>>

ПРЕДИСЛОВИЕ

Александр Янов многие годы разрабатывает ставшее для него "коронным" направление: историческая судьба России, ее корни, закономерности, этапы.

Жанр его сочинений я бы назвал исторической публи- цистикой, что предопределено биографией автора — ис- торика по образованию, журналиста по опыту работы в молодости и борца по темпераменту.

Видимо большинство историков, в какие бы глубины времени они ни погружались, ищут в них ответ на вопро- сы современности. Поэтому и книги, и другие выступле- ния А.Янова, касаются ли они начала второго тысячелетия или XV — XVI веков, или века XIX, — все они в открытую провоцируют читателя на сопоставление с днями сегод- няшними, наталкивают на аналогии даже тогда, когда А.Янов (что случается редко) сам не формулирует анало- гии и не перекидывает мосты из прошлого в настоящее, не демонстрирует цикличности трагедий и тупиков отече- ственной истории. В выборе А.Яновым его "коронной" тематики видимо сыграли роль такие моменты его жизни, как журналистское "бродяжничество" в 60-х — 70-х годах по стране, где глухомань, порой начинается сразу за го- родской чертой. Здесь он увидел всю убогость народной жизни во всемогущей сверхдержаве. Другим моментом стало углубленное знакомство с трудами В.С.Соловьева, поразившего А.Янова своей формулой: четырьмя нацио- нальными "само-" как ступенями в национальную исто-

Предисловие

Предисловие

рическую пропасть для элит, то есть, по цитируемому Яновым определению М.Колерова, "производителей смыслов".

А.Янов обнаруживает такие ступени не только в Рос- сийской истории, но и в эволюциях элит других стран. И его особенно вдохновляет то, что эти страны сегодня из- влекли уроки из своей (и чужой) истории, чего он, как ис- тинный патриот, желает и России.

Интересным представляется такое наблюдение А.Яно- ва. Вышедшие в результате реформ 1860-х годов из нико- лаевского подполья славянофилы быстро превращаются из маргиналов и диссидентов во влиятельную политиче- скую силу, агрессивную и реакционную по своему воздей- ствию на умы. И здесь невольно легко начинаешь искать аналогию в нашем времени. Выскочив из-под пресса со- ветского тоталитарного режима, очень многие у нас в России охотно соскользнули со ступени национального самосознания (по В.С.Соловьеву) на следующие ступени, тем более, как правильно подчеркивает А.Янов, уж боль- но размыта в сознании людей граница между патриотиз- мом и национализмом. А потому так легко проскочить вторую и третью ступени (национальное самодовольство и национальное самообожание) и очутиться на грани на- ционального самоуничтожения.

А.Янов — ярый сторонник европейского пути для Рос- сии — весьма убедителен, когда утверждает, что у нас ев- ропейская традиция (уклад) существовала всегда, в том числе и в начале второго тысячелетия, что "западничест- во" не пришло на нашу землю в царствование Петра, а тем более не после победы над Наполеоном. Оно не при- шло, Россия, по сути, была исконно европейским образо- ванием, а на некоторых этапах своей ранней истории — более европейским, чем те страны, что сейчас считаются столпами современной Европы.

В своей борьбе с мифами А.Янов обнаруживает едино- мышленников в плеяде отечественных историков-шести- десятников, отмечает, в частности, что в 1968 г.

С.О.Шмидт убедительно показал: реформы 1550-х годов в России носили отчетливо европейский характер, а форма правления была "абсолютизмом европейского типа".

Книги А.Янова — это яростная и мучительная попытка ответить на вопрос: почему его многострадальную страну раз за разом отбрасывало с предначертанного, казалось бы, ее корнями европейско го пути развития. Почему так убога жизнь людей в богатейшей стране. По ходу исследо- вания он стремится опровергнуть концепции "климато- генной" обреченности России, лености и пассивности народа и другие расхожие объяснения (оправдания) ее перманентной отсталости, столь распространенные в оте- чественной и зарубежной историографии. Он с открытым забралом бросается в бой с мифами отечественной исто- рии, мифологемами западных ученых. И делает это с тем- пераментом яркого журналиста, вооружившись знанием и анализом огромного объема источников (см. библио- графию его книг), что позволяет ему оставаться в рамках научной корректности.

