<<
>>

4.2. Продовольственная деятельность комбедов

Государство, не имевшее возможности удовлетворить потребности деревни в товарах первой необходимости, но обязанное дать минимум хлеба рабочим и бедноте потребляющих районов, неизбежно вступало в конфликт с крестьянами хлебопроизводящих губерний.
Задача состояла в том, чтобы изымая хлеб из деревни, сохранить и упрочить коммунистическую власть. Сделать это было непросто, поскольку крестьяне 10-12 производящих губерний не собирались дарить Советской власти имевшийся у них хлеб. Для обеспечения многих миллионов голодающих его надо было учесть и перераспределить. Монополия государства на хлеб предполагала нормирование потребления. До войны средняя годовая норма потребления крестьянина составляла от 13,7 до 15,8 пуда на душу, у зажиточного - до 18,2 пуда. Весной 1918г. наркомпродом были установлены нормы для всех хлебопроизводящих губерний - 12 пудов зерна и 1 пуд крупы на человека, 18 пудов на лошадь, 9 пудов на крупный рогатый скот и 3 пуда на мелкий скот5*. Нормы были ниже средних. Весь продовольственный и кормовой хлеб сверх установленных законом норм считался излишним и подлежал сдаче государству по твердым ценам, увеличенным в августе 1918 г. в три раза.

Урожай 1918 г. был хорошим, но его действительный объем мог быть определен лишь подворным учетом, от которого освобождалась беднота. Для правильного учета требовался налаженный продовольственный аппарат и заинтересованность в нем крестьян . Но ни того, ни другого в деревне не было. К тому же подворный учет не мог быть проведен сразу. А голод требовал

203

Диктатура коммунистов в деревне.

немедленной доставки хлеба в города, армии. Надо было позаботиться и о создании государственного семенного фонда. Для него предназначался урожай озимых хлебов, посеянных в 1917 г. помещиками. Эти так называемые экономические посевы не подлежали разделу. Но уже в августе из Пензенской, Симбирской, Тамбовской, Калужской, Курской, Нижегородской, Орловской губерний стали поступать сообщения, что урожай с экономических полей расхищается, крестьяне препятствуют его учету, делят между собой, что уездные органы не могут и не желают отбирать расхищенный хлеб, что нужны сильные продовольственные отряды57.

23 июля в губернии была направлена правительственная телеграмма, объявлявшая урожай с экономических полей собственностью государства. Продкомам и земельным комитетам предписывалось организовать уборку этих хлебов, не допуская раздела урожая крестьянами и присвоения его какими-либо организациями58. Наркомпрод направил на места 700 своих уполномоченных, опытных работников по хлебозаготовкам, 30 тыс. рабочих выехали в деревню в составе уборочно-реквизиционных отрядов59. Уездные Советы создавали уборочные отряды из бедноты, безработных горожан. На основе трудовой повинности к уборке экономических посевов привлекалась городская буржуазия. Труд горожан и бедняков оплачивался натурой.

Вернуть большую часть хлеба, увезенного крестьянами с полей, удалось лишь в Костромской, Пензенской, Орловской, отчасти в Тамбовской губерниях. В Калужской губернии в Пере-мышльский и Мещовский уезды для возвращения хлеба пришлось посылать вооруженные отряды. Волостные продкомы, препятствовавшие его обмолоту и вывозу, арестовывались60. В Курской губернии большая часть экономического хлеба была расхищена и спрятана. 16 августа губпродком издал распоряжение о возвращении захваченного хлеба. Но поскольку крестьяне отстаивали его с оружием в руках, комбеды не сумели отобрать его. Лишь усилиями полутора тысяч рабочих Московского продовольственного полка, действовавшего в губернии с 16 августа по 17 ноября, от расхищения было спасено 75 тыс. пудов в Ста-ро-Оскольском и Ново-Оскольском уездах и до 90 тыс. пудов в Дмитриевском уезде61, что было весьма немного по сравнению с огромными посевами помещиков. Чтобы не обострять и без то-

204

Продовольственная деятельность комбедов

го сложную обстановку в Курской губернии, Свердлов и Цюрупа отменили распоряжение губпродкома о возвращении расхищенного экономического хлеба'2. Больше всего семенного хлеба - 8 млн пудов удалось заготовить в Саратовской губернии, где экспедицию возглавлял член Коллегии Наркомзема В.Н.Хар-лов63.

Ни в одной губернии власти не имели точных данных ни о засеянных площадях, сведения о которых уменьшались крестьянами на сотни тысяч десятин, ни об урожайности с десятины, которая сознательно занижалась на 15-20 пудов.

Ленин требовал от ЦСУ сведений о количестве излишков по каждой волости64. Настаивая на ответственности села и всей волости за сдачу хлеба, он предлагал ввести в практику назначение в каждой хлебной волости 25-30 заложников из богачей, отвечающих жизнью за сбор и ссыпку всех излишков65. Рекомендованные Лениным жесткие меры сбора хлеба в 1918 г. не получили распространения. Наркомпрод искал более гибкие методы его изъятия, которые бы меньше озлобляли крестьян и могли дать максимальный результат. В качестве эксперимента в ряде губерний стала применяться система соглашений, договоров продовольственных органов с крестьянами через Советы и комбеды о добровольной сдаче ими хлеба с оплатой части его товарами.

Впервые эксперимент был опробован летом в Вятской губернии А.Г.Шлихтером. В сентябре он применил его в Ефремовском уезде Тульской губернии, добившись значительного в тех условиях результата. Здесь, в Ефремовском уезде, продовольственные работники не могли накормить своих рабочих и бедноту даже при помощи чрезвычайных комиссаров и военной силы. Обследование урожая в уезде было проведено частично и поверхностно, "на глазок". Об объеме урожая на экономических полях, не говоря уже об излишках в крестьянских хозяйствах, никто не имел представления. Вместо организации ссыпки зерна селения облагались хлебными контрибуциями по самовольным нормам. Крестьяне охотно шли на это, рассматривая такие контрибуций, как откуп от власти. Волостные и сельские Советы противодействовали любым попыткам контроля. Из 17 волостей только в трех Советы оказывали слабую помощь продовольственным работникам, в 9 - совсем не помогали, держась "нейтрально", в 4 -

205

Диктатура коммунистов в деревне.

оказывали сопротивление. Здесь комбеды не были созданы даже в сентябре, лишь в одной волости агитаторами из Тулы было организовано 4 сельских комбеда66. Таким же было положение и в Епифановском уезде, где ссыпкой хлеба руководили кулаки, причем ссыпался он в частные амбары. От небрежного хранения здесь погибло 40,3 тыс. пудов; за сданный хлеб крестьяне не получили ни обещанных денег (2 млн руб.), ни товаров, значительные запасы которых лежали на складах67. Восстание, начавшееся в уезде в ноябре, окончательно сорвало заготовку хлеба.

