<<
>>

Усиление борьбы за «собирание земель Руси» между Вильно и Москвой

Окончательная утрата южнорусскими землями автономного положения в составе ВКЛ почти совпала во времени с образованием и укреплением Российского государства, которое с конца XV в.

развернуло активное наступление на запад, стремясь опереться на православное население ВКЛ.

Великий князь московский Иван III (1462—1505), используя бесспорный факт династического родства между великими московскими и киевскими князьями, взял себе титул «государя всея Руси», и тем самым заявив, что все земли бывшей Киевской Руси «дедины» и «отчины», а значит по праву принадлежат Москве.

Москва не только поддерживал оппозиционные настроения в Великом княжестве Литовском, но и охотно принимал оттуда беглецов-аристократов. Надеясь на поддержку Ивана III, православные князья Михаил Олелькович, Федор Бельский и Иван Гольшанский в 1481 г. организовали заговор против Казимира IV. По некоторым известиям целью заговора было возведение на великокняжеский престол Михаила Олельковича. Заговор был раскрыт, Михаил Олелькович и Иван Гольшанский казнены, а Федору Бельскому удалось бежать в Москву.

После смерти Казимира IV возросла военная активность Ивана III в беспрерывной пограничной войне на западных рубежах Московского княжества, которая велась с 80-х гг. XV в. На сторону Москвы перешли потомки древних чернигово-северских князей Воротынских, Одоевских и др. Договором 1494 г. их владения были закреплены за Московским государством. Рассчитывая снизить военную активность Москвы, великий князь литовский Александр Казимирович женился на дочери Ивана III Елене. Но московский князь не отказался от претязаний на западные земли Руси. Используя дочь, он пытался оказывать влияние на политику зятя.

Вскоре Иван III обвинил Александра в том, что тот принуждает Елену принять католичество. В это время в Великом княжестве Литовском и на самом деле усилилась католическая конфессиональная экспансия, что вызвало новый массовый переход крупных феодалов вместе со своими православными подданными под власть Москвы.

На службу к Ивану III перешли даже потомки князей-эмигрантов, в том числе, например, Василий Шемячич. Вся Черниговщина добровольно признала верховенство Москвы, а в результате войны 1500—1503 гг. к Московскому государству были присоединены Чернигов, Стародуб, Новгород-Северский и другие города. Только небольшая приднепровская полоса Черниговщины осталась под властью ВКЛ.

При Василии III (1505—1533) обоснование прав московских князей-Рюриковичей на белорусские и украинские земли нашло законченное выражение в теории «Москва — третий Рим». Но именно в это время промосковские симпатии западнорусской знати стали ослабевать из-за самодержавной политики московского князя, которая контрастировала в сравнении с гибким и толерантным правлением великого князя литовского Сигизмуда I Старого. Окончательный удар по былым симпатиям нанес период кровавого террора, развернутого в Московском царстве Иваном IV (1533—1584) при введении опричнины.

Начало экспансии Крымского ханства и Турции. Еще в XIII в. монголо-татары установили контроль над степной частью Крымского полуострова. Вскоре тут был основан улус Золотой Орды. Центром улуса стал Солхат. На этнически пестрые города Крыма претендовала Генуя — итальянский торговый город-республика. В конце XIII в. с согласия татар генуэзцы заняли Кафу (Феодосию).

Относительная самостоятельность ордынских наместников Крымского улуса усиливалась по мере упадка Золотой Орды. Примерно в начале 30-х гг. XV в. победу в борьбе за власть над Крымом одержал Хаджи-Гирей, который около 1443 г. был провозглашен крымским ханом. Так образовалось новое татарское военно-монархическое государство, которое просуществовало до 1783 г. Крымскому ханству подчинялись кочевые орды Северного Причерноморья. Столицей государства с начала XVI в. стал Бахчисарай.

Крымско-татарская государственность не была прочной ни политически, ни экономически. Беспрерывная борьба между претендентами на крымский престол, а также борьба татарской знати с централизмом, воплощением которого был хан, существенно дестабилизировали обстановку в стране.

Примитивное кочевое скотоводство не обеспечивало прожиточного минимума населения. Поэтому крымские ханы решали свои внутренние проблемы путем внешней экспансии. Недостача продуктов питания компенсировалась добычей во время военных походов. Важным источником доходов был захват пленных («ясир»).

Большинство населения Крыма все время находилось в военных походах на Персию, в Европу и, в первую очередь, на южнорусские земли. Но родоначальник ханской династии Гиреев Хаджи-Гирей, который пришел к власти благодаря поддержке литовских князей, на протяжении всей своей жизни поддерживал дружеские отношения с Казимиром IV. Это, правда, не мешало его соперникам из числа знати вместе с ханами кочевых орд Северного Причерноморья совершать набеги на Подолье, Волынь и Галичину. Сын же Хаджи-Гирея — Менгли-Гирей в 1474 г. пошел на сближение с великим князем московским. В 1480 г. сложился военный союз двух государств, направленный против Великого княжества Литовского. Поскольку Кази- мир IV, в свою очередь, заключил союз с Золотой Ордой, под удар ставились ближайшие к Крыму южнорусские земли.

