<<
>>

Тирания коммунистических «князьков»

Факты, рассказаные в повести «Добросельцы, свидетельствуют о том, что колхозниками, государственными крепостными, распоряжаются всецело по своему произволу коммунистические крепостники — начальство сельское и районное.
Колхоз в Добросельцах был организован вопреки воле крестьян. В период коллективизации мужички отнеслись к ней так враждебно, что изба односельчанина, который только один проголосовал за колхоз, была сожжена... И все же власть «организовала колхоз»... Во время немецкой оккупации в Белоруссии (в 1941-1944 годах) все колхозы были распущены. А после возвращения советской власти в 1944-1945 годах они были опять восстановлены. Как — об этом автор повести не проронил ни слова. Эта повторная коллективизация была проведена еще более беспощадно, чем первая: террором и голодом. В результате этой послевоенной коллективизации, в 1946-1947 годах в СССР был страшный голод, вызвавший смерть миллионов людей. Назначение и увольнение колхозных и сельсоветских начальников в деревнях Добросельцы и Красные Маки происходят не только без согласия и выбора их колхозниками, но часто даже и без их ведома, Первым колхозным председателем был назначен тот самый крестьянин, который в единственном числе проголосовал за колхоз и за это был жестоко наказан односельчанами. Потом он был снят с должности, по доносу местного коммуниста, на том основании, что будто был когда-то церковным старостой. И это увольнение было произведено без ведома колхозников. {441} О последнем председателе колхоза в повести рассказано, что он был городской житель, абсолютно ничего не понимал в сельском хозяйстве. В городе он был бригадиром бондарной артели. Как член партии, был назначен колхозным председателем — для «укрепления», без согласия колхозников. О председателе сельсовета повесть говорит, что все колхозники, живущие на территории сельсовета, были настроены против него. Но, несмотря на это, именно он был много лет председателем сельсовета по приказу райкома партии.
Колхозники не имеют никаких политических прав, в том числе и права выбирать своих начальников или устанавливать форму хозяйства. Поэтому они всячески избегают посещать собрания, на которых должны только послушно голосовать за то, что им приказывает власть. «На собрания (колхозников) за уши не притащишь», — так определил председатель сельсовета бойкот собраний крестьянами. Открыто возражать начальству или критиковать его действия — на это беспартийные колхозники не решаются. Этому «научены» террором, который царил в сталинский период и продолжается в хрущевский. Так, например, председатель Мокрут в период «послесталинского либерализма» на заседаниях сельсовета предлагает на голосование проект резолюции в такой издевательски-запугивающей форме: «Кто против постановления райкома партии и райисполкома?...» Чтобы запугать колхозницу, у которой секретарь сельсовета украл теленка, и заставить ее молчать об этом скандальном деле, — председатель приходит к ней в избу с милиционером, кричит на нее, что она будто бы гонит самогонку, и начинает производить обыск... Эта колхозница боится председателя. Она уже имеет страшный опыт. Ее муж, по доносу этого Мокрута, был арестован, сидел в тюрьме, заболел там. А сама она со своим сыном-школьником чуть не погибла, в связи с этим делом: ночью, возвращаясь из городской больницы после посещения мужа, она в поле была застигнута метелью и натолкнулась на волчью стаю... И другие колхозники боятся сельсоветского и колхозного начальства: говорят о беспорядках только с близкими приятелями, шопотом и намеками. Своих начальников колхозники так не любят, что стараются не встречаться с ними, не попадаться на глаза. {442} Опыт прямой и открытой борьбы против плохих начальников и вредных порядков надломил уже некоторых идеалистов, описанных в книге «Добросельцы». Инструктор райисполкома идеалист Павел Павлович рассказал о своем опыте: «Надо всегда чувствовать, что ты человек и сохранять мир в душе. Я давно так живу. В молодости я был иным...
Еще пять лет тому назад у меня была совсем другая натура... Увижу, бывало, где-нибудь беспорядок, жить не могу, пока не вмешаюсь. Был я когда-то председателем райисполкома и в области работал. А теперь вот только записную книжку с собою ношу. Если уже слишком припечет, — выну, запишу»... Повесть заканчивается победой «коммунистов-идеалистов». Председатель сельсовета, «князек» и «собака» Мокрут снят со своего поста и местной организацией исключен из партии, а председателем избрана «коммунистка-идеалистка» Даша. Колхозный председатель Шулай тоже снят с поста и на его место назначен «коммунист-идеалист», брат Даши, агроном, покинувший службу в министерстве и приехавший на работу в колхоз, в свою деревню. Но у читателей повести, особенно у тех, кто сам знает колхозные и советские порядки, возникает сомнение в прочности этой победы. Что существенного могут сделать два «коммуниста-идеалиста» при советско-колхозной антинародной системе и при тех обстоятельствах, что и в коммунистической партии и в советском государстве господствуют и руководят не идеалисты, а «князьки»-крепостники, тираны Мокруты, с их грозным, чудовищным девизом: «Всех, кто сознательно или даже несознательно становится на нашем пути, — в порошок сотрем!...» Публикация повести «Добросельцы» подтвердила эти опасения читателей-реалистов. Автор, осмелившийся сказать только часть правды о колхозном аде, сбит с ног столичными Мокрутами, а при дальнейшем сопротивлении будет «стерт в порошок». Это обстоятельство, что в коммунистическом государстве диктаторствуют Мокруты — от глухой деревни до «столицы мирового коммунизма» — хорошо понимают колхозники. Поэтому они не жалуются на своих сельских тиранов ни в район, ни в область, ни в столицу: делу это не поможет, а лишний синяк на лице прибавится. Такие порядки были при Сталине. Такими они остались и при его «либеральных» наследниках. {443}
<< | >>
Источник: Чугунов Т.К.. Деревня на Голгофе. Летопись коммунистической эпохи: от 1917 до 1967 г. 1968

Еще по теме Тирания коммунистических «князьков»:

  1. Тирания коммунистических «князьков»
  2. ГЛАВА 66 ИНДИЯ, ПАКИСТАН И БАНГЛАДЕШ: СВОБОДА И КОНФЛИКТЫ