<<
>>

§ 1. Территориально-административное устройство, население и социально-экономическое развитие Оренбургского края

В это время происходили неоднократные изменения в административном устройстве края. Уфимское наместничество 12 декабря 1796 г. было преобразовано в Оренбургскую губернию, состоящую из 10 уездов. В 1804 — 1851 гг.

в губернию входили 12 уездов: Оренбургский, Уфимский, Стерлитамак-

ский, Белебеевский, Бирский, Мензелинский, Верхнеураль

ский, Троицкий, Челябинский, Бугульминский, Бугуруслан- ский, Бузулукский.

Во главе губернии стояли военный и гражданский губернаторы. Первый с резиденцией в г. Оренбурге осуществлял военное управление Оренбургским краем, куда входили,

наряду с Оренбургской губернией, территория Уральского казачьего войска и башкирские земли в Пермской, Вятской и Саратовской губерниях. Гражданский губернатор подчинялся военному, находился в Уфе и в Оренбургской губернии ведал лишь делами гражданского управления.

В 1865 г. Оренбургская губерния была поделена на две части. Уфимская губерния состояла из Уфимского, Стерлита- макского, Бирского, Белебеевского, Мензелинского и Златоустовского; Оренбургская — из Оренбургского, Верхнеуральского, Троицкого, Челябинского и Орского уездов. Уезды делились на волости367. Одним из крупных социально-политических мероприятий царского правительства в Оренбургском крае в XIX в. было введение кантонной системы управления башкирами, мишарями и русскими казаками. Именным указом императора Павла I от 10 апреля 1798 г. башкиры и мишари были превращены в военно-казачье сословие. На местах, где они проживали, создавались национальные административнотерриториальные единицы под названием кантонов. Башкирских кантонов было 12, мишарских — 5. По площади и численности населения кантоны не были одинаковыми. Население башкирских кантонов колебалось от 4 до 22 тыс. человек м. п., мишарских — от 1,5 до 6,6 тыс. Кантоны в свою очередь делились на юрты, или команды, состоявшие из нескольких деревень. В каждой юрте (команде) могли проживать от 100 до 1 ООО человек м. п. Во главе кантонов стояли начальники, назначенные оренбургским военным губернатором. Как правило, они являлись выходцами из башкирских и мишарских феодалов. Юрты возглавлялись старшинами, назначенными начальниками кантонов. В каждой деревне для сохранения «общего спокойствия, безопасности и порядка» выбирались деревенские начальники — сотские и десятские.

Наряду с кантонными властями, башкиры и мишари в судебном отношении подчинялись земской полиции и гражданским учреждениям.

Основной обязанностью башкир и мишарей являлась военная служба — охрана границы страны с Казахстаном и участие в войнах России с другими государствами. Военную службу они несли полностью за свой счет, сами себя обеспечивали вооружением, лошадьми, обмундированием, питанием. Кроме того, башкиры и мишари выполняли трудовые, земские и другие повинности. Трудовая повинность заключалась в строительстве и ремонте крепостей, дорог, мостов, работе на казенных поташных и кирпичных заводах, заготовке сена, в благоустройстве государственных и общественных зданий Оренбурга, Уфы и других городов. Земские повинности представляли собой уплату денежных налогов на содержание земской полиции, тюрем, перевозке военных и гражданских чиновников, почты, курьеров и т. д.

Перевод башкир и мишарей в военное сословие привел к строгой регламентации всей их жизни и быта.

Ликвидированы были традиционные у башкир йыйыны (съезды), запрещены самовольные переселения башкир даже в пределах волостей и свободное передвижение их по краю. Оренбургский военный губернатор, кантонные начальники и юртовые старшины, опираясь на войска, на военных и гражданских чиновников, установили повседневный контроль за жизнью и трудом башкирского и мишарского населения.

Таким образом, превратив башкир и мишарей в военное сословие, царское правительство сумело решить несколько важных политических и социально-экономических задач в крае.

Главным являлось умиротворение ранее беспокойного региона. Обязав башкир, мишарей, яицких казаков, наиболее активных и массовых участников Крестьянской войны 1773 — 1775 гг., охранять границу с Казахстаном и участвовать во всех войнах России, правительство направило их боевую энергию в нужное для себя русло. Введение в крае военного режима позволило властям установить контроль за башкирами, мишарями, казаками. Военная служба башкир и мишарей была выгодна правительству и в финансово-экономическом плане.

