<<
>>

ГЛАВА VII

  Исходное положение обеих сторон перед началом контрманевра армий Юго-Западного фронта. — Начало боевых операций Конной армии. — Выводы. — События на участках других армий. — Окончательный прорыв Польского фронта Конной армией.
— Форсирование Днепра и взятие Киева нашими войсками. — Начало преследования противника на Юго-Западном фронте. — Начало взаимодействия Западного и Юго-Западного фронтов. — Ровен- ская операция Конной армии. — Рейд на Проскуров. — Выводы.

в период с 12 по 15 мая Главком лично посетил Харьков, и там на совместном заседании с командованием Юго-Западного фронта были установлены отправные точки будущих операций этого фронта. Было решено, прорвав посредством Конной армии фронт противника, сосредоточить все усилия против его киевской группы, а затем уже выступить против одесской группы неприятеля. При этом Конная армия должна была не совершать рейды по вражеским тылам, а сражаться, содействуя полному окружению противника.

Исходное положение обеих сторон, а равно группировка сил указаны на схеме (см. прило-

жение № 3). Во исполнение директив командюза, приведенных нами выше, армии и группы Юго-Западного фронта приступили к выполнению поставленных перед ними задач еще до фактического вступления в дело 1-й Конной армии: с 27 мая я армия возобновила свои наступательные попытки на Киевском плацдарме, одновременно продолжая группировку и сосредоточение своих сил, предназначенных к переправе через р. Днепр севернее Киева. Несмотря на чрезвычайно упорный характер, который местами приняли бои на Киевском плацдарме, первоначальные успехи 12-й армии имели чисто местное значение в виде занятия частями 7-й стр. дивизии с. Пуховки. 25-я стр. дивизия во время этих боев совершала поэше- лонно переход в район г. Остры, куда к концу дня 29 мая приказано было полностью сосредоточиться 73-й стр. бригаде. Более оживленными темпами развертывалось наступление правобережных частей Юго-Западного фронта, особенно группы тов.

Якира и Днепровской флотилии'. Продолжая продвигаться вперед, 44-я стр. дивизия с приданной ей 2-й Московской бригадой BOXP вышла на рубеж Гороховатка—Жидоста- вы — Антоновка — Житные горы — Рокитно, в то время как 45-я стр. дивизия после боя с 1-й польской кав. дивизией заняла рубеж Болкун — Кирданы — Тараща, а кав. бригада Котовского, обеспечивая левый фланг группы, продвигалась в район Рыж- ки — Севериновка, имея в м. Ставище один эскадрон для связи с 1-й Конной армией, которая к концу дня 27 мая своими четырьмя дивизиями сосредоточилась в районе Вороное—Зеленый Рог —Цыбулев —Монастырище —Ахраново. Днепровская флотилия, поднимаясь вверх по Днепру, вновь заняла м. Ржи- щев, оставленное отрядом из состава «Черкасского гарнизона» (200 штыков), который обнаружился затем в Переяславле, и двинулась дальше по направлению к м. Триполье. На участке 14-й армии 63-я стр. бригада сосредоточилась в районе м. Соболевки; 60-я стр. дивизия с приданной ей 21-й стр. бри- гадои медленно развивала наступление на участке Тростя - нец—Жабокричь, но 41-я стр. дивизия, подвергшаяся сильной аггаке противника, покинула занимаемый ею в течение некоторого времени рубеж по р. Ольшанке и отошла на рубеж ст. Рудница — Христищи— Кукулы — Окница— Кузмин. 28 мая

69 Как выше уже упоминалось, десантный отряд этой флотилии насчитывал в своем составе до 1000 бойцов,— Н. К.

продолжались затяжные бои на фронте 12-й армии без решительных результатов для обеих сторон. Группа Якира в центре и на своем левом фланге сохранила прежнее положение, так как ее попытки продвинуться вперед встречали упорное сопротивление, а местами и контратаки противника, причем некоторые населенные пункты остались в его руках. Ho на своем правом фланге эта группа вновь достигла значительного выигрыша территории: 2-я московская бригада ВОХР к концу дня 28 мая овладела м. Василевом и с. Макеевкой и вела бой за м. Германовка. В это же время Днепровская флотилия овладела с. Стойками и продолжала свое продвижение вверх по Днепру к Триполью.

1-я Конная армия совершала марш в район Пятигоры — Оратово — Жашков, при этом 4-я кав. дивизия следовала на Пятигоры, 11-я шла в район Высокое —Клювки — Стадница, б-я направлялась на Оратово, а 14-я кав. дивизия, находясь во второй линии, двигалась на Жашков. На фронте 14-й армии в описываемый период времени продолжалось медленное продвижение вперед 60-й стр. дивизии. 41-я стр. дивизия в этот день также перешла в наступление своим левым флангом, стремясь вновь выйти на рубеж р. Ольшанка. Однако на крайнем правом фланге армии попытка отряда Старых овладеть г. Гайсином окончилась неудачей и он вынужден был отойти в район Зятковцы.

Мы почти вплотную подошли к моменту фактического вступления в дело 1-й Конной армии, явившемуся переломным в ходе всей кампании на Украине. Для уяснения всех обстоятельств этого момента нам необходимо, прежде чем излагать ход дальнейших событий, бросить более внимательный взгляд на те участки Польского фронта на Украине, которым суждено было сыграть свою роль в этом переломе кампании. я пех. дивизия еще с 13 мая занимала рубеж Ново- Хвастов —Дзионьков —Роскопане —Липовец. На этом фронте ей было приказано задерживаться до получения новых указаний. Когда в конце мая группа тов. Якира начала сильно нажимать на 1-ю польскую кав. дивизию, действовавшую на таращанском направлении перед фронтом польской 7-й пех. дивизии, к тому же в связи с действиями Днепровской флотилии появилась угроза правому флангу этой группировки поляков в районе Триполья, у польского командования появилась идея произвести частичную рокировку южного фаса своего фронта с запада на восток, чтобы иметь возможность сосредоточить всю 1-ю кав. дивизию в районе к

юго-востоку от г. Белая Церковь и оттуда ударить во фланг и даже тыл наступающему противнику. Поэтому 13-я пех. дивизия в связи с перемещением на восток участка 7-й пех. дивизии должна была 28 мая передвинуться на восток на линию р. Роски. Ho в это время польская воздушная разведка обнаружила колонны 1-й Конной армии, выдвигающиеся из района Умани в общем направлении на Казатин.

Посему руководство польской 13-й пех. дивизии вынуждено было отказаться от своего замысла, тем более что командованием польской 2-й армии участок дивизии был увеличен еще на 10 километров. Таким образом, левый фланг дивизии теперь заканчивался в м. Самгородке, занятом одной ротой из состава 13-й пех. дивизии. Вместе с тем 28 мая польская 2-я армия была расформирована, ее управление передано в управление Украинского фронта, а входившие в ее состав войсковые части распределены между 3-й и 6-й армиями, причем 13-я пех. дивизия вошла в состав 6-й, а 7-я пех. дивизия и кавалерийская дивизия в состав 3-й армии. Таким образом, м. Самгоро- док, до этого времени являвшееся лишь пунктом стыка двух дивизий, теперь становилось пунктом стыка двух армий.

Приказ об отмене передвижения частей 13-й пех. дивизии на р. Роску не был получен только 50-м пех. полком этой дивизии (в составе двух батальонов) и приданной ему батареей. С рассветом 29 мая эти части начали изолированно и без должных мер охранения передвигаться на линию р. Роски и первыми попали под удары Конной армии'.

Поскольку операции 1-й Конной армии, повлекшие за собою прорыв Польского фронта на Украине и, как следствие его, полное изменение стратегической обстановки в нашу пользу, произошли, главным образом, на участке польской 13-й пех. дивизии, мы считаем необходимым более подробно осветить окончательное расположение этой дивизии перед началом наступательной операции Конной армии на ее фронте.

