<<
>>

2. Социально-экономическое развитие СССР в 70-е — первой половине 80-х годов.

В эти годы усилилось централизованное управление, свертывание реформ и падение темпов роста основных социально-экономических показателей. Планы девятой и десятой пятилеток, директивы которых одобрили соответственно XXIV (1971) и XXV (1976) партийные съезды, намечали увеличение абсолютного роста производства продукции и национального дохода страны, однако ускорения темпов роста уже не предполагали. Снижение темпов объяснялось возрастающими масштабами производства. Если в 1966—1970 годах 1 % прироста национального дохода составлял 1,9 млрд, то в 1971—1975 годах он должен был составлять 2,7 млрд рублей.

Темпы прироста в экономике в % за 1966—1985 годы

Основные показатели прироста в экономике 8-я пятилетка 1966—1970 9-я пятилетка

1971—1975

10-я пяти-летка

1976—1980

11-я пяти-летка 1981—1985
Национальный доход 41 28 21 16,5
Продукты

промышленности

50,5 43 24 20
Продукты

сельского хозяйства

21 13 9 11
Производительность труда 37 25 17 15
Реальные доходы

на душу населения

33 24 18 10,5

В годы девятой пятилетки удалось увеличить объемы промышленной продукции на 43 %, в десятой — на 24 % по сравнению с предыдущими пятилетиями. Производство сельскохозяйственной продукции увеличили за девятую пятилетку на 13 %, за десятую — на 9 %. Однако задания пятилетних планов оказались невыполненными. План по увеличению валового объема промышленной продукции 1971—1975 годы выполнили на 91 %, в 1976—1980 годы — на 67 %, сельскохозяйственной продукции — соответственно на 68 и 56 %. Все это вело к снижению среднегодовых темпов прироста. Производство промышленной продукции в годы восьмой пятилетки ежегодно увеличивалось, по официальным данным, на 8,5 %, в девятой — на 7,4, в десятой — на 4,4 %. Производство сельскохозяйственной продукции прирастало в восьмой пятилетке на 3,8 % в год, в девятой — на 2,3, в десятой — на 1,7 %.

Упор в промышленном развитии в 70-е годы сделали на создание гигантских территориально-производственных комплексов (ТПК). Всего их организовали несколько десятков. Главное внимание уделялось Западно-Сибирскому ТПК. В Тюменской области еще в 60-е годы обнаружили огромные залежи нефти и газа. В 1969 году ЦК партии и правительство СССР приняли совместное решение об ускоренном развитии нефте- и газодобычи. На освоение нефте- и газодобывающих районов Западной Сибири (Самотлор, Сургут, Уренгой, Ямбург и др.) бросили людские ресурсы из всех республик страны, с затратами на их освоение не считались. За 70-е годы добыча нефти в Западной Сибири выросла в 10 раз. В 80-х годах Западная Сибирь давала более 10 % мирового объема добычи нефти и газа.

Ускорение получила и угледобыча. Были развернуты два комплекса по добыче угля открытым способом: в Казахстане — Павлодарско-Экибастузский топливно-энергети-ческий комплекс, в Красноярском крае — Канско-Ачинский. Здесь добывали самый дешевый уголь страны. На базе Усть-Илимской ГЭС создали Братско-Усть-Илимский лесопромышленный комплекс.

На базе Саяно-Шушенской ГЭС развернулся Саянский ТПК по обработке цветных металлов.

В целях активизации развития экономики Сибири и Дальнего Востока в 1974 году возобновили строительство Байкало-Амурской магистрали. Первая попытка ее завершения предпринималась еще накануне Великой Отечественной войны. Строительство БАМа — железнодорожной магистрали длиной более трех тысяч километров — в основном завершили в 1984 году.

Руководство страны максимально использовало естественное преимущество СССР перед другими странами — колоссальные природные богатства. Однако экстенсивное развитие экономики сдерживало развитие наукоемких отраслей, определяющих научно-технический прогресс — электроники, кибернетики, робототехники, биотехнологии. Увеличение продажи нефти и газа в страны Запада давало валюту, на которую закупалось недостающее фуражное зерно, высокотехнологичное оборудование.

В области сельского хозяйства в 70-е годы упор делали на агропромышленную интеграцию, объединение сельского хозяйства с отраслями, которые его обслуживают,— промышленностью, транспортом, торговлей, строительством. Экономическая интеграция рассматривалась как главное направление сращивания двух форм собственности — государственной и кооперативно-колхозной. В 70-е развернули большие работы по мелиорации заболоченных земель. Строили грандиозные водоканалы (Большой Ставропольский, Северо-Крымский, Каракумский), обширные системы обводнения и орошения. В 1974 году ЦК партии и Союзное правительство приняли постановление «О мерах по дальнейшему развитию сельского хозяйства Нечерноземной зоны РСФСР».

