<<
>>

«СООТЕЧЕСТВЕННИКИ ЗА РУБЕЖОМ»


Двадцать лет назад «русский вопрос» казался весьма актуальным. Многие наблюдатели считали, что новые границы Российской Федерации, рассекающие единое тело русской нации, не окончательны. Однако русские пока что проявляют устойчивость перед соблазном агрессивного национализма.
Ни в самой России, ни за ее пределами единого «русского народа» не существует — есть только граждане русской национальности.
Если в 1990-х годах кое-кто в Москве надеялся, что русские иммигранты из стран СНГ помогут компенсировать отток людей из России, другие придерживались прямо противоположной точки зрения. Они призывали русские меньшинства не покидать страны СНГ, а стать опорой культурного, экономического, а в конечном счете и политического влияния России в бывших окраинах. Как мы видели, расчеты на «компенсационный» приток специалистов и высококвалифицированных рабочих не оправдались. Надежды на консолидацию русских в соседних странах на основе прочных связей с Москвой также оказались тщетными.
Одной из причин этого стало сокращение численности русских меньшинств во всех странах, прежде входивших в состав СССР (табл. 4). Если в 1989 г. в союзных республиках русских было 25 млн, то к 2000 г. их осталось всего 17 млн. И в дальнейшем эта цифра продолжала сокращаться. Во всех постсоветских государствах доля русского населения снизилась. Даже там, где для русских существуют сравнительно комфортные условия, например, на Украине, в Белоруссии и Казахстане или в более зажиточных странах Балтии, она сократилась на 11—21%. И дело не в том, что те, у кого раньше были возможность и стимулы называть себя русскими, теперь предпочитают отождествляться с титульной нацией. На результат это не влияет.
Другой причиной снижения «веса» русского населения в новых независимых государствах стал этнический национализм, практикуемый на официальном уровне правительствами многих из этих стран. Для всех постсоветских республик независимость — это прежде всего независимость от России. И русское население воспринимается как наследие имперского/колониального прошлого, к которому новые режимы относятся резко отрицательно.
Кроме того, русские слабо укоренены в местном обществе. Большинство из них не говорит на языке титульных народов. Их культура
и мировоззрение остаются русоцентричными. После обретения независимости русских стали увольнять или вытеснять с ответственных постов в правительстве, государственном аппарате, полиции, вооруженных силах, образовании и других важнейших структурах.
Таблица 4. Русские меньшинства в бывших советских республиках, получивших независимость^
Источник: Григорьев Л.,
Салихов М. ГУАМ — пятнадцать лет спустя. — М.: Регнум, 2007 (http://common.regnum.ru/ documents/guam.pdf).
Конечно, в разных странах ситуация во многом варьируется. В Белоруссии между русскими и горожанами-белорусами различий практически нет, и первые не чувствуют себя там меньшинством. Кроме того, в этой стране национализм в его нынешней форме (весьма своеобразной) имеет политическую, а не культурную основу. В соседней Украине четыре президента, сменившихся после обретения независимости, — Кравчук и Кучма, Ющенко и Янукович — демонстрировали весьма различную официальную линию по отношению к России и всему, что с ней связано (подробнее об этом говорится в главе 5). В Молдавии, где многие политические лидеры и чиновники носят русские фамилии, национальная идентичность проявилась со всей четкостью: там к русским с самого начала относились как к этническому меньшинству.
В политической, экономической и общественной жизни Южного Кавказа — за исключением Абхазии и Южной Осетии —
русские практически не присутствуют, что вполне соответствует их ничтожной доле в нынешней структуре населения стран региона.
В Центральной Азии русских по сути не допускают в политику и крупный бизнес, связанный с государством, но свободные профессии, наука и спорт для них открыты. Откровенным гонениям граждане русской национальности не подвергаются — разве что в случае гражданских войн и локальных конфликтов, но реальной перспективы достичь высот у них нет. Как заметил один московский наблюдатель, «жизнь идет, но мимо них»48.
Отчасти за сложившуюся ситуацию несут ответственность и сами русские. Они печально известны своим нежеланием учить языки стран, в которых живут, погружаться в местную культуру, знакомиться с историей, принимать новую идентичность — и ассимилироваться. Не могут они и объединиться, самоорганизоваться, требовать, чтобы их интересы были достойно представлены, решительно апеллировать к поддержке Москвы и т. д. Они оказались меж двух огней, представляют собой чисто этническую, а не политическую группу и в то же время не участвуют в построении новой нации. Они живут тускнеющими воспоминаниями и словно остаются в прошлом.
В Казахстане межэтническая напряженность, достаточно острая до середины 1990-х годов, сошла на нет из-за придания русскому языку статуса второго государственного и улучшения экономической ситуации. В роли гаранта межнационального мира выступил сам президент Нурсултан Назарбаев. Стремясь консолидировать новое государство, он сделал искусный ход: перенес столицу на север страны, ближе к границе с Россией и городам, населенным русскими. Казахи, доля которых в составе населения увеличилась с 40% с небольшим в момент обретения независимости до сегодняшних 63%, чувствуют себя более уверенно. Русские же, судя по всему, смирились с положением национального меньшинства и сопутствующими ему ограничениями.
В Туркмении, где до сих пор проживают до 100 тыс. русских, ситуация выглядит во многом иначе. В 1993 г. Ашхабад стал единственной столицей на пространстве СНГ, подписавшей с Москвой соглашение о двойном гражданстве. На практике, однако, оно превратилось в фарс: получившие двойное гражданство русские не могли даже свободно выехать из Туркмении. Через десять лет Ашхабад в одностороннем порядке денонсировал соглашение. Российское правительство не стало даже протестовать: его больше волновала договоренность сроком на 25 лет, согласно которой «Газпром» должен был получить право скупать весь добываемый в Туркмении газ.