В борьбе с генуэзскими торговыми городами на крымском побережье татары искали помощи у одноверцев-мусульман — османских турок. В 1475 г. турецкие ударные силы захватили Кафу и большинство других богатых прибрежных городов полуострова. Менгли-Гирей вынужден был признать вассальную зависимость от Турции. Турция придавала большое значение строительству и захвату крепостей на побережье Черного моря. Наиболее мощные из них строились и укреплялись в устьях рек Днепра (Кинбурн), Днестра (Аккерман), Дуная (Измаил), Дона (Азов). С помощью турок крымские ханы превратили Перекоп в неприступную твердыню, которая надежно перекрывала путь в Крым. Турецкие гарнизоны размещались в самом Крыму, а в Кафе находилась резиденция наместника султана.

За короткое время Крымское ханство превратилось в авангард агрессии против восточных славян. В 1479 г. крымчаки опустошили Брацлавщину. В 1482 г. Менгли-Гирей, подстрекаемый Иваном III, захватил Киев, сжег Печерский монастырь, разграбил Софийский собор.

В плен попали не только тысячи простых киевлян, но и сам киевский воевода Иван Ходкевич. После Киевского погрома татары чуть ли не ежегодно повторяли свои набеги на южнорусские земли. Подсчитано, что с 1450 по 1556 г. они осуществили 86 крупных походов на Украину. Кроме того, были еще набеги небольших отрядов. С конца XV в. начались вторжения и турецких войск. Крымчаки и турки жгли города и села, грабили и убивали жителей, захватывали пленных, которых потом продавали на невольничьих рынках Кафы, Аккермана, Константинополя.

Чтобы умилостивить Менгли-Гирея, великий князь литовский и король польский Александр Казимирович начал платить ему дань под названием «упоминков» в размере 15 тыс. злотых ежегодно. Но и это не остановило экспансии. Границы заселенных русским населением земель были вновь отодвинуты до укреплений, которые тянулись вдоль северного рубежа степи и включали Каменец, Винницу, Белую Церковь, Черкассы, Канев, Киев. На юг от этой линии лежало «Дикое Поле».

Таким образом, в результате экспансии Крымского ханства и Турции древние южнорусские земли обезлюдели, а черноморско-азовское побережье вплоть до 70-х гг. XVIII в. стало турецко-татарским.

Положение православной церкви в Великом княжестве Литовском. В свое время православие приняли сыновья Гедемина Любарт, Кориат, Наримонт, Ольгерд и почти все дети последнего. Правда, запланированный брак Ягайлы с дочерью Дмитрия Донского, а значит и принятие им православия, не состоялись. Ход исторического развития Литовско-Русского государства был изменен Кревской унией 1385 г. С этого времени прекратилась христианизация населения ВКЛ православной церковью, уступившей в соперничестве за паству католическому духовенству.

Несмотря на то, что законодательных актов, которые бы принижали православную церковь, еще не было, дарование государственной властью ряда привилегий католической шляхте ограничивало права шляхты православной. Городельский привилей 1413 г. уравнял в правах литовских шляхтичей-католиков с польской шляхтой, а православных («схизматиков») приравнял к литовцам-язычникам.

Этот акт стал предвестником грядущей религиозной нетерпимости, способствовал пропаганде западного христианства. Высшие слои общества переходили в католицизм ради тех прав и привилегий, которые давались только шляхте католического вероисповедания. В связи с усложнением внутриполитической обстановки в ВКЛ привилеями 1432 и 1434 гг. была сделана попытка уравнять положение православных и католических верхов населения. Однако, в 1529 г. действие Городельского акта вновь было подтверждено.

Характерной чертой политики великих князей литовских в отношении к православной церкви было стремление создать самостоятельную от Москвы митрополию. Однако еще в первой половине XV в. большинство митрополитов были общими для Московского государства и ВКЛ. Окончательное разделение митрополии произошло во второй половине XV в.

Отдельным, привнесенным извне, эпизодом церковно-политической жизни Украины стала Флорентийская уния. Епархии ВКЛ своих представителей на Ферраро-Флорентийский собор не посылали из-за противодействия великого князя Сигизмунда Кейстутовича и виленского католического епископа. Видимо, не получили разрешения Короны на поездку в Италию и церковные иерархи Галичины. Правда, в соборе принимали участие представители львовской православной общины армян, которые представляли там и интересы армян каменец-подольских. Митрополит Исидор, подписав договор об унии восточной и западной церквей (1439), возвращаясь в Москву, посетил в 1440—1441 гг. Краков, Перемышль, Львов, Галич, Холм, Вильно, Киев и другие церковные центры. Католические иерархи и светские владельцы Польши не выступили открыто против унии церквей. Запрет на провозглашение унии Исидор получил в Вильно. Тот факт, что Исидор практически беспрепятственно официально провозгласил унию в Луцке, Владимире-Волынском и Киеве объясняется тем, что здесь, в отличие от Польши, его воспринимали не как кардинала и папского легата, а как митрополита-грека, представителя константинопольского патриарха.