В район деятельности экспедиции Шлихтера входили также Данковский уезд Рязанской губернии и Лебедянский уезд Тамбовской губернии. Данковский уезд был богат хлебом, имел много экономических посевов, но в Советах и комбедах уезда пролетарские позиции были слабыми68. Местные советские работники творили произвол, на продовольственной почве возникало много эксцессов, приведших в начале ноября к восстанию крестьян, сорвавших деятельность экспедиции. Не смогли добиться результатов сотрудники Шлихтера и в Лебедянском уезде, где комбеды создавались кулаками. Они удовлетворяли хлебные потребности местной бедноты и, подкупая ее таким образом, побуждали задерживать хлеб в селениях69. Уездный исполком до декабря не принимал решительных мер к реорганизации Советов и комбедов. Комбеды в уезде не дали практических результатов70.

17 сентября Шлихтер провел совещание наскоро организованных комбедов Ефремовского уезда. От волостей и сел съехались до 300 представителей. По договоренности крестьяне согласились поставить 1 069 762 пуда ржи и 1 222 541 пуд овса. После сдачи установленной нормы никакие реквизиции хлеба в уезде не допускались. Получив объем разверстки, волостные комбеды заключали договоры на поставку определенного количества пудов с каждого селения. Неопытные в работе комбеды под руководством деятельных помощников Шлихтера в короткие сроки успешно выполняли договорные обязательства71. Некоторые комбеды пытались провести уравнительное (подесятинное, подушное) обложение хлебом. Однако руководство экспедиции, решительно вмешавшись, запретило уравнение бедняка с кулаком. 10 ноября Шлихтер издал циркуляр, обязывавший комбеды

206

Продовольственная деятельность комбедов

брать хлеб у кулаков и зажиточных крестьян. Только при недостатке этого хлеба для выполнения обязательств разрешалось брать излишки у середняков. А если и их не хватит, можно было покрывать дефицит излишками хлеба бедноты72. Если и его было недостаточно, разрешалось взять хлеб в богатом, более урожайном соседнем селе. Все излишки сверх договора брались на учет комбедами и могли быть проданы только Советской власти по твердым ценам73. 15% сданного хлеба оплатили товарами, которые распределялись через кооперацию74. За 45 дней работы в Еф-ремовском уезде было заготовлено 2 376 887 пудов - на 4,8% больше, чем по договору75. В Епифановском уезде из-за восстания было собрано лишь 15,7% излишков, но экономический хлеб был собран с 1063 дес. Из 67 633 полученных пудов хлеба бедноте уезда было выделено 23 890 пудов75. Всего в четырех уездах было собрано 2 748 866 пудов.

Присутствие вооруженных продотрядов являлось побудительным фактором, хотя к оружию экспедиции прибегать не пришлось. Успех был достигнут благодаря воздействию не на отдельного крестьянина, а на все сельское общество, которое через Советы и комбеды было принуждено обслуживать государство. Опыт работы Шлихтера показал, что с крестьянами можно достичь соглашения при условии внимательного отношения к их нуждам, понимания их психологии, уважения к их труду. Доверие к крестьянам, совместное обсуждение с ними трудного вопроса определения излишков, твердое проведение своей линии без угроз и произвола, выполнение данных обещаний, посильная помощь им - все это встречало понимание у крестьян, приближало их к участию в решении общенародного дела. Разъяснение, помощь, деловой контроль наиболее ценились крестьянами.

Договорно-разверсточный метод давал гарантированный сбор хлеба. Он частично практиковался и в других губерниях - Пензенской, Калужской, Псковской, Симбирской. Однако в Казанской губернии применение договоров с крестьянами дало лишь 18% сбора излишков76. Здесь в организации разверстки было допущено серьезное нарушение классового принципа - обложение велось уравнительно. Такая разверстка (в Цивильском уезде с каждой десятины 3 пуда ржи и 5 пудов овса77) наносила ущерб бедняцко-се-редняцким хозяйствам, существенно не задевая кулака.

207

Диктатура коммунистов в деревне.

Однако опыт договорных отношений с обществами крестьян не получил в 1918 г. широкого развития. В большинстве уездов объектом сбора излишков было не сельское общество, а крестьянская семья. Давление на нее комбедов и продотрядов оказалось малоэффективным, приведя к излишним насилиям. Так Тульский губпродком через комбеды и продотряды за три месяца в 8 уездах сумел получить с крестьян лишь 2 633 850 пудов78.

Без товаров ни продотряды, ни комбеды не в состоянии были получить хлеб у крестьян. Комбеды работали в основном на удовлетворение потребностей своих членов, в лучшем случае обеспечивали нужды уезда. Проводимый ими учет не соответствовал действительным запасам", хотя на Тульском губернском съезде комбедов (25-27 октября) их деятельность оценивалась высоко: "блестяще проделали продовольственную работу", провели вторичный учет, борьбу со спекуляцией и самогоноварением. Председатель съезда считал, что комбеды организовали "более чем удовлетворительный подвоз хлеба на ссыпные пункты"80. Если иметь в виду, что до октября крестьяне вообще не давали хлеба, сбывая его "полуторапудникам", т. е. легализованному мешочничеству, то 11% излишков, собранных к концу года, можно считать успехом. За весь заготовительный год в губернии было взято лишь 38,3% излишков81.

Изучение широкого круга документальных источников показывает, что хлеб в основном сдавало среднее крестьянство. В этом проявлялось изменение его политических позиций, поворот к поддержке Советской власти. Труднее было с состоятельными крестьянами. Сдавая некоторое количество излишков, они утаивали основную массу. Пока вся община не была связана круговой порукой, имущие крестьяне находили способы уклониться от контроля комбедов. Ни комбеды, ни продотряды, ни инструктора и уполномоченные не имели критериев для отделения середняка от кулака, если последние не применяли наемной рабочей силы.

Во второй половине 1918 г. продотряды и комбеды были главными рычагами осуществления хлебной монополии. Но результативность их деятельности нельзя признать высокой. Причин этого несколько. К моменту созревания хлебов и первому укосу комбеды еще не были созданы. К учету они приступили с

208

Продовольственная деятельность комбедов

опозданием: в конце сентября - октябре хлеб был убран, часть уже была продана, другая спрятана. Опоздание определило провал учетной компании. К тому же учет проводился не специалистами. В большинстве губерний к нему привлекли учеников-подростков, гимназистов, студентов и враждебно настроенную к Советской власти интеллигенцию. Единой методики учета не существовало. Он проводился на глаз или путем опроса посевщиков, которые занижали данные об урожайности. Так, в Алатыр-ском уезде Симбирской губерний, по данным комбедов и волостных Советов, излишков хлеба не было. А по сведениям, имевшимся в распоряжении заместителя наркома внутренних дел А.Г.Правдина, прибывшего в район в качестве особоуполномоченного Совнаркома по продовольствию, в уезде должно было быть около миллиона пудов излишков разных хлебов82. В Тамбовской губернии урожай ржи с десятины был определен в 39 пудов, вместо действительных 65-85 пудов83. В результате такого учета многие села и волости вместо производящих оказывались в числе потребляющих. Попытки переучета всегда встречали сопротивление крестьян. Хороший урожай 1918 г. обеспечил бедноту своим хлебом и у нее не было причин портить отношения с односельчанами. Поэтому нередко комбеды и Советы сами способствовали сокрытию излишков, декретированные нормы потребления в производящих губерниях в расчет не принимались. Бедняцкие комбеды часто заботились лишь об удовлетворении хлебом своих членов, что легче удавалось сделать без обострения отношений с зажиточными крестьянами. Они в свою очередь умело использовали крестьянские сходы, проводя через них популярный в деревне "справедливый принцип" уравнительности. Он лежал в основе подесятинного обложения хлебом, по числу едоков и пр. Хлеб оказалось проще учесть и взять в бедняцко-се-редняцких губерниях. Показательна в этом отношении Пензенская губерния, где большинство крестьян были бедными. Середняки здесь составляли 23% (по сравнению с такой же категорией крестьян Саратовской и Самарской губерний они были бедняками). Зажиточных крестьян (одно-двухлошадных) в губернии было только 6%м. С ПОМОЩЬЮ продотрядов в губернии был создан новый продовольственный аппарат. Губерния была разделена на 53 района (по 3-7 на уезд), за каждым был закреплен инструктор

