<<
>>

Вещи, встречающиеся в достоверно мужских погребениях


а)              Фибулы кольцевидные
Все найденные фибулы (всего 8 экз.) изготовлены из серебра и небольшие по величине. Одни из них представляют собой замкнутые пластинчатые кольца, у других верхняя часть перевита, а получившиеся углубления снабжены ниточкой ложной зерни (рис.
17, 3). Фибула из Суотниеми-4 (2487: 72) (здесь и далее даются шифры вещей, хранящихся в Музейном ведомстве Финляндии) (рис. 17, 4) имеет ажурную форму. На фибуле из Суот- ниеми-1 (2487: 2) (рис. 17, 2) на противоположных краях изображены по

Рис. 17. Вещи из мужских погребений 1-7
1-4 — кольцевидные фибулы, 5 — пояс с пряжкой, 6 — разделитель пояса, 7 — кольцо поясоразделителя


две руки в рукопожатии. На фибуле из Кекомяки-1 (2489: 187) по кругу расположена надпись AVE MARIA GT. Фибулы, подобные трем последним, найдены в новгородских слоях 60-80-х гг. XIII в. (ажурная фибула), 30-60-х гг. XIII в. (с надписью на дуге), 60-90-х гг. XIV в. (с руками в рукопожатии) (Седова 1981: 91, рис. 31, 16, рис. 33, 1, 2). Одна фибула с надписью AVE MARIA GT найдена в Турку и еще одна — в Миккели Тууккала (Kivikoski 1973: 132, Abb. 1050).
Фибулы с перевитой частью дуги найдены в Кекомяки-2 и 3 (2489: 258, 331) и в Тонтинмяки-8/1888 (2592: 174). Близкие по форме фибулы найдены в Холлола Киркайланмяки и в Миккели Тууккала (Kivikoski 1973: 132, Abb. 1049). В Суотниеми-2 кольцо пластинчатой фибулы (2487: 19) украшено ломаной линией. Подобные фибулы найдены в Холлола Киркайлан- мяки (Kivikoski 1973: 132, Abb. 1048). Пластинчатые кольцевидные фибулы в XIII-XIV вв. были распространены во всей Северной Европе (Nordman 1924: 176-178, fig. 155-157; Blomqvist 1947: 135; Sarvas 1971: 59-62, kuv. 4; Taavitsainen 1990: 82-85, 208-209), встречаются в памятниках Ижорского плато (Спицын 1896: табл. X: 9, 10; XII: 11, XIV: 9; Мальм 1967: 188; Седов 1982: 179-181, табл. LV, 5; Рябинин 2001: 66, табл. 8; 68-70, 250, табл. XXXIV, 1-13), в Гдовских курганах (Спицын 1903: табл. XIV: 14, 21, 27) и, как уже отмечалось, в Новгороде (Седова 1959: рис. 6, 2; 1981: рис. 31, 16, 33, 1, 2).
Несомненно, кольцевидные фибулы из карельских могильников являются западноевропейским, точнее, видимо, шведским импортом.
б)              Металлические детали пояса
Как правило, во всех инвентарных мужских погребениях встречаются остатки поясов, которые наряду с кольцевидными фибулами являлись основным украшением мужского костюма (рис. 17, 5). Пояса изготовлялись из кожи, на которой закреплялись различные железные и медные накладки и кольца. Пряжки различной формы изготовлялись из железа, меди (латуни?) или бронзы. Пряжки сложной конфигурации и с рельефным орнаментом отливались из меди (латуни?) и бронзы. Из 25 найденных в погребениях пряжек 15 были железными и 10 медными (латунными?) и бронзовыми. При раскопках могильника XI-XV вв. Калмистомяки на месте ныне несуществующей дер. Кууппала у пос. Куркиёки на северном берегу Ладожского озера в 1987 г. нами найдены детали пояса: лировидная пряжка, три накладки и трехчастное разделительное кольцо с двумя украшенными зооморфным орнаментом ременными наконечниками (рис.
86) (Saksa 1998: 31, 134-135, kuv. 55: 4-6). Они представляют вошедшие в конце эпохи викингов в широкий оборот в Балтийском регионе формы (Спи- цын 1896: табл. XIV, 23, 28; XV, 12; XVI, 3, 25, 26; Arne 1914: 141, Fig. 209; Kivikoski 1973: 121, Abb. 916 (одна из перечисленных (8885: 53) происходит из могильника Калмистомяки в Кууппала); Selirand 1989: 120-121; Eesti esiajalugu: 342, Joon. 229, 5-7; Михайлов, Соболев 2000: 222-228; Рябинин 2001: 81-82, табл. XLIV; Хвощинская 2004: 91-93). Из могильника Калмистомяки происходят найденные в 1995 г. трехчастное разделительное кольцо и две поясные накладки рыбовидной формы (рис. 85, 4-7; 87, 2) (ср.: Arne 1914: 154, Fig. 266; Kivikoski 1973: Abb. 924 (одна (8885: 52) найдена на рассматриваемом могильнике). Железные пряжки обычно имели округлую или прямоугольную форму. Пряжки соединялись с ремнем в одних случаях непосредственно, в других — через посредство металлической пластины. Таким способом крепились как железные пряжки, так и изготовленные из цветных металлов. Иногда еще употреблялись кольца, соединенные металлическими пластинчатыми звеньями (Кекомяки-1) (2489: 122, 191, 200); Тонтинмяки-5/1888 (2592: 94, 101-105).
В состав поясных наборов входили разделительные кольца, как простые, так и разделенные перекладинами на три-четыре части. Они использовались для подвешивания к поясу различных предметов. Последних, с закрепленными на них ременными наконечниками, найдено в мужских погребениях только три: два одинаковых в Кекомяки-2 (2489: 271) (рис. 17, 5) и один в Тонтинмяки-3/1888 (2592: 37). Одно разделительное кольцо найдено в женской могиле Тонтинмяки-6/1888 (2592: 163). Значительно больше в погребениях найдено простых колец, как железных, так и бронзовых с диаметром 30-40 мм. Бронзовые кольца, как и пряжки, отлиты с рельефным орнаментом. В Кекомяки-1 ременные разделители были нашиты на большой кусок кожи, сохранившийся в ногах погребенных.
Отмеченные пряжки и другие детали поясов были распространены в XI-XIV вв. на большой территории, заселенной различными племенами. Лировидные пряжки, к примеру, найдены на территориях кочевнических, славянских, балтийских, финно-угорских и германских племен от Скандинавии и Прибалтики до Средней Азии (напр.: Спицын 1896: табл. IX, 10; 1902, табл. XVI; Nerman 1929: Abb. 126, 135; Serning 1960: 46-49, pl. 31: 16-20, 32; Stenberger 1962: Abb. 39, 41, 42; Федоров-Давыдов 1966: 44, рис. 7, Б 1; Kivi- koski 1973: 118, 145, Abb. 888, 1196; Selirand 1974: 300, 304, tahv. XX, 1, 2; XXI, 8; Tonisson 1974: tahv. XII, 1, 2; XXIV, 1, 2). Лировидные пряжки и различные накладки сердцевидной и прямоугольной формы широко представлены еще в памятниках эпохи викингов. Считается, что они распространяются в Финляндии и Прибалтике с XI в. и происходят от готландских образцов (Ner- man 1929: 120, Abb. 120, 121, 126, 135; Cleve 1929: 259-260; Kivikoski 1939: 48; 1951: 22, 41, Abb. 834, 860, 1123, 1125; 1973: 118, Abb. 88). В Новгороде подобные пряжки встречены в слоях, датирующихся первой четвертью XI — 70-90-ми гг. XII в. (Седова 1981: 144, рис. 56, 1, 2, 8).
Поясному набору из могилы Кекомяки-2 (рис. 17, 5) мы не нашли аналогий, но по своей орнаментации составляющие его накладки удивительно хорошо согласуются с целым рядом найденных на рассматриваемой территории вещей. Рисунок из сплетающихся лент, составляющих регулярный мотив в виде сердцевидной пальметки со спирально загнутыми концами, встречается на многих украшениях из карельских грунтовых могильников: на накладках шейной ленты (Кекомяки-6 (2595: 113)), на серебряных овально-выпуклых подковообразных фибулах (Кулхамяки (2596: 5, 7)), Ке- комяки-2 (2489: 274), 3 (2489: 326), 5 (2595: 11, 80), 6 (2595: 135); Тонтин- мяки-1/1888 (2592: 1)), на копоушках (Кулхамяки (2596: 13)); Кекомяки-1 (2489: 66); Тонтинмяки-1/1888 (2592: 9)), на ножнах ножей Леппясенмяки-4 (92494: 12), на костяной поделке из Суотниеми-3 (2487: 55) и даже на рукояти меча из Каукола-Коверила (могила 3) (2489: 281) (Schwindt 1893: kuv. 8, 172, 192, 250, 251, 252, 252а, 253, 258, 279, 333; Nordman 1924: 157-160, fig. 138-142; Leppaaho 1964: 90-91, Taf. 43). Подковообразная фибула с подобным орнаментом найдена в дер. Рантуэ около Сортавалы (8121: 2) (Nordman 1924: 84-85, fig. 61, 62, 159-161, fig. 139-143; Кочкуркина 1981: 117, № 199).
Похожие мотивы прослеживаются и в орнаментации фибул типа F 4 по Айлио, все четыре экземпляра которых найдены на Карельском перешейке (Ailio 1922: 36, kuv. 17, 80, № 118, 119, 135; Кочкуркина 1981: 128, табл. 4, 2). Украшенная подобным орнаментом рукоять ножа найдена на могильнике Тууккала в области Саво, мог. 7 (Heikel 1887: 202, kuv. 10, 11).
К.А. Нордман придерживался мнения, что ленточный и пальметтовидный орнаменты характерны для карельских предметов XII-XIII вв. (Nordman 1924: 168). Своими корнями подобная орнаментация уходит в эпоху викингов Северной Европы и даже в предшествующее ей время (Nordman 1924: 161).
К сказанному можно добавить, что в Новгороде найдены поясные наборы, украшенные стилизованным растительным орнаментом, напоминающим декор упомянутых украшений из карельских могил. Один из них относится к слою 30-60-х гг. XII в., а второй найден в слое рубежа XIII-XIV вв. (Седова 1981: 149, рис. 58; 7, 9, 15, рис. 58; 17).
Однако следует отметить, что среди массовых новгородских орнаментированных находок нет изделий, украшенных в той же самой манере, что и карельские вещи. Из опубликованных находок только ложка 12-го яруса (1281 г.) имеет орнамент из сплетающихся лент, составляющих сердцевидный узор (Колчин 1971: 13, № 40, табл. 3, 27).
в)              Предметы вооружения: мечи, наконечники копий и стрел
Мечи
Наличие оружия в мужских погребениях — обычное явление для карельских могильников. Как правило, мужчина получал с собой в загробную жизнь меч и копье, несколько стрел, а также топор, который мог использоваться как в бою, так и в мирном труде.
Мечей в погребениях найдено пять: один в Суотниеми-1 (2487: 5) (рис. 18, 1) и четыре в Кекомяки, один в мог. 1 (2489: 121), второй в мог. 2 (клинок) (2489: 243), третий в мог. 3 (2489: 281) (рис. 18, 3, 3а) и четвертый в мог. 5 (2595: 75) (рис. 18, 2) (Schwindt 1893: 178-179, kuv. 27-30; Кирпичников, Сакса, Томантеря 2006: 51-72, рис. 1, 9, 11-12, 16-18, 25, 26, 29, 30, 33-39). Ширина лезвия составляет 4,5-5 см, длина мечей — около метра; наиболее длинный меч найден в Суотниеми (107 см), наиболее короткий — в Кекомяки-3 (96 см). Меч из Суотниеми-1 относится к мечам с трехчастным навершием типа II по классификации А.Н. Кирпичникова (Кирпичников 1966: 53-54; Кирпичников, Сакса, Томантеря 2006: 51, 62, 66-67, рис. 9, 25, 26). Мечи этого типа датируются XI — первой половиной XIII вв. и по происхождению являются, видимо, восточными (Кирпичников 1966: 53-54). Вместе с мечом в могиле найдены наконечник копья III типа по А.Н. Кирпичникову (Кирпичников 1966: 12-14) с узким и длинным пером, который датируется XII-XIII вв., и топор карельского типа, датируемый 1150-1250 гг. (Paulsen 1956: 80; Wuolijoki 1972: 31-32). Упомянутые находки, а также кольцевая серебряная фибула (см.: Sarvas 1971: 59) достаточно твердо датируют могилу XIII веком.
К этому же типу мечей (но к другому варианту — тип II А) относится клинок из Кекомяки-5, рукоять которого богато украшена растительным узором (рис. 18, 2) (Кирпичников, Сакса, Томантеря 2006: 53, рис. 11, 29-30). Имеется целая серия из четырех подобных мечей. Остальные три меча найдены в Центральной Финляндии (Калвола), Эстонии (Паддас) и под Изборском (Малы) (Kivikoski 1973: 143, Abb. 1169; Кирпичников 1966: 54, табл. XXIX: I). К этому же типу следует отнести и меч из Саккола Кивиниеми (7810), имеющий аналогичное навершие с изображением усатого человека (Kivikoski 1973: 143, Abb. 1170). В могиле 5 из Кекомяки к западу от мужчины находились два женских погребения, вне могильной рамы найден топор карельского типа с массивным обухом, удила, ножницы и фрагменты медного котла (Schwindt 1893: 41-47). Могилу во всей совокупности погребального инвентаря так-
alt="" />
Рис. 18. Предметы вооружения из карельских могил 1-8
1-2 — мечи, 3 — кинжал, 4-8 — наконечники копий


же можно отнести в XIII в.; меч датируется XII в. (Кирпичников 1966: 54). Два остальных меча из Кекомяки (могилы 1 и 3) с плоским дисковидным навершием и тремя расширениями на длинном перекрестии относятся к типу VI по А.Н. Кирпичникову и датируются XII-XIV вв. при их наибольшем распространении в XIII в. (Оба меча относятся к немногочисленной группе «парадных» мечей, к которой, кроме упомянутых, относится меч из
Эура Паппиланмяки (Kivikoski 1973: 143, Abb. 1166; Кирпичников, Сакса, Томантеря 2006: 51-53, 64, 69-72, рис. 17, 33-39). Навершия и перекрестия этих мечей украшены растительным орнаментом из серебряной проволоки. Рукоять меча из могилы 3 снабжена сердцевидным орнаментом (рис. 18, 3, 3а) (Leppaaho 1984: 90-91, taulu 43), типичным также для многих карельских украшений (Schwindt 1893: kuv. 8, 29, 172, 192, 238, 250-252, 253, 279, 323, 325) (Кирпичников 1966: 55-56). В 1994 г. подобный меч был случайно обнаружен на берегу впадающего в Вуоксу ручья в пос. Мельниково на Карельском перешейке (рис. 19, 1). Из остальных предметов вооружения в первой могиле из Кекомяки найдены наконечник ножен меча, два наконечника копий типа III по А.Н. Кирпичникову (Кирпичников 1966а: 12-14) и три наконечника стрел (Schwindt 1893: 16-32), также датирующихся XIII в. В мог. 3, кроме меча, найдены удлиненный наконечник копья типа III по А.Н. Кирпичникову, топор скандинавского типа с прямой спинкой и четыре наконечника стрел (Schwindt 1893: 34-40). Датировка могилы на основании этих находок XIII в. подкрепляется наличием в ней серебряной кольцевидной фибулы XIII-XIV вв. (Sarvas 1971: 59-62).
Возвращаясь к мечам типа II по А.Н. Кирпичникову, отметим, что имеется две отдельные находки мечей с трехчастным навершием на Тиверском городке (502) и на острове Кильпола (3247: 10) (Kivikoski 1973: 143, Abb. 1172; Кирпичников, Сакса, Томантеря 2006: 51, 53-54, 62, 67, рис. 1, 10, 27-28).
Кроме упомянутых пяти найденных в погребениях мечей и одной случайной находки из Кивиниеми следует учесть меч упомянутого VI типа с дисковидным навершием, найденный на могильнике Патья в приходе Саккола на Карельском перешейке вместе с двумя наконечниками копий типа III A и топором типа VII по А.Н. Кирпичникову (Кирпичников 1966: 13-31, 39), которые дают основание датировать находку концом XII- XIII вв. Меч типа VI найден также на острове Кильпола (2298: 177) (Kivikoski 1973: 143, Abb. 1165). Еще один вариант мечей типа VI по А.Н. Кирпичникову (Кирпичников 1966: 55-56), характеризующийся косым срезом на диске, в результате чего тот становится 8-угольным при поперечном разрезе, представлен клинком из Куркиёк (Андерсининмяки) (6590: 2) (Kivikoski 1973: 143, Abb. 1167; Кирпичников, Сакса, Томантеря 2006: 54-57, 64, 69, рис. 1, 18, 32).
Найдены также два меча с линзовидным навершием V типа по А.Н. Кирпичникову (Кирпичников 1966: 54-55), в Саккола-Лапинлахти (6923) и в Метсяпиртти Коукунниеми (5707: 3) (Kivikoski 1973: 142, Abb. 116З; Кирпичников, Сакса, Томантеря 2006: 54-55, 62, рис. 1, 12). На Западе мечи этого типа датируются 950-1250 гг. (Кирпичников 1966: 54-55), и очень возможно, что упомянутые мечи относятся к предыдущему периоду, тем более что клинок из Лапинлахти найден на месте могильника с сожжениями.
Клинок меча XII в. обнаружен при раскопках в Выборге на Замковом острове В.А. Тюленевым в 1985(?) г. (Тюленев 1987: 12). В 1995 г. на холме Калмистомяки в Кууппала (Куркиёки) во время раскопок в пахотной земле найден наконечник ножен меча с пальметтовидным орнаментом распространенного в Балтийском регионе типа (Saksa 1998: 137-138, kuv. 58, 1). Ближайшие аналогии ему находятся в Эстонии и датируются XI в. и даже XII- XIII вв. (Paulsen 1953: 130-132, Abb. 192).
На Карельском перешейке и в Северо-Западном Приладожье найдено в общей сложности 12 мечей XII-XIII вв. и три меча, которые могут относиться и к предыдущему периоду или к рубежу двух периодов (Uino 1997: 377378; Saksa 1998: 32-34; Кирпичников, Сакса, Томантеря 2006: 41-72, рис. 1).
Наконечники копий
Наконечников копий найдено всего 30 экземпляров, из них 13 встречены в погребениях, остальные — случайные находки (рис. 17, 5-9) (Schwindt 1893: 180; Kivikoski 1973: 144, Abb. 1185, 1187; Uino 1997: 378-381, Saksa 1998: 34-35).
Большинство найденных наконечников представлены различными вариантами копий с пером удлиненно-треугольной формы (тип III по классификации А.Н. Кирпичникова (1966а: 12-14).
Обратимся, прежде всего, к найденным в погребениях наконечникам. Два из них найдены на могильнике Суотниеми в мог. 1 (2487: 6) и в мог. 4 (2487: 83), один на могильнике Кулхамяки (2488: 2), три на могильнике Кекомяки в мог. 1 (2489: 168, 223) и в мог. 3 (2489: 278) и три на могильнике Тонтинмяки, в мог. 1/1888 (2592: 12), в мог. 14/1888 (2592: 257); наконечник копья (2592: 265) найден в промежутке между могилами 8/1888 и 14/1888 (Schwindt 1893: 80). Три наконечника копий нашли на могильнике Патья, два вместе с мечом (погребение?) и один неподалеку от них отдельно (10710: 2, 6). Их короткие восьмигранные тульи инкрустированы серебром. Подобные наконечники найдены на Карельском перешейке в количестве 7 экземпляров. Остальные происходят из Ряйсяля Сяркисало (11174), Саккола Теринттиля (2999: 49), Каукола Хи- енмяки (9011) и Муола Телккяля (11147) (Kivikoski 1973: 144, Abb. 1187).
Еще 13 наконечников копий происходят из случайных находок: пять найдены на п-ове Ховинсаари (1922: 414-416, 2298: 157, 158, 2590; 2), два в Ивасканмяки (1922: 428, 429) — небольшие наконечники дротиков, один в Лапинлахти (2520: 34), один в Ряйсяля (2298: 150) и еще два найдены в Каукола (2298: 169, 170). Один наконечник с длинной тульей найден в Куркиёки Сяккимяки (2644: 2) (Schwindt 1893: 180; Kivikoski 1973: 144, Abb. 185).
Найденный при раскопках в 1991 г. в крепости Корела наконечник копья можно отнести к эпохе викингов (см.: Kivikoski 1973: Abb. 855). Концом эпохи викингов (XI в.) датируется также случайно найденный в 1991 г. в пос. Куркиёки при строительстве частного дома наконечник копья, аналогии которому в Карелии находятся в Саккола (7291: 3), Метсяпиртти (6188: 2) и Ряйсяля (2999: 47) (ср.: Nordman 1924: 138, Fig. 115). Найденный на берегу ручья в пос. Мельниково в 1994 г. наконечник копья относится к типу G по Я. Петерсену и датируется второй половиной X-XI в. (рис. 19, 2)
Два из известных наконечников копий представляют собой ланцетовидные копья с врезным «готическим» орнаментом эпохи викингов (2298: 150, 158), один — небольшой черешковый наконечник (2298: 157). Остальные — различные варианты наконечников копий III типа по А.И. Кирпичникову, главным образом узкие и длинные и обычные, которые служили как охотничьим, так и боевым оружием. Подобные наконечники копий были широко распространены в Европе и на территории центральных и северных районов Древней Руси в XI-XIII вв. (Кирпичников 1966а: 12-14; см. также Хвощин- ская 2004: 95).
Наконечники стрел
Наконечников стрел на исследуемой территории найдено 75 экземпляров, из которых 19 происходит из погребений: два из Суотниеми-2 (2487: 29 и 96 (между могил)), один из Кулхамяки (2488: 3), девять из Кекомяки: мог. 1/2489: 188-190), мог. 3 (2489: 345-348), мог. 5 (2595: 57, 58); пять из Тонтинмяки: мог. 3/1888 (2592: 52-55) (Schwindt 1893: 181; Hiekkanen 1979: 133-150). Кроме этого, наконечники стрел найдены на могильнике Ховин- саари (3472: 17) и в Лапинлахти (7901: 68, отдельная находка). В Суотниеми, на том же холме, на котором расположен могильник, при раскопках каменной вымостки в 1991 г. нами найден двушипный наконечник копья, относящийся к позднему римскому времени и эпохе переселения народов (Kivikoski 1973: 53, Abb. 315; Hiekkanen 1979: 69-71). Четыре черешковых наконечника стрел со срезанным лезвием найдены нами при раскопках средневекового могильника Кууппала в Куркиёках в 1986 и 1995 гг. (рис. 85, 3; 87, 4, 8) (Saksa 1998: 35, 132-134, kuv. 55, 3, 136-138, kuv. 58, 4, 8). 16 наконечников стрел найдено в районе г. Миккели в области Саво (Hiekkanen 1979: 133-150; Uino 1997: 381-382; Saksa 1998: 35). Как правило, наконечники стрел находились в могилах у правого плеча погребенного остриями вверх, возможно, в каком-либо футляре, следы которого не сохранились. Наконечники стрел были найдены и при раскопках городищ Хямеенлахти, Тиверского городка, Паасонвури (Appelgren 1891: 126-136; Кочкуркина 1981: 30-86, табл. 5, 1-9, табл. 10, 2-5, 12-14, 16; Saksa 1998: 35).
г)              Орудия труда (топоры, мотыги, косы, серпы, ножницы, ремесленные инструменты и другие)
Топоры
Топоры (рис. 20) встречаются почти исключительно в мужских погребениях. В общей сложности в Карелии найдено около 100 топоров, из которых лишь 20 происходит из погребений (Wuolij oki 1972: 8-33). Из них часть представлена топорами типа M по Я. Петерсену (секиры, тип VII по А.Н. Кирпичникову), два из которых найдены в карельских грунтовых могилах (Тонтинмяки-1/1886 и 3/1888 (2491: 6 и 2592: 33). Остальные происходят из случайных находок и могильников конца эпохи викингов: Ряйсяля Сяркисало (3118: 9), Лапинлахти (7219: 5, 1026: 1), Метсяпиртти Коукун- ниеми (8113: 5), Куркиёки (2674: 3), Куркиёки Корпписаари (10542) Кур- киёки Кууппала (8753: 1), Куркиёки Поскипарта (3081: 32), Куркиёки Ку- ронен (5237: 4), Хиитола (2520: 47) (Wuolij oki 1972: 26-33, 54-58, kuv. 15; Uino 1997: 383-385; Saksa 1998: 35-36). Время их употребления в Карелии

Рис. 20. Топоры из карельских могил 1-4


попадает на эпоху викингов, но топоры типа M продолжали использовать и в эпоху крестовых походов (Wuolijoki 1972: 26-31, 43).
Всего в грунтовых могилах найдено 12 топоров: четыре из них в Суот- ниеми: мог. 1 (2487: 100), мог. 2 (2487: 27), мог. 4 (2487: 84, 85), один — в Кул- хамяки (2488: 8); три — в Кекомяки: мог. 2 (2489: 240), мог. 3 (2489: 356), мог. 5 (2595: 3); четыре — в Тонтинмяки: мог. 1/1886 — женская (2491: 6), мог. 3/1888 (2592: 33), мог. 8/1888 (2592: 177), мог. 9/1888 (2592: 183) (Schwindt 1893: 160, kuv. 39-46). Большая часть топоров имеет оригинальную местную форму, основной особенностью которой является массивная удлиненная верхняя часть (обух). Эти так называемые карельские топоры встречаются в двух разновидностях: топоры равносторонние и топоры с бородкой (рис. 20, 1-4). К первым относятся топоры из Суотниеми-1 (2487: 10, 2487: 85), Кекомяки-2 (2489: 240), Кулхамяки (2488: 8) и топоры из Кур- киёки Кененен (10264) и Куркиёки Виллапекко (11263: 25) и из Ряйсяля Ракколайнен (5606: 3) и Лапинлахти (4421: 4 и 10817: 33). Три таких топора найдены на могильнике Тууккала в области Саво.
Топоры с бородкой найдены в Суотниеми-2 (2487: 27) и 4 (2487: 84), в Тонтинмяки-9/1888 (2592: 183), в Ряйсяля Уннункоски (3551: 15) и в Куркиёки Виллапекко (8831: 10). Два топора найдены на могильнике Тууккала.
Интересна находка 49 топоров различных типов на о-ве Виллапекко в Куркиёках (8753: 2, 8785: 1-2, 8831: 1-12, 8903: 1-3, 11268: 1-26, 29). Топоры случайно найдены в различное время и без каких-либо сопровождающих вещей. Большая часть их относится к эпохе викингов. Полагают, что это место могло быть культовым, а топоры приносились в жертву какому-либо божеству (Wuolijoki 1972: 39-40). При раскопках в крепости Корела в 1990 г. в слое крупнозернистого песка найден топор X-XI вв., относящийся к типу эстонского с изогнутой спинкой (Wuolijoki 1972: 9-11, 43; Saksa 1992-a: kuv. 10). Еще один подобный топор найден в 1987 г. при раскопках могильника Кууппала (Калмистомяки) в Куркиёках (Saksa 1998: 134-136, kuv. 55, 8). Девять топоров найдено в разграбленном в 1998 г. могильнике Раммансаари на п-ове Большом на оз. Вуокса (Приложение 2). Из них лишь один относится к типу карельских топоров с широким обухом.
Кроме топоров, в погребениях были найдены и другие орудия труда: изделия в виде лопаточки с изогнутой ручкой, мотыги, косы, серпы, ножницы пружинные, иглы швейные, ремесленные инструменты. Изделия в виде лопаточки с изогнутой ручкой (рис. 85, 10) найдены в количестве 5 экземпляров: одна найдена на могильнике Кекомяки между могилами (2595: 107), три найдены на могильнике Тонтинмяки, также вне могил (2592: 46, 117 и 186), четвертая найдена нами в 1987 г. на могильнике Кууппала в Куркиёках (Saksa 1998: 134-136, kuv. 55, 10). Вероятнее всего, они использовались при обработке дерева или снятии бересты (Schwindt 1893: 161-162).
Мотыги
Обнаружено одиннадцать экземпляров: две найдены между могилами 5 и 6 на могильнике Кекомяки (2595: 104, 106) и три — на могильнике Тонтинмяки (мог. 1/1886, 2491: 7), рядом с мог. 4/1888 (2492: 43), одна найдена в одном из очагов (2592: 267). Отдельные экземпляры найдены в Саккола Каллонен (7625: 3), Куркиёки Кууппала (10872: 86, не типичная), Салми Папру (4698: 3), место находки одной не известно (5832: 6) (Schwindt 1893: 174-175; Kivikoski 1973: 148, Abb. 1241). Одна мотыга найдена нами при разборке каменной кучи в дер. Ольховка (Лапинлахти) в 1980 году. При раскопках могильника Кууппала в Куркиёках в 1995 г. мотыга вместе с фрагментом косы и удилами находилась в ногах погребенного в могиле № 8, датированной XV в. (рис. 88, 1-3) (Saksa 1986: 138-139, kuv. 60, 1-3).
Косы
Найдены в количестве пяти экземпляров: одна найдена на могильнике (разрушенном) Кулхамяки (2488: 10), две — в Кекомяки: мог. 3 (2489: 35), мог. 5 (2595: 2) и две — в Тонтинмяки: мог. 1/1888 (2592: 13), мог. 3/1888 (2592: 39) (Schwindt 1893: 176). Все они найдены за пределами погребальных сооружений, при мужских могилах. Коса из Тонтинмяки-1/1888 (2592: 13) была найдена вместе с наконечником копья вблизи женской могилы, однако рядом были и другие разрушенные погребения и из одного из них и могли происходить оба предмета. Две косы происходят из могил разрушенного в 1998 г. могильника Раммансаари (Приложение 2).
Серпы
На могильниках найдено 13 экземпляров: два — в Суотниеми: мог. 3 (2487: 64), мог. 5 (2487: 100, фрагменты), два — в Кекомяки: мог. 1 (2489: 2), мог. 6 (2595: 161), три — в Тонтинмяки: мог. 1/1886 (2491: 4), мог. 4/1888 (2592: 42), один фрагмент найден на месте кузницы (Schwindt 1893: 175). Один серп (фрагмент) был найден на Паямяки (1931 г.) в Лапинлахти (9415:30), два — при раскопках могильника Патья в этой же деревне (10817: 21, 35) (Kivikoski 1942: 79; 1973, I47-I48, Abb. 1231). Обломок серпа или косы найден нами на могильнике Калмистомяки в Кууппала (рис. 88, 2). Серпы были найдены и при раскопках карельских городищ (3 экз.), Тивер- ского городка и Паасонвуори (Кочкуркина 1981: табл. 6, 16; 11, 8, 9; 15, 11; 17, 8). К. Вилкуна установил, что восточно-финляндские и карельские серии имеют восточное, русское происхождение (Vilkuna 1960: 224-228).
Ножницы пружинные
Такие же обычные находки для женских погребений, как и серпы. Они найдены в Суотниеми-3 (2487: 62), в Кекомяки: мог. 1 (2489: 230), мог. 3 (2489: 377), мог. 5 (2595: 5, 56) — фрагмент, мог. 6 (2595: 140), в Тонтинмяки: мог. 1/1386 (2491: 3), мог. 1/1888 (2592: 10) — фрагмент, мог. 4/1888 (592:44) (174, s. 154). Пружинные ножницы найдены в отдельной могиле на могильнике Паямяки в Лапинлахти (9415: 31) и на могильнике Патья в мог. 21 (10817: 12) и в разрушенном погребении (10817: 34) вместе с серпом (10817: 35) (Kivikoski 1942: 79-87). В целом в могилах найдено 10 ножниц. 1 экземпляр найден на городище Хямеэнлахти (Appelgren 1891: 126).
Иглы швейные найдены в Суотниеми-3, Кекомяки-1, Тонтинмяки-1/1888 и 13/1888, всего 12 экземпляров (10 экз. найдены в Тонтинмяки) (Schwindt 1893: 156). Они могут датироваться по новгородским аналогиям XII-XIII вв. (Колчин 1959: 66). />Ремесленные инструменты, отражающие высокий уровень развития ремесла у древних карел, найдены в погребениях, культурных слоях городищ и на месте кузницы, следы которой обнаружены при раскопках могильника на холме Тонтинмяки в Ховинсаари (Schwindt 1893: 70-71; Leppaaho 1949: 4449; Кочкуркина 1981: 36-56, 63-66, 75-87, табл. 6, 1, 3, 4, 5, 14, 17; 11, 1-4, 6).
В погребении ремесленника из Кекомяки (мог. 2) найдены молоточек, щипцы, точильные бруски, пробойник, молотовидное железное изделие и ряд неопределенных, испорченных ржавчиной предметов. Все они лежали справа от погребенного рядом с клинком меча и топором (Schwindt 1893: 32, 33).
В кузнице из Тонтинмяки хорошо сохранился выложенный камнем пол, на котором между двух больших камней найдены много шлаков, маленькая наковальня, наральник (два?) и другие железные изделия, инструмент для волочения проволоки, фрагменты керамики (2592: 129-149) (Schwindt 1893: 70-71).
Металлический ковшик, используемый, видимо, для разлива металла, найден в женской могиле в Суотниеми (мог. 3). Большая коллекция орудий труда: молоточков, зубил, пробойников, стамесок, шильев, точильных брусков, а также тигель и волочило — собрана при раскопках на городищах
Тиверский городок и Паасонвури (Кочкуркина 1981: табл. 6, 1-5, 14-17; 11, 1-4, 6). Один тигель с сохранившимся в нем куском бронзы найден в крепости Корела в слоях первой половины XIV в. во время раскопок 1975 г. (Кирпичников 1979: 52-73). 
<< | >>
Источник: Сакса А.И.. Древняя Карелия в конце I — начале II тысячелетия н. э. Происхождение, история и культура населения летописной Карельской земли. 2010

Еще по теме Вещи, встречающиеся в достоверно мужских погребениях:

  1. Культура ямных погребений
  2. ГЛАВА 5 ЕВРОПА, АФРИКА И АЗИЯ ВСТРЕЧАЮТСЯ В НОВОМ СВЕТЕ
  3. ГЛАВА 15 ПОГРЕБЕННЫЙ РЕЛЬЕФ
  4. Инвентарь женских погребений
  5. 4.1 ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ, ВСТРЕЧАЮЩИЕСЯ ПРИ ОЦЕНКЕ КАЧЕСТВА ПРИРОДНОЙ СРЕДЫ
  6. Какие наиболее распространенные ошибки мы встречали на российских корпоративных сайтах?
  7. Введение (о концепции второй части книги) Проблемы, с которыми встречаются российские компании
  8. Самопожертвование vs. распущенность: женское vs. мужское?
  9. Термины прямого родства по мужской линии
  10. Мужчина в изменяющемся мире. Причины трансформации мужской сущности
  11. Критерии достоверности силлогизмов
  12. [О достоверном знании субстанции]
  13. Критика рассулочного знания. Проблема достоверности
  14. [О критерии достоверного знания]