<<
>>

   Третье покушение на императора

   Не прошло и месяца, как очередь дошла и до императора. Когда Александр стал объектом очередного покушения, большинство россиян сочло это не просто преступлением, но тяжким грехом.
Однако многие остались почти безразличны к случившемуся, а некоторые тайно огорчились, что и третье покушение оказалось безрезультатным.    Третье покушение на Александра совершил революционер-народник, подготовивший и осуществивший этот акт по собственной инициативе, без ведома и указания руководителей своей партии. Покушение произошло 2 апреля 1879 года, когда Александр гулял по Дворцовой площади, как и обычно, без охраны. Он привык к тому, что все узнававшие здоровались с ним, и потому не обратил внимания, когда встретившийся ему молодой мужчина снял картуз и вежливо поклонился. Александр в ответ поклонился столь же вежливо, но, кланяясь, успел краем глаза заметить, как мужчина наставил на него револьвер. Сохранив самообладание, Александр мгновенно отскочил в сторону и, хотя прогремело 4 выстрела подряд, ни одна пуля его не задела. Проходившая мимо молочница бросила бидоны, кинулась на террориста и обхватила его мертвой хваткой. Тот, выронив револьвер, стал вырываться из ее объятий, но удалось ему это только тогда, когда он ухитрился укусить молочницу за палец, и та выпустила его. Однако возле убийцы тут же появились другие прохожие, повалили его и передали полиции.    Стрелявшим оказался 33-летний А. К. Соловьев – бывший студент Петербургского университета, проучившийся один год, а потом занявшийся пропагандой. Он категорически отказался давать какие-либо показания о мотивах своего преступления, хотя следователь убеждал его быть откровенным. Тот ответил: «Не старайтесь. Вы ничего от меня не узнаете. Уже давно я решил пожертвовать своей жизнью. К тому же, если бы я сознался, меня бы убили мои соучастники. Даже в той тюрьме, где я теперь содержусь». Соловьев не изменил линии поведения до конца следствия.
Его судили в Верховном уголовном суде и повесили 28 мая того же года.    Третье покушение особенно сильно отразились на здоровье императрицы, давно уже тяжело болевшей. «Больше незачем жить, – сказала она, – я чувствую, что это меня убивает. Знаете, сегодня убийца травил его, как зайца. Это чудо, что он спасся», – вспоминала А. Ф. Тютчева слова больной Марии Александровны.    Покушение Соловьева произошло после Берлинского конгресса, когда против царя ополчились все ура-патриоты, революционеры и недовольные крестьянской реформой вчерашние крепостники. Лидер славянофилов И. С. Аксаков, разжигая недовольство царем, говорил: «Берлинский мир был для России и династии Романовых гораздо более тяжким ударом, чем любой террористический акт нигилистов».

   Возникновение «Народной воли»

   Несмотря на усиление террора, широких массовых движений против самодержавия в России не возникало. Мужицкие бунты в деревнях оставались разрозненными и чаще всего стихийными, совершенно не связанными с происходившими в городах покушениями. Слабость таких движений подстегивала крайних радикалов «Земли и воли» на усиление и расширение индивидуального террора и к лету 1879 года привело к расколу организации на революционно-террористическое крыло и на более умеренных социалистов. Первое считали политические убийства главным своим делом, вторые продолжали верить в правильность старых методов – пропаганды социалистических идей в народных массах.    В августе 1879 года «Земля и воля» раскололась на две организации: «Черный передел», в которую вошли умеренные, и «Народную волю», состоявшую из крайних экстремистов, веривших в эффективность убийств и насилия. В «Черный передел» вошли Г. В. Плеханов, О. В. Атекман, П. Б. Аксельрод, Л. Г. Дейч и B. И. Засулич, изверившаяся в дейстенности терроризма. Все они эмигрировали за границу и стали первыми русскими марксистами, противопоставив себя в последующие годы Ленину и большевикам, в деятельности которых они видели многое из того, что было присуще их политическим противникам – социалистам-террористам из «Народной воли».    Ядро «Народной воли» составили убежденные сторонники террора А.

