<<
>>

3.1. Становление российского самодержавия. Политические институты Московского государства.

  Складывание централизованного государства, происходившее в годы правления Ивана III и Василия III, продолжалось и позднее. В период регентства Елены Глинской (1533–1538), матери малолетнего великого князя Ивана IV, и боярского правления (1538–1547) шла острая борьба за власть.
Однако ни одна из аристократических группировок, во главе которых стояли семейные кланы Бельских, Шуйских и Глинских, не ставила под сомнение сам принцип единства территории Великого княжества Московского, не стремилась восстановить прежнюю феодальную систему. На первый план вышел вопрос о формах власти и о степени участия основных социальных сил в управлении страной. Представители политической элиты второй половины XVI в., не желавшие быть лишь игрушкой в руках монарха, считали, что монарх должен делиться своими полномочиями с верхушкой общества. Борьба велась во имя овладения ключевыми позициями в государственном аппарате. Сходные устремления были присущи боярам и после воцарения Ивана IV Васильевича (1547–1584), с именем которого было связано установление в России самодержавной формы правления. Концепция безусловной и всеобъемлющей монархической власти восходит к византийским традициям, а также к идеям, сложившимся в северо-восточных княжествах в годы ордынского владычества, когда перед лицом хана все были одинаково бесправны.
Иван IV унаследовал от отца и деда значительные владения. На западе пограничной областью была Смоленская земля, на юго-западе начали осваивать районы вокруг Орла, Тулы, Курска. Пограничным городом была Калуга. Южнее простиралось Дикое поле – украинские и южнорусские степи между Доном, верхней Окой и левыми притоками Днепра и Десны. Эти земли находились под постоянной угрозой нападения крымского хана. На востоке с Россией граничили Казанское и Астраханское ханства. На севере рубежи доходили до Белого моря, а на северо-западе в руках России было побережье Финского залива. В целом это государство уже было единым, и политическое объединение требовало реформы управления.
В январе 1547 г. семнадцатилетний Иван официально принял титул царя, считавшийся равный императорскому. Новый титул не только подчеркнул суверенность русского монарха во внешней политике, особенно с ордынскими ханствами (ханов на Руси называли царями), но и чётко отделил государя от его подданных, сделав их "холопами" царя. Торжественная коронация стала важной предпосылкой для движения по пути централизации. В феврале того же года царь женился на Анастасии Романовне Захарьиной – дочери боярина из рода Захарьиных–Юрьевых, потомки которых положили начало династии Романовых.
В 1549 г. Ивана IV собрал особо доверенных лиц, определявших внутреннюю и внешнюю политику, обладавших большой властью и влиянием. В это "негласное правительство" – Избранную Раду – вошли митрополит Макарий, окольничий Алексей Адашев, князь Андрей Курбский, руководитель Посольского приказа Иван Висковатый, священник кремлёвского Благовещенского собора Сильвестр, публицист Иван Пересветов и др. В середине XVI в. Избранная Рада провела ряд преобразований, которые можно считать практической реализацией в России идей европейского абсолютизма: 1) создание центральных органов государственного управления – приказов (изб); 2) созыв первого Земского собора (1549); 3) издание нового Судебника (1550); 4) ограничение местничества (> 2.2) (1550); 5) унифицикация церковной жизни (Стоглавый Собор (1551)); 6) отмена системы кормлений (> 2.2) (1556); 7) проведение военной реформы (создание постоянного полурегулярного стрелецкого войска (1555–1556), издание первого военного устава (1571)).