14-1142 209

Диктатура коммунистов в деревне.

и уполномоченный по реализации урожая. Им были выделены средства, из бедноты и беспосевных крестьян созданы уборочные артели. Поскольку крестьяне начали делить экономический хлеб и противодействовать учету своего урожая, в помощь инструкторам и уполномоченным были привлечены 380 рабочих из Петроградского продотряда - по 40 человек на уезд (в Пензенском - 50, Инсарском - 70)85. Не все уполномоченные оказались на высоте. В Чембарском уезде вместо организации учета уполномоченный занялся сбором добровольных пожертвований86.

В Нижне-Ломовском уезде была введена разнарядка по деревням, излишки должны были быть сданы в две недели. За неисполнение хлеб подлежал конфискации. Стремясь избежать этого, крестьяне прятали хлеб, складывали необмолоченные снопы в одоньи, как околотки87. В Инсарском, Саранском, Керенском, Краснослободском, Мокшанском уездах крестьянские сходы отказывались давать сведения об урожайности, сопротивлялись учету. В большинстве волостей конфликты были ликвидированы мерами морального воздействия. К помощи вооруженной силы пришлось прибегнуть лишь в Елизаветинской, Михайловской и Богородской волостях Мокшанского уезда, где сходы под влиянием эсеров противились учету и требовали допущения свободной торговли88. Наиболее решительно и последовательно действовали пролетарские по составу комбеды. Например, Перхляйский сельский комбед в Саранском уезде предписал владельцам излишков немедленно сдать их, в противном случае весь хлеб и имущество подлежали конфискации, а сами они выдворялись из губернии89. Именно на таких действиях настаивал Ленин, но информация о них в источниках незначительна.

Участие средних крестьян в комбедах придавало их работе более осторожный, взвешенный характер. Они старались не обострять отношений в общине, искали и находили компромиссные решения. Вхождение средних крестьян в комбеды повышало их авторитет и кулаки наиболее хлебных уездов - Наровчатского и Чембарского - вынуждены были подчиниться органу, представляющему большинство деревенского населения90.

Немалую роль в успехе хлебозаготовительной кампании в Пензенской губернии сыграло то, что левые эсеры, отказавшись от борьбы, распустили свою организацию. Образовав новую

210

Продовольственная деятельность комбедов

партию революционных коммунистов, критикуя несовершенство продовольственной работы Советов, они тем не менее помогали общему делу. К началу декабря хлебозаготовки в губернии дали наивысший показатель - 55,8%, а в январе 1919 г. все предполагаемые излишки - 3 259 871 пуд были собраны". Сверх излишков по инициативе комбедов рабочим Москвы и Петрограда посылались продовольственные подарки из добровольных взносов. Но без эксцессов не обошлось и здесь, хотя в Пензенской губернии их число было незначительным. При обыске у кулака Тута-ева в селе Глушково Б.-Полянской волости крестьяне, подстрекаемые кулаками, убили председателя комбеда А.И.Ембулатова, председателя волостного Совета Х.И.Ембулатова и сотрудника уездной ЧК Румянцева. За это восемь зачинщиков были расстреляны, на кулаков была наложена контрибуция в 25 тыс. руб."

Наиболее серьезные выступления на почве реквизиции хлеба произошли в ноябре в нескольких селах Пензенского и Саран ского уездов - Трофимовщине, Романове, Пятине и Ладе. В с. Ла да крестьянами был уничтожен продотряд владимирских рабо чих. В ответ за 6 убитых продармейцев было расстреляно 12 кре стьян, взято 24 заложника и наложена контрибуции в 250 тыс. руб.'3 В остальных селах выступления были ликвидированы без расстрелов, коммунисты ограничились лишь взятием заложни ков. ,

В большинстве хлебопроизводящих губерний не было разрушено единство экономических интересов средних крестьян и кулаков. Владельцам товарного хлеба удалось скрыть от контроля его большую часть. Показательна в этом отношении Курская губерния, имевшая свыше 17 млн пудов излишков94. Учет хлеба, докладывал в сентябре на Московской областной партийной конференции член губкома Н.Добродицкий, проходит с большими затруднениями95. Основная причина, по его мнению, заключалась в слабости партийных организаций, продорганов и комбедов, во многих из которых усматривалось влияние кулаков96. Здесь легко можно было получить хлеб в обмен на товары (только Корочанский уезд мог дать 1 млн пудов), в чем большую заинтересованность проявляло среднее крестьянство97. Но поскольку за сданный хлеб товары распределялись среди бедноты, ни кулаки, ни средние крестьяне не хотели сдавать его государ-

н* 211

Диктатура коммунистов в деревне.

ству. При такой практике товарообмена хлебопроизводитель оставался равнодушным к призывам о помощи голодным, находя способы продажи и обмена хлеба с частными покупателями. В Курской губернии кулаки, подкупая бедноту, срывали работу комбедов. За август 1918 - январь 1919 г. комбедам губернии удалось собрать лишь 2,5 млн пудов хлеба, или 14,7% от общего количества излишков, а за весь заготовительный год - 25,2%". Слабая результативность деятельности комбедов коренилась в том, что средние крестьяне и беднота Курской губернии не поддерживали продовольственной политики Советской власти. Хороший урожай здесь обеспечивал бедноту хлебом. Брать хлеб у курских крестьян силой власть не решилась.

На первом месте по объему урожая в 1918 г. среди производящих губерний центра была Тамбовская губерния, имевшая 36 млн пудов излишков99. Несмотря на значительную численность присланных сюда продотрядов, продовольственных уполномоченных и партийных работников, волостные и сельские Советы и комбеды не удалось сделать надежным инструментом хлебной монополии. Учет экономического хлеба был проведен с большим занижением. С выявлением и изъятием излишков крестьянского хлеба большинство комбедов не справилось.

