<<
>>

   Убийство «Святого черта»

   Уважаемые читатели не раз имели возможность убедиться, что в истории случаются такие коллизии, какие не происходят даже в самом фантасмагорическом романе. Стоит только вспомнить о приезде в Россию внучки Кутузова – Екатерины Фердинандовны (Федоровны) Тизенгаузен, которая привезла с собой 6-летнего мальчика, получившего потом титул «граф Сумароков-Эльстон». Об этом мы рассказывали в книге «Тайная жизнь Александра I» из серии «Неофициальная история России». В 1836 году мальчика определили в артиллерийское училище, а затем в Артиллерийскую академию.
По слухам, этот мальчик был внебрачным сыном Е. Ф. Тизенгаузен и прусского короля Фридриха-Вильгельма III, дочь которого была русской императрицей – женой Николая I. И таким образом, он якобы приходился императрице единокровным братом. Разумеется, что этот морганатический пассаж не афишировался, поэтому мальчику дали имя Феликс Николаевич Эльстон.    При покровительстве двух императоров – Николая I и Александра II – служба его шла весьма успешно, может быть, еще и потому, что он довольно долго не был женат и отыскал себе невесту на 30-м году жизни, будучи уже полковником артиллерии. Ею стала Елена Сергеевна – дочь генерала от артиллерии, члена Государственного совета Сергея Павловича Сумарокова. Генерал же был внучатый племянник знаменитого драматурга А. П. Сумарокова и традиционно роднился с аристократической российской и европейской элитой.    Когда Феликс Эльстон получил согласие на брак, две старшие дочери генерала уже были замужем. Зоя Сергеевна была княгиней Оболенской, а Мария Сергеевна – княгиней Голицыной. Как только в царской семье узнали о предстоящей свадьбе, как тут же 26 августа 1856 года генерала С. П. Сумарокова возвели в графское достоинство, а через 12 дней, указом от 8 сентября, передали этот титул и Феликсу Николаевичу, повелев ему впредь именоваться графом Сумароковым-Эльстоном.    Вскоре у молодых супругов родился сын, названный, как и отец, Феликсом. Это имя стало затем традиционным. Когда Феликс Феликсович в 1882 году женился на княгине Зинаиде Николаевне Юсуповой, в роду Юсуповых не было ни одного представителя по мужской линии. И потому мужу З. Н. Юсуповой императорским указом, изданным в 1891 году, было велено именоваться князем Юсуповым, графом Сумароковым-Эльстоном; соответственно право на этот двойной титул получали и их дети.    11 марта 1887 года у Зинаиды Николаевны и Феликса Феликсовича родился сын, которого назвали, конечно же, Феликсом, именуя его чуть-чуть в шутку, но с очевидным подтекстом «Феликсом III». И, надо сказать, Феликс III с малых лет почитал себя особой царской крови, как мы теперь знаем, не без достаточных к тому оснований. Из-за своего более чем неординарного происхождения он с малых лет был близок к царской семье и дружил с детьми Николая II и отпрысками многих великих князей. Феликс Юсупов получил прекрасное образование, завершив курс наук в Оксфорде.    Возвратившись из Англии, Феликс III, войдя уже в брачный возраст, решил жениться. Очень красивый, молодой, баснословно богатый князь стал добиваться руки великой княжны Ирины Александровны – дочери великого князя Александра Михайловича и Ксении (родной сестры Николая II). Он добился руки любимой племянницы императора, когда той исполнилось 18 лет, а ему шел 27-й год. Их свадьба, состоявшаяся 9 февраля 1914 года в Аничковом дворце, была последним большим семейным праздником в доме Романовых.    В дневнике Николая II осталась об этой свадьбе такая запись: «В 2 часа Аликс и я с детьми поехали в город в Аничков на свадьбу Ирины и Феликса Юсуповых.
Все прошло очень хорошо. Народу было множество. Все проходили через Зимний сад мимо Мама и новобрачных и там поздравляли их».    Ксения Александровна и великий князь Александр Михайлович (мать и отец Ирины) были решительными противниками Распутина, из-за чего отношения между ними и царской четой сильно испортились. Случилось так, что ярая поклонница старца – Муня Головина – в юности была влюблена в Феликса Юсупова и познакомила молодого, тогда еще неженатого князя, с Распутиным. Князь и старец со временем стали проявлять друг к другу взаимный и все увеличивающийся интерес. Распутин хотел с помощью Феликса улучшить свое сильно пошатнувшееся положение в великокняжеских кругах, а Юсупов – разобраться в этом не понятном ему феномене. Несколько раз они встречались, демонстрируя один другому свое расположение – Юсупов, играя на гитаре, пел романсы, а старец пытался расположить князя душевными откровениями.    Мало-помалу Феликс разобрался, с кем имеет дело, и убедился, что многолетние разговоры о Распутине, которого резко осуждали его родители, абсолютно справедливы. И он решил организовать убийство старца, собрав возле себя немногочисленных, но абсолютно надежных единомышленников.    