<<
>>

   Тайный сговор

   После полуторагодового отсутствия, 12 июля 1814 года Александр возвратился в Павловск.    Через полтора месяца, 2 сентября 1814 года, он отправился на конгресс в Вену. Это блистательное всеевропейское собрание владетельных особ и сонма сопровождавших их дипломатов получило название «Танцующего конгресса».    И все же главным делом всех «танцующих» была политика.

Уже к концу 1814 года главные европейские державы, кроме Пруссии, тайно образовали союз против России. Побудительным толчком к этому послужила проблема Саксонии.    Александр считал саксонского короля Фридриха Августа III, перешедшего в 1806 году на сторону Наполеона, изменником, и в разговоре с французским министром иностранных дел Ш. М. Талейраном заявил, что его место не на саксонском троне, а в России, подобно тому, как это было и с последним польским королем.    Еще больше накалились отношения Александра с австрийским министром иностранных дел, князем К. Меттернихом.    Александр, прекрасно воспитанный и деликатный, до такой степени не терпел Меттерниха, что в разговорах с ним, которые он вынужден был вести как с министром иностранных дел Австрии, часто позволял себе такой тон, какого никогда не допускал по отношению к лакеям.    Меттерних отвечал ему откровенной неприязнью и однажды сказал прусскому канцлеру князю Гарденбергу, что Александр, на переговорах более заботится о Польше для себя, чем о Саксонии для прусского короля.    Гарденберг тут же передал услышанное Александру, и тот, считая себя лично оскорбленным, вызвал Меттерниха на дуэль.    Беспрецедентной дуэли не суждено было состояться: Меттерних объяснил случившееся недоразумением, произошедшим из-за глухоты Гарденберга, который его неправильно понял. И все же дело дошло до того, что князь Шварценберг составил план военных действий против России и Пруссии, наметив начало войны на март 1815 года.    Со всеми возможными предосторожностями копии договора были отправлены королям Англии и Франции.
Сам факт подписания содержался в наистрожайшем секрете, и Александр ничего не знал о существовании договора.

   Бегство Наполеона с Эльбы

   Неизвестно, как бы пошли дела дальше, но в ночь с 22-го на 23 февраля Меттерних получил от австрийского генерального консула в Генуе экстренное сообщение, что Наполеон отплыл с Эльбы.    Меттерних, вскрывший депешу только утром, тут же поспешил к императору Францу, который приказал ему немедленно известить о случившемся и Александра, и Фридриха Вильгельма, добавив, что австрийская армия должна быть готова к выступлению.    К Александру Меттерних отправился первым и немедленно был принят, хотя перед тем они не только не здоровались, но и при встрече делали вид, что не замечают друг друга. Александр даже не принимал приглашений на те балы и спектакли, на которые, как он знал, был приглашен или мог приехать Меттерних.    Но здесь все было забыто, и дотоле непримиримые враги помирились. Более того, Александр обнял Меттерниха и попросил возвратить ему прежнюю дружбу.    Так, в очередной раз в Александре государь и политик одержали верх над человеком и частным лицом.    Александр полностью поддержал решение императора Франца, и после этого Меттерних отправился к прусскому королю.    В десять часов утра у Меттерниха состоялось совещание, на которое первым явился Талейран, и ознакомившись с донесением из Генуи, внешне остался совершенно спокойным.    Между тем Наполеон форсированным маршем шел к Парижу, и все высланные Людовиком XVIII войска полк за полком переходили на его сторону.    8 марта, не сделав ни единого выстрела, Наполеон вошел в Париж.    Его движение было столь стремительным, а переход армии на его сторону столь неожиданным, что Людовик и весь его двор в панике бежали, когда Наполеон был уже у ворот Парижа.    Во дворце в Тюильри, в кабинете короля, Наполеон обнаружил прямо на письменном столе брошенный в спешке секретный договор от 22 декабря 1814 года.    Наполеон приказал привести к нему секретаря русской миссии в Париже Будягина и, вручив ему договор, отправил его в Вену, к Александру, надеясь тем самым расстроить коалицию против Франции.    27 марта Будягин передал этот документ Александру. На следующее утро Александр пригласил к себе барона Штейна, дал прочитать ему договор, а затем сказал, что пригласил к себе и Меттерниха и хотел бы, чтобы Штейн был свидетелем их свидания.    Как только Меттерних вошел в кабинет, Александр протянул ему договор и спросил:    – Известен ли вам этот документ? Меттерних молчал.    Тогда Александр, не давая ему возможности говорить, оправдываться и лгать, сказал:    – Меттерних, пока мы оба живы, об этом предмете никогда не должно быть разговора между нами.