В результате частных перегруппировок в последние дни мая 13-я пех. дивизия располагалась в следующем порядке: район Самгородок — Ново-Хвастов был занят одним батальоном и батареей (3-й батальон 44-го полка Стрелков Кресовых и 6-я батарея 13-го арт. полка); район Погребище — Плис- ков — Быстрик — Дзионьков обеспечивался тремя батальонами

' «Белонна» 1921 г. Майор ген. штаба Курциуш, «Первая встреча 13-й пех. дивизии с Буденным», июнь, июль.

и столькими же батареями (43-й полк Стрелков Кресовых 4-я, 5-я, 9-я батареи 13-го арт.

полка); в районе Спичинцы — Андрусово располагались два батальона и одна батарея (1-й и 2-й батальоны 50-го полка Стрелков Кресовых и 7-я батарея 13-го арт. полка). Начав свое продвижение на линию р. Роскн на рассвете 29 мая, эти батальоны покинули порученный им район обороны, и командованию 13-й пех. дивизии пришлось заполнить его своим последним резервом — 3-м батальоном 50-го полка Стрелков Кресовых. Наконец, оборона района Липовец— Скитки—Россошь—Нападовка была поручена трем батальонам с четырьмя батареями (45-й полк Стр. Кресовых, I, 2, 3-я батареи 13-го арт. полка, тяжелая батарея го арт. полка). Штаб дивизии и дивизионный резерв в составе 3-го батальона 50-го полка Стрелков Кресовых, одной батареи (8-я 13-го арт. полка) и дивизиона конных стрелков располагались на ст. Казатин. Уже в течение 28 мая дивизии й Конной армии на марше к своим районам ночлега встречали и уничтожали на своем пути многочисленные шайки бандитов, имевших правильную войсковую организацию. Так, я кав. дивизия в районе м. Пятигоры вынуждена была развернуться против Запорожского повстанческого полка и атакой в конном строю уничтожить этот полк, при этом нашими частями были захвачены пленные, пулеметы и масса патронов. Менее значительные стычки с отрядами такого же типа произошли и у других кавалерийских дивизий армии. К концу дня 28 мая бронепоезда Конармии заняли ст. Липо- вец\ оттеснив бронепоезда противника[42]. На 29 мая дивизиям Конармии была поставлена задача выйти на рубеж Татари- новка—Борщаговка—Дзионьков—Плисков—Андрусово. 14-я кав. дивизия, продолжая следовать во втором эшелоне, должна была к концу дня 29 мая сосредоточиться в районе Скибянцы Лесные—Кашпировка—Бурковцы. К концу дня 29 мая 4-я кав. дивизия достигла указанного ей района, при этом ее правофланговые части первыми вошли в соприкосновение с регулярными кавалерийскими частями польской армии, и наш 20-й кав. полк имел дело с 2-м драгунским, 5-м уланским и 16-м уланским Познанским полками. Согласно данным источника, цитированного выше, эти кавалерийские полки принуждены были к отступлению.
Равным образом передовые части 4-й кав. дивизии вошли в соприкосновение и с пехотой противника в районе Ново-Хвастова, причем рота противника, занимавшая м. Ново-Хвастов, была вытеснена нашей конницей из этого пункта[43]. Кав. дивизия, следуя в указанный ей район, после 15 часов вступила в соприкосновение со сторожевым охранением противника в районе Дзионькова, а вскоре атаковала м. Дзионьков, занятое 1-м батальоном 43-го полка стрелков кресовых. Упорный бой за Дзионьков затянулся до поздней ночи, причем в деле приняли участие две бригады

й кав. дивизии, которым к концу дня 29 мая удалось овладеть заречной окраиной Дзионькова, отбросив противника за реку. 6-я кав. дивизия в этот же день между м. Животовом и с. Вербовкой атаковала 2-й батальон 50-го полка стрелков кресовых с батареей 13-го арт. полка, следовавшие без мер охранения на р. Роске, вследствие первоначально отданного и впоследствии ошибочно не отмененного приказания. Результатом этой атаки был полный разгром этого батальона, при этом нами были захвачены полевая батарея и два траншейных орудия. Сам противник исчисляет свои потери в этом эпизоде в 700 чел. и одну батарею[44]. Следовавший в тот же район 1-й батальон того же 50-го полка в момент гибели 2-го батальона в районе Животова прибыл в с. Медовку и, по-видимому, под вечер начал выдвижение в район Животова, приближаясь к которому в районе с. Соллогубовки, в свою очередь, был атакован частями 6-й кав. дивизии. После упорного и отчаянного сопротивления, понеся значительные потери, остаткам этого батальона удалось отойти в район м. Спичин- цы. Преследуя бежавших стрелков кресовых, конница 6-й кав. дивизии овладела с. Ановкой и м. Плисковом, где была изрублена 2-я рота 43-го полка стрелков кресовых[45].

14-я кав. дивизия, составляя резерв армии, благополучно достигла указанного ей района. Таким образом, день 29 мая

ознаменовался для 1-й Конной армии удачной завязкой боя на всем ее фронте, причем 2-я и 6-я кав. дивизии в этот день ввели в дело большую часть своих сил. На фронте 12-й армии в этот день существенных перемен не произошло. Группа Якира вела упорные бои с противником на прежнем фронте. На фронте 14-й армии был достигнут значительный успех на правом фланге 60-й стр. дивизии, 178-я стр. бригада которой заняла наконец м. Тростянец. Левый фланг 41-й стр. дивизии продвигался, хотя и медленно, но достаточно успешно вперед. мая на фронте Конармии фактически вела бой только 6-я кав. дивизия. 4-я кав. дивизия продолжала оставаться в том же районе, который она заняла накануне, причем, судя по польскому источнику, Ново-Хвастов был ею оставлен*. 14-я кав. дивизия оставалась в районе, достигнутом ею накануне. В ночь с 29 на 30 мая 2-я и 3-я бригады 11-й кав. дивизии после последней ожесточенной атаки за м. Дзионьков, согласно «отданного приказа отошли на отдых» в районе с. Збаражевки — Долотецкого, где дивизия приводила себя в порядок, и «производила ковку и кормежку лошадей» в течение дня 30 мая. В этот день, как и накануне, наиболее активные действия происходили на участке 6-й кав. дивизии. я бригада этой дивизии глубоко вклинилась в расположение 13-й пех. дивизии, вернее, прорвала ее фронт, овладев селами Спичинцами и Должком, причем разъезды ее продвинулись еще дальше на северо-запад, заняв села Черемошно и Ордынцы. В силу причин, не выясненных в «описании боевых действий 1-й Конной армии», 1-я и 3-я бригады 6-й кав. дивизии только под вечер вступили в дело, атаковав в часов г. Липовец, причем атака эта была отбита и наша конница отошла к востоку от ст. Липовец.