Избранная рада действовала весьма решительно, но без чётко разработанной программы действий. Идеи рождались у реформаторов в самом процессе преобразований. Вместе с тем реформы, хотя и не завершили окончательно централизацию страны, шли в этом направлении. В целом реформы середины XVI в. способствовали укреплению Российского государства. Они усилили власть царя, привели к реорганизации органов центрального управления, укрепили военную мощь страны, способствовали крупным военным и внешнеполитическим успехам. После взятия Казани в 1552 г. Казанское ханство присоединилось к России. В 1556 г. такая же участь постигла Астрахань. Свою вассальную зависимость от России признала Ногайская орда (Северный Прикаспий и Приуралье). В 1557 г. присоединилась Башкирия. Эти успехи на восточном направлении благотворно сказались на внешнеполитическом положении страны: были ограничены возможности для агрессии Крымского ханства и его покровителя – Османской империи, а также возрос престиж России на Кавказе (некоторые из черкесских, кабардинских и дагестанских князей приняли российское подданство).
Западное направление внешней политики было связано со стремлением правительства к присоединению Прибалтики, получению выхода в Балтийское море с целью налаживания связей со странами Европы и преодоления отсталости страны. Поначалу война с Ливонским орденом, господствовавшим в Прибалтике, была весьма успешной. Однако ни Великое княжество Литовское (объединённое с Польшей), ни Швеция, ни Дания не были заинтересованы в том, чтобы Ливония попала под власть России. Поэтому после поражения Ливонского ордена у России оказалось три сильных противника, что определило в дальнейшем ход длительной 25-летней Ливонской войны (1558–1582), закончившейся поражением России.
Иван IV, вынужденный в 1550-е годы делиться властью со своим ближайшим окружением, постепенно стал тяготиться любыми ограничениями. Поэтому в 1560 г. Избранная Рада была упразднена. Разрыв царя с Адашевым и Сильвестром был спровоцирован смертью царицы Анастасии. Иван IV обвинил вчерашних соратников даже в том, что они околдовали его любимую жену. Однако причины разрыва были куда глубже. Только охлаждение царя к руководителям Избранной Рады заставило его поверить боярскому наговору. Не последнюю роль сыграл и психологический конфликт: властолюбивый Иван IV не мог долго терпеть возле себя умных и властных советников. Падение Избранной Рады было лишь следствием существования у царя и его советников разных концепций централизации. Медленные темпы структурных реформ не устраивали царя. В XVI в. в России ещё не созрели предпосылки для централизации, а потому ускоренное движение к ней было возможно лишь на путях террора. Подобного рода принципиальные расхождения порождали упорное сопротивление Сильвестра и Адашева начинаниям царя. В этом столкновении двух различных путей централизации победа осталась за царём, а не за подданными.
Падение негласного правительства стало прологом к одному из самых мрачных периодов отечественной истории – опричнине (1565–1572). Значительная часть территории Московского царства выделялась в особый государев удел, где традиционное управление подменялось произволом монарха. Остальные земли – земщина – были формально переданы попечению Боярской думы и приказов. Однако это вовсе не означало, что царь ограничил свою власть. Учреждая опричнину, царь выговорил себе право казнить бояр без суда и следствия. Постепенно опричники превратились в стоящий над законом своеобразный рыцарский орден, члены которого подчинялись лично Ивану IV. Царь стремился укрепить власть путём нагнетания в стране атмосферы всеобщего страха, вызванного массовым террором против бояр, дворян, приказных и представителей других сословий. Уничтожая структуры централизованного государства (Боярскую думу, приказы), ранее сложившиеся естественным путём, Иван IV пытался искусственно создать основанный на репрессиях властный аппарат. Субъективные цели царя явно противоречили государственным интересам. В результате в период опричнины делу централизации был нанесён серьёзный ущерб: жертвами неограниченного монаршего произвола стали находившийся в становлении квалифицированный бюрократический аппарат и единое законодательство.
Опричнину нельзя представлять как форму борьбы прогрессивного дворянства против реакционного боярства. Перед лицом террора все оказывались в одинаковом положении. Кроме того, среди опричников было много бояр, а у истоков опричнины стоял кружок московских бояр. По статистике, на одного казнённого боярина приходилось 4 рядовых землевладельца. Общее количество жертв исчислялось десятками тысяч человек. Простых людей, павших жертвами опричного террора, вообще никто не считал. В поминальных списках (синодиках) было зафиксировано 4 тыс. представителей высшего и среднего сословий. Иван IV постепенно перестал считаться и с позицией церкви. Казни не прекращались и в начале 1570-х гг., причём их жертвами часто становились сами опричники, впавшие в немилость. В 1572 г. опричнина была официально отменена, однако уже в 1575–1576 гг. произошло кратковременное восстановление опричных порядков, хотя непопулярный термин уже не употреблялся. Опричнина явилась первым в истории воплощением самодержавия как системы неограниченного царского правления. В результате проведения этой политики важнейшая для России проблема соотношения власти (государства) и общества была решена в пользу власти. Главной социальной опорой власти стала бюрократия, а землевладельцы были превращены в служилых людей, зависимых от царя.
Правление Ивана IV Грозного составило целую эпоху в истории Руси. При нём произошло значительное укрепление самодержавия, была уничтожена самая возможность феодальной оппозиции, укреплены восточные границы после присоединения Казанского ханства, значительно расширены территории Московского государства за счёт продвижения в Сибирь (знаменитый поход Ермака (Ермолая) Тимофеевича за Урал в 1558 г., организованный крупными солепромышленниками купцами Строгановыми). Однако, отдавая должное усилиям Ивана в стремлении укрепить государство и личную власть царя, нельзя забывать о заплаченной цене. Страна была обескровлена не только Ливонской войной, принесшей территориальные потери. В результате внутренней политики Ивана IV и вследствие опричных погромов были разорены и пришли в запустение центральные области страны, в вакханалии расправ погибли опытные полководцы, блестящие дипломаты, мудрые дьяки. Духовный и интеллектуальный потенциал страны был ослаблен репрессиями. Тиранический нрав царя сказался и на его личной жизни. Осенью 1581 г. им был избит и вскоре скончался старший сын, наследник престола Иван. Младший сын, царевич Дмитрий, в 1591 г. погиб в Угличе при невыясненных обстоятельствах. Фёдор Иоаннович, средний сын, по состоянию здоровья был неспособным стоять во главе государства. С его смертью в 1598 г. пресеклась династия Рюриковичей. Всё это повлекло за собой глубокий политический кризис, вылившийся в Смуту.
 
