<<
>>

7.4. СССР на путях форсированного строительства социализма (1930-е гг.).

  Во второй половине 1920-х гг. завершился период восстановления народного хозяйства, разрушенного в годы Гражданской войны (> 7.1). Мало кто в руководстве СССР сомневался, что народное хозяйство должно встать на путь индустриализации.
Ещё в самый разгар проведения новой экономической политики (> 7.2) вопрос о преодолении технико-экономической отсталости был поставлен на XIV партийной конференции и на XIV съезде партии в 1925 г. Пять лет спустя И. В. Сталин охарактеризовал этот съезд как "съезд индустриализации".
Решение съезда предусматривало как важнейшую перспективную задачу превращение СССР из страны, ввозящей машины и оборудование, в страну, производящую их. На съезде "столкнулись" позиции тех, кто утверждал, что строительство социализма и развитие промышленности форсированными темпами должно идти во многом за счёт "дани", "сверхналога" с крестьян (Л. Б. Каменев, Г. Е. Зиновьев, Л. Д. Троцкий), и тех, кто считал, что можно строить социализм медленно и не нарушать при этом смычки между городом и деревней (Н. И. Бухарин, И. В. Сталин). Именно тогда вопрос об индустриализации был поставлен, хотя разработка конкретных преобразований была впереди. Пока же столкновение двух позиций послужило основанием для критики Л. Б. Каменева и Г. Е. Зиновьева, одним из аргументов И. В. Сталина и его сторонников в борьбе за власть. Но сами альтернативные подходы к решению проблемы модернизации экономики в СССР были обозначены.
На апрельском 1926 г. пленуме ЦК ВКП (б) была принята резолюция "О хозяйственном положении и хозяйственной политике", в которой определялись такие пути и источники мобилизации средств на индустриализацию, как доходы от народного хозяйства, строгий режим экономии, усиленное налогообложение на "остатки эксплуататорских элементов" (кулаков, нэпманов), отказ от царских долгов, внутренние госзаймы (1927 г. – 1 млрд руб., 1935 г. – 17 млрд руб.), внешняя торговля (хлебный экспорт), продажа ценностей за границу (с 1928 г. началась распродажа ценностей Эрмитажа), перераспределение доходов через госбюджет. Для целенаправленной политики индустриализации было решено составить комплексный план, рассчитанный на несколько лет.
На XVI партийной конференции (апрель 1929 г.) был принят пятилетний план, имевший ряд особенностей, среди которых можно выделить его директивность (обязательность для выполнения) и нерыночный характер, а также постоянные изменения плановых показателей в сторону увеличения и ужесточения в ходе выполнения плана. Первый пятилетний план был скомплектован в двух вариантах: "оптимальный" (отправной), который предполагал темпы прироста промышленности на 18 % в целом за 5 лет "максимальный", за 5 лет намечавший рост промышленной продукции на 20 %.
В мае 1929 г. V Всесоюзный съезд Советов на основе максимального варианта принял закон о пятилетнем плане развития народного хозяйства. Планировалось строительство более чем 1200 заводов. Великие стройки ДнепроГЭС, Турксиб, начатые в 1927–1928 гг., планировалось завершить к 1930 г. Ежегодные темпы прироста объёмов производства в период первой пятилетки (1928–1933) были самыми высокими – 20–22 % (во второй пятилетке (1933–1937) – 15 %, в третьей (1938–1941) – 5 %).
Началось форсированное строительство новых промышленных объектов, создание новых отраслей промышленности: химической, самолётостроения, сельскохозяйственного машиностроения и др. В 1933 г. началось ускоренное поступательное развитие экономики. Хозяйственным руководителям была предоставлена относительная свобода действий. Налицо был рост валового объёма продукции, снижение её себестоимости и повышение качества (с 1934 г.). Со стабилизацией рубля приобрело значение денежное хозяйство.
Однако высокие доли прироста были возможны ввиду крайне низкого исходного уровня. В то же время уменьшение вмешательства в дела предприятий при относительной эффективности их собственной инициативы было чревато опасностью стагнации в будущем. И. В. Сталин, видевший угрозу своей политической свободе действий в экономических процессах, протекавших относительно автономно, начинает атаку именно в этой области. Сталинская фракция, находясь в плену представлений времён Гражданской войны, связывала успех в экономике с новой мобилизаций масс, а именно со специфической милитаризованной формой "социалистического соревнования". При этом партия могла опереться на простых рабочих, поскольку завышенная прогрессивная зарплата стимулировала их заинтересованность в повышении производительности труда. Таковы были условия возникновения стахановского движения. Движение передовиков промышленного производства быстро распространилось по всей стране. К середине ноября 1935 г. на каждом предприятии был свой стахановец. Мечты о коммунизме получили новый импульс. Был выдвинут постулат о том, что "стахановское движение – это прямой путь к изобилию, какое будет при коммунизме". Но действительность была печальна. Очень скоро обнаружилось, что экономически стахановское движение было несостоятельным. Противостояние между стахановцами и руководством предприятий влекло за собой нарушение единоначалия. Распадались производственные связи, усилились перебои, резко сократился ассортимент продукции (производилось только то, на чём можно было устраивать рекорды), упало качество производства, росла эксплуатация рабочей силы, поскольку сверхурочные становились правилом, увеличивался производственный травматизм. Стахановское движение вызвало дезорганизацию в промышленности. Отрицательно сказалась на состоянии дел атмосфера нервозности и страха, которая пронизывала экономику вследствие репрессий 1936–1938 гг.