Программа подъема Нечерноземья рассчитана на пятнадцать лет, предполагала резкое увеличение капиталовложений в социально-экономическое развитие 29 областей и республик России. Средства выделяли, но существенного улучшения хозяйственно-экономической ситуации в деревне не происходило. Деньги тратили на «широкую мелиорацию земель», «комплексную механизацию и химизацию», а развитие социальной сферы явно недооценивали. Более того, ситуация усугублялась массовой ликвидацией «неперспективных» деревень, якобы препятствующих развитию агропромышленной интеграции и концентрации сельскохозяйственного производства. Численность сельских поселений, по данным переписей населения 1959 и 1979 годов, сократилась с 294 тыс. до 177 тыс. Количество «неперспективных» деревень уменьшалось на 16 каждый день.

Бичом народного хозяйства оставалось отвлечение на «шефскую помощь» селу, особенно уборочной страды до 20 % всего активного населения страны и огромные, до 30—40 %, потери урожая. Сельскохозяйственный комплекс не справлялось с задачами продовольственного снабжения страны. С 70-х годов в разряд дефицита все чаще попадали мясо, колбасы, а в ряде районов — сыры и молочные продукты.

Следует отметить, что, несмотря на противоречия экономического развития на этапе раннего «развитого социализма», экономический потенциал, созданный за восьмую и девятую пятилетки (1966—1975), оказался равен потенциалу, на создание которого в стране ушли предыдущие полвека. Если в 1922 году доля СССР в мировом промышленном производстве составляла 1 %, то в 1975 году она выросла до 12,6 %.

Победе директивной экономики над ростками реформ способствовала «холодная война». Соревнование с США и странами НАТО, а также с Китаем в области наращивания военного потенциала вело к милитаризации народного хозяйства СССР. Военные расходы поглощали почти пятую часть валового национального продукта. По заказам военно-промышленного комплекса работала значительная часть машиностроительных заводов страны.

«Оборонка» снижала возможности интенсификации «гражданского» производства, примиряла с нерациональным расходованием сырья, электроэнергии, экстенсивным капитальным строительством, растущей диспропорцией в развитии ведущих отраслей народного хозяйства. Колоссальные средства поглощала Советская Армия, увеличившаяся за 1965—1977 годы с 3,68 до 4,19 млн военнослужащих. (Для сравнения: состав армии США уменьшился за эти годы с 3,5 млн до 2,06 млн человек.)

Замедление темпов роста экономики отражалось на социальных программах и уровне благосостояния советских людей. В 60—70-е годы при росте национального дохода в 3,2 раза реальные доходы населения выросли лишь в 2,3 раза. С середины 60-х годов замедлились темпы жилищного строительства. С 1956 года не изменялось законодательство о пенсиях, а численность пенсионеров в СССР выросло с 32 млн человек (1966) до 46 млн (1977). Уравниловка в оплате квалифицированного и неквалифицированного труда вела к падению престижа интеллектуальных профессий (инженер, учитель, врач и др.). Постоянно увеличивавшийся с начала 70-х годов разрыв между объемом денежной массы и ее товарным покрытием привел к товарному голоду, который поначалу распространялся на особо престижные товары и предметы длительного пользования, а с годами затронул практически всю сферу товаров и услуг.

«Монолитность» советского народа как новой исторической общности людей, в отличие от пропагандистских клише, отнюдь не была таковой из-за экономического неравенства республик и различий их вклада в развитие страны. По официальной статистике, Российская Федерация в 1975 г. могла оставлять себе 42,3 % собранного на ее территории налога с оборота, Украина — 43,3, Латвия — 45,6, Молдавия — 50, Эстония — 59,7, Белоруссия — 68,2, Азербайджан — 69,1, Грузия — 88,5, Армения — 89,9, Таджикистан — 99,1, Киргизия — 93,2, Литва — 99,7, Узбекистан — 99,8, Казахстан и Туркмения — 100 %. Темпы капитальных вложений в экономику союзных республик в 2-4 раза превышали аналогичные показатели для России. Вместе с тем, за пределами России бурлили настроения, что именно Россия и русские виноваты в экономических и всех острых проблемах союзных республик. Тревожным проявлением русофобии стал взрыв в Московском метро 8 января 1977 года, организованный армянскими националистами.

Ухудшающееся положение в народном хозяйстве, неспособность руководителей страны переломить ситуацию обусловили дальнейшее снижение темпов экономического развития в конце 70-х — первой половине 80-х годов, что свидетельствовало о нарастании элементов стагнации, застоя. В десятой пятилетке (1976—1980) национальный доход вырос на 21 %, объем промышленной продукции — на 24 %, сельскохозяйственной — на 9 %. В одиннадцатой пятилетке (1981—1985) соответствующие показатели составляли 16,5, 20 и 11 %. В начале руководства М.С. Горбачева на волне «ускорения» планировали увеличить в двенадцатой пятилетке (1985—1999) национальный доход на 20—22 %, производство промышленной продукции — на 21—24 %, продукции сельского хозяйства — вдвое; ставилась задача догнать в 2000 году США по уровню промышленного производства.