Первоначальные успехи Конармии и разгром двух батальонов 50-го полка побудили командование 13-й пех. дивизии принять меры к восстановлению утраченного положения. Для этого предназначались 3-й батальон 50-го полка стрелков кресовых и два батальона 40-го полка, находившиеся в вагонах на ст. Казатин и ожидавшие отправки на наш Западный фронт. Командованием армии они были переданы в распоряжение командира 13-й пех. дивизии. Один батальон

го полка был оставлен в вагонах на ст. Казатин, другой направлен на левый фланг дивизии для восстановления положения в районе Ново-Хвастова, но прибыл туда, когда положение в этом районе было уже восстановлено собственными силами. 3-й батальон 50-го полка стрелков кресовых, прибыв в район ст. Погребище, пытался атаковать м. Спичинцы, но потерпел неудачу. В течение 30 мая 12-я армия продолжала подготовку к переправе через р. Днепр выше Киева, бои на фронте Киевского плацдарма в этот день носили характер частных атак и контратак. Однако на участке группы Якира и Днепровской флотилии в этот день противник проявил большую активность. Попытка Днепровской флотилии овладеть м. Трипольем окончилась неудачей, и она отошла в район с. Гусинцы. На правом фланге группы Якира противник в ночь с 29 на 30 мая превосходящими силами атаковал ю Московскую бригаду ВОХР, совершил охват ее с тыла и флангов и принудил пробиваться вкруговую на север через села Олыианку Бол. и Мал. на с. Людвиновку, где бригада начала закрепляться, приводиться в порядок. Правофланговые подразделения 44-й стр. дивизии под сильным натиском противника отошли назад, заняв рубеж Жидоставы — Савин- цы —Житные горы. Зато 45-я стр. дивизия в этот день значительно продвинулось вперед и, ведя упорные бои с противником, вышла на рубеж Чепелевка—Кожанка —Черкассы— Ольшанка , причем кав. бригада Котовского заняла с. Езерно. На участке 14-й армии соединилась с отрядом т. Старых и попыталась еще раз овладеть г. Гайсиным, но и на этот раз потрепела неудачу и 63-я стр. бригада отошла на рубеж м. Зятковцы—ст. Зятковцы. 60-я стр. див., развивая успех, достигнутый накануне, двигалась своей правофланговой бригадой к м. Ладыжину, а ее центр и левый фланг продвигались на с. Савинцы и м. Княжное. На участке 41-й стр. дивизии в этот день не произошло ничего существенного.

На 31 мая командующий 1-й Конной армией Буденный поставил задачу своим частям к I июня овладеть районом Бер- дичев —Казатин, для чего в дело вводилась 14-я кав. дивизия,

которой было приказано I июня занять район села Гайворон, Беляевка, Лаврики, Воробьевка, после чего выставить сильный заслон по линии Березна—Антонов—Терешки—Шалеевка, разведку вести на фронте Пугачевка—Сквира (оба пункта включительно) и обязательно установить связь с кавалерийской бригадой Котовского, «главным образом обращать внимание на свой левый фланг». Начальнику 4-й кав. дивизии было приказано прорвать фронт противника, после чего произвести налет на его фланг в западном направлении на Озерна— Рыбинце, уничтожить живую силу противника и отобрать у него технику. По возможности достигнуть рубежа Марьянов- ка—Березанка—Молчанка, где и закрепиться, выставив сторожевое охранение и ведя разведку в направлении с. Ново- селида (20 км севернее г. Сквира). 2-я кав. дивизия на I июня получила задачу: «Держать тесную связь с 4-й кав. дивизией, уничтожить живую силу противника в районе м. Дзионькова и, отобрав у него все технические средства, расположиться в районе с.с. Рогачи—Топоры —Морозовка, «ведя разведку на фронте Макаровка—Вчерайше (оба эти пункта включительно). Начальник 6-й кав. дивизии должен был овладеть г. Литовец, «уничтожив все части противника, оперирующие в этом районе, отбирая всю технику, закрепиться и вести разведку в полосе Журбинцы». Все бронепоезда Конармии на время проведения этой операции подчинялись начальнику 6-й кав. дивизии[46]. Таким образом, сущность плана командарма Конной сводилась к фронтальному прорыву 4, 11-й и 6-й кав. дивизий через расположение противника как раз в тех пунктах, где они уже встретили его наиболее упорное сопротивление, с обеспечением этой операции 14-й кав. дивизией, выставляемой в виде заслона в сторону г. Сквиры, в районе которого действовала кав. дивизия ген. Корницкого. При выработке этого плана командарм Конной мог еще не знать, что Ново- Хвастов вновь занят противником, но непонятно, почему по достоинству не был оценен прорыв у Спичинцы, уже образовавший брешь в Польском фронте еще 30 мая, которую следовало лишь расширить. Прорыв фронта 13-й пех. дивизии, фактически осуществленный 2-й бригадой 6-й кав. дивизии мая, серьезно обеспокоил польское командование, которое вновь усилило 13-ю пех. дивизию еще двумя новыми батальо-

нами (1-й и 2-й — 44-го полка из резерва фронта); кроме того, сосед справа — 18-я пех. дивизия сменила на правом фланге 13-й пех. дивизии один батальон 45-го полка своим батальоном и, наконец, командование 13-й пех. дивизии располагало еще одним незадействованным батальоном 40-го полка. Учитывая эти силы, командование 13-й пех. дивизии на мая решило предпринять из района м. Погребища контрманевр с целью ликвидации прорыва на своем фронте, для чего из района м. Погребища на Спичинцы должна была действовать сводная группа в составе трех батальонов и одной батареи. Навстречу этой группе 45-й полк должен был предпринять соответствующие активные действия из района с. Hana- довки'. Эти намерения обеих сторон привели вновь к упорным боям на фронте 13-й пех. дивизии в течение 31 мая, причем местами они носили встречный характер. На крайнем правом фланге Конармии относительное спокойствие в этот день не нарушалось: сохраняя свое прежнее расположение, 4-я кав. дивизия «вела все время разведку и готовилась к дальнейшему передвижению»; по-видимому, также и 14-я кав. дивизия в этот день не покинула своего расположения. Таким образом, и 31 мая вся тяжесть боя опять-таки легла на ю и 6-ю кав. дивизии. Этот день начался активными действиями с обеих сторон; польская ударная группа, наступавшая из района м. Погребища, теснила 2-ю бригаду 6-й кав. дивизии, которая вскоре должна была очистить м. Спичинцы; в свою очередь, 11-я кав. дивизия, ведя демонстративный бой с фронта против м. Дзионькова одной бригадой, двумя бригадами обошла его с севера, направляясь на с. Быстрик, уничтожила находившуюся там роту 50-го полка, выбила из Ново-Хвас- това батальон пехоты, нанеся ему тяжкие потери, и заняв с. Бурковцы, стремительно двинулась в западном направлении к линии железной дороги, обходя м. Погребище с севера и затем приступив к окружению его с запада. Положение находившихся там двух рот (43-го и 50-го полков) становилось весьма критическим, но своевременная помощь свежих резервов помогла командованию 13-й пех. дивизии восстановить положение на этом участке. Для этого польское командование использовало прежде всего 3-ю кав. бригаду генерала Савицкого (2-й, 5-й, 12-й уланский полки и конная артиллерия), которая.

двигаясь походным порядком из Белой Церкви в Бердичев, днем 31 мая была переброшена обратно из Бердичева на ст. Зарудинцы (за исключением 5-го ул. полка) и расположилась в районе м. Ружина. Кроме того, на ст. Казатин были задержаны два батальона 19-го пехотного полка и две батареи го артполка, направлявшиеся также на Западный фронт. Один из этих батальонов поступил в резерв командования фронтом, а другой — в резерв командования 13-й пех. дивизии. Армейским руководством были предприняты следующие меры для ликвидации прорыва 1-й Конной армии: кав. дивизии Корницкого было приказано энергично действовать от г. Сквиры в направлении на Капустинцы в тыл 1-й Конной армии; 3-й бригаде ген. Савицкого, с придаваемыми ей двумя батальонами 19-го пех. полка и двумя батареями 5-го артполка, которые направлялись по жел. дороге на ст. Зарудинцы, наступать на Старостинцы и Гайчицы для восстановления связи с м. Погребищем.

Савицкий и Корницкий начали наступательные действия в ночь с 31 мая на I июня. В эти бои, продолжавшиеся и днем, I июня были вовлечены 11-я, 4-я и 14-я кав. дивизии. Пока на правом фланге Конной армии происходили описанные события, на ее левом фланге 1-я и 3-я бригады 6-й кав. дивизии осуществляли атаки на с. Нападовку, только что занятое 2-м батальоном 45-го полка стрелков кресовых с одной легкой и одной тяжелой батареями (из г. Липовца, занятого 1-м батальоном этого полка и ротой 13-го саперного батальона). Эти атаки носили крайне ожесточенный характер, но были отбиты противником'. После чего вся 6-я кав. дивизия сосредоточилась в районе м. Андрусово, однако под действием артогня противника отошла еще далее на восток в район Кожанка — Плисков —Чернявка. В ночь на I июня, как мы уже сказали, начался наступательный контрманевр противника против прорвавшейся 11-й и 4-й кав. дивизий.