Характерной чертой советской экономики сталинской эпохи было широкое использование принудительного труда. В 1932 г. в исправительно-трудовых лагерях числилось около 300 тыс. человек. Они строили Беломорско-Балтийский канал, канал Волга – Москва, БАМ, работали на Колыме, Ухте и Печоре. Помимо лагерей с июля 1931 г. в ведение ОГПУ было переведено хозяйственное использование так называемых спецпереселенцев – крестьян, высланных в ходе раскулачивания в отдалённые районы страны, за 1930–1931 гг. на спецпоселение  отправили более 380 тыс. семей, т. е. 1,8 млн чел. Все они беспощадно эксплуатировались на промышленных предприятиях, стройках, лесозаготовках и т.д. Репрессии, беспощадная эксплуатация миллионов людей в каторжных условиях нанесли обществу огромный урон. Использование "контингентов" НКВД было вполне органично для существовавшей экономической системы, нацеленной на экстенсивное наращивание производства любой ценой. Однако цена быстрого экономического роста, цена индустриализации была слишком высокой. Она выразилась в ограничении сферы деятельности рынка, сверхцентрализации, экстенсивном и неравномерном развитии экономики, снижении жизненного уровня населения, развитии внеэкономического принуждения.
Чрезвычайно сложной в 1930-е гг. была ситуация в сельском хозяйстве. Ещё во второй половине 1920-х гг. произошло падение товарности сельского хозяйства. Возникла сильная диспропорция: в результате роста числа потребителей и падения товарности сельского хозяйства произошёл быстрый рост рыночных цен на зерно. Так, в 1930 г. цены частного рынка в 5 раз превышали цены плановых заготовителей. Крестьянам было невыгодно продавать хлеб государству. О том, каким образом следует преодолеть трудности, выдвигалось  немало предложений. Так,  левая оппозиция  считала, что пришло время, применив всю силу государственного аппарата, повести решительное наступление на кулачество и насильственно изъять у зажиточных крестьян хлеб. Сначала эти предложения были отвергнуты, однако в декабре 1927 г. был взят курс на коллективизацию с целью создания опорных пунктов социализма в сельском хозяйстве – колхозов. Это была программа плавного, постепенного вовлечения крестьян в колхозы через предоставление последним налоговых льгот.
Курс на сплошную коллективизацию был взят в конце 1929 г. Созданная в годы нэпа многообразная сеть кооперативов окончательно ликвидировалась, началось безудержное форсирование коллективизации на основе насилия и массовых репрессий по пути фактически к единственной форме – сельскохозяйственной артели. К концу февраля 1930 г. в целом по СССР было коллективизировано 56 % крестьянских хозяйств. Крестьянство ответило на это массовыми протестами. В закрытом письме ЦК ВКП (б) от 9 апреля 1930 г. "О задачах колхозного движения в связи с борьбой с искривлениями партийной линии" ситуация в связи с крестьянскими выступлениями оценивалась как угрожающая. Грубейшие "ошибки и искривления", допущенные якобы местными работниками вопреки "правильной линии партии", были признаны, меры по их исправлению приняты. К концу лета 1930 г. произошло снижение уровня коллективизации (21,4 %).
Ни самого И. В. Сталина, ни его окружение не устраивали спад и даже застой коллективизации. Поэтому в заданиях на 1931 г. речь шла о возможности провести коллективизацию в течение года не менее в половине всех крестьянских хозяйств, а по главным зерновым районам – не менее 80 %. Установление подобных сроков для крестьянских хозяйств и придание им силы закона означало попрание таких основополагающих принципов кооперирования, как постепенность и добровольность. Однако стало очевидно, что одного насилия недостаточно: необходимы меры, стимулирующие вступление крестьян в колхозы. К их числу можно отнести программу строительства новых МТС, "твёрдые" обещания упорядочить организацию и оплату труда в колхозах, гарантировать колхознику ведение в определённых размерах личного подсобного хозяйства. В то же время насильственные методы продолжали оставаться главными. Среди них – продолжение антикрестьянской политики ликвидации кулачества как класса, провозглашённой в ноябре 1929 г. на конференции аграрников-марксистов. Политика ликвидации кулачества привела к тому, что большинство зажиточных хозяйств прекратили своё существование. Половина раскулаченных была выслана на спецпоселение в отдалённые малонаселённые, почти непригодные для жизни районы.
Быстрое создание множества колхозов при отсутствии подготовленных кадров, техники, помещений и кормов усилило дезорганизацию, привело к огромному падежу скота. Сталинское руководство требовало выполнения хлебозаготовок любой ценой. Крестьян заставляли сдавать хлеб по ценам в 8–10 раз ниже рыночных. Крестьяне оказывали хлебозаготовительным органам противодействие, стремясь утаить часть урожая, что было расценено как "злостный саботаж". На крестьянство вновь обрушились репрессии, основными проводниками которых стали чрезвычайные комиссии, действовавшие в основных зерновых районах. Опираясь на местные партийные организации, они осуществляли комплекс репрессивных мер по отношению к колхозам, деревням, станицам, уличённым в "злостном саботаже" хлебозаготовок. Комиссиям удалось полностью "выгрести" из крестьянских амбаров весь хлеб и тем самым спровоцировать голод 1933 г., унесший жизни более 5 млн чел. Особая ответственность за организацию голода ложится на руководителей чрезвычайных комиссий – Л. М. Кагановича, В. М. Молотова, П. П. Постышева, Ф. И. Голощёкина, которые своими действиями показали, насколько им чужды интересы миллионов крестьян.
С завершением сплошной коллективизации отчётливо проявился кризис аграрного производства в СССР. Практически по всем показателям произошло снижение производства по сравнению с 1928 г. Выигрыш от расширения посевных площадей в значительной степени был сведён к минимуму из-за крайне низкой урожайности, огромных потерь при уборке и хранении урожая. Невосполнимый урон понесло животноводство, лишившись 1/2 поголовья скота, в т. ч. и рабочего. Резкое сокращение численности живой тягловой силы не компенсировалось поступлением машинной техники. Государство, полностью подчинив себе колхозы, стало проводить хлебозаготовки по принципу развёрстки, нередко изымая из крестьянских амбаров почти весь урожай. "Революция сверху" привела к гибели миллионов крестьян. Политика раскулачивания нанесла колоссальный урон сельскому хозяйству. Коллективизация разрушила весь уклад деревенской жизни, подрубила социально-экономические и генетические корни существования крестьянства как такового.

