самого побежденного это явно могло считаться «потерь- кой», от опасности которой его избавляла, как правило, ситуация, в которой подобное дело не записывалось в официальные разрядные книги. Например, дело городовых дворян рязанцев с И. 3. Ляпуновым 1645/46 г.[364], мещерян с Д. П. Тургеневым около 1655 г.[365], а также практически все сохранившиеся подобные дела. И наконец, уже на излете местничества, в эпоху, когда все большую роль приобретали регулярные войска, а значение дворянского ополчения и, соответственно, разрядной пятиполковой структуры падало, появляется указ от 24 февраля 1676 г., согласно которому полковникам и головам московских стрельцов велено быть с первыми воеводами, «без товарищей». Но уже в мае следующего 1677 г. стрелецкий полковник стольник С. Ф. Грибоедов запрашивал подтверждение этого указа в связи с назначением в полк к боярину кн. Г. Г. Ромодановскому; такое подтверждение ему было дано из Разрядного приказа, причем в нем цитировался формуляр наказов, данных согласно этому указу боярину кн. В. В. Голицыну и стрелецким полковникам Д. Баранчееву и Д. Лаговчину от 13 июня и 29 августа 1676 г.[366]

<< | >>
Источник: Ю. М. Эскин. Очерки истории местничества в России XVI-XVII вв. / Юрий Эскин - М.: Квадрига. - 512 с.. 2009

Еще по теме Понятие победы и поражения в конфликте:

  1. ОСНОВНЫЕ СТАДИИ ПРОТЕКАНИЯ КОНФЛИКТА
  2. Типология конфликтов
  3. КОСМОС ИСЛАМА
  4. Понятие победы и поражения в конфликте
  5. 2.5 Структура и новый характер конфликтов
  6. ГЛАВА 2. АРАБО-ИЗРАИЛЬСКИЙ КОНФЛИКТ И ПОЗИЦИИ ВЕДУЩИХ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ ФРАНЦИИ
  7. Глава 21 НАЦИИ И НАЦИЕСТРОИТЕЛЬСТВО
  8. ГЛАВА 8 Германия: путь к третьему рейху
  9. Наукоемкое производство
  10. Комментарии
  11. МЕЖДУ ФЕВРАЛЕМ И ОКТЯБРЕМ 1917 Г.: СУТЬ ВЫБОРА И ПРЕДПОСЫЛКИ ВОЙНЫ
  12. КОНФЛИКТЫ В ОРГАНИЗАЦИЯХ