В I час ночи I июня Савицкий занял Старостинцы и Гайчи- цы, где были отрезаны 62-й кав. полк, два эскадрона 65-го кав. полка и одна конная батарея. Впоследствии они присоединились к своей дивизии, потеряв конную батарею. В это же самое время противник (очевидно, кав. дивизия Корницкого) начал снова теснить сторожевое охранение 4-й кав. дивизии со стороны г. Сквиры в направлении на ст. Рогозну. Развивая свой успех, противник занял с. Татариновка и оттеснил правый фланг 4-й кав. дивизии к с. Рудоселу. Около полудня на помощь 4-й кав. дивизии подошла 14-й кав. дивизия, после чего они перешли в наступление и совместными усилиями очистили правый берег Березанки от противника. Части 14-й кав. дивизии даже перешли на левый берег р. Березанки и преследовали неприятеля по направлению к г. Сквире. После потери сел Старостинцы и Гайчицы 11-я кав. дивизия пыталась еще несколько раз атаковать м. Погребище, причем ей даже удалось занять ст. Рось, но эти атаки не увенчались конечным успехом, и дивизия, взорвав два железнодорожных моста в районе, ст. Рось, отошла на ночлег в район Борщагов- ка—Збаражевка—Долотецкое. 6-я кав. дивизия весь день I июня провела спокойно в своем расположении. К концу дня части 13-й пех. польской дивизии почти полностью восстановили линию своего прежнего фронта. В последующие дни центр тяжести операций Конной армии был перенесен более к северу, где ее попытки прорыва обороны противника в конце концов увенчались успехом.

Выводы о первом периоде операций Конной армии против Польского фронта легко возникают сами собою, если мы сопоставим следующие обстоятельства: 29 мая 4-я кав. дивизия легко захватывает своими передовыми частями Ново-Хвас- тов, но дальнейшего успеха не развивает; 11-я кав. дивизия ведет двумя своими бригадами упорный и кровопролитный бой за укрепленный противником узел сопротивления Дзионьков, 6-я кав. дивизия уничтожает два батальона пехоты противника, захватывает его батарею, врывается в села Плисков и Андру- сово, но дальнейшего успеха тоже не развивает. 30 мая ведет бой одна только 6-я кав. дивизия, в то время как прочие дивизии Конной армии бездействуют. Бригада этой дивизии, заняв Спичинцы, фактически осуществляет прорыв фронта в полосе польской 13-й пех. дивизии, но опять-таки развитие этого прорыва сводится к нулю, поскольку противник успевает организовать контрманевр на угрожаемом направлении. Своими

распоряжениями на 31 мая командование армии, по-видимому, стремилось лишь закрепить приказом сложившуюся на фронте обстановку и цели, преследуемые каждой дивизией, а также указывало положение, которое должны занять дивизии армии по осуществлении прорыва. В результате этих распоряжений в бою 31 мая принимали участие опять-таки только две дивизии: 11-я и 6-я. В то время как 11-я кав. дивизия захватывает наступательную инициативу в свои руки и в третий раз почти добивается прорыва Польского фронта в районе ст. Погре- бище, 6-я кав. дивизия попадает в трудное положение и постепенно вытесняется из образованного ею накануне прорыва тремя свежими батальонами противника. 4-я кав. дивизия в это время «готовится» к наступлению, 14-я кав. дивизия спокойно пребывает в тылу. Наконец в ночь с 31 мая на I июня противник приступает к ликвидации успехов последней из дивизий Конной армии, активно участвующих в это время в бою, т. е. й кав. дивизии, ибо к этому времени уже и 6-я кав. дивизия выходит из боя. Ликвидировать успехи 11-й кав. дивизии противнику удается тем легче, что одновременно ему удается сковать 4-ю и 14-ю кав. дивизии действиями кавалеристов дивизии генерала Корницкого со стороны Сквиры. Таким образом, в бою I июня участвуют фактически опять-таки две дивизии (11-я и 4-я), и лишь после полудня к ним присоединяется третья (14-я кав. дивизия).

Пока на фронте 1-й Конной армии происходили описанные события, на участках других армий и групп не произошло ничего особо существенного. Лишь на фронте 14-й армии бои вновь приняли более ожесточенный характер, причем противник не только оказывал упорное сопротивление продвижению правого фланга этой армии, но своими упорными контратаками частично восстановил свое положение на значительной части фронта. Так, 31 мая нам не только не удалось овладеть г. Гайсином, но 178-я стр. бригада после 15-часового упорного боя в районе м. Ладыжина должна была покинуть его и отойти за р. Тростянец; 180-я стр. бригада контратакой противника была отброшена из с. Савинцы и отошла на с. Козинцы; вынуждены были отойти назад 179-я и 21-я стр. бригады. Зато 41-я стр. дивизия достигла значительного успеха, продвинувшись на рубеж Ерикливская —Зе- лянка—Жидовка —Горячковка и далее по р. Олыпанке до ее устья и вела наступление на ст. Крыжополь.

мая и I июня противник продолжал энергично давить на отряд Днепровской флотилии и правый фланг группы Якира. Им были заняты с. Гороховатка и м. Кагарлык, причем на этом фронте со всеми своими полками была обнаружена бригада 1-й пех. дивизии легионеров, и наконец утром I июня противник «совершенно неожиданно появился в непосредственной близости от ст. Мироновки и захватил последнюю».

Последующие дни отмечаются относительным затишьем в районе Киевского плацдарма и попытками Башкирской кав. бригады переправиться на правый берег р. Днепра в районе с. Сухоручья, которые были вскоре ликвидированы противником. На участке 58-й стр. дивизии противник сам перешел в наступление и временно занял м. Борисполь. В группе Якира, очевидно, как следствие бывших накануне боев, следует отметить сильный разброс частей его правого фланга со значительным отходом их назад. Так, 2-я Московкая бригада BOXP 2 июня была обнаружена уже в районе г. Черкасс. Ей было приказано немедленно выдвинуться в район м. Мижи- ричь, где спешно привести себя в порядок. В результате налета противника на ст. Мироновку группа Якира, отойдя от г. Белая Церковь, переменила фронт прямо на север; к концу дня 2 июня этот фронт проходил примерно по линии Сте- панцы —Козин (132-я бригада 44-й стр. дивизии) — Карапи- ши (131-я и 130-я бригады 44-й стр. дивизии) —Синява— Салиха — Черпан — Севериновка (135-я и 134-я бригады 45-й стр. дивизии). 133-я стр. бригада той же 45-й дивизии перешла в район Богуслав — Мироновка; кав. бригада Котовского отходила из района с. Ольшанка в район г. Таращи, в связи с чем 14-я кав. дивизия 1-й Конной армии вновь отошла за Бе- резанку, откинув свой правый фланг к с. Березне. На фронте 14-й армии бои шли вокруг одних и тех же населенных пунктов и на одних и тех же рубежах, которые по нескольку раз фигурировали в сводках как вновь занятые нами, хотя в тех же сводках мы не находим указания на то, когда и при каких обстоятельствах эти пункты были оставлены нами.

Наступление армии Юго-Западного фронта развивалось примерно уже в течение недели, однако не принесло еще ощутимых результатов. Для характеристики взглядов на собственное положение и оценки его, а также оценки результатов предпринятого наступления мы приводим две телеграммы члена PBCP тов. Сталина предреввоенсовета тов.