Среднегодовые темпы прироста национального дохода, составляющие, по официальным данным, в 1971—1975 годах 5,7 %, в годы десятой пятилетки снизились до 4,3 %, в годы одиннадцатой — до 3,6 %. Соответствующие показатели среднегодовых приростов промышленной продукции составили 7,4; 4,4 и 3,7 %, сельскохозяйственной — 2,3; 1,7 и 1,4 % . Снижались и показатели роста производительности общественного труда. Плановые задания по увеличению валовой продукции промышленности в десятой пятилетке выполнили на 67 %, в одиннадцатой — на 77 %, по увеличению продукции сельского хозяйства и того меньше — соответственно на 56 и 42 %. Последние цифры свидетельствуют, помимо всего прочего, о диспропорциях в качестве народно-хозяйственного планирования.

Задания одиннадцатой пятилетки, утвержденные на XXVI КПСС (март 1981 года), не выполнили ни по одному показателю. Вместе с тем следует отметить, что темпы роста национального дохода (вновь созданная стоимость во всех отраслях сферы материального производства) на протяжении всех 70-х годов ежегодно прирастали на 4,9 %, даже в «застойную» пятилетку (1981—1985) обеспечивался прирост в среднем на 3,6 % в год. Независимо от тяжелых экономических проблем национальное богатство страны в 1970—1980 годах прирастало в среднем на 7,5 % в год против 10,5 % ежегодного прироста в 60-е годы. В целом брежневский, андроповский и черненковский периоды правления (1964—1985) характеризуются ежегодным приумножением национального богатства на 6,5 %; лишь в горбачевский период показатель снизился до 4,2 % в год.

СССР располагал мощной многоотраслевой экономикой, обеспеченной практически всеми видами сырья, кадрами ученых, инженеров, рабочих. Производственный потенциал вполне позволял вести эксперименты по переустройству экономики в эффективном направлении без коренной перетряски страны. Однако руководству СССР позднего периода «развитого социализма» эта задача оказалась не по силам.

«Наверху», конечно, осознавали неблагополучие в развитии экономики, предпринимались попытки найти выход из этого положения. Правомерной является точка зрения ученых-экономистов, которые докладывали руководству страны о состоянии и перспективах советской экономики. Доклады содержали реалистическую картину положения советской экономики, в них утверждалось, что страна начинает безнадежно отставать в использовании передовых технологий, что нарастающие проблемы нельзя решить без радикального, структурного реформирования всех отраслей экономики.

Следует отметить, что предложения специалистов, как и все более ранние проекты реформ в экономике, были так или иначе связаны с представлениями о необходимости расширения роли элементов рыночных отношений в социалистической экономике, а позднее — с необходимостью замены плановой экономики саморегулирующейся рыночной экономикой при контроле государством. Интересно, что в Китае, начавшем переход от плановой экономики к рыночной, последовательно руководствовались следующими установками. 1979 год: «плановая экономика — главное, а рыночное регулирование — дополнительный фактор»; 1984 год: «социализм есть плановая товарная экономика»; 1989 год: «планирование и рынок должны быть равноценными»; 1992 год: цель — создание «системы социалистической рыночной экономики». Различие отношений к соотношению рыночных и планово-государственных методов регулирования экономики в двух странах выразилось в том, что за годы реформ Китай поднялся, по подсчетам наших экономистов, с 5 % дохода на душу населения от американского уровня до 15 %, а Россия опустилась с 30 % до 15 %.

18 декабря 1980 года А.Н. Косыгин скончался от сердечного приступа. Ситуация осложнилась еще и тем, что назначенный 23 октября 1980 года Председателем Совмина Н.А. Тихонов к реформам относился столь же подозрительно, как и его покровитель Л.И. Брежнев.

«Совершенствование» управления народным хозяйством пошло к концу 70-х годов в привычном русле замещения экономических рычагов административными методами хозяйствования. Постановление ЦК КПСС от 12 июля 1979 года «О дальнейшем совершенствовании хозяйственного механизма и задачах партийных и государственных органов» делало упор на дальнейшее повышение роли государственного плана как на «важнейший инструмент государственной политики». Предлагалось улучшить систему плановых показателей, «чтобы они всемерно побуждали трудовые коллективы к борьбе за повышение производительности труда, максимальное использование основных фондов, за экономию материальных ресурсов». Число обязательных плановых показателей увеличили в сотни раз, их содержание уточнялось в одновременно принятом постановлении «Об улучшении планирования и усилении воздействия хозяйственного механизма на повышение эффективности производства и качества работы». Параллельно с этим усложнялась и дифференцировалась отраслевая структура управления экономикой. Если в 1974 году насчитывалось 44 центральных (общесоюзных и союзно-республиканских отраслевых министерства и ведомства, то к началу 80-х годов их число приблизилось к 100 (не считая почти 800 республиканских министерств и ведомств).