В конце 1916 года Феликс особенно близко сошелся с великим князем Дмитрием Павловичем (двоюродным братом Николая II), который был одним из любимцев царя. Юсупов нашел в нем того, кого искал, и доверил Дмитрию Павловичу свой замысел. Великий князь согласился, что убийство – единственный способ избавить Россию от казавшегося им обоим страшного зла. Затем в курс дела был введен В. М. Пуришкевич – один из главных основателей черносотенных организаций «Союз русского народа» и «Союз Михаила Архангела». Друзья-заговорщики вовлекли его в свой заговор после того, как 19 ноября 1916 года Пуришкевич сказал: «В былые годы, в былые столетия Гришка Отрепьев колебал основы русской державы. Гришка Отрепьев воскрес в Гришке Распутине, но этот Гришка, живущий при других условиях, опаснее Гришки Отрепьева».    Заговорщики решили убить Распутина в ночь с 16 на 17 декабря, заманив его в дом Юсупова, и отравить самым сильным из известных им ядов – цианистым калием, положив его в пирожные. Кроме главных заговорщиков в деле участвовали еще двое человек – поручик С. М. Сухотин и военный врач С. С. Лазаверт.    15 декабря Юсупов пригласил Распутина к себе во дворец, сказав, что с ним очень хочет познакомиться его жена – красавица Ирина, якобы только что приехавшая из Крыма. На самом же деле ни Ирины, ни какой другой женщины во дворце не было и не должно было быть. Юсупов сказал, что заедет за Распутиным к нему домой «на моторе» на следующий вечер около 11 часов, объясняя столь поздний час тем, что у Ирины будет гостить ее мать и потому женщины могут разъехаться очень поздно.    К 11 часам вечера заговорщики собрались в доме Юсупова, и он поехал за Распутиным, жившим неподалеку.    – Я за тобой, отец, как было условлено. Моя машина внизу, – стараясь казаться очень сердечным, произнес Юсупов и даже обнял и поцеловал старца.    – Ну, целуешь же ты, меня, Маленький! – столь же сердечно ответил Распутин, зная, что «Маленьким» звали его царь и царица. И что это будет приятно Юсупову. – Да уж не Иудин ли это поцелуй?    Через 10 минут они приехали в дом князя. На втором этаже горели окна и слышались звуки граммофона.    – Это Ирэн и Ксения Александровна, а с ними еще несколько молодых людей, – сказал Юсупов. – Скоро, кажется, теща поедет к себе, а мы пока посидим внизу.    Он провел Распутина в одну из комнат первого этажа и предложил ему сесть в кресло рядом со столиком, на котором стояли две тарелочки с пирожными и бутылки с любимой Распутиным мадерой. Юсупов предложил вино и пирожные, но старец отказался и от того, и от другого.    Распутин ждет Ирину, а она все не идет. Как вдруг часы бьют час ночи. Распутин начинает нервничать и кричит Юсупову:    – Где твоя жена? Меня и Мама не заставляет ждать! Иди за ней и веди ее сюда!    Юсупов, успокаивая старца, попросил подождать еще несколько минут.    – А пока выпьем!.. – предложил он.    Разволновавшийся Распутин согласился, вино ему понравилось, и он выпил два бокала вина и съел два пирожных. Затем Распутин выпил еще один стакан, где в каждом была не меньшая, чем в пирожных, доля яда, но ничего не произошло. Испуганный хозяин дома, волнуясь, выскочил из комнаты, сказав, что идет звать Ирину. Вбежав на второй этаж, он сказал заговорщикам, что яд не действует. Тогда великий князь Дмитрий Павлович дал ему револьвер. Юсупов спустился вниз и дважды нажал курок. Распутин мгновенно рухнул на пол. На выстрелы тут же явились сообщники и, увидев, что Распутин мертв, тотчас выбежали во двор, чтобы подогнать автомобиль Дмитрия Павловича и отвезти труп к проруби.    Минут через десять Юсупов вошел в комнату, и у него на глазах Распутин начал вставать. Феликсу показалось, что он сходит с ума. Он с воплем бросился на второй этаж и, увидев сообщников, закричал:    – Он жив! – и тут же упал в обморок.    Пуришкевич бросился на первый этаж, но комната пуста и Распутина в ней нет. Он кинулся за дверь и увидел, как Распутин, шатаясь, бежит к воротам. Пуришкевич, отличный стрелок, послал несколько пуль вдогонку, и Распутин упал. На упавшего старца набросился Юсупов и нанес ему несколько ударов по голове тяжелым бронзовым канделябром.    Заговорщики бросают бездыханного, как им кажется, Распутина в автомобиль и полным ходом несутся к Крестовскому острову.    Там они находят полынью и сталкивают тело в воду. Но старец вдруг стал цепляться за края проруби и попытался выбраться из воды. Лишь после нескольких выстрелов в голову тело его обмякло, и он пошел ко дну.    Заговорщики не заметили, как с ноги Распутина упала галоша и осталась на льду.    …Через три дня полиция, обнаружив галошу, отыскала и тело Распутина.

<< | >>
Источник: Вольдемар Николаевич Балязин. Неофициальная история России. Крушение великой империи М.: Олма Медиа Групп. 2007

Еще по теме    Убийство «Святого черта»:

  1. Убийство «Святого черта»
  2. Черта оседлости
  3. Внутренняя мотивация — личностная черта?
  4.    Предтеча ордена Святого Георгия Победоносца
  5. НА «ХАЛТЕНЕ» ВДОЛЬ СЕВЕРНЫХ БЕРЕГОВ ЗАЛИВА СВЯТОГО ЛАВРЕНТИЯ
  6. 3.3. Устав Святого князя Володимира, крестившаго Русьскую землю, о церковных судех 1.
  7. § 3. Убийство (Mord)
  8. УБИЙСТВО ПРАРОДИТЕЛЯ
  9. Убийство Бутурлина
  10. ФИЛОСОФИЯ УБИЙСТВА
  11. Убийство Тиме
  12. СВИДЕТЕЛЬСТВА УБИЙСТВА