Троцкому от 31 мая и I июня (см. приложение № 14). Основной вывод, к которому приходит тов. Сталин в обеих своих телеграммах, это слабость сил Юго-Западного фронта и необходимость усилить его, по крайней мере, двумя пехотными дивизиями с Кавказского фронта. Очевидно, в связи с этими телеграммами находится телеграмма Главкома командюзу от 2 июня за № 3242/оп./564/ш. (см. приложение № 15), в которой Главком дает ряд определенных и четких указаний о задачах Конной армии и образе ее действий, которые сводятся к тому, что конармейцы при решении своих задач отнюдь не должны равняться по соседней пехоте, дабы не обратиться в простой боевой участок фронта. В этой же телеграмме Главком отрицательно оценивает некоторые предшествующие распоряжения командюза. Действительно, последний (обеспокоенный, очевидно, событиями на правом фланге группы Якира, накануне, т. е. I июня, телеграммой № 394/сек./296/пол. ставит ему следующую задачу: «Для ликвидации противника в районе Кагарлык — Мироновка приказываю, оставив заслон на линии Тараща —Володарка, остальными силами группы ударить ему во фланг и тыл и восстановить утерянное положение. В дальнейшем вменяю в обязанность группы главные силы иметь между Днепром и железной дорогой Фастов — Цветково». Кроме указаний, данных командюзу в телеграмме от 2 июня за № 3242/оп./564/ш. Главком особой телеграммой № 3254/оп./569/ш. указал командюзу, что эта задача, поставленная им группе Якира, сводит на нет все успехи, достигнутые ранее этой группой и ухудшает условия для действий Конной армии. Результатом этих двух телеграмм и общего улучшения обстановки на правом фланге группы Якира явилась телеграмма командюза Якиру от 3 июня № 327/пол./ 402/сек., в которой говорится: «Противник в районе Ольшаница—Мироновка ликвидирован. Приказываю решительными мерами восстановить утраченное положение и стремительным ударом в кратчайший срок овладеть Белой Церковью».

Задержка правого фланга 14-й армии под Гайсином вызвала указания командюза командарму 14-й о перегруппировке его сил больше в сторону правого фланга. Кроме того, командарму 1-й Конной было приказано еще 31 мая телеграммой № 390/сек./277/пол. — «безотлагательно из резерва армии выделить одну кав. бригаду с задачей ударить в тыл гайсинской группе противника и облегчить тем самым 14-й

армии овладеть районом Гайсин —Брацлав. Вместе с тем командарму 12-й было указано 58-й стр. дивизией удерживать фронт против Киева для активной демонстрации, а все остальные силы армии в качестве ударной группы должны были форсировать р. Днепр в районе устья Припяти и действовать в направлении на ст. Коростень кратчайшим путем. Дни 2 и 3 июня не отмечаются ничем существенным на фронтах всех армий и групп Юго-Западного фронта. На участке 1-й Конной армии противник вел несколько небольших демонстративных наступлений с казатинского направления, чтобы облегчить положение своих частей на сквирском и фастовском направлениях. Директивные указания Главкома направили операции Юго-Западного фронта в надлежащее русло. 3 июня командюз телеграммой № 404/сек./340/пол. дал директиву командарму Конной о выставлении на левом фланге армии активного заслона, посредством которого удерживать район Липовец — Погребище и о прорыве главными силами фронта противника на линии Ново-Хвастов — Пустовары. Задача Конной армии «стремительным ударом захватить район Фастова и действуя по тылам, разбить Киевскую группу противника».

На фоне этих событий в 12-й армии 25-я стр. дивизия продолжала свое сосредоточение в районе г. Остера. В первых числах июня ее сосредоточение закончилось, и командарм 12-й отдал приказ о форсировании р. Днепра главными силами армии. Приказ за № 44/оп. был датирован 3 июня 1920 года и сущность его сводилась к следующему: экспедиционный отряд № I должен был занять Чернобыль и вести разведку на Черевлю; 2) ударная группа Голикова в составе 7-й и 25-й стр. дивизий и Башкирской кав. бригады должна была выйти на линию Малин — Бородянка для захвата железной дороги и препятствия противнику отводить свои части в северном направлении. Левофланговые Части этой группы должны были удерживать район Сваро- мье —Пуховка —Рожовка, демонстрируя у Сваромья, Вышго- рода. Для обеспечения дивизиона Днепровской флотилии предлагалось тов. Голикову самым энергичным образом продолжать переправу на правый берег Днепра, имея в виду скорейший выход 25-й дивизии на линию Коростень — Чепови- чи —Малин, наступая особым отрядом из 7-й дивизии на Хабное, Народичи, ст. Игнатиоль. 58-й стр. дивизии указывалось упорно удерживать занимаемое положение и при первой

8 Заказ 541

возможности ворваться на плечах противника и захватить г. Киев.

На основании директивы командюза командарм Конной дал своим дивизиям следующие указания: я              бригада 11-й кав. дивизии и все бронепоезда образовывали особый боевой участок, который с 7 до 16 часов 4 июня должен был демонстрировать наступление на участке с. Плвдgt; жов — жел. дор. станция Липовец. Эти же части должны были установить и поддерживать влево связь с 63-й стр. бригадой 14-й армии. я              кав. дивизия к 7 часам 4 июня должна была сосредоточиться в районе Шапеевка—Рыбчинцы — Молчановка и в 8 часов двинуться по маршруту Снешанская, Молчановка (северная), Карапчеев, Ягнятин, где расположиться на ночлег. Дивизия должна была составлять авангард армии.

14-я кав. дивизия, образуя «правый боковой авангард» армии, в тот же срок должна была сосредоточиться в районе Терешки —Шалаевка—Токаревка и в 8 часов выступить по маршруту Самгородок, Березанка, Трубеевка и заночевать в районе Каранчеево —Трубеевка —Вербовка. На следующий день эта дивизия должна была выдвинуть одну кавалерийскую бригаду для порчи и разрушения железнодорожного полотна на участке между ж. д. станциями Бровки — Попель- ня. К концу дня 5 июня дивизия должна была заночевать в районе Гаранки —Лебединцы (к северу от м. Вчерайше). я кав. дивизия — левый боковой авангард армии — по сосредоточении к 7 часам 4 июня в районе Каленно —Чипи- жинцы — Капустинцы должна была двигаться по маршруту Снежно, Рогачи, Ружии и заночевать в последнем пункте. В задачу этой дивизии входил взрыв железнодорожного моста через р. Ростовицу у с. Дергановки, дабы отрезать все бронепоезда противника, находившиеся в районе ст. Погребище; 5 июня дивизия должна была выступить в общем направлении на м. Белополье и расположиться на ночлег в районе Каменно — Пятигорка, причем при прохождении линии железной дороги разрушить ее в районе ст. Чернорудки. я кав. дивизия к 10 часам I июня должна была скрытно сосредоточиться в районе с. Бурковцы и в полдень выступить по маршруту Коленно, Снежно и расположиться в районе Рогачи—Чахова—Березанка: дивизия составляла арьергард армии. 5 июня дивизия должна была занять район Чернорудка—

Вчерайше и попутно привести в полную негодность участок железной дороги от ст. Чернорудки до ст. Горовки.