<< | >>
Источник: Авдошкина О. В.. Отечественная история : учебно-методический комплекс для студентов дистанционной формы обучения всех специальностей. – Хабаровск : РИЦ ХГАЭП,2010. –  114 с.. 2010

Еще по теме 3.1. Становление российского самодержавия. Политические институты Московского государства.:

  1. Тема 3. Образование Российского централизованного государства. Становление самодержавия
  2. § 3. Становление Российского государства и проблемы его укрепления
  3. Государство как социальный и политический институт.
  4. §10. Политический режим Российского государства
  5. 1.Становление архивного дела в Московской Руси
  6. § 1. САМОДЕРЖАВИЕ XVII в. ВЫСШИЕ ОРГАНЫ ГОСУДАРСТВА
  7. Шадрина Г.В., Озорнина Е.Г.. Теория экономического анализа / Московский международный институт эконометрики, информатики, финансов и права - М. - 105 с., 2003
  8. ГЛАВА II ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АППАРАТ ПЕРИОДА ОБРАЗОВАНИЯ ЦЕНТРАЛИЗОВАННОГО ГОСУДАРСТВА И УСТАНОВЛЕНИЯ САМОДЕРЖАВИЯ В РОССИИ (КОНЕЦ XV - НАЧАЛО XVII вв.)
  9. 12.3. Становление политических взглядов личности Политическое мышление детей и подростков
  10. Глава 16. КУЛЬТУРА: ОТ МОСКОВСКОГО КНЯЖЕСТВА ДО РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ (XIII—XVII вв.)
  11. Лекция 4. Московское государство в XVI веке