В докладе, адресованном Ленину, Свердлову, Цюрупе, Максимову, Серебрякову, Рыкову, руководитель чрезвычайной продовольственной экспедиции Московского Совета В.И.Соловьев, действовавшей в сентябре в составе 250 человек в Борисоглебском и Новохоперском уездах Воронежской губернии, назвал причины слабой ссыпки хлеба. До середины сентября, т. е. до массовой организации комбедов, на ссыпной пункт активно поступал экономический хлеб. Со второй половины месяца ссыпка уменьшилась почти в 4 раза, особенно резко снизилась сдача крестьянского хлеба. "Причина в том, что, сорганизовавшись в комбеды, беднота стала задерживать хлеб в деревне. Опасаясь, что будет вывезен весь хлеб и она останется необеспеченной, комбеды стали запрещать ссыпку хлеба до окончания учета и выяснения излишков". Учет проводился по нескольку раз. Даже при сознательном преуменьшении излишков хлеба в деревне было много, считал Соловьев. Из его разговоров с крестьянами стало ясно, что комбедам "просто жаль с хлебом расставаться с

212

Продовольственная деятельность комбедов

непривычки-то. Власть им дали, - говорили сельчане, - ну и показывают..." |0° О том, что комбеды препятствуют доставке хлеба на ссыпные пункты и не только в этой губернии, говорил Свердлов 14 октября на заседании межведомственной комиссии, решавшей вопрос о судьбе комбедов101.

В Тамбовской губернии несправедливые действия комбедов, сообщал в ЦК РКП(б) уполномоченный по Моршанскому уезду И.Иволов, задевают среднее крестьянство. На этой почве были выступления. Особое озлобление крестьян вызывали реквизиции, проводимые из-за бездействия Советов и комбедов партийными ячейками102. О том же в конце октября в ЦК РКП(б) писал член Петроградской организации РКП(б) А.Федоров. Сообщая о неблагополучии и дискредитирующем поведении коммунистов в М оршанском уезде, он отмечал, что их работа среди крестьян ведется неправильно, "страшно задевается среднее крестьянство, т. е. за счет среднего крестьянства делается все, что и создает ненависть к Советской власти"103. В конце октября одновременно по всему уезду вспыхнули вооруженные выступления. Поводом послужили реквизиции хлеба у средних крестьян и даже бедноты104.

В Тамбовской губернии было собрано более 14 млн пудов хлеба (39,5%)105. Основная масса его была взята путем реквизиций. Часто за отобранный хлеб крестьяне не получали не только денег или товаров, но и каких-либо квитанций. Такие действия властей, продотрядов, воинских частей крестьяне расценивали как грабеж. Реквизиции с помощью вооруженной силы продотрядов стали массовыми с октября, когда кончился срок действия свободной закупки хлеба "полуторапудниками". Полтора месяца относительно свободной продажи хлеба "избаловали" крестьян, которые перестали считаться с комбедами и продотрядами, усилившими в октябре нажим на владельцев хлеба. На этой почве в конце октября - начале ноября вспыхнули серьезные восстания крестьян в 7 из 12 уездов Тамбовской губернии.

IV губернский съезд Советов (26 февраля - 1 марта 1919 г.) дал оценку обстановке, которая привела к восстаниям. Среди причин, вызвавших их, отдел управления назвал произвол местных властей, в том числе партийных ячеек и комбедов, аморальное поведение сельских коммунистов106. Проанализировав доку-

213

Диктатура коммунистов в деревне.

менты местных Советов, губисполком опротестовал 455 их протокольных постановлений. Из них 61 по Кирсановскому уезду, 52 по Тамбовскому, 50 по Борисоглебскому, 47 по Елатомскому, 43 по Моршанскому и т. д.107

Несколько иной характер носила хлебозаготовительная кампания в Поволжье, где дозрел богатый урожай. В первые недели после освобождения от власти Комуча крестьяне сдавали хлеб добровольно. Но, запасясь деньгами, они перестали подвозить хлеб к ссыпным пунктам: им требовались товары. Наркомпрод, учитывая это, направил сюда большие партии предметов первой необходимости. Товарообмен проводился через кооперацию, имевшую разветвленную сеть потребительских обществ, распределительных пунктов и лавок. Товары распределялись комиссиями в составе одного члена волостного Совета, двух членов комбеда и двух из правления кооператива. Сельские комбеды представляли списки граждан, имеющих право на получение товаров без сдачи хлеба, и списки лишенных права получать товары за несдачу излишков или ссыпку недостаточного количества зерна. Предполагалась оплата товарами 40% сданного хлеба. Однако Средне-Волжский кооператив, собрав зачетных квитанций за сданный хлеб на 1 154 483 руб., отпустил по ним товаров на 989 510 руб. Выше всего хлеб был оплачен в Самарском уезде - 50%. В Ставропольском было оплачено 33%, в Бузулукском - 21, Пугачевском -13%108.

Хлеба в Самарской губернии уродилось так много, что при определившемся повороте среднего крестьянства в сторону Советской власти не было нужды в продотрядах. В декабре ответственный представитель Наркомпрода сообщал из губернии, что товарообмен дает самые положительные результаты: "хлеб подвозится к ссыпному пункту по собственному почину, нередко больше, чем за сто верст. При таком положении нет надобности в применении вооруженной силы, поэтому заготовка хлеба продотрядами здесь совершенно не производится; часть отрядов отправлена обратно, часть оставшихся работает по охране грузов и складов, а также по организации комбедов""".

Иная картина наблюдалась в Саратовской губернии, где из 14 млн пудов заготовленного хлеба110 8 млн было получено с экономических полей, к уборке которых привлекали по трудовой по-

214

Продовольственная деятельность комбедов

винности буржуазию, безработных и пр. Остальной хлеб был собран продотрядами и комбедами. Чрезвычайная ревизия, проведенная Советом обороны в Саратовской губернии, отмечала, что продовольственные работники часто путали середняка с кулаком, применяя к нему такие же крутые меры воздействия1". Революционные коммунисты губернии настаивали на привлечении к суду председателей некоторых комбедов"2. На VIII съезде РКП (б) и в беседах с сотрудниками агитпоезда "Октябрьская революция" весной 1919 г. представители Поволжья упрекали комбеды за произвол в отношении средних крестьян и неумелые действия в хозяйственных вопросах"3. В с.Алексеевка и Базарный Карабулак при учете хлеба были занижены нормы потребления. Этим воспользовались кулаки, подбив на восстание против Совета средних крестьян и зависимых от них бедняков. В выступлениях против реквизиции хлеба в с. Б.Карабулаке участвовало до 3 тыс. человек. В с.Алексеевка только что избранный Совет не сумел пресечь агитацию против учета. Крестьяне разгромили Совет, убив 12 человек. При подавлении восстания было расстреляно 32 человека114.

Как и везде, крестьяне Поволжья были заинтересованы в индивидуальном обмене хлеба на товары и настаивали на его проведении, в чем находили поддержку кооперативов. На непосредственном обмене товаров на хлеб построил работу "красный купец" - представитель Союза коммун Северной области С.В.Малышев, прибывший в Саратов с петроградским продотрядом и 15 вагонами товаров. Успех его плавучей лавки на барже превзошел все ожидания. Ленин приветствовал его действия"5. Но это было исключение из правил товарообмена, установленных правительством. Если бы продорганы позволили владельцам хлеба сдавать его непосредственно в обмен на товары, а бедноте покупать товары за деньги (в определенной пропорции), экономический эффект продовольственной политики, несомненно, был бы выше, меньше было бы и злоупотреблений, насилий, недовольства. Но власть не имела товарных фондов для индивидуального обмена с крестьянами. Поэтому, как признавал член коллегии Наркомпрода М.И.Фрумкин, отвечающий за организацию товарообмена, снабжение товарами носило скорее характер премии не за сдачу хлеба, а за оказание помощи при извлечении хлеба.