Следующей задачей для 4-й, 14-й и 6-й кав. дивизий намечался захват железнодорожного узла Казатин, а для 11-й кав. дивизии налет на железнодорожный узел Бердичев[47]. Дождливая погода в течение 3 и 4 июня вынудила отложить на сутки выполнение приказа о наступлении. «Весь день 4 июня и ночь с 4 на 5 июня части армии провели в местах своего сосредоточения совершенно спокойно». Это произошло в силу того, что по неизвестным причинам польское-командова- ние отказалось от намерения, выраженного в оперативном приказе 6-й польской армии № 21, перейти 4 июня в общее наступление 6-й и 3-й армиями с целью выхода на рубеж рек Роска и Рось[48]. А на следующий день эти намерения польского командования были предупреждены действиями 1-й Конной армии, которая с утра 5 июня перешла в общее наступление. Главный удар Конармии обрушивается на те польские части, которые в бою 31 мая восстановили положение на левом фланге 13-й польской дивизии, именно на два батальона го пех. полка и на 3-ю кав. бригаду генерала Савицкого. Последняя пытается в конном строю спасти остатки отступающей польской пехоты, прикрыв их своими атаками. Ho сопротивление этой бригады не может быть продолжительным и на ее плечах красная конница прорывается далее по направлению к м. Ружину. Командование 13-й пех. дивизии принимает меры к формированию в районе с. Зарудинцы ударной группы для противодействия прорыву в составе одного пех. полка, одной батареи и отряда из пяти танков, только что прибывших в Погребище, но Конармия минует с. Зарудинцы, обходя его более к северу. 1-й кав. дивизии Корницко- го приказано следовать по пятам за Конной армией и ударить ей в тыл под Казатином. Все эти мероприятия не приводят к цели. К концу дня 5 июня все дивизии Конной армии заночевали примерно в тех же самых районах, которые им были указаны в приказе командарма № 066 от 3 июня. Таким

образом, Польский фронт на Украине был фактически прорван 1-й Конной армией на стыке 6-й и 3-й польских армий к концу дня 5 июня. Действительно, 6 июня правый фланг 13-й пех. дивизии, перешедший в наступление совместно с 18-й пех. дивизией, продвигался сравнительно легко, и у поляков получилось впечатление нанесения удара впустую. Равным образом на левом фланге 13-й пех. дивизии поляки без всякого сопротивления вновь заняли район сел Снежна и Оэерна. Таким образом, 6 июня Польский фронт вновь сомкнулся за й Конной армией, которая уже начала действовать в тылах противника. Она ожидала встретить организованное сопротивление лишь в тех пунктах, где могли быть сосредоточены более значительные резервы противника, т. е. в Белой Церкви, Сквире и Казатине. И действительно, Казатин усиленно готовился к обороне. Командование 6-й польской армии в своем оперативном ириказе подчеркивало, что «от положения Казатина в этот момент зависит сохранение не только 6-й армии, но и 3-й, а затем и всего Южного фронта»[49]. 6 июня части Конной армии приступили уже к порче железных дорог на указанных им участках и к снятию небольших гарнизонов по линиям этих дорог.

К концу дня 6 июня Конармия довольно компактной массой расположилась на ночлег в районе Белополье—Нижгур- цы—Лебединцы по обе стороны железной дороги Киев — Ровно. Оценивая отход поляков на Бердичев как панический, получив сведения от пленных о том, что в Житомире находится штаб армии (на самом деле там был даже штаб фронта) и имея сведения о первых признаках эвакуации Киева, командарм Конной в течение 7 и 8 июня решил захватить важные железнодорожные узлы и административные центры Житомир и Бердичев. Выполнение этой задачи возлагалось на 4-ю и 11-ю кав. дивизии. Первая должна была, выступив с утра 7 июня, произвести налет на Житомир, нарушить там телеграфную связь со всеми окружающими пунктами, уничтожить ближайшие к городу железнодорожные и шоссейные мосты, а также имущество и запасы тех военных складов, которые нельзя было вывезти с собою. Характерны указания, которые даны были в отношении раненых и пленных: их было приказано собрать по окончании боя, перевя-

зать и под конвоем специально назначенного разъезда направить в сторону противника по Новоград-Волынскому шоссе и отпустить к своим. Аналогичные указания даны были и 11-й кав. дивизии, направлявшейся на Бердичев. Своих пленных (раненых и здоровых) она должна была направлять на ст. Шепетовку и по окончании набега к вечеру 8 июня сосредоточиться в м. Червоно. 14-я кав. дивизия должна была, оставаясь в прежнем своем расположении, препятствовать противнику восстанавливать железную дорогу, разрушенную накануне, а 6-я кав. дивизия должна была перейти в предыдущее место расположения 11-й кав. дивизии (Белопо- лье —Халаим-городок) и помешать противнику восстановить железнодорожный путь на Казатин.

С утра 7 июня 4-я и 11-я кав. дивизии выступили в ука^ занные им пункты. Житомир был захвачен после небольшого сопротивления местного гарнизона в 18 часов 7 июня, причем кроме некоторого количества военного имущества и трофеев, захваченных на путях, несравненно более ценной добычей для дивизии явилось освобождение 5000 наших военнопленных и 2000 военных политработников, томившихся в местной тюрьме. Бердичев сопротивлялся более упорно: в самом городе завязался горячий уличный бой, в результате которого противник был выбит из города, железнодорожная станция захвачена и подвергнута разрушению, взорван артиллерийский склад противника с одним миллионом снарядов1.

В то время как 1-я Конная армия готовила и завершала свой прорыв на правобережной Украине, оживился и фронт й армии на Киевском плацдарме. Очевидно, в связи с действиями 1-й пех. дивизии легионеров на правом берегу р. Днепра против группы Якира инициатива временно перешла в руки противника, особенно на бориспольском направлении. Борисполь был захвачен противником, и левофланговые части 58-й стр. дивизии (173-я стр. бригада и один полк 141-й стр. бригады) были к концу дня 3 июня оттеснены на рубеж Б. Старица — разъезд Кучаков. Равным образом и на остальном фронте 58-й стр. див. противник добился частичных успехов, утвердившись на рубеже Димирка—Красиловка— Требухово —Дударково. Однако временные успехи противника не нарушили планомерности нашей подготовки переправы

через Днепр. Ударная группа Голикова должна была форсировать Днепр на участке между устьями рек Припять и Тег терев. К исходу 3 июня в районе переправы Печки (к югу от устья Припяти; на карте нет) сосредоточились из ударной группы Голикова 73-я стр. бригада 25-й стр. дивизии и Башкирская кав. бригада, которые и начали переправу через Днепр 4 июня. В это время далеко еще не все части ударной группы Голикова успели выйти к пунктам переправ. Так, 75-я стр. бригада успела только лишь переправиться через р. Десну у г. Остера и следовала на ст. Лошакова Гута. 20-я стр. бригада едва лишь заканчивала свою переправу через Десну у с. Жукина. Тем не менее переправа наличных сил происходила успешно. К концу дня 4 июня на правом берегу Днепра уже находились 73-я стр. бригада, которая занимала с. Ротичи, и Башкирская кав. бригада. В течение дня 5 июня на правый берег Днепра переправлялась 75-я стр. бригада, 6 июня здесь действовали уже две бригады 25-й стр. дивизии (73-я и 75-я) и Башкирская кав. бригада, а 20-я стр. бригада (7-й стр. дивизии) дожидалась своей очереди для переправы в районе с. Окунинова. Вместе с тем 58-я стр. дивизия на Киевском плацдарме перешла в наступление своим центром и правым флангом и к концу дня 5 июня вновь заняла рубеж Димирка — Красиловка — Требухово — Дударково.

Пока происходили все эти события на фронте 12-й армии, Днепровская флотилия с ее десантным отрядом продолжала свое медленное выдвижение из района Переяслава, куда она отошла после сильного отката назад правого фланга группы Якира, по направлению к м. Ржищеву. На участке группы Якира царило сравнительное спокойствие. Ее правый фланг продвинул свою кавалерию (один кав. полк) несколько вперед в район м. Шандра; на ее левом фланге, почти сохранившем прежнее положение, шли бои местного значения. Кав. бригада Котовского, отошедшая к концу дня 4 июня к Тараще, получила приказание выдвинуться вновь через с. Ce- вериновку в с. Езерну. На участке 14-й армии продолжались бои местного значения примерно все на той же линии с постоянными колебаниями фронта в ту или другую сторону. Начиная с 4 июня обнаружилось более сильное и определенно выраженное давление противника со стороны Гайсина на группу Старых (63-я стр. бригада и мелкие отряды), находившееся в связи, очевидно, с проектом польского командования об общем переходе в наступление 3-й и 6-й польских

армий. Это наступление противника со стороны Гайсина привело к упорным боям с ним группы Старых в течение 4 и июня, причем этой группе все-таки удалось удержать занимаемый рубеж м. Зятьковцы-ст. Зятьковцы.