В целом отношение украинского населения к миссии Исидора было довольно сдержанным.

Среди мещанства существовало недовольство его богослужебной практикой — поминанием имени папы на литургиях, обрядовой мешаниной. Пребывание Исидора на землях ВКЛ и Польши после бегства весной 1442 г. из Москвы через Тверь было практически незамеченным большинством современников. В 1443 г. он окончательно оставил русские земли. В 1451 г. Казимир IV дал согласие на подчинение всех епархий Киевской митрополии в ВКЛ митрополиту Ионе, пребывавшему в Москве, что подтверждало отсутствие унии как таковой на южнорусских землях.

В 1458 г. по распоряжению римского папы в противовес Ионе в сан митрополита для ВКЛ константинопольским экс-патриархом (униатским) Григорием Маммой был посвящен в Риме ученик Исидора Григорий Болгарин. Он был принят Казимиром IV и признан белорусскими и украинскими епархиями. Только черниговский митрополит не признал Григория Болгарина и отъехал в Москву. Таким образом, в 1458 г. было окончательно ликвидировано единство общерусской митрополии.

Первоначально Киевская митрополия находилась под верховенством римского папы и охватывала белорусские и украинские земли вместе с Галичиной. Уже в XVI в. к Москве отошли черниговская и смоленская епархии. Однако церковная уния на землях ВКЛ до самого конца XVI в. осуществлена не была. Со временем Киевская митрополия вновь оказалась под контролем Константинополя, где Флорентийская уния была осуждена. Правда, зависимость от патриарха была формальной: он давал благословение выбранному королем по рекомендации «князей и панов греческого закона» кандидату в митрополиты.

Конфессиональная политика Короны на западноукраинских землях. В Галичине позиции католической церкви усиливались уже с времени правления Казимира III, который способствовал колонизации галицких земель немцами и поляками. В Перемышле, Галиче, Холме были основаны католические епископские кафедры. С другой стороны, патриарший собор в Константинополе ликвидировал в 1347 г. Галицкую митрополию — по просьбе великого московского князя Семена Гордого и митрополита Феогноста, которые ссылались на извечное единство митрополии на Руси. Однако Казимир Великий не хотел, чтобы православное население Галичины подчинялось митрополиту, который находился в Москве и проводил линию московского князя. Действуя против воли римского папы, он обратился к константинопольскому патриарху с просьбой о поставлении галицким митрополитом украинского епископа Антония. Галицкая митрополия была восстановлена в 1371 г. и просуществовала до начала XV в. Позднее титул галицкого митрополита вошел в полную титулатуру киевского архипастыря — «митрополит Киевский, Галицкий и всея Руси».

Несмотря на восстановление митрополии, положение православной церкви в Галичине резко ухудшилось при преемнике Казимира на польском троне Людовике Венгерском. Расширилась сеть католических парафий, начали активную деятельность основанные ранее католические епископские кафедры. Стал обычным захват имущества православной церкви. В Перемышле был разрушен православный собор, а на его месте начал строиться костел. Активизировалась миссионерская деятельность католических орденов доминиканцев и францисканцев. Польский король и католические иерархи имели в отношении русских земель в границах Короны собственные церковно-политические планы, которые выражались формулой «одна держава, один народ, одна вера».

Хотя формально православные в Польше и пользовались свободой вероисповедания, их конфессия рассматривалась Короной как второстепенная, свидетельством чего было налогообложение православного духовенства, ограничение отдельных культовых служб, церковного строительства и т. д. Уже с начала XVI в. православная епархия в Галиче подчинялась юрисдикции львовского католического архиепископа как главы христианской общности в регионе.

Конфессиональная политика последнего Ягеллона — Сигизмунда II Августа — не отличалась последовательностью. Дважды, в 1547 и 1551 гг., подтверждалось действие Городельского акта, но в 1563 г. шляхта католического и православного вероисповедания была уравнена в правах, чем удовлетворялись сословные интересы последней, и закладывался фундамент будущей унии Короны и ВКЛ.

<< | >>
Источник: О. А. Яновский, Л. Л. Михайловская, С. В. Позняк и др.. История Руси, России и Украины (с древнейших времен до конца XVIII в.): Учеб. пособие / Под ред. О. А. Яновского. — Мн.: БГУ,. — 1007 с.. 2005

Еще по теме Усиление борьбы за «собирание земель Руси» между Вильно и Москвой:

  1. Усиление борьбы за «собирание земель Руси» между Вильно и Москвой
  2. ГЛАВА 12Литва
  3. Трудное выздоровление