215

Диктатура коммунистов в деревне.

Он не считал это ошибкой. Система снабжения товарами тех, кто мало производил и еще меньше сдавал хлеба, писал он, диктовалась всей политической обстановкой и исключительными условиями существования Советской власти"6.

Ленин оценивал товарообмен 1918 г. прежде всего с классовых позиций: "Когда мы создавали комитеты бедноты, - писал он, - когда старались произвести товарообмен с деревней, мы стремились не к тому, чтобы богатый получил товары, а чтобы в первую голову получил бедняк те немногие товары, которые мог дать город, дабы, помогая бедноте, мы могли с ее помощью победить кулака и взять от него излишки хлеба"'".

12 хлебопроизводящих губерний за заготовительную кампанию 1918/19 г. получили товаров на 1700 млн руб."8 Товарами было оплачено в среднем 20-25% хлеба. Через Наркомпрод деревне было передано сельскохозяйственного инвентаря и машин на 5 799 372 руб.'" Этого было крайне недостаточно для удовлетворения потребностей деревни.

В первую четверть заготовительного года (август-октябрь) хлебных излишков было собрано 12,5% к плану, за вторую (ноябрь-январь) - 16,1%, всего 67,5 млн пудов120. За шесть месяцев работы комбедов и продотрядов из 12 производящих губерний было извлечено лишь 28,6% излишков. Они приблизительно поровну распределились между губерниями черноземного центра и Поволжья.

В имеющейся литературе нет ответа на вопрос, сколько хлеба собрано комбедами и сколько продотрядами. Источники не позволяют отделить хлеб, заготовленный продотрядами, от хлеба, добытого комбедами. Лишь в редких случаях даны сведения, но и те далеки от полноты. Например, в Тамбовской губернии продотряды заготовили 1700 тыс. пудов121. В Курской губернии продотряды взяли 6,3% излишков. Но не подлежит сомнению, что без давления вооруженной силы рабочих отрядов было бы невозможно дать городу даже этот объем хлеба.

Большая насыщенность производящих губерний продотрядами в сентябре-октябре сдерживала протесты хлебодержателей, и их сопротивление учету не выходило за пределы волости. Основной формой их борьбы против монополии государства на хлеб в эти месяцы были саботаж, убийства при учете и реквизиции хле-

216

Продовольственная деятельность комбедов

ба, поджоги домов членов комбедов, коммунистов. Это была не организованная борьба, а акты мести отдельных хлебовладель-цев, редко - всех жителей деревни.

18 потребляющих губерний не могли своими ресурсами прокормить население. Здесь каждый лишний пуд хлеба имел особую цену, поэтому борьба за учет и изъятие излишков приобретала более жесткий характер.

13 августа 1918 г. народный комиссар продовольствия направил Советам и продкомам потребляющих губерний телеграмму, предупреждавшую, что хлеб им будет доставляться лишь после того, как будут исчерпаны собственные ресурсы. Рекомендовалось исчислять излишки по средним данным прошлых лет, произвести разверстку и объявить населению сроки сдачи хлеба. В наиболее хлебородных уездах предлагалось сосредоточить лучшие продотряды. Работа по учету и сбору хлеба должна была сопровождаться широкой устной и печатной агитацией. Телеграмма заканчивалась напоминанием ленинского положения о том, что в борьбе за социализм и Советскую Россию победит тот, кто победит кулаков в борьбе за хлеб122.

Советы и продкомы потребляющих губерний тщательно готовились к учету урожая. Норма потребления на человека здесь равнялась 9 пудам. В губерниях были подготовлены кадры инструкторов по учету, проведены съезды, разработаны инструкции, созданы учетные комиссии.

Тверской губпродком, охраняя интересы бедноты, предупредил о недопустимости разверстки хлеба на все хозяйства123. 21 августа в губернии закончились агитаторские курсы, подготовившие работников по реализации урожая, организации комбедов, чистке Советов. Среди агитаторов 65% были коммунистами. В губернии действовало 383 заградительно-реквизиционных отряда124. Им пришлось провести нелегкую работу, создавая комбеды, переизбирая Советы, проверяя запасы хлеба. Как и везде, кулаки и среднеобеспеченные крестьяне сопротивлялись учету. В Омутской волости Вышневолоцкого уезда крестьянский сход принял резолюцию: провести учет, но излишки не отправлять в город, а продавать нуждающимся по 60 руб. за пуд125. В Бубнов-ской волости сход высказался за свободную торговлю, а в Нику-лихинской - постановил: лодырей к учету посевов не допускать и

217

Диктатура коммунистов в деревне.

хлеба им не давать126. Инструктор отдела управления этого уезда И.С.Шикломанов, обследовав в конце октября семь волостей, нашел, что комбеды слабы, их состав не отвечает декрету, за правильность проведенного ими учета ручаться нельзя. Не получая содержания, комбеды облагали граждан контрибуцией для собственных потребностей. Некоторые комбеды пришлось реорганизовать127. О том же сообщали члены Зубцовского уездного исполкома К.Воронцов и К.Павлов128.

С большой ответственностью готовились к учету урожая в Калужской губернии, где во главе отделов были поставлены лица, имевшие опыт продовольственной работы и достаточный политический кругозор (большинство из них, как и губернский комиссар А.А.Соколов, имели высшее образование)125. Все отделы четко знали свои функции. Население Калужской губернии потребляло в мирное время свыше 20 млн пудов хлеба в год. При средней урожайности сбор хлеба в губернии равнялся 10,5 млн пудов, около 10 млн пудов в губернию ввозилось130. Из 11 уездов только четыре - Перемышльский, Мещовский, Лихвинский и Козельский - могли дать избытки хлеба. Тарусский и Боровский едва прокармливали свое население. Остальные 5 уездов должны были снабжаться привозным хлебом. Для семенного фонда и питания рабочих предназначался урожай с экономических полей. Но в Перемышльском, Мещовском и Козельском уездах при попустительстве уездных и волостных продкомов крестьяне захватили этот хлеб и обмолотили его, за что губиродком арестовал руководителей исполкомов Бурнашевской, Губинской, Дешев-ской и некоторых других волостей131. Мещовский уезд мог дать до 15 тыс. пудов экономического хлеба, только в Новосельской волости его было до 6 тыс. пудов, но волпродком препятствовал его обмолоту и вызову. В волость были направлены уполномоченные с вооруженным отрядом. Членов исполкома арестовали132.