После успешного начала переправы на правый берег Днепра командарм 12-й 6 июня отдал приказ по армии за № 45/оп., суть которого сводилась к следующему: экспедиционному отряду N° I приказано было занять м. Чернобыль и вести разведку на Наровлю. Черниговскому губ. военкому надлежало переправить свои части на правый берег Днепра у с. Навоза, занять с. Па- рышев, войдя в связь с экспедиционным отрядом в Чернобыле и ведя разведку на Чиколовичи. Отряду Днепровской флотилии поручалось охранять переправу ударной группы у Печки и содействовать переправе и продвижению левофланговой бригады у с. Тарасовичи. Ударной группе Голикова ставилась задача безотлагательно развить решительное наступление с целью выхода на линию Бородянка—ст. Тетерев, направляя конницу на последний пункт, а главный удар—частями 25-й дивизии на Боро- дянку. Начдиву 58-й ставилась цель не позже 24 часов 8 июня сменить части 7-й стр. дивизии на участке от с. Димирки до р. Десны.

Руководящая идея этого приказа сложилась, очевидно, под влиянием телеграммы Главкома от 5 июня за Jsfe 3321 /оп., почему-то непосредственно на имя командарма 12-й, где Главком указывает, что главной задачей армии должен явиться удар на фронте Киев—ст. Ирша, чтобы центром удара были примерно Бородянка, Макаров. Операция должна быть обеспечена на чернобыльском и коростеньском направлениях. Приказ командарма 12-й не только не был одобрен командюзом, но телеграммой №411/сек./391 /пол. от того же числа он потребовал его коренного изменения. «Приказ 12-й армии,— говорилось в этой телеграмме, — издан, видимо, не учитывая совершенно сил данной группы и общий характер действий, намеченный по этому приказу, как не соответствующий, подлежит изменению». Далее задачи 12-й армии определялись следующим образом: расширять захваченный плацдарм на правом берегу Днепра; переправу главных сил ускорить до возможного предела; главную задачу ударной группе поставить на фронт Киев —Малин, при этом центр удара намечался на

Бородянку с соответствующим прикрытием вдоль Днепра. На Малин под прикрытием р. Тетерев надлежит направить боковой отряд с боковым авангардом на высоте Горностай- поль, Базар. Для «усиления северного прикрытия» части Черниговского губвоенкома надлежало выдвинуть на р. Припять. Кроме того, надлежало безотлагательно освободить части 19-й стр. бригады 7-й дивизии, и сменив их частями 58-й стр. дивизии, подготовить к переброске на правый берег Днепра. Эта переброска должна была начаться одновременно с наступлением главных сил ударной группы на фронт Иванков—Дымер. Командюз в дальнейшем приказывал главные силы 58-й стр. дивизии иметь на ее правом фланге для обеспечения направления Киев—Остер. Распространение противника на левом берегу р. Днепра в юго-восточном направлении, по мнению командюза, являлось для нас не опасным[50]. и 8 июня ударная группа Голикова продолжала расширять свой плацдарм на правом берегу Днепра, выдвинувшись примерно на рубеж сел Степановна — Оранное — Богданы — Сухолучье. На остальном фронте 12-й армии противники вели себя пассивно. Группа Якира и Днепровская флотилия без особого сопротивления со стороны неприятеля продолжали восстанавливать положение, утраченное ими в конце месяца. К концу дня 8 июня фронт группы Якира вновь проходил через села Кагарлык—Жидоставы —Винцентовка— Житные Горы —Пугачевка—Черкассы. Зато на демонстративном участке Конной армии противник (18-я польск. пех. дивизия) сам развивал наступление, занял ст. Оратово и оттеснил бронепоезда Конармии на ст. Фронтовка. Узловая станция Христиновка признавалась угрожаемой этим наступлением, и ее составы эвакуировались на Тальное. На участке 14-й армии группа Старых и 63-я стр. бригада вновь пытались наступать на г. Гайсин, причем одно время ожесточенный бой шел на ближайших подступах к городу, но затем под давлением резервов противника они вновь отошли в исходное положение.

День 8 июня в области управления ознаменован отдачей многих существенных распоряжений как Главкомом, так и командюзом и командзапом. Удачно развивающиеся опера

ции ударной группы 12-й армии тов. Голикова на правом берегу р. Днепра, побудили Главкома усилить 12-ю армию 24-й стр. дивизией (71-я и 72-я стр. бригады) из состава Западного фронта, которая водой должна была быть переброшена из района Гомеля в район Горностайполя, о чем командюз известил командарма 12-й телеграммой № 421/сек./424 пол. в тот же день.

В силу этого распоряжения комапдзап, в свою очередь, телеграммой № 01548/оп. от 8 июня на имя командующего Мозырской группой отменил свое первоначальное распоряжение о переходе этой группы в решительное наступление на мозырском направлении с целью овладения г. Речицей и ст. Василевичи.

Развитие прорыва Конной армии на казатинском направлении, успешные действия группы Голикова на правом берегу Днепра позволили командюзу задаться более обширными задачами, имевшими целью полное окружение Киевской группировки противника. В тот же день 8 июня последовала директива командюза армиям фронта № 423/428/сек./пол. (см. приложение № 16), в которой, между прочим, задачей 12-й армии ставилось «дабы не дать противнику возможности эвакуировать Киев, перерезать последнюю для него магистраль Киев — Коростень в районе Бородянка—Ирша не позднее 12 июня». Комгруппы Якиру ставилась задача не позднее 10 июня овладеть районом Фастов — Корнин и конными частями в кратчайший срок перерезать шоссе Киев —Житомир. 14-й армии приказывалось, подтянув к себе ю кав. дивизию, приступить к решительному выполнению директивы командюза от 25 мая за № 358/89/сек. В ночь с на 9 июня противник начал очищать свой левобережный Днепровский плацдарм. Перешедшие в наступление наши части встречали лишь его небольшие арьергарды и сбивали их после небольшого сопротивления. Такая же картина наблюдалась и на участке группы Якира. Уже 8 июня кав. бригада Котовского заняла г. Сквиру. 44-я стр. дивизия направлялась на Васильков, и ей приказано было к 10 июня занять рубеж Рославичи—Каплица—Мотовиловка — Слобода. 45-я стр. дивизия направлялась на Фастов. В связи с общим отступлением противник оставил и ст. Оратово, только что захваченную им, но продолжал еще удерживаться на фронте 14-й армии, не проявляя при этом особой активности. 10 июня фронт ударной группы Голикова проходил на правом берегу

р. Днепра через Иванков—Рудню —Шпилевскую — Финеви- чи — Дымер. Башкирская кав. бригада этой группы направлялась на ст. Тетерев. Группа Якира сильно разбросалась: 130-я стр. бригада 44-й стр. дивизии заняла район Мотовиловок и с. Слободу, но две другие бригады этой дивизии только лишь достигли района Василев— Германовка —Ольшанка. 45-я стр. дивизия находилась на марше к Фастову, а кав. бригада Котов- ского в этот день заняла м. Романовку. На всем остальном фронте армий Юго-Западного фронта, за исключением 14-й, неприятель или бездействовал, или отступал. К концу дня июня противник окончательно очистил свой плацдарм на левом берегу Днепра против Киева, уничтожив постоянные переправы. 71-я и 72-я стр. бригады 24-й стр. дивизии в это время сосредоточивались уже в районе с. Окунинова и готовились к переходу в м. Горностайполь. В ночь с 10 на 11 июня противник покинул г. Киев, группируя главную массу своих войск в районе Лютеж —Н. Петровцы и Пуща-Водица и наводя переправы через р. Ирпень. Однако противник продолжал упорно удерживаться на подступах к Киеву в районе железнодорожного узла. 141-я стр. бригада, переправившаяся на правый берег Днепра в районе с. Осокорки, была вновь отброшена противником на левый берег реки. Преследуя противника на левом берегу Днепра, 68-я стр. дивизия 9 и 10 июня взяла около 350 пленных, 150 лошадей, много оружия и снарядов и на ст. Дарница вагонный парк в 200 вагонов.