 
<< | >>
Источник: Авдошкина О. В.. Отечественная история : учебно-методический комплекс для студентов дистанционной формы обучения всех специальностей. – Хабаровск : РИЦ ХГАЭП,2010. –  114 с.. 2010

Еще по теме 7.4. СССР на путях форсированного строительства социализма (1930-е гг.).:

  1. ФОРСИРОВАННОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО СОЦИАЛИЗМА (КОНЕЦ 1920-х - 1930-е ГОДЫ)
  2. Строительство социализма в СССР
  3. 7.5. Политическая система советского общества в 1930-е гг. Сталинская модель социализма: теория и практика.
  4. Лекция 17. СТРОИТЕЛЬСТВО СТАЛИНСКОГО СОЦИАЛИЗМА
  5. Эволюция конституционного строя СССР в 1920-1930-е гг.
  6. СССР В КОНЦЕ 1930-х - НАЧАЛЕ 1940-х ГОДОВ
  7. Кризис пролетарского социализма в СССР
  8. Крах пролетарского социализма в СССР
  9. Глава 4 Последствия разрушения социализма в СССР и оценка современной ситуации
  10. 3.3. Поражение социализма в СССР и его причины
  11. Разрушение социализма в СССР и его последствия
  12. Вопрос 81. СССР в эпоху "развитого социализма" (1964 - 1985)
  13. СССР и страны мировой системы социализма в конце 6070-х гг. Доктрина Брежнева
  14. НА ПУТЯХ ВОЙНЫ И МИРА
  15. Глава 5. На путях в Каноссу и Иерусалим. (Борьба империи с папством и Крестовые походы)