Введение кантонного управления способствовало также дальнейшему укреплению позиций правительства на территории Оренбургского края в целом, превращению последнего в плацдарм для завершения присоединения Казахстана и наступления на Среднюю Азию, в частности.

Таким образом, превращение башкир и мишарей в военное сословие, введение кантонного управления создали условия для массовой колонизации Башкирии, для государственного регулирования хозяйственного развития последней. Вся аграрная политика правительства в XIX — начале XX в. свидетельствует об этом.

Во второй половине XIX в. политическое и социально-экономическое развитие региона происходило в условиях отмены крепостного права, перевода башкир и мишарей из военного в податное сословие и буржуазных реформ 60 — 70-х гг. Освобождение различных разрядов крестьян страны от крепостной зависимости прямо и косвенно влияли на процесс колонизации и аграрных отношений в Оренбургском крае. В соответствии с «Положением о башкирах» от 14 мая 1863 г. и Высочайше утвержденным мнением Государственного Совета «О передаче управления башкирами из военного в гражданское ведомство» башкиры и мишари были переведены из военного в гражданское состояние. Военная служба и трудовые повинности заменялись денежными налогами. Но они, как и прежде, выполняли земские, мирские и прочие платежи2. Однако денежные платежи, которые они должны были нести в пользу государства, в условиях слаборазвитых товарных отношений оказались для башкир очень обременительными, Все эти новые явления не могли не отразиться на их землевладении и хозяйстве башкир.

Жизненно важным для башкир являлось решение земельного вопроса. При переводе их в гражданское состояние правительство сохранило за ними их земли на вотчинном праве. Но нужно подчеркнуть, что в это время оно носило по существу номинальный характер. Правда, царское правительство проводило политику сохранения в руках башкир-вотчинников достаточного количества земли для ведения хозяйства.

Но оно в целом распоряжалось башкирскими вотчинами по своему усмотрению.

В изучаемое время происходил значительный рост численности населения Оренбургского края. За XIX в. (по материалам переписей 1795 и 1897 гг.) она увеличилась с 762 тыс. душ об. п. до 3 827 076 человек, или в 5 раз. Башкирское население за это время с 203 тыс. душ об. п. (с учетом жителей Вятской, Пермской и Саратовской губерний) выросло

до 1 100 тыс. человек, или в 5 раз; русское население с 352 тыс. душ об. п. — до 1 960 тыс. человек, или 5,5 раза; нерусское население из числа переселенцев с 245 тыс. душ об. п. — до 712 тыс. человек, или в 2,9 раза368.

На протяжении XIX — начала XX в. в крае продолжалась та перестройка социально-экономических отношений, которая началась в середине предыдущего века. Основным содержанием хозяйственной жизни башкир этого времени является переход от полукочевого скотоводства и быта к земледелию и оседлости. Этот необходимый и прогрессивный

процесс заметно ускорялся изъятием значительной части

башкирских земель дворянами, чиновниками, купцами, крестьянами-переселенцами. Кроме того, важное значение имело соседство башкир-полукочевников с крестьянами- переселенцами, у которых первые перенимали приемы ведения земледелия.

Представители царской администрации, недовольные темпами перестройки башкирского хозяйства, предпринимали принудительные меры по ускорению перехода башкир к земледелию. В 1845 г. оренбургский генерал-губернатор

В. А. Обручев приказал жителям III, VI, IX и X кантонов, имеющим в среднем на душу от четверти до полупуда засева, впредь высевать не менее двух пудов. В 1850 г. последовало его распоряжение увеличить посевы на душу до трех пудов.

Подобные мероприятия делу мало помогали. Не случайно преемник Обручева на посту губернатора В. А. Перовский в письме к императору Николаю I эти поступки своего предшественника назвал невероятной легкомысленностью и недобросовестностью «...с какими ведено это важное дело с самого начала. Генерал Обручев заставляет с дня на день более ста тысяч полукочевых башкир, почти незнакомых с земледелием, пахать и сеять; усиливает посевы без всякого расчета и соображения... Вся попечительность военного губернатора ограничивается приказанием: внушать башкир

цам в пользе хлебопашества...»369.

