<<
>>

Проблема легитимности императорской власти и законодательство первых лет царствования

Как только Екатерина II заняла престол, перед ней встала задача — утвердиться на нем. Достаточно легко захватив власть, новая императрица понимала, что также легко может лишиться ее.

Поэтому в первые годы царствования она проявляла большую осмотрительность и осторожность. Вспоминая об этом времени много лет спустя, Екатерина II писала: «Положение мое таково, что мне приходилось соблюдать большую осторожность и прочее, и последний гвардейский солдат, глядя на меня, говорит себе: вот дело рук моих». Каковы же были первые шаги новой императрицы? Прежде всего, она щедро наградила участников переворота, что было мерой ожидаемой. Как ни странно, серьезно не пострадали сановники из ближайшего окружения Петра III: за М. И. Шуваловым осталась должность канцлера, за А. И. Глебовым — должность генерал-прокурора Сената, остался при должности П. А. Румянцев. Екатерина II считала необходимым сохранить на службе элиту правящей бюрократии. Она, без сожаления, рассталась с бесцветным фаворитом Петра III — А. Гудовичем, но вернула из ссылки опытных А. П. Бестужева-Рюмина и Я. П. Шаховского.

На пятый день после переворота, 3 июля, был обнародован указ, в котором говорилось: «Намерены мы помещиков при их имениях … ненарушимо сохранять и крестьян в должном их повиновении содержать». Тем самым было внесено успокоение в ряды дворянства, ожидавшего первых мероприятий новой власти. Екатерина II стремилась доказать подданным необходимость переворота, убедить, что Петр III был неспособен к управлению, но одновременно продолжила все основные направления прежней внутренней политики: подтвердила указы о запрещении лицам недворянского звания покупать крестьян к мануфактурам, об упразднении Тайной канцелярии, о разрешение раскольникам возвращаться в Россию и др.

В вопросе о секуляризации духовных владений Екатерина II сначала круто изменила курс. Указ от 12 августа 1762 г.

возвращал духовенству право распоряжаться всеми земельными доходами и оставлял крестьян в их собственности. Но тем же указом учреждалась комиссия для разработки мероприятий по управлению духовными имениями. В состав комиссии были назначены сторонники секуляризации, что предопределило результаты ее работы. Комиссия высказалась за передачу духовных владений в государственное управление. В феврале 1764 г. Екатерина II подписала указ, по которому все монастырские, архиерейские и церковные вотчины с населявшими их крестьянами передавались в ведение Коллегии экономии. В результате проведения реформы в казну должно было поступить 1 млн 366 тыс. руб., из которых 1/3 предполагалось пустить на содержание церквей и монастырей, около 250 тыс. — на содержание госпиталей и богаделен, остальные деньги (более 644 тыс. руб.) пополняли государственный бюджет. Секуляризация духовных владений поставила православную церковь не только в административную, но и в финансовую зависимость от государства. Положительным последствием реформы было облегчение условий жизни около миллиона крестьян, ранее принадлежавших духовным владельцам. Их барщинные повинности заменялись денежным полуторарублевым оброком. Крестьяне восприняли секуляризацию как благо и прекратили неповиновение, которым были охвачены многие монастырские вотчины (участвовало около 150 тыс. чел.).

Побочным негативным последствием реформы стала гибель памятников культуры. Так, из 95 новгородских монастырей были упразднены 73, здания которых пришли в полную ветхость из-за бесхозности и заброшенности. Всего по стране было закрыто около 500 монастырей.

После вступления на престол Екатерина II всерьёз взялась за изучение положения дел в государстве. Императрица осталась недовольна деятельностью Сената. Она называла его «совершенно бездеятельным учреждением» и приводила пример, как сенаторы шесть недель слушали дело о выгонах г. Массальска. Н. И. Панин получил задание составить проект реформы этого государственного учреждения. Он предложил разделить Сенат на шесть департаментов, каждому из которых надлежало ведать строго определенной отраслью управления.

В декабре 1763 г. императрица одобрила проект, осуществление которого повысило эффективность работы Сената.

Другая судьба была у панинского проекта о создании Императорского совета. Совет должен был состоять из восьми советников, четверо из которых ведали определенной сферой управления: внутренними делами, внешней политикой, военными и морскими делами. Необходимость нового учреждения Н. И. Панин объяснял двумя основными причинами: желанием оградить государя от ошибок, «свойственных человечеству», а также отстранить от управления государством «припадочных людей», как он называл фаворитов. Императрица подписала проект и даже назначила персональный состав Совета. Однако затем передумала. Чем была вызвана такая перемена мнения? В историографии высказывается точка зрения, что автор проекта, прежде всего, считал необходимым освободить от государственных забот женщину-монарха. Опыт предыдущих женских царствований показал весьма условное отношение женщин к императорским обязанностям. Н. И. Панин недооценил Екатерину II. Она хотела не царствовать, а управлять. Управлять сама и по-своему. И считала себя вполне готовой для этой роли.