Попытки интенсифицировать экономику посредством составления многочисленных программ автоматизации и комплексной механизации, носивших административно-бюрократический характер, оказались малоэффективными, поскольку не влияли на зарплату и уровень жизни населения. Не удавались и попытки реанимировать трудовой энтузиазм. Многочисленные трудовые почины, вахты, встречные обязательства, работа по бездефектному методу имели мало общего с ударничеством довоенных лет и трудовым энтузиазмом первой послевоенной пятилетки; чаще всего были «инициативой» партийных органов, а не масс, и поэтому быстро угасали. Это, конечно, не исключает того, что в трудовых коллективах имелось немало замечательных и уважаемых мастеров своего дела и честных тружеников, являвшихся примером для подражания.

С конца 70-х годов нарастало влияние ряда объективных факторов, препятствующих развитию экономики привычными экстенсивными методами. Осложнилась демографическая ситуация. Уменьшение рождаемости населения в 60-х годах (одно из последствий Отечественной войны) привело к сокращению притока трудовых ресурсов. Уменьшилась доля молодежи, участвующей в общественном производстве (с 12 млн человек в 1971—1975 годах до 3 млн в 1981—1985 годы). Перемещение центров добывающей промышленности в восточные районы повысило себестоимость топливно-энергетического сырья. Так, добыча топлива с 1971 по 1980 год в СССР увеличилась более чем в четыре раза, газа — более чем в восемь раз, а нефти — почти в семь раз. Нефть и газ были важнейшими предметами советского экспорта. От вывоза нефти страна получала ежегодно около 16 млрд долларов. Доля топлива и энергоносителей в общем, объеме экспорта выросла с 15,6 % в 1970 году до 54,4 % в 1984 году. В 1960 году почти всю нефть и газ добывали в Европейской части СССР, в середине 80-х годов две трети общесоюзной добычи нефти и более 60 % газа обеспечивала Западная Сибирь. Добывать топливо в северных районах страны становилось все труднее, и в 1984 году впервые за годы советской власти годовая добыча нефти снизилась.

За 1965—1982 годы общая валютная выручка СССР от экспорта нефти и газа составила около 170 млрд долларов. Максимума от продажи нефти достигли в 1983 году — 91,1 млрд долларов. Огромный приток долларов в страну в 70-е годы в результате повышения мировых цен на нефть и другие виды минерального сырья подхлестывал рост экспорта: с 12,8 млрд долл. в 1970 году до 76,4 млрд в 1980 году — в 6 раз; при этом импорт увеличился с 11,7 до 68,5 млрд долл. — в 5,8 раза. Однако эти средства не направляли на модернизацию производственного потенциала, страна отставала в освоении пятого технологического направления. В результате в следующем десятилетии экспорт увеличился (в текущих ценах) на 36 %, а импорт — на 76 %. Импорт превысил объем экспорта. Если в 1987 году положительное сальдо внешней торговли достигло 7,4 млрд долл., то в 1990 году отрицательное сальдо составило 10 млрд долл. Стремительно рос внешний долг. Страна постепенно вползала в экономический кризис, который разразился в 1990 году: ВНП упал на 2,3 %, продукция промышленности — на 1,8 %, продукция сельского хозяйства — на 2,9 %, отправление грузов транспортом общего пользования — на 4,9 %, производительность общественного труда — на 3 %, оборот внешней торговли — на 7,2 % при рекордном росте денежных доходов населения (16,9 %) и розничного товарооборота (10,3 %). Диспропорции в экономике нарастали. Впервые за всю советскую историю разразился дефолт — Внешэкономбанк СССР отказался платить по долгам, осуществлять выплаты и возвращать деньги вкладчикам. По сути дела, экономическая система страны оказалась на грани банкротства.

Сложные разбалансированные процессы протекали в сельском хозяйстве. Деревня, традиционный донор экстенсивного развития промышленности, не играла уже положительной роли. Несмотря на возрастающие капиталовложения в деревню, деревенская молодежь уезжала в город. С 1967 по 1985 год деревню ежегодно покидали в среднем 700 тыс. человек. Особенно тяжелое положение складывалось в Нечерноземье — на огромной территории России, охватывающей 29 областей и автономных республик. Реализация принятого в 1974 году постановления «О мерах по дальнейшему развитию сельского хозяйства Нечерноземной зоны РСФСР» позволила построить ряд крупных производственных комплексов. Несомненным достижением стало завершение электрификации села. Однако на развитие социальной сферы и на инфраструктуру средств выделяли мало, сельский быт оставался необустроенным. Продукция, проданная государству колхозниками Нечерноземья в 1980 году, после всех реформ, не покрывала затрат на ее производство. По молоку убытки составляли 9 %, по крупному рогатому скоту — 13 %, в свиноводстве — 20 %, в птицеводстве — 14 %, по шерсти — 11 %. Упадок сельского хозяйства был налицо.

