<<
>>

От ремесла к мануфактурам

Олицетворением новых явлений в хозяйственной жизни России XVII в. в большей степени являлся город, в котором получили развитие разные формы промышленности: от простого ремесленного производства до достаточно крупных мануфактур, работавших исключительно на рынок.

В городах, а в это время их насчитывалось более 250, промышленное производство концентрировалось в торгово-ремесленных посадах, которые насчитывали свыше 80 тыс. дворов.

Своей вершины достигло ремесло: оно насчитывало более 200 специальностей при значительной специализации внутри них (так, производством одежды занимались сарафанники, шубники и т. д., а всего до 10 специализаций). Специализация в ремесле стала характерной и для отдельных регионов России. Например, изделия из кожи производились в районе Казани и Ярославля, железоделательные производства концентрировались возле Тулы, Тихвина, Устюга Великого, а сёла Поволжья стали известны производством поташа, полотна, продуктов металлообработки и т. д.

Возросли и масштабы ремесленного производства. Так, в Москве в 40-е гг. насчитывалось почти 130 кузниц, 100 мастеров-скорняков, 600 ремесленников изготавливали продукты питания и т. д. Связь ремесленников с рынком осуществлялась преимущественно через посредников — скупщиков товара и поставщиков сырья. Сами ремесленники были совершенно неоднородной массой: среди них выделилась небольшая прослойка богатых (т. н. «ябедников»), но до 95 % составляла ремесленная беднота. Особое положение занимали мастера, работавшие на нужды царского двора, а также строительные мастеровые. Они считались привилегированной частью ремесленной братии.

Фактически из ремесла в XVII в. вырастала российская мануфактура с её спецификой, масштабами, направлением деятельности. Подавляющая её часть принадлежала государству, лично царскому двору, крупным боярам. Но были мануфактуры, принадлежавшие купцам, богатым крестьянам и ремесленникам, иностранцам.

Последние, в сущности, и стали основателями первых в России мануфактур, определили характер и правила их деятельности. Уже в 1623 г. голландец К. Демулин в Холмогорах основал канатную мануфактуру, в 1631 г. на Урале возник Ницинский медеплавильный завод, в 1639 г. швед Е. Койет под Москвой развернул стекольное производство. В 1632 г. голландский купец А. Виниус заключил соглашение с царским правительством, а в 1637 г. построил вместе со своими компаньонами голландцем Ф. Акемой и датчанином П. Марселисом 3 железоделательных завода с водяными двигателями. Потом были построены ещё 4 завода, на которых работало около 120 мастеров, многие из которых были приглашены хозяевами из-за границы. Эти мануфактуры находились под опекой правительства: оно приписало к ним черносошных крестьян целой волости (под Каширой) для выполнения неквалифицированной работы. Особенно на первых порах эти мануфактуры освобождались от торговых пошлин, получали от казны денежную помощь.

В целом государство отслеживало, как действовали те или иные мануфактуры, так как они обеспечивали поставки стратегически важной продукции, работали на армейские нужды и т. д. В ряде случаев казна забирала к себе неэффективно действовавшие, но важные производства (так, завод боярина Морозова оказался под опекой Тайного приказа), а в других случаях давала преференции желающим наладить то или иное производство (так началась история чугуноплавильных заводов семейства Демидовых) или перераспределяла владельческие права в случае угасания производства (в 1690 г. боярин Л. Нарышкин получил от казны один из Тульско-Каширских заводов Марселиса).

Характеристика мануфактурного производства будет не полной, если не принять в расчёт количественные показатели, масштабы деятельности и степень влияния на экономику России. Необходимо констатировать, что мануфактура должна отождествляться с началом наступления новых, капиталистических, форм хозяйственной деятельности. И она в первую очередь знаменует Новое время российской истории. Однако вышеперечисленные количественные показатели в XVII в. были минимальны: всего за столетие можно насчитать не более 30 мануфактур, которые в ряде случаев вскоре после возникновения прекращали свою деятельность. Они не могли обеспечить сколь-нибудь широкий рынок и работали в основном на правительственные заказы. Они были опутаны плотной сетью крепостнических обстоятельств и условий и не могли не только поколебать крепостнические порядки, но сами их олицетворяли.

Можно утверждать, что не производство, которое поднялось лишь до уровня крепостнической мануфактуры, а торгово-денежные отношения, степень развития рынка определяли генезис российского капитализма именно в XVII в.

<< | >>
Источник: О. А. Яновский, Л. Л. Михайловская, С. В. Позняк и др.. История Руси, России и Украины (с древнейших времен до конца XVIII в.): Учеб. пособие / Под ред. О. А. Яновского. — Мн.: БГУ,. — 1007 с.. 2005

Еще по теме От ремесла к мануфактурам:

  1. 5.3. Классическое Средневековье (XI-XV вв.)
  2. Глава 8 Причины и следствия
  3. ГЛАВА ПЕРВАЯ ПЕРВЫЕ ШАГИ ПРИМЕНЕНИЯ МАШИН В ТЕКСТИЛЬНОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ
  4. ГОСУДАРСТВЕННОЕ ВМЕШАТЕЛЬСТВО И LAISSEZ-FAIRE
  5. Глава 2м ivtr • /., „ СОЦИАЛЬНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ В КРЕСТЬЯНСКОЙ ' ? И ПОМЕЩИЧЬЕЙ СРЕДЕ
  6. Глава 4 ЦЕХОВОЕ РЕМЕСЛО, МАНУФАКТУРА И ТРАДИЦИОННЫЙ КРЕДИТ
  7. ПРОБЛЕМЫ КРИЗИСА ФЕОДАЛИЗМА
  8. От ремесла к мануфактурам
  9. Торгово-промышленные школы.
  10. § 10. Проблема промышленного развития во взглядах русских консерваторов
  11. Глава XIII СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО, ПРОМЫШЛЕННОСТЬ И ТОРГОВЛЯ ПРИ «СТАРОМ ПОРЯДКЕ»
  12. Глава 16 КЛАССИФИКАЦИЯ ВИДОВ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  13. Выдающиеся зарубежные мыслители и педагоги о трудовом воспитании и профессиональной подготовке
  14. Ф. ЭНГЕЛЬС. АНТИ-ДЮРИНГПереворот в науке, произведенный господином Евгением Дюрингом