<<
>>

   УЧЕБНЫЕ РУКОПИСНЫЕ КНИГИ СРЕДНЕВЕКОВОЙ РУСИ

   «Домострой» оказался одной из последних рукописных книг, а в 1563 году в Москве начала работать первая российская типография, созданная по велению Ивана Грозного первопечатником Иваном Федоровым.
Однако прежде чем это произошло, в длинный ряд выстроилось великое множество событий, без упоминания о которых трудно будет понять этот воистину выдающийся исторический факт.    И для этого вновь возвратимся мы к «книжному учению», о котором ничего не говорили после того, как расстались с Древней Русью, лишь вкратце упомянув, что из Печерского монастыря и из первых школ, возникших в Киеве, стала распространяться книжная премудрость.    Как же все это происходило? По каким рукописным книгам учились чтению русские люди до того, как появилась на Руси первая типография?

   «Псалтирь»

   Начнем мы со знакомства с «Псалтирью» – первой книгой для обучения чтению.    «Псалтирь» – это сборник псалмов, одна из библейских книг, переведенная с древнегреческого языка еще Кириллом и Мефодием.    В церковных службах ее называли «следованной Псалтирью», ибо именно она была важнейшей лоцией в реке богослужебных книг, следуя которой священники, соблюдая строгую очередность, вели службу за службой.    А с середины XVI века появилась еще и другая редакция «Псалтири», которую стали называть «толковой», так как в ней кроме псалмов помещались и краткие их истолкования, позднее получившие названия комментариев.

   «Шестоднев»

   Самой доступной после «Псалтири» книгой был «Шестоднев». Он носил еще название и «Беседы на Шестоднев». Главной целью этих бесед было толкование древних текстов с точки зрения современного православия. Одновременно беседы «Шестоднева» были направлены против теорий мироздания «еллинских мудрецов» – язычников, основывающих свои теории не на Библии, а на началах естествознания.    Название свое «Шестоднев» получил оттого, что в него входило шесть отдельных трактатов по числу шести дней, в которые был сотворен мир: от Космоса – до Земли и человека.    Мироздание рассматривалось и преподносилось слушателям, сидящим на школьной скамье, как «училище Боговедения» и собрание самых назидательных уроков нравственной жизни для человека.    Один из выдающихся авторитетов православия Василий Великий из Кесарии, живший в IV веке и в конце своих дней почитавшийся Вселенским отцом и учителем Церкви, так опровергал «еллинских мудрецов»: «К чему приводит геометрия, арифметические способы исследования о толщах и пресловутая астрономия, эта многопопечительная суета, если люди, изучавшие эти науки, дошли до заключения, будто видимый мир совечен Творцу Богу, и если то, что ограничено и имеет вещественное тело, возвели они в один ранг с Божественным Естеством непостижимым и невидимым?»    Ошибка «еллинских мудрецов» – и прежде всего Птолемея – состояла, по мнению Василия Великого, в том, что они не признали очевидной для него истины: «В начале сотворил Бог небо и землю».    Существовало семь вариантов «Шестоднева», по содержанию отличающихся друг от друга, но каждый из них, а иногда и несколько сразу могли быть учебными книгами для овладения азами грамоты.    В «Шестодневе» Василия Великого приводятся верные объяснения происхождения дождя и снега, сведения о физиологии растений, о происхождении янтаря, о связи астрономии с метеоритами, дается верная классификация пород рыб и пресмыкающихся.    Широко глядя на мир, Василий Великий обнаруживает поучительные аналогии, сравнивая различные сферы жизни.

Так, например, увидев, как нежно и трогательно заботятся аисты о своих птенцах, он говорит и о любви отца и матери к детям, а когда замечает, как полип изменяет цвет на камне, говорит о людском непостоянстве, изворотливости и хитрости.    Когда же пишет он о ехидне – в мифологии древних греков полуженщине-полузмее, олицетворении коварства и злобы, – то это дает ему повод рассуждать о горестях несчастной любви, женской неверности и неудачных супружествах. И при описании устройства хлебных колосьев, виноградных лоз, фруктов и цветов Василий Великий предстает не только как талантливый ботаник, но и как тонкий художник, наделенный незаурядным поэтическим даром.    А «Шестоднев» дьякона константинопольского Софийского собора, византийского поэта VII века Георгия Писиды более напоминает поэму, а не богословский трактат, в котором цитируется не только Ветхий Завет, но и сочинения древних ученых и философов-язычников.    На Руси наиболее распространенным по сравнению с другими «Шестодневами» был труд Иоанна, экзарха Болгарского, составленный в X веке.    Высокоумный и широкообразованный глава православной Болгарской церкви не только представил традиционные сюжеты о сотворении мира, но и выступил с критикой учения Аристотеля, невольно знакомя, таким образом, со взглядами великого древнегреческого философа.    Кроме того, в «Шестодневе» экзарха Иоанна содержались редкие и интересные сведения о современной ему Болгарии Дунайской и Булгарии Волжской, о хазарах и славянах. Были и другие, менее распространенные «Шестодневы», упоминать о которых здесь едва ли имеет смысл.