Положение императрицы на троне было осложнено тем, что после гибели Петра III оставались еще двое законных претендентов на престол: ее собственный сын Павел и заключенный в Шлиссельбургской крепости Иоанн Антонович. Сын Павел серьезной угрозы не представлял. Восьмилетний ребенок не имел опоры ни в гвардии, ни среди вельмож и придворных. Екатерина II опасалась 22-летнего Иоанна Антоновича. Она поспешила взглянуть на него сразу же после переворота и убедилась, что это был физически и психически большой человек, опасаться которого не следует. С Иоанном Антоновичем велись беседы с целью склонить его к пострижению в монахи. Но в план императрицы вмешался подпоручик смоленского полка Василий Мирович, замысливший возвести на престол Иоанна Антоновича. Подпоручик посвятил в свою тайну поручика Великолукского пехотного полка Аполлона Ушакова. Заговорщики решили освободить Иоанна Антоновича в те дни, когда императрица уедет в Прибалтику.

Несмотря на то, что вскоре Ушаков утонул, Мирович не отказался от своего плана и решил действовать один. В ночь на 5 июля 1764 г., когда Екатерина II находилась в Риге, он поднял по тревоге солдат, велел им взять под стражу коменданта крепости и открыть стрельбу по охранникам узника. Когда Мировичу удалось ворваться в камеру, где содержался Иоанн Антонович, он обнаружил пленника убитым. Офицеры выполнили инструкцию императрицы никому не выдавать его живым. Мирович был схвачен и вскоре казнен.

Неожиданная смерть Иоанна Антоновича ослабила страх Екатерины II перед возможными заговорами. Укреплению ее положения способствовала реализация мероприятия, оставшегося в наследство от царствования Елизаветы Петровны — проведение государственного межевания. Оно было начато в 1755 г., однако, проводилось столь медленно, что за десять лет удалось обмежевать только 57 тыс. десятин земли. Медлительность была обусловлена недостаточным выделением средств, нехваткой подготовленных геодезистов, а также жесткими требованиями для помещиков подтверждать свои права на землю соответствующими документами. Екатерина II учредила специальную комиссию, которой поручено было «рассмотреть, как удобнее и полезнее межевание производить». По предложению комиссии 17 сентября 1765 г. были утверждены новые правила межевания: от землевладельца не требовались документы, подтверждавшие его права. Граница между владениями считалась законной, если ее не оспаривали соседи. Таким образом, все захваченные помещиками государственные земли объявлялись им принадлежавшими. К концу XVIII в. таких земель было зарегистрировано не менее 50 млн дес. Естественно, манифест вызвал бурный восторг в дворянской среде.

Уже первые годы царствования Екатерины II отмечены рядом мероприятия в русле «просвещенной монархии». К ним относится учреждение Смольного института (1764) и Вольного экономического общества (ВЭО) (1765). Смольный институт являлся закрытым учебным заведением, в котором обучались дворянские девочки с 6 до 18 лет.

Им преподавали общеобразовательные предметы (языки, история, арифметика, география), а также навыки, необходимые добродетельным матерям: шитье, вязание, домоводство, светское обхождение, танцы и музыку. Выпускницы Смольного должны были положить начало новой породе людей, свободной от пороков. Воспитанниц изолировали от окружающей среды, что исключало, как полагал инициатор создания института И. И. Бецкой, пагубное влияние семьи, улицы, родственников и знакомых. Это было первое учебное заведение, положившее начало женскому образованию в России.

Екатерина II учредила «Императорское вольное экономическое общество к поощрению земледелия и домостроительства» с целью распространения знаний, способствующих развитию животноводства и земледелия. В конце 1765 г. по инициативе императрицы общество объявило конкурс на лучшее решение вопроса: «Что полезнее для общества — чтоб крестьянин имел в собственности земли или токмо движимое имение и сколь далеко его права на то или другое простираться должны?» В течение двух лет общество получило 162 работы, причем только семь из них от российких авторов. И это стало только однимс направлением в деятельности ВЭО.

