<<
>>

Рождение нового режима

Октябрьская революция в России созрела и победила в экстремальных условиях войны, развала экономики, паралича власти демократического Временного правительства, стремления народа к миру, крестьянства - к земле.

В марксистской теории, положенной в основу практической деятельности партии большевиков, взявшей власть 25 октября 1917 г., отношения рабочего класса и крестьянства строились как отношения ведущего и ведомого.

Считалось, что рабочий класс должен быть гегемоном, воспитателем своего младшего брата политически менее развитого, неорганизованного, социально и духовно задавленного крестьянства, преобразователем условий и уклада его жизни, сознания, психологии.

В основе всей практической деятельности РКП(б) лежало ленинское понимание социально-классовой структуры российского крестьянства, представление о нем как о классе капиталистического общества. Поскольку революция считалась пролетарской, то ее опорой в деревне должна была быть, по понятиям коммунистов, беднота, т.е. пролетарские, полупролетарские и мелкие крестьянские хозяйства, живущие полностью или отчасти работой по найму. В крестьянстве эти слои составляли большинство и после решительной расправы с помещиками и зажиточными крестьянами они должны были быть, по расчетам большевиков, на стороне пролетарского переворота. Хотя среди мелкого крестьянства предвиделись неизбежные колебания в сторону свободной торговли, т.е. в сторону буржуазии1.

Другой массовый слой сельского населения, с которым пролетариат должен был установить союзнические отношения, отвоевав его у буржуазии, Ленин относил к среднему крестьянству. В капиталистическом обществе это земледельцы, имевшие участок земли (на общинном праве, праве собственности или аренды), который давал им некоторый излишек продукции, способный в лучшие годы превращаться в капитал. При капитализме эти крестьяне часто прибегали к найму рабочей силы.

В условиях Советской власти социальные признаки среднего крестьянства изменились. Оно не становилось собственником или арендатором национализированной земли, а лишь получало право

60

пользования и обработки ее собственным трудом. В новых условиях средним крестьянином Ленин называл того, кто владел некоторыми средствами производства, не продавал своей рабочей силы и не эксплуатировал наемный труд2. В таком понимании средним становилось абсолютное большинство крестьян. В начале переходного периода от капитализма к социализму у этого слоя крестьянства, считал Ленин, преобладали колебания в сторону буржуазии. Источник колебаний он видел в мелкотоварном характере их производства, мелкобуржуазной психологии, миросозерцании и настроении собственника. Поэтому рабочий класс не мог сразу поставить задачу "привлечь этот слой на свою сторону, а должен ограничиться задачей нейтрализовать его, т.е. сделать нейтральным в борьбе между пролетариатом и буржуазией"3. Чтобы не допустить перехода средних слоев на сторону буржуазии, власть Советов должна была добиваться соглашения с ними, делать им уступки в практических вопросах социалистического строительства. Соглашение с ними - основа политики их нейтрализации. Теоретически суть методов нейтрализации состояла в убеждении, воспитании, организации, соглашении и удовлетворении их требований. Но в случаях перехода колеблющихся на сторону "классовых врагов диктатуры пролетариата", для пресечения их враждебных действий Ленин не исключал возможность применения к ним принуждения4. Основой для достижения соглашения со средними слоями Ленин считал борьбу Советской власти против помещиков и буржуазии. К последней Ленин относил и состоятельное крестьянство, кулаков.

В упрочении власти Советов огромное значение имел политический блок большевиков с левыми эсерами, представлявшими интересы общинного крестьянства. Ленин считал, что блок этих партий "может быть "честной коалицией", честным союзом, поскольку "коренного расхождения интересов наемных рабочих с интересами трудящихся и эксплуатируемых крестьян нет'".

Однако практика первых месяцев революции показала различное понимание целей и методов социального преобразования общества коммунистами и левыми эсерами.

Левые эсеры вошли в революцию во многом с идейным багажом народничества. Они стали наследниками аграрной программы эсеров с ее разрушительным требованием уравнительно-

61

Рождение нового режима

го раздела земли. В отличие от коммунистов они не признавали классового принципа в решении социальных задач, заявляя себя противниками диктатуры, централизации, ограничения свобод, применения насилия к трудящимся. Левые эсеры не отрицали расслоения крестьянства, но считали, что его верхние (кулацкие) и низшие (пролетарские, люмпенские) слои не играют определяющей роли в жизни деревни. Решающая роль, по их понятиям, принадлежала трудящемуся крестьянству, не эксплуатирующему наемного труда. В этом плане они чувствовали реальность лучше большевиков. Левые эсеры, не признавая гегемонии пролетариата, считали крестьянство основой класса трудящихся и движущей силой социального обновления общества. В Советах они видели организацию, способную осуществить их аграрную программу. Вся их практическая деятельность была подчинена борьбе с большевиками за влияние на крестьянство.

Левые эсеры оформились как политическая партия лишь во второй половине ноября 1917 г. Только после того, как выявилась безнадежность создания однородного социалистического правительства, они вошли в Совнарком (8 декабря 1917 г.). Коммунисты, не имевшие крестьянского большинства на съездах, к левым эсерам относились с осторожностью и терпимостью.

Наиболее сложными проблемами в отношениях новой власти и среднего крестьянства стали хлебная монополия с ее запретом частной торговли и изъятием излишков хлеба и мобилизация крестьян в Красную Армию.