И. Желябов, C. Л. Перовская, А. Д. Михайлов, Н. А. Морозов, Л. А. Тихомиров, М. Ф. Фроленко, входившие в ее руководство —    Исполнительный комитет. Впоследствии лишь немногие из них разуверились в терроре, тут же прослыв «мягкотелыми ренегатами». А Тихомиров превратился даже в монархиста: в 1909–1913 годах он редактировал газету «Московские ведомости», во главе которой до него стоял М. Н. Катков, в молодости близкий    Герцену, а затем ставший откровенным монархистом. А в момент создания «Народная воля» представляла собой централизованную, надежно законспирированную организацию во главе с Исполнительным комитетом, которому подчинялись группы, находившиеся в пятидесяти городах России и Украины. В среднем в каждой из них было около десятка человек, но среди студентов, учителей, военных и рабочих было немало сторонников «Народной воли», хотя организационно и не входивших в ее состав.

   Правительственные контрмеры

   Исполнительный комитет «Народной воли» с самого начала стал готовить убийство Александра II, что, по их мнению, было самым важным шагом на пути к социальной революции. Они верили, что смерть царя покажет их необыкновенное могущество и заставит народ подняться на всеобщее вооруженное восстание, итогом которого станет установление народовластия и социализма.

   Александр II в свою очередь принимал контрмеры

   В крупнейшие города империи – Москву, Петербург, Варшаву, Киев, Харьков и Одессу, оказавшиеся более других зараженными бациллами революции, были назначены генерал-губернаторы, наделенные чрезвычайными полномочиями. Среди них были герои последней войны. Руководитель осады Плевны инженер-генерал Э. И. Тотлебен, прославившийся еще в Кавказской войне и обороне Севастополя, был направлен в Одессу; отличившийся во многих сражениях на Балканах, освободитель Софии, генерал от инфантерии В. И. Гурко стал генерал-губернатором Петербурга; генерал-адъютант М. Т. Лорис-Меликов, ветеран войны против Шамиля и покоритель Карса, стал генерал-губернатором не только на Харьковщине, но и получил под свою власть Астраханскую, Самарскую и Саратовскую губернии.    5 августа Александр подписал указ, сильно ужесточавший полицейский режим и существенно упрощавший процедуру судопроизводства. Все дела о терроре передавались в ведение чрезвычайных военно-полевых судов. Обвиняемых, захваченных на месте преступления с оружием в руках, судили без предварительного следствия и без допроса свидетелей, а приговор такого суда был окончательным и обжалованию не подлежал. Казалось, что в стране наступило спокойствие. Однако вскоре стало ясно, что оно было не более чем затишьем перед бурей…

<< | >>
Источник: Вольдемар  Балязин. Конец XIX века: власть и народ / М.: Олма Медиа Групп.. 2007

Еще по теме    Третье покушение на императора:

  1. 1.1. «Вертинские аналы» о прибытии Руссов к императору Людовику I Благочестивому в составе посольства византийского императора Феофила (839 г.)2
  2.    Третья жена Грозного – Анна Колтовская
  3. Второе покушение
  4. Покушение (Versuch)
  5. Вопрос 28. Покушение на преступление
  6. § 4. Покушение на преступление
  7. Первое покушение
  8.    Покушение группы Андрея Желябова
  9.    Покушение Степана Халтурина
  10. Глава 4 ПОКУШЕНИЕ НА КОСМОС
  11. ТАЙНА ИМПЕРАТОРА
  12. Императоры и знать
  13. Император
  14. §53 Императоры Рима 1-11 веков
  15. Глава I. Император Александр II
  16.    ПОСЛЕДНИЙ ГОД ЖИЗНИ ИМПЕРАТОРА
  17. Глава III. Император Николай II
  18.    Кончина императора
  19. Правление экс-императоров
  20. 1. Провозглашение императора войском