Переход башкир к земледелию шел в целом медленно. К тому же его темп значительно различался по районам. К середине XIX в. основным занятием юго-восточных башкир оставалось полукочевое скотоводство, которое сочеталось

с бортничеством, охотой, земледелием. У жителей централь

ных и юго-западных кантонов в это время Также преобладало скотоводство. Но большинство башкир этого региона имело посевы, урожай с которых был достаточен для собственного употребления. Основной отраслью хозяйства северо-запад

ных башкир являлось земледелие.

Во второй половине XIX в. перестройка башкирского хозяйства продолжалась в тяжелых условиях. В результате роста переселенческого движения из центральных уездов башкиры в Массовом масштабе теряли свои вотчинные владения, в чпстности, пастбищные. Это вело к быстрому подрыву полукочевого скотоводства, заметному сокращению поголовья скота. Если, например, в 60-х гг. XIX в. на 100 башкир Уфимской губернии в среднем приходилось 94 головы крупного скота, то в конце 90-х гг. — лишь 54 головы. В это время башкиры-скотоводы в среднем Имели меньше скота, чем русские крестьяне-земледельцы. 19 % башкирских дворов не имели

никакого скота. Таких хозяйств среди русских крестьян насчитывалось 7 %, крестьян других национальностей — 8,6 %\

Тем не менее Процесс перехода башкир к земледелию продолжался, и в конце XIX — начале XX в. их основным занятием стало хлебопашество, которое сочеталось со ското-

водством, пчеловодством, охотой. Однако для части жителей

юго-восточных волостей губернии и в это время скотоводство имело важное значение.

В XIX в. в башкирском обществе идет дальнейшее углубление феодальных отношений. Превращение башкир в военное сословие, введение кантонного управления способствовали экономическому и политическому укреплению башкирских феодалов. Последние заняли многочисленные должности военных и гражданских чиновников, тем закрепили

свое привилегированное положение в обществе. Должностным лицам кантонного управления присваивались звания казачьих офицеров, в исключительных случаях — армейских офицеров и чинов гражданской службы от 14 до 12 класса.

Башкиры и мишари, имеющие армейские офицерские и классные чины гражданской службы, получали дворянское звание. Из башкир в середине XIX в. было 590, в конце века 964 дворянина370. Все это предопределило превращение башкирской верхушки в надежную опору правительства в крае.

После отмены кантонного управления башкирской верхушке удалось сохранить свое привилегированное положение. Они заняли должности волостных старшин, сельских старост, судей, сборщиков налогов, сосредоточили в своих руках экономическую и политическую власть на местах. Башкирские дворяне, старшины, старосты, купцы покупали землю, распоряжались общинными вотчинами, являлись вла

дельцами коНных, поташных, кожевенных заводов, мельниц, эксплуатировали рядовых общинников, используя как традиционные, так и новые формы.

Переход из военного в гражданское состояние означал для рядовых башкир избавление от военно-крепостнического гнета, создал условия для более свободной хозяйственной деятельности. Но массовая потеря земель, резкий упадок традиционного скотоводческого хозяйства, медленный переход к земледелию и оседлости, тяжелые казенные и земские налоги привели во второй половине XIX в. к существенному ухудшению их положения.

В конце XIX в. в Уфимской губернии 30 % башкирских хозяйств не имели лошадей, 42 % — коров. Среди русских крестьян в это время безлошадных дворов было 12,5 %, бескоровных — 18 %, жителей других народов соответственно — 13,8 % и 25,8 %371. Потеряв пастбища и лишившись части скота, многие башкиры искали другие источники существования.

Они сдавали свои земли в аренду зажиточным башкирам или переселенцам, сами шли к ним батраками или уходили в города, устраивались в качестве вспомогательных рабочих на заводах, фабриках, сезонными рабочими на золотых приисках, строительных работах и т. д. Средние и зажиточные башкиры расширяли хлебопашество, становились земледельцами. Постепенно к началу XX в. из них выделяется сельскохозяйственная буржуазия.