Нам предстоят теперь другие дела. Наполеон возвратился, и поэтому наш союз должен быть крепче, нежели когда-либо. Сказав это, Александр бросил договор в горевший камин и отпустил и Штейна, и Меттерниха.    Когда весть о случившемся распространилась среди дипломатов, то многие министры, подписавшие договор, попросили у Александра извинения либо попытались объясниться, и всем им он говорил одно и то же:    – Забудем старое, нас ждут серьезные испытания.    Это было тем более уместно, что еще за две недели до случившегося союзники приняли совместную декларацию, объявлявшую Наполеона узурпатором, стоящим вне закона, а целью союзников провозглашалось «лишить Наполеона возможности возмущать спокойствие Европы».    Россия, Англия, Австрия и Пруссия обещались выставить против Наполеона по сто пятьдесят тысяч солдат и офицеров. Кроме того, все прочие союзные государства выставляли еще двести тысяч, и, таким образом, в рядах объединенных сил союзников должно было оказаться восемьсот тысяч солдат и офицеров.    Англия выделила субсидию в восемь с половиной миллионов фунтов стерлингов, направив пять миллионов России, Австрии и Пруссии, а три с половиной – тридцати германским государствам, выставившим свои воинские контингенты.    Русские войска общей численностью в двести двадцать пять тысяч человек двинулись из России в начале апреля. Главнокомандующим всеми этими силами был назначен Барклай де Толли, бывший до того командующим 1-й армией.    Эта армия, дислоцировавшаяся в Белоруссии и частью в Литве и на Украине, имела в своих рядах сто шестьдесят семь тысяч солдат и офицеров. Она вышла в поход в полном составе и являлась главной силой русских войск.    Кроме 1-й армии шли 7-й пехотный корпус из 2-й армии Беннигсена, корпуса Витгенштейна и принца Евгения Вюртембергского, а также Гвардейский корпус под командованием Милорадовича.    Все эти силы выступили из разных регионов России в разное время, и потому маршруты их движения были самостоятельными и не совпадающими с другими.    Главные силы союзников – немцев и англичан – собирались в Бельгии. Туда немедленно отправились из Вены английский фельдмаршал Артур Веллингтон, который принимал участие в Венском Конгрессе, из Берлина – фельдмаршал Блюхер.    У первого из них было под началом сто тысяч войск, у второго – сто двадцать тысяч.    13 мая Александр, не дождавшись окончания Венского конгресса, выехал к армии и через Мюнхен и Штутгарт проследовал к Гейльбронну, где остановилась его главная квартира.

<< | >>
Источник: Вольдемар Балязин. Неофициальная история России. Том 10. Тайная жизнь Александра I. 2007

Еще по теме    Тайный сговор:

  1. Великий сговор в электротехнической промышленности
  2. КРИЗИС НАРОДНОГО ФРОНТА И МЮНХЕНСКИЙ СГОВОР
  3. 2 Жрица Богиня Тайн
  4. РАЗДЕЛ 3. Из истории сговора: международные картели в электротехнике
  5.    Тайна «Белого генерала»
  6.    Тайные революционные общества в России
  7.    Тайная канцелярия в 1730–1740-х годах
  8. Нечаев С.Ю.. Реликвии и скоровища французских королей, 2011
  9. Католицизм. Фарисейство, показность
  10. МАНИПУЛЯЦИЯ
  11. § 1. Форма заключения брака