Труднее оказалось учесть крестьянский хлеб, излишки которого предполагалось собрать через товарообмен с участием кооперации. На комбеды была возложена обязанность выдать владельцам хлеба наряды и побуждать крестьян к их выполнению. При выполнении плана сдачи хлеба беднота поощрялась: получала 10% от сданного хлеба и в кооперативе предметы первой

218

Продовольственная деятельность комбедов

необходимости. Но сбор крестьянского хлеба был сопряжен с невероятными трудностями: недостаток подготовленных работников, сепаратизм хлебных уездов и др. Волостные продкомы, а их было свыше 200, шли на поводу у хлебодержателей, бессистемно расходовали народные деньги, неправильно распределяли продукты133. Губпродком решил заменить волостные продкомы 52 районными и шире привлечь к распределению продуктов кооперацию, имевшую 465 раздаточных пунктов. О комбедах, организацией которых ведали Советы, к сентябрю имелись сведения лишь из трех уездов134. Для помощи в учете хлеба калужане послали в продотряды 1325 человек. В 52 волостях у крестьян удалось выявить только 473 тыс. пудов излишков135.

Подобным же было положение и в Костромской губернии, рабочие которой послали более 1400 человек в продотряды для добычи хлеба в Поволжье. В самой губернии хлеб был в основном в Ветлужском и Варнавинском уездах, где уже в августе и в первой половине сентября кипело восстание. После его подавления продотряды и комбеды провели переучет хлеба. Для стимулирования его ссыпки в уезды было направлено товаров на 726 315 руб. В обмен на них крестьяне дали 40 618 пудов, и предполагалось получить еще до 60 тыс. пудов хлеба. 5263 комбеда учли 925,5 тыс. пудов. Но населению требовалось более 5,5 млн пудов хлеба134.

В ноябре в Словинской волости Макарьевского уезда крестьяне перебили членов учетно-реквазионного отряда. Как по команде восстали семь волостей, где в это время проводилась мобилизация крестьян в Красную Армию137. В мятежную Нижне-Нейскую волость прибыл комиссар губчека с тремя красноармейцами. После разъяснения крестьянам положения Советской власти сход вынес решение о полной поддержке ее политики и решительно осудил выступление. А в Верхне-Нейской волости (самой зажиточной в уезде) комиссар Галкин и его помощники были арестованы крестьянами и приговорены к расстрелу. По дороге к месту казни комиссар обратился к крестьянам с разъяснением ошибочности их участия в восстании и предупредил о неминуемости его разгрома, чем внес раскол в их среду. Несмотря на угрозы главарей, вопрос о дальнейших действиях был поставлен на голосование. Большинство проголосовало за прекращение восстания и освобождение арестованных138.

219

Диктатура коммунистов в деревне.

Доктринальные установки коммунистов были главной причиной восстаний крестьян промышленных и северо-западных губерний в конце 1918 г. Во всех уездах потребляющей полосы прослеживается та же тенденция, что и в производящих губерниях: с одной стороны, стремление уменьшить количество хлеба в волости, исходящее как от Советов, так и комбедов, с другой -стремление уездных продорганов и реквизиционных отрядов собрать побольше хлеба. С этой целью уездные работники сокращали нормы потребления, чем вызвали большое недовольство и возмущение крестьян. Так, в Тейковском уезде Иваново-Вознесенской губернии норма потребления была уменьшена до 7 пудов, а Крапивинский волостной комитет бедноты даже сократил ее до 5,5 пудов, что привело к взрыву возмущения крестьян. Представители уездного исполкома восстановили семипудовую норму, тем самым успокоили бедноту и средних крестьян. Но зажиточные деревни - Медведово, Трубино, Савино, Афанасовка отказались и по этой норме сдавать хлеб139. Далеко не всем работникам волостных Советов и комбедов уезда хватало понимания, что перераспределением хлеба они спасают голодающих детей и рабочих. Во многих волостях приходилось проводить повторный учет с помощью дружинников и продотрядов140.

Действия комбедов и Советов Тейковского уезда не были местной особенностью голодающего района. Они типичны для потребляющих губерний. Председатель Можайского уездного комбеда Макаров также самовольно снижал норму потребления с 9 до 7 и даже 5 пудов141. А в Верейском уезде комбед Богородской волости постановил потребительной нормой считать 12 пудов. Здесь излишки отбирались по спекулятивным ценам - по 100 руб. за пуд142.

Как и в производящих губерниях наибольших успехов комбеды добивались при согласованных действиях с Советами и партийными ячейками. В Глазовской волости Можайского уезда, например, сельские комбеды установили деловые контакты с волостным Советом. Если владельцы хлеба не отдавали излишки, комбед сообщал об этом Совету и с его помощью проводил реквизицию. Такая практика в октябре была одобрена уездным съездом комбедов и Советов. Чтобы избежать самоуправных действий, обыски и изъятие хлеба разрешалось проводить только по ордерам волостных Советов143.

220

Продовольственная деятельность комбедов

К учету хлеба в большинстве волостей потребляющих губерний приступили с большим опозданием - в октябре-ноябре. Учетная работа комбедов накалила обстановку в деревне. Советы и комбеды, посягавшие на крестьянский хлеб, часто разгонялись, на сходах происходили драки, членов комбедов избивали. Так в Тверской губернии 29 октября в Раевской волости Вышневолоцкого уезда были разогнаны Совет и комбед, разоружен реквизиционный отряд, избиты инструктор Ларигин и член комбеда Акимов. По селам началась антисоветская агитация. После подавления выступления в волости было арестовано 26 человек, наложена контрибуция в 200 тыс. руб.144 В Субботинской волости Зубцовского уезда крестьянами с. Двоенки и Подберезовка были убиты три уездных работника, причем член уездного исполкома К.Павлов, энергично утверждавший власть бедноты, был зарыт в землю живым145.

В потребляющих губерниях в большинстве уездов учет хлеба комбедами выявил мало излишков. В Корчевском уезде, по сообщению председателя исполкома Д.А.Булатова, учет хлеба был проведен блестяще, в общественные амбары ссыпано 12 тыс. пудов, но это не обеспечивало всех нуждающихся144. Не хватало своего хлеба и в других уездах. Ввиду отсутствия больших излишков, хлеб реквизировался и в хозяйствах средних крестьян, что толкало их к совместным выступлениям с кулаками.

Ретроспективно оценивая комбеды, некоторые съезды Советов отмечали, что от их действий пострадало среднее крестьянство. На VII Осташковском съезде Советов (июль 1919 г.) делегаты из волостей говорили, что многие комбеды, не столько созидали, сколько разрушали, отталкивая своими действиями среднее крестьянство от Советской власти147. Неправомерность действий комбедов и продотрядов в отношении средних крестьян признал V Тверской губернский съезд Советов. В его резолюции "О продовольственном вопросе" было записано: вместо учета хлеба и отчуждения его излишков продотряды производили незаконные реквизиции продуктов и вещей, не подлежащих учету, допускали бесчинства и произвол, чем во многих местах восстановили население против Советской власти и довели дело до открытых выступлений. Также критически была оценена деятельность комбедов: они устранили среднее крестьянство от вла-

221

Диктатура коммунистов в деревне.