Курс на укрупнение мелких населенных пунктов обнаружил незаинтересованность в их развитии из-за высоких затрат на индивидуальное жилищное строительство, дорог, мостов, газопровода. Число «неперспективных» деревень увеличивалось, жизнь в них замирала. Закрывались школы, больницы, магазины, предприятия службы быта. По переписям населения 1959 и 1989 годов, численность сельского населения в стране сократилась на 10 %, в Нечерноземье — на 42 %. Возникла тенденция к росту особой категории сельских поселений, не имеющих трудоспособного населения. В заброшенных деревнях оставались в основном пожилые люди. Политику ликвидации мелких деревень писатель Василий Белов охарактеризовал как «преступление против крестьянства». В результате преобразований к концу 1985 года в стране насчитывалось 26,2 тыс. колхозов и 22,7 тыс. совхозов. В них трудилось соответственно 12,7 и 12 млн человек, производили примерно равные объемы сельхозпродукции (на 73,9 и 75,2 млрд руб.).

В поисках вывода деревни из хозяйственного кризиса, предпринятые в конце 70-х годов меры, во многом придерживались традиционного курса. М.С. Горбачев, ставший в 1978 году секретарем ЦК по сельскому хозяйству, возглавил разработку очередного проекта оздоровления аграрной сферы. Проект под названием «Продовольственная программа СССР на период до 1990 г.», одобренный постановлением пленума ЦК КПСС 22 мая 1982 года, предусматривал комплексное использование всего арсенала административно-бюрократических мер для решения продовольственной проблемы в стране к 1990 году.

В основе программы лежала идея агропромышленной интеграции, установления тесных производственных связей между колхозами и совхозами, предприятиями пищевой промышленности, торговыми, строительными и транспортными организациями. Все производство продуктов замыкалось в едином государственном агропромышленном комплексе (АПК, Агропром). На региональном уровне в АПК объединяли предприятия, связанные с производством и переработкой сельскохозяйственной продукции, с производством удобрений, ремонтом и приобретением сельхозтехники. Создавали соответствующие структуры агропромышленных объединений (АПО). Высшей инстанцией стал Госагропром СССР, вобравший функции пяти Союзных Министерств. К середине 80-х годов в экономической агросфере действовали 4,8 тыс. межхозяйственных предприятий. Но агропромышленная интеграция не принесла ожидаемого эффекта. За счет дополнительных бюджетных ассигнований в одиннадцатой пятилетке преодолели спад производства, даже обеспечили некоторый рост сельхозпродукции по сравнению с десятой пятилеткой. В целом же намеченных показателей не достигли. Продуктов на «душу населения» больше не стало. Советский Союз был вынужден ввозить из-за рубежа недостающее количество продовольствия. В 1976—1980 годах его импорт составлял 9,9 % от уровня сельскохозяйственного производства в стране, в 1980 году — 18,1 %, в 1981 году — 28,4 %.

В целях ускорения развития сельского хозяйства в южных районах страны в начале 80-х годов были разработали проекты переброски части стока северных рек на юг: сибирских — в Среднюю Азию, европейских — в Каспий через Волгу. Эти проекты широко обсуждались в правительстве, находя определенную поддержку в южных регионах страны. Благодаря резкой критике общественности, прежде всего русских писателей (В. Белов, Ю. Бондарев, В. Распутин, С. Залыгин) и ученых (академики Д. Лихачев, Б. Рыбаков, В. Янин), осуществление экологически опасного проекта в 1986 г. отложили.

Сложную ситуацию в экономике сельского хозяйства страны характеризует такой пример. Ко второй половине 80-х годов СССР вышел на передовые позиции в мире по производству сельхозтехники. Отставая от США по производству зерна в 1,4 раза, он опережал их по выпуску тракторов в 6,4 раза, по зерноуборочным комбайнам — в 16 раз. Чтобы произвести столько зерноуборочных комбайнов, сколько их стояло в наших хозяйствах на ремонте в 1987 году, американской промышленности потребовалось бы 70 лет. Экономика планового производства требовала коренной перестройки, в погоне за выполнением плана технику выпускали низкого качества.

Противоречия индустриальной модернизации отражались и на социальной сфере. Она приобретала урбанистический характер. Численность городского населения выросла со 164 млн человек в 1979 году до 180 млн в 1985 году, сельское население за эти годы сократилось с 99 до 96 млн Численность рабочих и служащих в народном хозяйстве с 1975 до 1985 год выросла со 102 млн до 118,5 млн, число колхозников сократилась с 15 до 12,5 млн человек. Горожане составляли почти две трети, а в отдельных республиках и регионах — до трех четвертей населения. Однако общий прирост населения происходил главным образом за счет высокой рождаемости в среднеазиатских республиках. Естественный прирост населения в 1980 году составлял в России 0,49 %, в Белоруссии, Украине, Литве, Эстонии, Латвии — от 0,14 до 0,61 %, в Казахстане, Грузии, Армении, Азербайджане, Молдавии — от 0,8 до 2 %, а в Узбекистане, Киргизской АССР, Туркменистане и Таджикистане — от 2 до 2,9%.