Задолго до Октябрьской революции Ленин много внимания уделял выявлению позиций кулачества. В его понимании кулаки - это крестьяне, ведущие хозяйство с применением наемного труда, т.е. эксплуататоры. Для Ленина и большевиков они представлялись лишь одной из разновидностей капиталистов и рассматривались ими как враги социалистической революции. В марксистской теории ликвидация кулачества считалась исторической задачей социалистической революции, но допускались многовариантные компромиссы в определении сроков и способов ее осуществления. Ф.Энгельс полагал, что отнять у кулаков всю собственность нельзя, поскольку такие крестьяне работают на земле и создают часть своего достатка собственным трудом. Теоретиче-

62

ски это положение разделял и В.И.Ленин. Но практика революции была далека от теории.

Термин "кулак" широко представлен в источниках по истории этого периода. Но необходимо помнить, что скрытая за ним историческая реальность не всегда доступна адекватной расшифровке, что зачастую мы имеем дело лишь с идеологемой и политическим жупелом, настойчиво навязываемыми большевиками в оправдание своей антикрестьянской политики.

В России крестьянское предпринимательство в агросфере наибольшее развитие получило на окраинах, где меньше давили крепостнические пережитки. В Прибалтике, на юге Украины, Северном Кавказе, в Заволжье, Сибири сразу проявилась враждебность кулаков к Советской власти. В Центральной России к Октябрьской революции кулаки еще не разорвали общинной пуповины. По образу жизни, труда, психологии они оставались крестьянами, ведущими за собой деревню.

Первые аграрные законы Советской власти (Декрет о земле и Основной закон о социализации земли) стали симбиозом двух утопий: крестьянской - с требованием всеобщего уравнения, и пролетарской - с задачей социалистического преобразования сельского хозяйства на основе государственной и коллективной собственности. Законы не ставили непосредственной задачи экспроприации кулачества, но предусматривали ограничение его собственности. Во-первых, сам уравнительный принцип распределения позволял изымать у кулаков земли сверх определенной крестьянскими съездами нормы. Во-вторых, если земля сдавалась кулаками в аренду и обрабатывалась наемным трудом, она передавалась нуждающимся крестьянам. И лишь в одном случае допускалась экспроприация всей их собственности - при сопротивлении власти, т. е. в порядке карательной меры. В идеале главной задачей Советской власти в отношении кулаков было лишь ограничение их эксплуататорских стремлений, установление контроля над ними, подчинение их пролетарским законам, т. е. лишение их возможности выступать против власти Советов и оказывать идейное и политическое воздействие на деревню. Но уравнительность землепользования, запрещение аренды и использования наемного труда ограничивали крупного крестьянина в его правах собственности на средства производства и хлеб,

63

Рождение нового режима.

подрывали основы товарности его хозяйства. Подрыв материального благосостояния зажиточного крестьянства породил его политическую враждебность к Советской власти. С весны 1918 г. меры экономического принуждения, применяемые к этой категории крестьян, как единственных владельцев товарного хлеба, дополненные ограничениями гражданских прав, толкнули их в лагерь ярых противников новой власти. Практика 1918 г. в отношении крестьян дала наибольшие расхождения с теорией, став одной из причин разрыва политического блока большевиков и левых эсеров и создания крестьянского фронта гражданской войны.

В отношениях Советской власти и крестьянства наибольшие трудности пришлось преодолеть, решая проблему регулирования производства и перераспределения продуктов крестьянского труда. В условиях развала экономики страны Ленин и партия большевиков непоколебимо стояли за государственную монополию на хлеб, введенную еще в марте 1917 г. Временным правительством, за обязательность твердых цен на хлеб, его учета, контроля и централизованного распределения. Принятие в конце весны 1918 г. экстраординарных мер сохранения государственной монополии на хлеб вызвали серьезный конфликт новой власти с крестьянами как производителями хлеба. В таких условиях РКП(б) перешла к форсированию раскола крестьянства, чтобы через выделение и организацию бедноты упрочить свои позиции в деревне.

<< | >>
Источник: Осипова Т.В.. Российское крестьянство в революции и гражданской войне.-М.: 000 Издательство "Стрелец".- 400 с.. 2001

Еще по теме Рождение нового режима:

  1. 15.2. Зарождение фашизма. Мир накануне Второй мировой войны
  2. Распад Советского Союза и возрождение независимости Украины (1985-1991 гг.)
  3. Глава 13 Рождение либерального символа веры (продолжение): Классовые интересы и социальные изменения
  4. 2.1.0 новых подходах к изучению развития советско/российско- монгольских отношений в первой половине XX века
  5. 3.3. Новые моменты в политических отношениях между СССР и МНР во второй половине 1980-х гг.
  6. 1.7. Восстание крестьян осенью 1917 года
  7. Рождение нового режима
  8. 2.1. Волостные и сельские советы - крестьянская власть
  9. 2.2. Кризис доверия большевикам
  10. Кризис полиса и возрождение тирании.
  11. ВЫРАБОТКА НОВОЙ КОНСТИТУЦИИ
  12. Глава 3. Когда совместная работа мешает творчеству Рождение нового группового мышления и сила работы в одиночку
  13. ГЛАВА 2. РОЖДЕНИЕ HOMO POLITICUS В РОССИИ
  14. Новые промышленные районы России: типы и примеры
  15. Зарождение фашизма. Мир накануне Второй мировой войны
  16. 1.2 РОЖДЕНИЕ Р#x2011;9
  17. Сравнительный анализ политических режимов
  18. ОПАСНЫЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕЖИМЫ
  19. Рождение новых пословиц