<<
>>

   Венчание на царство

   Московский историк В. В. Назаревский писал в книге «Из истории Москвы. 1147–1703. Очерки», изданной в 1896 году, следующее: «Через шесть недель по смерти Грозного, 31 мая 1584 г., происходило царское венчание Феодора.

Во время коронационных пиров посыпались милости царя: он в самом дворце наделил богатыми подарками митрополита, святителей и других лиц и сам в свою очередь принял дары от бояр, купцов и гостей, русских и иностранных; выпустил на свободу многих заключенных, освободил военнопленных; уменьшены были налоги; несколько заслуженных сановников возведены в боярский сан. Ивану Петровичу Шуйскому пожалованы были все доходы от Пскова.    Но никто не был осыпан такими милостями, как Борис Годунов: он получил не только высокий сан конюшего, но и титул ближнего великого боярина, наместника царств Казанского и Астраханского; ему даны были громадные поместья, все луга на берегу Москвы-реки, сборы с целых областей, доходы с некоторых промыслов и прочее. Доходы его достигали 100 тыс., и он мог на свой счет снарядить из своих крестьян стотысячную рать. Правительственное значение его было так велико, что королева Англии Елизавета I называла его в грамотах своих „любительным братом“ и „лордом-протектором“».    С самого начала царствования Федора Ивановича фактическая власть была сосредоточена в руках Бориса Годунова, и потому годы царствования Федора Ивановича могут с полным правом считаться временем правления Бориса Годунова.

   Каким был новый царь

   После смерти старшего сына Грозного, Ивана, претендентом на престол стал его второй сын – Федор, матерью которого, как и старшего царевича, была Анастасия Романовна. Но как это часто бывает, у одного и того же отца и одной и той же матери братья, появившиеся на свет с разницей в три года, совершенно не походили друг на друга.    Если Иван был копией отца: гневным, жестоким, склонным к блуду и пьянству, – Федор был с малых лет тих и скромен, человеколюбив, щедр на милостыню и привержен вере.    Карамзин, собравший множество летописных свидетельств о его наружности, так описывал Федора: «Не наследовав ума царственного, Федор не имел ни сановитой наружности отца, ни мужественной красоты деда и прадеда: был росту малого, дрябл телом, лицом бледен, всегда улыбался, но без живости; двигался медленно, ходил неровным шагом от слабости в ногах, одним словом, изъявлял в себе преждевременное изнеможение сил естественных и душевных».    С детства любимым местом времяпрепровождения Федора была церковь, а любимым занятием – колокольный звон. Рано приобщившись к этому, стал Федор, несмотря на хилость, прекрасным звонарем, предпочитая перезвоны на самых малых колокольнях. Когда «встал он на царство», был он уже женат, но все еще бездетен. И в царской большой семье кроме него был еще один сын Грозного, полуторагодовалый Дмитрий – сын последней жены тирана, Марии Нагой. О судьбе Дмитрия и его матери речь пойдет впереди, а теперь продолжим знакомство с новым царем – Федором Ивановичем, с тем, каков был он в повседневности.    Федор Иванович всегда просыпался среди ночи, чаще всего в четвертом часу утра, и как только открывал глаза, звал священника с крестом и иконой того святого, чей праздник отмечался в грядущий день. После совместной молитвы и окропления святой водой посылал он постельничего узнать, хорошо ли почивала царица Ирина Федоровна, сестра Бориса Годунова. А после того как царицу одевали и умывали, шел к ней в опочивальню, и с нею вместе шествовали они в церковь.    Простояв на заутрене не менее часа, Федор уходил, чтобы, приняв самых близких бояр, пожаловать затем к двухчасовой обедне.    После того, поспав три-четыре часа, шел он в баню или же на созерцание кулачного боя. Более жестоких забав государь не терпел оттого, что был добр и очень боялся Бога.    Возвратившись домой, отправлялся он к вечерне, а оттуда – в покои царицы, где окружали царя кувыркающиеся и дерущиеся шуты и шутихи, многочисленные карлы, дураки и дуры.    Каждую неделю, если не был совсем уж болен, навещал Федор Иванович один из ближайших монастырей.    Если же встречался на пути его коленопреклоненный челобитчик, то грамотку или словесную мольбу Федор Иванович не принимал, а отсылал его к своему шурину – Борису Годунову. Из-за родственной близости стал Годунов после воцарения Федора первым человеком, оттеснив других бояр, в том числе и Никиту Романовича.

<< | >>
Источник: Вольдемар Балязин. Неофициальная история России. Иван Грозный и воцарение Романовых. М.: Олма Медиа Групп. - 192 с. - (Неофициальная история России).. 2007

Еще по теме    Венчание на царство:

  1. Венчание на царство
  2.    П. И. Ковалевский о венчании Грозного на царство
  3. Безместие в разрядах придворных церемониалов Безместие при венчаниях на царство
  4. Вильбуа о венчании Петра и Екатерины
  5.    Венчание Петра Алексеевича и Евдокии Федоровны
  6. Положения о «гарантиях» верховной власти и «идеологического обоснования» местничества «Поучения» главы церкви монарху в «чине венчания»
  7. 1. Закон и Царствие Божие
  8. 12.1. Древнее царство
  9. 2. РАННЕЕ ЦАРСТВО
  10. 3. ДРЕВНЕЕ ЦАРСТВО
  11. Лекция в РАННЕЕ II ДРЕВНЕЕ ЦАРСТВА ЕГИПТА
  12. 2. СРЕДНЕЕ ЦАРСТВО
  13. I. Царства русов