Несмотря на официальный тезис об усилении социальной однородности общества, усиливалась дифференциация в качестве и уровне жизни различных слоев населения. Доходы верхнего слоя (номенклатуры), составлявшего около 2 % населения, в 20—25 раз превышали заработки низших слоев. По официальным данным на март 1986 года 4,8 % рабочих и служащих народного хозяйства СССР получали менее 80 руб. в месяц, 32,3 % — 80—140 руб., 29,5 % — 140—200 руб., 22,7 % — 200—300 руб., 9,5 % — свыше 300 руб. Рабочий получал в виде заработной платы все меньшую часть стоимости созданного им продукта. В 1971 году доля зарплаты в чистой продукции промышленности составляла 58 %, а в 1985 — 36 %. В середине 80-х годов свыше 50 млн человек были заняты неквалифицированным трудом.

Уравнительные тенденции привели к падению престижа квалифицированного труда, отодвигали в «тень» доходы, получаемые сверх официальной зарплаты. Росла прослойка врачей, помогавших больным за дополнительную плату, расширялись репетиторские услуги в сфере образования, в «теневой» товарный оборот включался принадлежавший гражданам жилищный фонд. «Теневая» экономика переплеталась с чисто уголовной деятельностью, крупными хищениями товаров и сырья, махинациями с отчетностью, изготовлением на государственных предприятиях неучтенной продукции и последующей ее реализацией через государственную торговую сеть, с валютными операциями. По разным оценкам, к середине 80-х годов в «теневой» экономике задействовано 15 млн человек. Объемы «теневой» экономики в начале 80-х годов оценивали в 80 млрд рублей. В городах на ее долю приходился ремонт 45 % квартир, 40 % автомобилей, 30 % бытовой техники. На селе «теневые услуги» доходили до 80 %.

Однако, несмотря на просчеты и провалы в политике партии и государства, страна имела бесспорные успехи в развитии образования и науки. В 1979 году высшее и среднее (полное и неполное) образование имело 80,5 % занятого населения, в 1989 году — 92,1 %. К началу 80-х годов около 40 % городских жителей имели вузовские дипломы: это означало их включение в категорию народной интеллигенции.

Увеличивалось число научных учреждений (в 1985 году было 2607 НИИ) и научных работников (1 млн 491 тыс.). На финансирование науки выделяли 5 % национального дохода. Однако в начале 80-х годов обозначилась тенденция отставания СССР от США в освоении космоса, в прикладных областях науки и особенно в компьютеризации.

Следует отметить и высокий уровень затрат на науку (преимущественно за счет бюджетных вложений): в 1960 году они составляли 2,7 % к использованному национальному доходу, в 1970 году — 3,7 %. Но в 70—80-е годы финансирование науки замедлилось, ее доля в национальном доходе и ВВП снизилась. Лишь с 1988 года в связи с объявлением курса на ускорение научно-технического прогресса эти показатели немного улучшились, а затем резко пошли вниз.

Наряду с этим следует отметить, что росла творческая активность масс: число поданных заявок на рассмотрение изобретений увеличилась с 53,3 тыс. в 1960 году до 175 тыс. в 1988 году — в 3,3 раза; число впервые использованных в производстве изобретений — с 2,6 тыс. в 1960 году до 25 тыс. в 1985 году — в 9,6 раза. Однако когда нарастали признаки кризиса, рационализаторская и изобретательская деятельность снизилась: число поданных заявок к 1990 году сократилась до 119 тыс.— на 32 % против 1988 года, впервые использованных изобретений — до 13 тыс.— на 48 % меньше 1985 года.

В области инноваций тоже проявились признаки кризиса. Среднегодовое число созданных образцов новых типов машин, оборудования, приборов и средств автоматизации выросло с 869 в 1951—1955 годы до 4650 в 1961—1965 годах — в 5,4 раза, но в дальнейшем оно начало сокращаться, достигнув 2169 в 1990 году — в 2,1 раза меньше уровня 1961—1965 годов. Однако среднегодовое число впервые освоенных новых видов машин, оборудования, аппаратов, приборов и средств автоматизации увеличилась с 2205 в 1971—1975 годах до 3287 в 1986—1990 годах (на 49 %), в значительной мере за счет скачка в 1990 году (на 47 % против 1989 года).

Имелись позитивные сдвиги в развитии культуры, увеличении тиражей книг, периодических изданий, укреплении материальной базы СМИ. В 70-е годы страна вступила в эпоху «телевизионной культуры». Но в целом доля государственных средств, выделяемых на социальные и образовательные цели в условиях позднего «развитого социализма» сокращалась. При Брежневе финансирование просвещения из государственного бюджета была меньше, чем даже перед войной. Все это высвечивалось на контрастном фоне роста расходов на содержание бюрократическо-чиновнических и управленческих структур.

Вместе с тем в 60—80-е годы существенно повысилось благосостояние народа. Съезды партии требовали усилить внимание к производству товаров массового потребления, обеспечить коренные сдвиги в качестве и количестве товаров, услуг для населения. Осуществлялся курс на повышение денежных доходов населения, увеличение гарантированной заработной платы колхозников, окладов низкооплачиваемых слоев населения, подтягивая их к оплате среднеоплачиваемых. Это приводило к тому, что ущемленными в оплате труда оказались высококвалифицированные специалисты. Оплату труда инженерно-технических работников и рабочих неоправданно сближали, в машиностроении и строительстве инженеры получали меньше, чем рабочие-сдельщики. Если в конце 50-х годов инженерно-технические работники в целом получали на 70 % больше, чем рабочие, то к середине 80-х годов разрыв составил 10 %, что снижало престиж инженерной профессии, не способствовало развитию научно-технического прогресса.

Реальные доходы в расчете на душу населения за 1965—1975 годы выросли на 46 %, в 1976—1980 годах они поднялись еще на 18 %, в 1981—1985 годах — на 10 %. На протяжении 70-х годов ежегодно вводили более 100 млн кв. м жилья, что позволило улучшить жилищные условия более чем 107 млн человек, в одиннадцатой пятилетке новое жилье получили еще 50 млн человек. В 1976—1980 годах построили жилых домов площадью 527,3 млн кв. м, в 1981—1985 годах — 552,2 млн. Городской жилищный фонд увеличился с 1867 млн кв. м в 1975 году до 2561 млн в 1985 году.

Советские люди пользовались бесплатным образованием, медицинским обслуживанием, государство брало на себя большие расходы по содержанию жилищного фонда. Выплаты и льготы, получаемые населением из общественных фондов потребления, в 1979 году составляли 4,9 млрд рублей, а в 1985 году — 9,3 млрд. К концу 70-х годов возросло потребление непродовольственных товаров и обеспечение населения товарами длительного пользования. В начале 80-х происходили благоприятные сдвиги в структуре питания населения: увеличилось потребление мяса, овощей, фруктов, ягод, сокращалось потребление хлебопродуктов, картофеля. Производство основных продуктов питания в килокалориях на душу населения составило в СССР в 1976—1980 годах почти 3,5 млн килокалорий (наивысший показатель за всю историю России). В целом во второй половине 60-х — первой половине 80-х годов благосостояние народа поддерживалось на уровне среднеразвитых стран, но по ряду показателей оно было выше.

С начала 70-х годов страна пошла по пути массовой автомобилизации населения. Несмотря на то, что она не имела яркого сравнения с зарубежными аналогами, семейный автомобиль ломал многие стереотипы «советской цивилизации», способствовал индивидуализации повседневной жизни, досуга. Жизненным ориентиром советского человека становятся отдельная квартира для семьи в противовес хрущевским коммуналкам, расширяющееся приобретение бытовых товаров длительного пользования: холодильников, стиральных машин, радио — и видеоаппаратуры, мебели.

В 1970 году из каждых ста семей 32 имели телевизоры, в 1980 году число их удвоилось, а в 1985 году достигло 90. Советское общество, прежде всего инженеры, врачи, учителя, работники науки, литературы и искусства, получали все больше информации о своей стране, реальной жизни за рубежом. Сравнения была зачастую не в пользу «благоденствия» «развитого социализма». При отсутствии многих товаров и услуг продукция западного рынка, появившаяся в стране, создавала впечатление, что общество «эксплуатации человека человеком» и «загнивающего капитализма» не знает, что такое дефицит. Потребительские настроения в обществе, особенно в его высших слоях, нарастали, как выступления на почве межнациональных отношений в Казахстане и Средней Азии, Прибалтике и Закавказье, автономиях России, диссидентское движение. Все это размывало берег «развитого социализма», над которым веяли ветры идеологических догм, от которых надо было последовательно освобождать сознание народа, чтобы его национальное самоопределение в рамках социалистического строительства освобождалось от ложной интернационализации, становилось на путь исторической традиционности, эффективной реформаторской деятельности, сближающей братские славянские народы и другие союзные республики в пределах советской державы.

«Красная империя» никогда бы не рухнула, если бы русский государствообразующий народ не был принижен и ущемлен в своих культурных, политических, национальных традициях, если бы искусственно не нагнеталась «пятой западнической колонной» при поддержке верхов атмосфера «русского самодовольства, имперского превосходства». Забыли о том, что Верховный главнокомандующий по случаю Великой Победы И.В. Сталин произнес тост за великий русский народ.

В 70-е гг. наметились сбои в развитии экономики, что отрицательно сказалось на благосостоянии трудящихся. Социальная направленность экономики пошатнулась. На рубеже 70—80-х годов она оказалась ослабленной. На развитие социальной сферы негативное влияние оказывал остаточный принцип распределения финансовых ресурсов.

В дополнение к сказанному, учитывая положительные и отрицательные фазы развития экономики, их причины, следует добавить, что повышение уровня жизни имело и оборотную сторону. Понятие «общественная социалистическая собственность» выглядело абстрактным для миллионов людей, поэтому ее при возможности использовали в своих личных интересах.

Материальное благополучие, которое базировалось на подобных принципах, отражало нарастающий в обществе политический и экономический кризис. В Советском Союзе стала сокращаться средняя продолжительность жизни населения. К началу 80-х он занимал по этому показателю 35-е место в мире и 50-е — по детской смертности.

Таким образом, внутренние резервы экстенсивного развития экономики приблизились к закономерному истощению, как и источники валютных поступлений из-за рубежа. Замедлился рост развития основных отраслей народного хозяйства, обозначилась стагнация, отставание в научно-техническом и технологическом процессах от передовых капиталистических стран, снизилась эффективность использования имевшихся материальных и трудовых ресурсов, усугубились инфляция и лавинообразное нарастание спроса необходимых товаров народного потребления.

Главный удар экономические неурядицы в экономике нанесли, несомненно, по социальной сфере, проблемы которой множились и накапливались, не находя практических решений, хотя на словах провозглашался лозунг: «Все — для человека, все — во имя человека!». На самом же деле в обществе господствовали технократические подходы и остаточный принцип выделения средств и ресурсов на социальную и культурную сферы развития. Поскольку «остатки» при разорительных методах хозяйствования сокращались, подобно шагреневой коже, то строительство жилья, культурно-бытовых объектов, сферы обслуживания стала отставать от нужд и потребностей населения, вызывая его обоснованное недовольство. Нарастали социальные проблемы, пассивность, вся негативная совокупность проблем, связанных с дальнейшим развитием и строительством социалистического государства, она предстала во всем экономическом и политическом объеме, как кризис системы со всеми своими внутренними противоречиями, накопленными годами экстенсивного, мобилизационного использования природных ресурсов страны и ее трудовых резервов.

Тест для самоконтроля

1. Какой пост занял Л.И.Брежнев после ухода в отставку Н.С.Хрущева в 1964 г.?

а) Председателя Верховного Совета СССР;

б) Председателя Совета Министров СССР;

в) Первого секретаря ЦК КПСС.

2. Осуществление какого мероприятия не было предусмотрено экономической реформой 1965 г.?

а) создание на предприятиях фонда материального стимулирования;

б) приватизация нерентабельных производств;

в) улучшение системы планирования.

  1. Какая пятилетка была наиболее успешной по экономическим показателям?

а) восьмая; б) девятая; в) десятая.

  1. Что являлось главным предметом экспорта из СССР в 70-е гг.?

а) зерно; б) нефть; в) легковые автомобили.

  1. Кто был автором и идеологом концепции “развитого социализма”?

а) Ю.В. Андропов; б) Л.И. Брежнев; в) М.А. Суслов.

  1. По поводу какого события в августе 1968 г. состоялась демонстрация группы советских граждан на Красной площади?

а) по поводу ввода союзных войск в Чехословакию;

б) по поводу ввода ограниченного контингента советских войск в Афганистан;

в) в связи с размещением в ГДР и Чехословакии советских ракет средней дальности.

7. Что согласно Конституции СССР 1977 г. являлось ядром советской политической системы?

а) советы народных депутатов всех уровней;

б) Коммунистическая партия;

в) союз коммунистов и беспартийных.

8. Какой город стал местом ссылки академика А.Д.Сахарова в 1980 г.?

а) Барнаул; б) Горький; в) Киров.

  1. В каком году состоялось хельсинское Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе?

а) 1970; б) 1975; в) 1980.

10. Какой принцип был положен в основу политики СССР по отношению к странам – членам социалистического содружества?

а) мирного сосуществования;

б) невмешательства во внутренние дела друг друга;

в) ограниченного суверенитета.

<< | >>
Источник: Агарёв А.Ф.. Отечественная история. УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС. 2005

Еще по теме 2. Социально-экономическое развитие СССР в 70-е — первой половине 80-х годов.:

  1. 5.3. Прогноз мирового развития в первой половине XXI века, основанный на эволюционных циклах международной экономической и политической системы
  2. Социально-экономическое развитие СССР
  3. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ IX И В X ВВ.
  4. 11.2 Социально-экономическое развитие России во второй половине XVIII в.
  5. Социально-экономическое развитие России во второй половине XVIII в.
  6. Глава 21. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ РОССИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII в.
  7. § 1. Оренбургская экспедиция и основные тенденции политического и социально-экономического развития края во второй половине XVIII в.
  8. РАЗДЕЛ 4. Российский рынок в первой половине 90-х годов Рынок заемных средств в условиях высокой инфляции
  9. 16.1. Экономические кризисы первой половины XX в.
  10. 16.1. Экономические кризисы первой половины XX в.
  11. 2. Экономические и социальные реформы 50—60-х годов, их противоречивость и незавершенность.
  12. 22. Систематизация и развитие российского законодательства в первой половине XIX в.