   «Часослов»

   Другой богослужебной книгой, предназначенной для чтецов и певчих, чаще всего мирян-прихожан, был «Часослов». Название книги произошло от ее первоначального назначения – службы часов.    Таких ежедневных служб – от утрени до повечерия – в православной церкви было шесть (а наиболее важных из них – четыре: 1-го, 3-го, 6-го и 9-го часа). «Часослов» заключал в себе неизменяемые повседневные молитвостояния и кроме них некоторые другие чины, молитвы и песнопения.    «Часослов» был двух видов – «большой» и «малый». Учили читать по «Малому Часослову» – он был проще, а иногда и издавался специально с учебной целью.

   «Служебник»

   Еще более сложной книгой, которая использовалась как учебная, чаще всего в духовных семинариях, был «Служебник». Эта книга содержала описание главных церковных служб-литургий, из-за чего называлась еще «Литургион».    Иногда «Часослов» и «Служебник» печатались в одной книге и дополнялись уставом, «како служити диакону со священником Великую вечернюю и утреню».

   «Святцы»

   И, наконец, последней богослужебной и одновременно учебной книгой были так называемые «Святцы», содержащие списки канонизированных православной церковью святых, последовательно по дням и месяцам от первого до последнего дня года.    Если же «Святцы» были созданы отдельными книгами по месяцам, то они назывались «Месяцесловами».    В день празднования и чествования какого-либо святого или святой в храме проводилась особая, посвященная этому угоднику Божьему, служба.    Кроме того, в «Святцах» и «Месяцесловах» содержались специальные дополнения, разъясняющие, как определять дни «подвижных праздников».    В православной церкви точкой отсчета «подвижных праздников» каждого года является Пасха – день Воскресения Христова, – которую празднуют в первое воскресенье, следующее за полнолунием, совпадающим с весенним равноденствием или бывающим после него.    К «подвижным праздникам», кроме Пасхи, относятся: Масленица, Вербная неделя, Великий пост, Троица, Петров пост и некоторые другие.

   Первые русские небогослужебные книги – «Азбуковники»

   В XIII веке на Руси появились первые небогослужебные, а светские книги – «Азбуковники».    Под таким заглавием выходили рукописные сборники, состоящие из коротких статей учебного, энциклопедического и нравственного характера.    «Азбуковники» представляли собой толковые словари «неудобопознаваемых речей», т. е. непонятных слов, чаще всего встречавшихся в церковных книгах, слова располагались в алфавитном (азбучном) порядке. Отсюда произошло и название таких словарей – «Азбуковники».    Толкование каждого слова начиналось, как правило, с его происхождения, затем шел перевод, и в заключение давалось разъяснение смысла, а иногда и подробный комментарий, помогающий понять как утраченный смысл, так и современное понимание объясняемого термина, имени, события и т. п.    Кроме того, в «Азбуковниках» помещалась и сама азбука со слогами и прописями, т. е. образцами красиво и четко написанных букв, по-гречески называемыми «каллиграфия».    По объему «Азбуковники» делились на «краткие» и «пространные». И количество слов, объясняемых в том или ином «Азбуковнике», колебалось от 1000 до 5500.    Если же подразделить «Азбуковники» по кругу вопросов, какие они охватывали, по проблематике, в них отраженной, то их можно свести к четырем типам: толкователи иностранных слов, энциклопедические, наставительные и общие.

<< | >>
Источник: Вольдемар Балязин. Неофициальная история России. Иван Грозный и воцарение Романовых. М.: Олма Медиа Групп. - 192 с. - (Неофициальная история России).. 2007

Еще по теме    УЧЕБНЫЕ РУКОПИСНЫЕ КНИГИ СРЕДНЕВЕКОВОЙ РУСИ:

  1. 1.3. Принятие христианства на Руси. Роль православной церкви в формировании русского средневекового общества.
  2. Описание рукописных материалов:
  3. ЭТАПЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКОГО КОМПЛЕКСА ПО ТРУДОВОМУ ОБУЧЕНИЮ В УЧЕБНОМ ПРОЦЕССЕ Яворская Л.М.
  4. Ю.М. Жуков, JT. А. Петровская, О.В. Соловьева. Введение в практическую социальную психологию. Учебное пособие для высших учебных заведений.- М.: Наука, - 255 с., 1994
  5. Книги и читатели
  6. Кацпржак Е.. История письменности и книги, 1955
  7. Книги
  8. Книги
  9. Книги
  10. Структура книги
  11. 3.3. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ АППАРАТА КНИГИ
  12. Сергеев И. С.. Основы педагогической деятельности: Учебное пособие. — СПб.: Питер. — 316 е.: ил. — (Серия «Учебное пособие»)., 2004
  13. Обзор книги
  14. Статьи и книги
  15. 2. БИБЛИОГРАФИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ КНИГИ 2.1.
  16. Мои книги и исследования [§§§§§]
  17. ОБЩИЙ ОБЗОР КНИГИ
  18. 6. Н.М. Карамзин История государства Российского (Главы из книги)
  19. 9. М.В.ЛОМОНОСОВ "Древняя Российская История" Главы из книги
  20. 2.3. Электронные книги и каталоги