Сделка «газ — люди» спровоцировала короткий всплеск публичного осуждения со стороны некоторых российских политиков, например, Дмитрия Рогозина, но далеко идущих последствий не имела. В 2008 г. в новую конституцию Туркмении был включен запрет на двойное гражданство. Москва, по-прежнему заинтересованная в газовых контрактах, снова отмолчалась 49.
<< | >>
Источник: Тренин Д.. Post-imperium: евразийская история. 2012
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме «СООТЕЧЕСТВЕННИКИ ЗА РУБЕЖОМ»:

  1. Возвращение соотечественников.
  2. ВОЗВРАЩЕНИЕ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ
  3. Функционирование криминальной субкультуры за рубежом
  4. ВОПРОС 7. АРХИВНОЕ ДЕЛО НА РУБЕЖЕ XIX-XX В.В.
  5. МИРОВОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ ПРОСТРАНСТВО НА РУБЕЖЕ XX И XXI вв.
  6. ЭТИКА КАДРОВОЙ РАБОТЫ ЗА РУБЕЖОМ
  7. 6.1. Россия на рубеже XIX–XX вв.
  8. 11 ФРАНЦИЯ НА РУБЕЖЕ 70-Х ГОДОВ (1968—1973 ГОДЫ)
  9. Эмиграция российских ученых за рубеж.
  10. 1.18. Рубежи кондиционирования воздуха
  11. ГЛАВА ТРЕТЬЯ. ИСТОРИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ЭТНОПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ВЗГЛЯДОВ ЗА РУБЕЖОМ
  12. Государственно-частное партнерство за рубежом
  13. 2.5. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ НА РУБЕЖЕ ХІХ-ХХ ВВ.
  14. ОСОБЕННОСТИ ПОВЕДЕНИЯ РОССИЙСКОГО БИЗНЕСА ЗА РУБЕЖОМ
  15. 1.Состояние архивного дела на рубеже XIX—XX в.в.
  16. Террористические организации за рубежом (§ 129Ь)
  17. 1.4.7. Новый рубеж — постантропологическая эпоха