Для дальнейшего укрепления своих позиций в крае, ускорения его экономического освоения и сохранения помещичьего землевладения в центре страны государство было заинтересовано в массовой колонизации Башкирии. В XIX в. были сняты все ограничения на переселение в край, правительство всячески способствовало этим мероприятиям. Не случайно XIX — начало XX в. вошли в историю Башкирии как время ее массовой колонизации. Население края с конца XVIII до конца XIX в., как отмечено выше, увеличилось в пять раз.

Главным занятием русского и нерусского крестьянства Оренбургского края было земледелие и скотоводство. Земледелие особенно бурно развивалось. Если в 1786 г. в Уфимском наместничестве посевные площади составили 382 тыс. дес., то в 1897 г. в Оренбургской и Уфимской губерниях они выросли до 3,1 млн дес.372 Основными культурами являлись рожь, овес, пшеница. Если в XVIII в. в крае господствовала переложная система земледелия, то в конце XIX в. преобладала трехпольная. Заметно выросла урожайность хлебов. Значительную роль в хозяйстве играло скотоводство. Население здесь имело в среднем больше скота по сравнению с центральными губерниями. Наряду с лошадьми и крупным рогатым скотом, было развито овцеводство.

Товарно-денежные отношения постепенно проникали в сельское хозяйство. Крестьяне и помещики на рынке продавали продукты своего хозяйства, в первую очередь хлеб. Основную массу товарного хлеба производили государственные, помещичьи, удельные крестьяне, тептяри, бобыли. Оренбургский край в первой половине XIX в. превратился в район товарного земледелия.

Во второй половине XIX в. в сельском хозяйстве продолжали развиваться отмеченные выше тенденции. Заметно усиливается социальное расслоение крестьянства. Его верхушка расширяла посевные площади путем покупки и аренды земли у башкир и помещиков, увеличивала поголовье скота. Часть крестьян беднела, поддерживала свое хозяйство работой по

найму у богатых односельчан и помещиков, а также отходничеством. В конце XIX в. 23 % местных крестьян не имело

лошадей, 30 % крестьян сеяли не более 2 дес. хлеба на двор,

30 % — засевали 6,5 дес. и больше373.

Помещики после отмены крепостного права были вынуждены заняться перестройкой хозяйства на капиталистический лад. К 90-м гг. XIX в. заметно выросло применение ими наемного труда и сельхозмашин. Однако большинство помещиков, особенно из мелких и средних, вело хозяйство по-старому, при помощи отработки и испольщины. При этом 40 % своей пашенной земли помещики сдавали в аренду.

В начале XX в., особенно в условиях Столыпинской аграрной реформы, продолжалась перестройка сельского хозяйства. Посевные площади к 1913 г. в Оренбургском крае увеличились до 5 млн дес., или в 1,6 раза по сравнению с концом XIX в. Заметно выросла и товарность сельского хозяйства региона374.

Горнозаводское производство занимало ведущую роль в промышленности края в XIX в. Будучи составной частью крепостного хозяйства, в первой половине столетия оно находилось в состоянии кризиса. В 70-х IT. XIX в. начинается его оживление. В 90-х гг. XIX в. оно находится на подъеме, что было связано с расширением железнодорожного строительства в стране. В это время усиливается роль финансового капитала в горнометаллургической и горнодобывающей промышленности Южного Урала, начинается ее акционирование и монополизация. В отрасль проникают бельгийский, английский и французский капиталы. Дальнейшее развитие горной промышленности тесно связано с первой мировой войной. Резкий рост военных заказов создал условия для определенного подъема горнометаллургической и горнодобывающей промышленности края в начале XX в.

В начале XIX в. в крае также существовали золотодобывающая и лесная промышленности, фабрично-заводские предприятия. Их роль в народном хозяйстве стала особенно заметной после отмены крепостного права. Во второй половине XIX в. в перечисленных отраслях существенно увеличилось производство, стало применяться более совершенное оборудование и механизмы. Золото добывали как из россыпей, так и коренных месторождений. Но Первая мировая война отрицательно сказалась в развитии золотопромышленности, привела к заметному сокращению добычи золота.