«Наказ». Мысль о необходимости созыва депутатов от всех сословий для законодательной работы была в XVIII в. распространена в России. Еще в 1754 г. была учреждена Главная комиссия, чиновничья по составу, для выработки Уложения. В 1762 г. для участия в ней избирались депутаты от дворян и купцов. Работа комиссии осталась незавершенной. В декабре 1766 г. Екатерина II издала манифест о созыве новой комиссии для составления проекта Уложения. Императрица подготовила (она сама непосредственно была одним из авторов текста) специальный «Наказ» депутатам комиссии, которым они должны были руководствоваться в своей работе. «Наказ» представляет собой компилятивное сочинение. Он состоит из 22 глав и 655 статей, причем 469 заимствованы дословно или в виде пересказа из произведений передовых мыслителей XVIII в. (энциклопедии Дидро и Д’Аламбера, работ Монтескье, Беккариа, Бильфельда и др.).

Однако «Наказ» был не конспектом сочинений других авторов, а результатом творческого переосмысления идей и адаптации их к российской действительности. Монтескье считал образцом государственного управления английский парламентаризм. Императрица же была глубоко убеждена, что размеры России обусловливают единственно приемлемую форму правления — абсолютную монархию.

В центре «Наказа» — идея о необходимости создания справедливого законодательства, охватывающего все сферы жизни страны и являющегося основой «общего блага», как и формирования гармоничного сословного строя. Отдельная глава «Наказа» содержит походы к организации просвещения и воспитания граждан в духе законов и нравственных идеалов христианства, без чего невозможно «общее благо». Уделяется внимание организации действенной системы полицейского контроля в обществе. Екатерина II полагала, что подданных от преступлений должны были удерживать не суровые кары, а стыд. Она осуждала пытки, выступила против смертной казни, объясняя это тем, что «частое употребление казней никогда не сделало людей лучшими».

Процветание государства невозможно без развития экономики и правильной организации финансов. Этой проблеме посвящен целый ряд глав «Наказа». Екатерина II считала основой экономики земледелие. Мануфактурному производству отводилась второстепенная роль. Императрица была сторонницей свободного рынка и минимального государственного регулирования промышленности, считала, что разного рода монополии и привилегии наносят ущерб государству. Вместе с тем, она была против применения на мануфактурах более совершенных орудий производства — «махин», считая, что они наносят вред государству, т. к. сокращают численность людей, занятых ремеслом, считала, что торговля — дело не дворянское. Проблема приоритетного развития земледелия выдвигала на первый план самый острый вопрос в России — крестьянский. Екатерина II была решительной противницей крепостничества, но считала невозможным его быструю ликвидацию по двум причинам. Во-первых, она боялась серьезного противодействия со стороны дворянства (включая очередной дворцовый переворот), а во-вторых, крестьяне сами были еще не готовы, на ее взгляд, к такому шагу правительства. Их необходимо было еще долго «подготавливать» к свободе.

Многие исследователи, писавшие о «Наказе», обвиняли Екатерину II в декларативности, в несоответствии установок «Наказа» реальной политике императрицы. Однако «Наказ» и был задуман именно как декларация, изложение взглядов на важнейшие проблемы государственного и общественного развития.

Выборы Уложенной комиссии. Ее социальный состав. Порядок выборов депутатов от населения был определен административно-территориальным устройством России (государство делилось на 20 губерний, которые, в свою очередь, делились на провинции и уезды) и исходя из социального принципа. Избиралось по одному депутату на каждый уезд от дворян землевладельцев и по одному депутату на каждый город от домовладельцев. В провинциях избиралось по депутату от однодворцев, пахотных солдат, черносошных крестьян и от каждого нерусского народа. Число депутатов от казаков должно было определить их командование. Кроме этого, депутатов посылали государственные учреждения: коллегии, Синод и Сенат. За время деятельности комиссии ее численность и состав изменились (депутаты могли передавать свои полномочия другим лицам без новых выборов). Первоначальный состав комиссии был следующим: учреждения представляли 28 человек, дворяне выдвинули 189 депутатов, города — 216, черносошные крестьяне 24, однодворцы — 43, казаки — 45, нерусские народы — 51. Таким образом дворяне, составлявшие около 1,5% населения страны, послали несоизмеримо больше депутатов, чем крестьяне и горожане (причем многие городские депутаты также являлись дворянами).

<< | >>
Источник: О. А. Яновский, Л. Л. Михайловская, С. В. Позняк и др.. История Руси, России и Украины (с древнейших времен до конца XVIII в.): Учеб. пособие / Под ред. О. А. Яновского. — Мн.: БГУ,. — 1007 с.. 2005

Еще по теме Проблема легитимности императорской власти и законодательство первых лет царствования:

  1. 1. Николай I: образ правления и внутренняя политика.
  2. Проблема легитимности императорской власти и законодательство первых лет царствования
  3. 2. РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ В КОНЦЕ XVIII – ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIXв.