<<
>>

"В ЦАРЕ НАША СВОБОДА"

Есть достаточно фактов, подтверждающих эту беспрецедентную опасность. Лучшие из лучших русских умов того времени — Пушкин, Тютчев, Белинский, Гоголь, Вяземский, Жуковский, Надеждин — оказались в большей или меньшей степени пленниками николаев- ской идеологии.

Одни на время, другие, как Тютчев или Гоголь, и до конца дней своих. Это под ее влиянием Пушкин написал "Клеветни- кам России" и "Бородинскую годовщину". Это тогда сказал о нем его друг и поклонник Адам Мицкевич: "Он бьет у царских ног поклоны, как холоп". (27) Это тогда писал Белинский, что "в царе наша свобо- да, потому что от него наша цивилизация, наше просвещение, так же, как от него наша жизнь... Безусловное повиновение царской власти есть не одна польза и необходимость наша, но и высшая поэзия на- шей жизни, наша народность". (28) Многим ли, кроме стиля, отлича- ется эта тирада от канцелярской прозы Уварова?

А вот вам Николай Надеждин, один из самых просвещенных ре- дакторов своего времени, в "Телескопе" которого напечатаны были и "Литературные мечтания" Белинского и письмо Чаадаева: "У нас од- на вечная неизменная стихия — царь! Одно начало всей народной жизни — святая любовь к царю! Наша история была доселе великою поэмою, в которой один герой, одно действующее лицо. Вот отличи- тельный самобытный характер нашего прошедшего. Он показывает нам и наше будущее великое назначение". (29) Сам даже Загоскин, не говоря уже о Булгарине, не сформулировал бы суть "государствен- ного патриотизма" ярче этого интеллигентного литератора.

И наконец еще один всемирно известный автор, воспевший кре- постное право, которое одно, по его мнению, "сообразуется с волей Божиею, а не с какими-нибудь европейскими затеями". Больше то- го, именно в этом "истинно-русском отношении помещиков к кре- стьянам" видел он и решение всех социальных проблем, в которых безнадежно запуталась, загнила европейская цивилизация. Ибо лишь помещики могли "воспитать вверенных им крестьян таким образом, чтобы они стали образцом этого сословия для всей Европы". И пото- му был он совершенно уверен, что не пройдет и десятилетия, как

63

62

у истоков русской идеи

Патриотизм и национализм в России. 1825-1921

"Европа приедет к нам не за покупкой пеньки и сала, но за покупкой мудрости, которой не продают больше на европейских рынках". (30) Увы, это не Уваров. Это великий Гоголь.

Теперь, я думаю, читателю легче судить, кто прав в этом давнем споре по поводу эпохальности николаевской идеологической рево- люции — Чаадаев с Пыпиным или Герцен. Как видим, революция эта и впрямь была столь радикальной и всепроникающей, что оказалась способна затуманить самые светлые головы, если хотя бы на время сумела убедить Белинского, что "в царе наша свобода", а Гоголя уве- ровать, что крепостное право спасет Европу.

<< | >>
Источник: Янов А.Л.. Патриотизм и национализм в России. 1825—1921. — М.: ИКЦ “Академкнига”. — 398 с.. 2002

Еще по теме "В ЦАРЕ НАША СВОБОДА":

  1. личность и свобода в восточных традициях (к критике европоцентризма и ориентализма)
  2. МНОГООБРАЗИЕ СВОБОДЫ В ПОЭЗИИ ПУШКИНА
  3. НЕ НАШИ
  4. § XXII. Где нет свободы, там нет и отечества
  5. 17. О нашем поражении
  6. Содержание субботних экспериментальных занятий в формах, расширяющих свободу действий и этапы наращивания самоуправляющих функций школьника
  7. Рабство и свобода. Рабы и царские люди.
  8. Вавилонское царство при царе Хаммурапи
  9. Руссо и русская культура XVIII — начала XIX века
  10. 1992 Между свободой и волей (Судьба Феди Протасова)
  11. "В ЦАРЕ НАША СВОБОДА"
  12. КАК УЧИТЬ РЕБЕНКА ПОНИМАНИЮ ЧУВСТВА НРАВСТВЕННОЙ СВОБОДЫ
  13. ЧТО ОЗНАЧАЕТ БЫТЬ РЕВОЛЮЦИОНЕРОМ В НАШИ ДНИ
  14. Грозный царь
  15. Правитель и царь
  16. Цари и самозванцы
  17. Глава 11 ЛИЧНОСТЬ И СВОБОДА