Начав в 1981 году с "The Origin of Autocracy", АЯнов раз- вивает свой анализ в "России против России" (1999), "Рос- сия: у истоков трагедии, 1462—1584" (2001) и, наконец, в этом издании "Патриотизм и национализм в России, 1825—1921". Эта книга есть книга-предупреждение: похоже, мы перед по- следним выбором у последней черты. Мы снова занесли ногу над четвертой ступенью соловьевской лестницы.

А в таких ситуациях алармизм не может быть избы- точным.

Слишком многе из происшедшего в последние годы напоминает "разворот над океаном”, а очередная невме- няемость элит лишь укрепляет А.Янова в его опасениях.

8

Предисловие

Предисловие

В.О.Ключевский говорил, что "история — не учитель- ница, а надзирательница, наставница жизни, она ничему не учит, а только наказывает за незнание уроков". И хотя А.Янов числит Ключевского, равно как и В.С.Соловьева, в своих учителях, он выступает как человек, еще надею- щийся, что при определенном подходе, в частности, при демифологизации истории, она способна научить, предо- стеречь.

В том же русле — позиция А.Янова, отвергающая расхо- жую формулу, согласно которой история не знает сослага- тельного наклонения. Нет, говорит он, нужно исследовать возможные альтернативы на переломных отрезках истории как своей, так и других стран в схожих обстоятельствах. И здесь, хотим мы того или нет, мы оказываемся вовлечен- ными в сопоставление судеб России и Германии в крова- вом XX веке, России и Франции в начале века XIX-го.

И вот мы снова в водовороте очередного "цикла" по- пытки встать на европейский путь. Отличие сегодняшней попытки не только в большей надежде на успех. Мир во- шел в зону быстрых превращений, которую, пользуясь терминологией газовой динамики, больших скоростей, можно назвать ударной волной, где в узком интервале пространства/времени происходят кардинальные изме- нения основных параметров, а после начинается "другое время".

Как следствие этой "особости" нашего времени — по- пытка вхождения в Европу (успешная или нет) может происходить неизмеримо жестче, а возможно, и катастро- фичнее, чем те, что уже были раньше, когда процессы были растянуты во времени, а взаимодействие и взаимо- влияние цивилизаций, государственно-политических устройств и укладов было много более слабым. Транс- портно-коммуникационный технологический взрыв вто- рой половины XX-го века резко изменил ситуацию.

Мир и, не в последнюю очередь, Россия, как мы сейчас видим, оказались не готовы к новым вызовам, потому что не только генералы, но и политики и "производители смыслов" готовятся к прошлым войнам, конфликтам, ушедшим ситуациям.

Эта новая книга А. Янова несомненно получит весьма разные и даже противоречивые оценки. И уже только это есть одно из ее достоинств, свидетельство ее острой зло- бодневности.

Хотелось бы, чтобы суждение о ней высказали как можно больше озабоченных судьбой страны людей, а по- лемика с автором велась по возможности с позиций под- линного патриотизма, с опорой на факты, а не эмоции и укоренившиеся мифы-клише, среди которых - "обре- ченность" России на державное величие.

Думаю, что непредвзятое и внимательное прочтение книги, особенно — действующими политиками, может помочь увидеть реальное место нашей страны в мире, а значит - помочь избежать очередного (не дай бог - пос- леднего!) тупика отечественной истории.

Академик Ю.А. Рыжов

| >>
Источник: Янов А.Л.. Патриотизм и национализм в России. 1825—1921. — М.: ИКЦ “Академкнига”. — 398 с.. 2002

Еще по теме ПРЕДИСЛОВИЕ:

  1. ПРЕДИСЛОВИЕ
  2. ПРЕДИСЛОВИЕ История Джейсона и Андреа
  3. Предисловия 1
  4. Предисловие
  5. ПРЕДИСЛОВИЕ
  6. ПРЕДИСЛОВИЕ
  7. Предисловие
  8. ПРЕДИСЛОВИЕ
  9. Предисловие
  10. ПРЕДИСЛОВИЕ
  11. ПРЕДИСЛОВИЕ
  12. ПРЕДИСЛОВИЕ
  13. ПРЕДИСЛОВИЕ
  14. ПРЕДИСЛОВИЕ
  15. ПРЕДИСЛОВИЕ
  16. ПРЕДИСЛОВИЕ