ста, занимались незаконными реквизициями и контрибуциями. И "вместо того, чтобы объединиться со средним крестьянством в борьбе с кулаками, восстановили его против власти Советов"148.

Самоуправные действия комбедов, Советов, партийных ячеек, продотрядов, ЧК, сбор незаконных контрибуций, бессистемные реквизиции вызывали возмущение крестьян, создавая взрывоопасные ситуации. В с.Панове Лукояновского уезда после подавления выступления крестьян 26 августа продотряд собрал контрибуцию в 17 тыс. руб. Из них 10 530 руб. были отданы комбеду, остальные разделены между членами отряда, Совета, военкомата и коммунистами'49. В Чернухинской волости Арзамасского уезда Нижегородской губернии члены партийной ячейки и Совета незаконно отбирали у крестьян д. Мельниково продукты. Их бесчинства сопровождались пьянством. При голоде в деревне представители власти имели запасы продуктов. Для себя они установили паек в 18 фунтов хлеба в месяц против 13 всем остальным. Негодование крестьян вылилось в "побоище между гражданами и коммунистами". В этом же уезде председатель Терю-шевского волостного комбеда Маштаков и агент губпродкома по закупке скота Озерович вымогали взятки продуктами'50.

В начале сентября при конфискации хлеба произошло выступление крестьян в 10 деревнях Шалдежской волости Семеновского уезда Нижегородской губернии. Четверо руководителей выступления были расстреляны. С имущих участников восстания была собрана контрибуция в 57 тыс. руб.151 Семеновский уезд был потребляющим и уездные власти следили за тщательностью учета хлеба, проводя повторный учет, когда действие комбедов вызывали сомнения. Так было в богатом с. Линево Ямновской волости. 23 декабря в село прибыл член уездного комбеда Мельников в сопровождении 10 коммунистов Мало-Сукинской организации Завражской волости, трое из которых имели оружие. Крестьяне с. Линево, издавна враждовавшие с жителями этой волости, воспротивились переучету, избив Мельникова. 25 декабря ночью в село прибыл отряд уездной ЧК в составе 30 человек. Крестьянин Буслаев не допустил учетчиков к хлебу, а 75-летняя М.Буслаева ударила в набат, созывая сельчан. С дубинами и кольями собрались они у дома священника, где разместился отряд.

222

Продовольственная деятельность комбедов

Милиция задержала толпу и коммунисты сумели выбраться из дома, но все же один был пойман и избит. Активные участники выступления скрылись, но троих крестьян расстреляли, а четверых подвергли аресту152. В марийском с.Емангаши Васильсурско-го уезда против отряда коммунистов, прибывшего для изъятия излишков хлеба, поднялось все население. Зажиточные крестьяне, сообщала комиссия, выяснявшая обстоятельства восстания, пользовались большим влиянием в селе. Среднее крестьянство действовало с ними в контакте, часть бедноты была задавлена, а часть шла на поводу у кулаков'53. Созванный сельским писарем Сарановым сход разослал гонцов по волости, подбивая население воспротивиться учету хлеба и идти на помощь в Емангаши. Собравшаяся у ссыпного пункта толпа убила председателя уездного комбеда Зубова и члена уездного комитета партии Гузано-ва. Выступление было подавлено отрядом Егорьевских коммунистов: 20 человек расстреляли, 26 - посадили в тюрьму и затем также приговорили к расстрелу154.

От беззаконий комбедов, партячеек и Советов больше всего страдало среднее крестьянство. Начальник милиции Нижегородского уезда в отчете, представленном 14 января 1919г. в губернское управление милиции, отмечал: со стороны среднего крестьянства наблюдается недовольство и открытый ропот против отдельных представителей Советской власти, как избранных, так и командированных губпродкомом и чрезвычайной комиссией. Из местных органов особое недовольство вызывали отдельные члены комбедов, которые брали на себя несвойственные им функции, совершали несправедливые действия. Возмущение крестьян вызывали и некоторые отряды, которые запугивали жителей бесцельной стрельбой и требовали с середняков неположенное155. Недовольством средних крестьян воспользовались правые эсеры, пытавшиеся восстановить свои организации в Сергачском, Княгининском, Арзамасском уездах156 и поднять крестьян против диктатуры коммунистов. V Нижегородская губернская конференция РКП(б) признала "шкурничество комбедов" распространенным явлением в губернии157.

Комбеды Смоленской губернии проводили учет бессистемно. Многие комбеды были пассивны, в них сидело немало кулаков и "темных" элементов. В Сычевском и Гжатском уездах действия

223

Диктатура коммунистов в деревне.

комбедов вызвали недоверие и резко критическое отношение среднего крестьянства158, что послужило основанием для их участия в ноябрьских восстаниях. Комбеды Смоленской губернии, имевшей высокий процент среднего крестьянства, по оценке А.В.Луначарского, представившего доклад в Наркомпрод после одной из поездок в губернию в составе агитпоезда "Октябрьская революция", часто хозяйничали чрезвычайно неряшливо, диктатура бедноты тяжело сказалась на среднем крестьянстве15'.

О притеснении комбедами средних крестьян поступали сведения из многих уездов. В декабре 1918г. коммунист Платов писал во ВЦИК, что крестьяне некоторых волостей Рыбинского и Пошехонского уездов Ярославской губернии (Арефинской, Панфиловской, Николо-Троицкой, Егорьевской) прежде сочувственно относившиеся к коммунистической партии, из-за произвола комбедов, взяточничества, безнаказанности их действий, необоснованных контрибуций, натуральных повинностей изменили отношение к коммунистам. Подобные действия комбедов, заключал Платов, наносят больший вред, чем любой злейший враг160.

Много нареканий поступало на противозаконные действия партийных ячеек. Крестьяне с. Цыбино Михайловской волости Бронницкого уезда Московской губернии в постановлении своего схода, адресованном центральной власти, писали, что со дня революции их селение, состоящее преимущественно из беднейших крестьян, поддерживало Советскую власть. Положение резко изменилось с появлением партийных ячеек. В них вошли "несоответственные (так в документе - Т. О.) люди, которые даже не знают, что такое коммунист". Они "идут против народа и этим поднимают народ против Советской власти", отбирают все продукты. На просьбы дать разъяснение, наставляют револьвер и отправляют в тюрьму, принудительно заставляют работать, не считаясь с тем, что перед ними беднота. Сельский сход делегировал к Ленину, как вождю революции, В.Подкопаева, Ф.Тяпкина и П.Кашева за разъяснениями. Их полномочия удостоверялись подписями и печатью сельского Совета"1.

Уездные Советы боролись с "засоренностью" комбедов и нарушениями ими законности. В октябре были арестованы председатель Карачаровского волостного комбеда и член Можайского уездного комбеда, возглавлявший реквизиционный отряд, дейст-

224

Продовольственная деятельность комбедов

вия которых вызвали недовольство населения162. В декабре за злоупотребления было арестовано большинство членов Спасского волисполкома Васильсурского уезда163. В феврале 1919 г. была обследована деятельность Любимского и Даниловского уездных и волостных исполкомов. Волостные Советы, проводившие репрессии в отношении бедноты и середняков, были переизбраны, виновные привлечены к ответственности164.

