<<
>>

   Последние дни Отечественной войны 1812 года

   Приближался момент отъезда Александра I к армии, но прежде, чем он должен был наступить, следовало избрать один из двух вариантов продолжения войны: либо, изгнав Наполеона за Вислу, остановиться, либо идти дальше, освобождая завоеванную французами Европу.
Александр был сторонником второго варианта, считая, что войну можно будет закончить в Париже. Вместе с тем Александр знал, что Кутузов, напротив, является сторонником того, чтобы прекратить войну, изгнав Наполеона из пределов Российской империи.    Александр решил выехать из Петербурга немедленно, так как Кутузов, ссылаясь на то, что армия обескровлена и расстроена, не считал возможным ее переход через Неман.    6 декабря Александр пожаловал Кутузову титул «князя Смоленского», и теперь его титул полностью звучал так: «Светлейший князь Голенищев-Кутузов-Смоленский».    В тот же вечер Александр отстоял молебен в Казанском соборе, прося удачи в задуманных предстоящих делах и благополучия в путешествии, и на следующее утро, выехал из Петербурга в Вильно.    11 декабря он прибыл в Вильно, а 12 декабря, в свой день рождения, торжественно наградил Кутузова орденом Св. Георгия 1-й степени – первого и единственного из русских военачальников в войне 1812 года. Потом, в 1813–1814 годах, в заграничном походе, после взятия Парижа, такую же награду получат Барклай-де-Толли и Беннигсен.    В этот же день Александр сказал собравшимся во дворце генералам: «Вы спасли не одну Россию, вы спасли Европу». Присутствовавшие при этом и слышавшие эти слова хорошо поняли, о чем идет речь, – их ждал впереди освободительный поход.    Ближайшие же дни вполне подтвердили такую догадку – армия начала готовиться к переходу через Неман.    И тогда же был оглашен царский Манифест об амнистии всем полякам, служившим в войсках Наполеона или оказывавшим его армии или администрации какие-либо услуги.

   Дар донских казаков и Кутузова Казанскому собору

   23 декабря 1812 года Кутузов отдал приказ о переходе Главной квартиры из Вильно в приграничный городок Меречь.    Перед самым отъездом из Вильно произошел случай, о котором фельдмаршал уведомил жену и который не-безынтересен и для нас.

«Теперь вот комиссия: донские казаки привезли из добычи своей сорок пуд серебра в слитках и просили меня сделать из его употребление, какое я рассужу. Мы придумали вот что: украсить этим церковь Казанскую (Казанский собор в Петербурге – В. Б.). Здесь посылаю письмо к митрополиту и другое к протопопу Казанскому. И позаботьтесь, чтобы письмы были верно отданы, и о том, чтобы употребить хороших художников. Мы все расходы заплатим».    В письме к церковным иерархам Кутузов дополнял свое сообщение тем, что серебро это было вывезено французами из ограбленных церквей, и просил, чтобы его употребили на изображение четырех евангелистов и убранство собора, «изваяв из серебра лики святых евангелистов. По моему мнению, сим ликам было бы весьма прилично стоять близ царских дверей перед иконостасом… На подножии каждого изваяния должна быть вырезана следующая надпись: „Усердное приношение Войска Донского“.    Казанский собор занял в судьбе Кутузова особое место. Несмотря на то что освящен собор был в конце 1811 года, он оказался прочно связанным с жизнью Кутузова и его деятельностью в Отечественной войне.    Уезжая к армии, Кутузов здесь отстоял на торжественном молебне, когда митрополит с причтом Казанского собора молился о даровании победы русской армии.    Как бы предвосхищая назначение кафедрального собора Петербурга, скульптор С. С. Пименов поставил в ниши главного портика статуи воинов-святых – Владимира Киевского и Александра Невского, в честь которых в России были учреждены военные ордена.    В Казанский собор свозились трофеи Отечественной войны и заграничного похода: сто пять знамен и штандартов наполеоновской армии и двадцать пять ключей от городов и крепостей Европы.    Посылая серебро митрополиту Новгородскому и Санкт-Петербургскому Амвросию, Кутузов помнил и о том, что духовенство Санкт-Петербурга пожертвовало семьсот пятьдесят тысяч рублей на народное ополчение и что немало «людей духовного звания» записалось в это ополчение ратниками.    Впоследствии Казанский собор стал усыпальницей фельдмаршала.

   Окончание Отечественной войны 1812 года

   Александр остался тверд в решении перейти Неман. В день Рождества, 25 декабря 1812 года, он подписал Манифест об окончании Отечественной войны, в котором сообщалось, что в честь завершения войны будет сооружен храм Христа Спасителя, а 28 декабря главные силы русской армии вышли из Вильно и двинулись к Мерече на Немане.    1 января 1813 года, отслужив молебен, Александр и Кутузов вместе с армией перешли Неман.    Начался заграничный поход 1813–1814 годов.

 

<< | >>
Источник: Вольдемар Балязин. Неофициальная история России. Россия против Наполеона. М.: Олма Медиа Групп. - 72 с.. 2007

Еще по теме    Последние дни Отечественной войны 1812 года:

  1. Тарутинский период Отечественной войны 1812 года и развитие русской общественной мысли1118
  2.  ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 1812 ГОДА. ОТ НЕМАНА ДО БОРОДИНО
  3. 3. Правительственные проекты конституционных реформ после войны 1812 года.
  4. Последние дни династии
  5. 4.4 ПОСЛЕДНИЕ ДНИ КОРОЛЕВА
  6. Последние дни первого императора
  7. II. Последние дни на Кубани перед ледяным походом. Генералы Корнилов и Деникин
  8.    Письмо Багратиона Аракчееву от 7 августа 1812 года
  9. Глава 15. Конечная фаза войны. Декабрь 1938 года – март 1939 года
  10.    Фрагмент письма Кутузова жене от 26 ноября 1812 года
  11.    Совет в Филях 1 сентября 1812 года
  12.    Письмо Кутузова маршалу Бертье от 8 октября 1812 года
  13.    Письмо Кутузова Елизавете Хитрово от 19 января 1812 года
  14. 4. Д. В. ДАВЫДОВ ДНЕВНИК ПАРТИЗАНСКИХ ДЕЙСТВИИ 1812 ГОДА
  15.    Письмо Кутузова Елизавете Хитрово от 29 октября 1812 года
  16. Г л а в а 3 ПОЛИТИЧЕСКАЯ РОЛЬ КОНСЕРВАТОРОВ в 1807 - начале 1812 года