В это время резко усиливается разработка лесных ресурсов. В массовом масштабе заготовлялись бревна, доски, производились поташ, древесный уголь для нужд горных заводов, речные суда, мочало, рогожа, канаты, веревки и другие изделия. Лесоматериалы и другие изделия вывозились за пределы края. Однако лес вырабатывался хищнически, истощались лесные запасы края.

Фабрично-заводскую промышленность представляли

кирпичные, мыловаренные, салотопенные, винокуренные, водочные, кожевенные, мукомольные, крупяные, суконные и другие предприятия, которые за 60 — 90-е гг. XIX в. увеличили производство продукции в 5 — 6 раз.

Успехи в развитии промышленности и торговли привели к росту численности городов, городского населения. За вторую половину XIX в. последнее увеличилось с 105 тыс. человек до 260 тыс. Численность рабочего класса составила 103,5

тыс. человек, в т. ч. из башкир 19 тыс."

Таким образом, в XIX — начале XX в. в Оренбургском крае произошли громадные социально-экономические сдвиги. Он превратился в один из развитых земледельческо- скотоводческих и промышленных регионов России. Главным

занятием основной массы башкир стало оседлое земледельческо-скотоводческое хозяйство, что было в тех условиях

единственно возможным вариантом изменения их экономического положения в лучшую сторону . В условиях губернии существенно улучшили свои жизненные условия значительное количество крестьян-переселенцев. Царские власти отныне по своему усмотрению стали распоряжаться людски

ми и природными богатствами края. Массовое переселение крестьян в Башкирию и другие окраины несколько разрядило аграрную обстановку в центральных губерниях. Дворяне- помещики сумели сохранить свои земельные владения в центре и на окраинах, в частности, в Оренбургской губернии

в частности. Правда, достичь полной гармонии интересов не удалось. Об этом свидетельствуют крестьянские волнения в XIX — начале XX в.

Отмеченные выше явления в значительной степени

объясняют проводимый правительством аграрный курс в этот период.

" Очерки по истории Башкирской АССР. Т. 1. Ч. 2. С. 215 — 216,

218.

<< | >>
Источник: Акманов А. И.. Земельные отношения в Башкортостане и башкирское землевладение во второй половине XVI — начале XX в. - Уфа: Китап. - 360 с.. 2007

Еще по теме § 1. Территориально-административное устройство, население и социально-экономическое развитие Оренбургского края:

  1. § 1. Оренбургская экспедиция и основные тенденции политического и социально-экономического развития края во второй половине XVIII в.
  2. No 25 ИЗ ПРОТОКОЛА ЗАСЕДАНИЙ ОСОБОЙ КОМИССИИ ПО СНАБЖЕНИЮ АРМИИ И НАСЕЛЕНИЯ ОРЕНБУРГСКОЙ ГУБЕРНИИ И КИРГИЗСКОГО КРАЯ ОБ ОКАЗАНИИ ПОМОЩИ ПРОЛЕТАРСКОМУ ЦЕНТРУ 12 сентября 1919 г.
  3. 5.2. Политическое и административно-территориальное устройство Российской Федерации
  4. Политическое устройство, социально-экономическое и культурное развитие Киевской Руси и Галицко-Волынского государства (IX-XIV в.)
  5. § 15. Понятие о территориальной организациижизни населения. Территориальныесоциально-экономические системы.
  6. § 1. Государство, государственное образование, территориальная автономия и административно-территориальное деление
  7. ПРЕРОГАТИВЫ АДМИНИСТРАТИВНОГО, ЭКОНОМИЧЕСКОГО И СОЦИАЛЬНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ
  8. Влияние социально-экономических изменений на миграцию населения
  9. Военно-административное устройство
  10. Территориальные и административные преобразования
  11. § 17. Географические и административно-территориальные названия 1.
  12. § 17. Географические и административно-территориальные названия
  13. Административно-территориальное деление и управление
  14. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ
  15. Центральная Азия под властью Ахеменидов: завоевание, административное УСТРОЙСТВО, УПРАВЛЕНИЕ И ЭКСПЛУАТАЦИЯ    
  16. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ
  17. Социально-экономическое развитие СССР
  18. Административно-территориальное деление и управление слободскими полкам
  19. Характеристика социально-экономического развития области
  20. § 1. КРАТКИЙ ОЧЕРК СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