В Северных губерниях, особенно остро ощущавших продовольственный кризис, за март-октябрь 1918 г. на почве голода произошло 198 волнений, в 71 селении беспорядки были ликвидированы с применением оружия165. Деятельность комбедов здесь не была результативной. Лишь с приездом 400 рабочих-учетчиков был проведен повсеместный и строгий контроль и перераспределение хлеба. Но ни один уезд восьми губерний этого района не имел годового запаса хлеба.

Для ослабления голода среди рабочих Москвы и Петрограда правительство пошло на временное нарушение хлебной монополии, разрешив им по удостоверениям предприятий закупку по вольным ценам и провоз полутора пудов хлеба частным путем в течение пяти недель - с 24 августа по 1 октября. Разрешением на провоз полутора пудов воспользовалось 70% населения Петрограда, закупив или обменяв на вещи 1 043 500 пудов хлеба. Всего одиночками в разрешенный срок было вывезено 2 651 302 пуда. За это же время продотряды вывезли лишь 1 890 858 пудов. Даже не имея вагонов, "полуторапудники" доставили значительно больше хлеба, чем государственные органы166.

Временное разрешение на закупку хлеба по вольным ценам сорвало его централизованную заготовку в производящих губерниях. Оно лишало смысла запретительные акции комбедов и за-градительно-реквизиционных отрядов, легализуя спекуляцию и поощряя рвачество хлебовладельцев. После пяти недель относительно свободной продажи хлеба поставить под контроль хлебо-держателей, спекулянтов, навести порядок на транспорте оказалось чрезвычайно трудно. Пришлось применять силу для реквизиции и конфискации хлеба, что привело к росту конфликтов и созданию к началу ноября новой взрывоопасной ситуации в деревне.

15—1142 225

Диктатура коммунистов в деревне.

Несмотря на запретительные меры, население потребляющих губерний частным порядком вывезло из производящих районов более половины объема централизованных заготовок - 68,4 млн пудов против 53 млн пудов, собранных Наркомпродом167. Столь незначительное количество заготовленного хлеба не дает основания для положительной оценки продовольственной деятельности комбедов и продотрядов. В лучшем случае они содействовали изъятию хлеба, внося озлобление и дезорганизуя хозяйственную жизнь деревни.

Ленин крайне негативно относился к мелкому производителю хлеба. Всякий крестьянин, считал он, по наклонности является ^спекулянтом168. А крестьянам было чем спекулировать. К ноябрю 1918 г. в их руках оставалось более 85% товарного хлеба, к февралю 1919 г. они удерживали до 70% излишков, которые так или иначе поступали на рынок.

Комбедам и продотрядам не удалось ни подчинить мелкотоварного производителя учету и контролю, ни тем более изменить саму психологию крестьянина.

Опыт продовольственной работы комбедов и продотрядов был предметом обсуждения II Всероссийского совещания продовольственных работников, собравшегося в канун нового 1919г. Совещание признало продовольственное положение тяжелым. Комбеды и их методы работы не получили поддержки съезда. Решая вопрос о способах заготовок хлеба, совещание высказалось за введение разверстки, как дававшей наибольшие практические результаты. Но вводилась она не на договорной основе, а на обязательно-принудительной поставке крестьянами определенного Наркомпродом количества хлеба. На 1919 г. в 12 хлебопроизводящих губерниях развёрстывалось 260 млн пудов хлеба, т. е. его среднестатистический избыток. Теоретически от поставки хлеба освобождалось 60% деревенского населения - беднота и маломощные средние крестьяне, имеющие посев в 3-4 дес. на семью в 6 человек. Хлеб должны были дать кулаки и зажиточные крестьяне. Но они не имели такого объема товарного хлеба. Тем более, что 1919 г. был засушливым. К тому же суровая действительность гражданской войны вносила свои коррективы, опрокидывая самые благие намерения правительства.

226

Итоги аграрных преобразований

<< | >>
Источник: Осипова Т.В.. Российское крестьянство в революции и гражданской войне.-М.: 000 Издательство "Стрелец".- 400 с.. 2001

Еще по теме 4.2. Продовольственная деятельность комбедов:

  1. № 532 ИНСТРУКЦИЯ ТУРКЦИК о ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВОЕННО-ПРОДОВОЛЬСТВЕННЫХ ОТРЯДОВ 28 февраля 1920 г 1)
  2. 3.3. Социальный эксперимент в деревне: организация комбедов.
  3. 4.5. Новая волна крестьянских восстаний. Ликвидация комбедов.
  4. урок 12. Продовольственная проблема
  5. ПРОДОВОЛЬСТВЕННЫЕ ДАЯНИЯ
  6. Глобальная продовольственная проблема
  7. САНИТАРНО-ГИГИЕНИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ПРОДОВОЛЬСТВЕННОГО СЫРЬЯ И ПИЩЕВЫХ ПРОДУКТОВ РАСТЕНИЕВОДСТВА И ЖИВОТНОВОДСТВА
  8. 1 Л. Роль минеральных сорбентов в обогащении продовольственных товаров
  9. № 608 ПРИКАЗ СЕМИРЕЧЕНСКОГО ОБЛАСТНОГО ВОЕННО-ПРОДОВОЛЬСТВЕННОГО БЮРО ОБ УСИЛЕНИИ РАБОТЫ ПРОДОТРЯДОВ 24 декабря 1920 г.
  10. № 589 ИЗ ПРИКАЗА АКТЮБИНСКОГО РАЙОННОГО ПРОДОВОЛЬСТВЕННОГО СОВЕЩАНИЯ ОБ УЧЕТЕ ВСЕХ ИМЕЮЩИХСЯ У НАСЕЛЕНИЯ ИЗЛИШКОВ ХЛЕБА И СОЗДАНИИ СЕМЕННОГО ФОНДА 1 октября 1920 г.
  11. Лекция 54. Другие продовольственные культуры.Непродовольственные культуры
  12. № 400 ПРИКАЗ ТУРКЦИК И КОМАНДОВАНИЯ ТУРКЕСТАНСКИМ ФРОНТОМ ОБ ОРГАНИЗАЦИИ РАЙОННОЙ ОСОБОЙ ПРОДОВОЛЬСТВЕННОЙ КОМИССИИ В ФЕРГАНСКОЙ ОБЛАСТИ ДЛЯ СНАБЖЕНИЯ ПРОДОВОЛЬСТВИЕМ АРМИИ И НАСЕЛЕНИЯ 8 июня 1920 г.
  13. 2.2. ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ:                       СУЩНОСТЬ, ЦЕЛИ, СОДЕРЖАНИЕ 2.2.1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПОНЯТИЯ «ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ»
  14. § 2. Развитие и формирование предметной деятельности, элементов трудовой деятельности
  15. § 1. Учебная деятельность — специфический вид деятельности
  16. Организация трудовой деятельности учащихся и формирование у них трудовых умений и навыков. Обогащение и обновление форм трудовой деятельности школьников
  17. § 2. Стиль педагогической деятельности Общая характеристика стиля педагогической деятельности