Быстрое развитие событий на Киевском направлении вызвало целый ряд указаний и директив со стороны командюза. июня он отдал новую директиву за № 433/сек./631/пол., в которой ставились такие задачи подчиненным ему армиям: «12-й армии не позднее 11 июня овладеть районом Радо- мысль — Макаров, одновременно с этим обеспечить правый фланг ударной группы, усилив его за счет перебрасываемых частей 24-й дивизии; иметь в виду в дальнейшем нанесение главного удара на Коростень». Комгруппы Якиру ставилась задача не позднее 11 июня занять район Брусилов — Ходорков. Командарму Конной, действуя по обстановке перед фронтом армии и во всяком случае не прекращая преследования противника, — безотлагательно обеспечить свой тыл на участке Радомысль—Ходорков на случай возможного прорыва главной массы Киевской группировки противника вдоль Житомирского шоссе, обязательно разрушить Коростеньский желез

нодорожный узел и войти в связь с частями 12-й армии и группы Якира.

He ограничиваясь этой директивой, командюз в радиотелеграмме командарму 1-й Конной от 10 июня за № 0010/6, указывает: «Район Радомысль—Макаров 12-я армия займет июня. Ваша помощь на восток отпадает. Безотлагательно поверните на запад и займите район Житомир —Казатин. Если понадобится, подчините себе 45-ю стр. дивизию. Исполнение донести экстренно по радио».

К 11 июня наступление 12-й армии развернулось на широком фронте. Отряд Черниговского губвоенкома и мелкие экспедиционные отряды переправились через р. Припять и овладели м. Чернобыль. Ударная группа Голикова, уже к концу дня 11 июня оседлала жел. дорогу Киев—Коростень. Башкирская кав. бригада овладела ст. Ирша, захватив при этом свыше 300 пленных и вагоны с грузом; вслед за нею на ст. Ирша двигался 225-й стр. полк 73-й стр. бригады. В то же самое время 73-я стр. бригада сосредоточилась в районе ст. Бо- родянка —м. Бородянка —с. Берестянка, причем уже в ночь с на 12 июня эта бригада вступила в упорный бой с противником, стремившимся прорваться от Киева. На помощь бригаде следовали: от с. Финевичи в направлении на ст. Шибеное 223-й стр. полк, а из м. Дымер через села Литвиновку, Лубянку 2-й кав. полк 25-й стр. дивизии. 20-я стр. бригада, занявшая район Гостомль —ст. Буча, фронтом к Киеву, вела упорный бой с противником, который отходил двумя сильными колоннами от Киева: одной по тракту Гостомль —Бородянка, другой вдоль линии железной дороги. 20-я стр. бригада, отбив попытки противника переправиться через нижнее течение р. Ирпень у с. Демидово, теснила части противника к югу и й стр. полк уже выходил на рубеж Гута —Лютеж. Днепровская флотилия главными силами с десантными отрядами только 11 июня заняла м. Триполье, при этом нескольким ее канонеркам удалось прорваться к самому Киеву и вступить в бой с тяжелой артиллерией противника, еще не покинувшей свои позиции на правом берегу реки. Группа Якира, медленно продвигаясь на север, к концу дня 11 июня заняла главными силами 44-й стр. дивизии район г. Васильков — Мотовиловки. 45-я стр. дивизия продолжала преследовать противника, но точных сведений о месте ее нахождения ни в штабе фронта, ни в штабе группы не имелось. То же самое

приходится сказать и в отношении кав. бригады Котовского, На фронте 14-й армии оба противника действовали по-прежнему, только на этот раз командование 14-й армии вновь пыталось взять инициативу на Гайсинском направлении в свои руки, атаковав г. Гайсин на этот раз сводной дивизией в составе 21-й и 63-й стр. бригад. Эта атака, подобно прежним, начав развиваться удачно, была приостановлена контратакой противника, и части сводной дивизии отошли в исходное положение.

Мы оставили Конную армию в момент окончания удачного рейда двух ее дивизий на Житомир и Бердичев. 8 июня командарм Конной, обнаружив накапливание противника на флангах прорыва, оттянул эти две дивизии ближе к расположению остальных двух дивизий армии. Это мероприятие не было лишним, так как противник 8 же июня атаковал одну из бригад 6-й кав. дивизии всей дивизией генерала Корницкого в районе м. Белополье (со стороны поляков участвовали 8-й, й, 14-й и 15-й уланский, 2-й полк шеволежеров, полк краку- сов), однако подошедшая другая бригада 6-й кав. дивизии, совместно с атакованной им ранее, опрокинула польскую кавалерию и преследовала ее до линии железной дороги Казатин—Бердичев, причем во время преследования у противника было захвачено два полевых орудия с полной упряжкой, шесть пулеметов, несколько пленных и два полковых штандарта. По окончании своих операций под Житомиром и Бердичевым командарм Конной решил таким же порядком разгромить Фастовский железнодорожный узел, для чего к концу дня 9 июня сосредоточил всю армию компактной массой в районе Корнин —Ходорков —Водица —Миркова — Войтовцы, а 10 июня двинул две кав. дивизии на Фастов. Однако противника они там уже не обнаружили, а вошли в связь с 45-й стр. дивизией группы Якира и в м. Романовке с кав. бригадой Котовского, которая имела направление на Ходорков. Эти обстоятельства, а также, очевидно, полученная радиограмма от командюза за № 0010/6, приведенная выше, побудили командарма Конной вновь повернуть на запад и двинуться на Житомир.

Оперативные приказы командарма Конной предусматривали выход на рубеж Коростышев — Котельня — Червоно трех его дивизий, имея 4-ю (6-ю кав.) во втором эшелоне в районе Андрушовка — Вчерайше к концу дня 11 июня. Это

задание было выполнено всеми дивизиями Конной армии, причем две левофланговые дивизии (6-я и 11-я кав.) имели в районе Андрушовки и Червоного бой с кавалерийской бригадой из дивизии ген. Корницкого и с невыясненными силами пехоты. На 12 июня командарм Конной ставил следующие задачи своим дивизиям:

14-я кав. дивизия к концу дня 12 июня должна занять район Левков — Бацков (8 км к востоку от Житомира), а 4-я кав. дивизия в это же время, овладев Житомиром, должна была расположиться в его западных предместьях. Район расположения й кав. дивизии избирался в с.с. Янковцы — Вертикиевка — м. Кодня, а 6-я кав. дивизия должна была занять район м. Tpo- янова и села Мариновки и Татариновкй. Эти задачи также были в указанный срок выполнены дивизиями Конармии, причем в этот день лишь 4-я кав. дивизия имела небольшую стычку при занятии Житомира с его гарнизоном. Полевой штаб Конной армии к концу дня 12 июня прибыл в Житомир. Встретив на рубеже Житомир—Кодня—Троянов ничтожные силы противника, командарм Конной,‘судя по его распоряжениям, намеревался на 13 июня широкой разносторонней разведкой нащупать наибольшее скопление сил противника, чтобы затем, очевидно, обрушиться на него. Вместе с тем командарм Конной решал проблему закрытия путей отхода Киевской группировки противника через Радомысль, для чего 14-й кав. дивизии было приказано занять Радомысль особым отрядом. Для достижения указанных целей 6-я кав. дивизия должна была снизить веер своей разведки более на юг в направлении на Бердичев, all-я кав. дивизия должна была организовать разведку на фронте Белополье — Вчерайше, с тем чтобы в случае обнаружения значительных сил противника в районе Казатина самой двинуться на фронт Казатин—Ружин. В общем же главные силы Конной армии в день 13 июня должны были сохранять примерно то же расположение, какое они заняли накануне. День 13 июня в районе почти всех дивизии Конной армии не ознаменовался также никакими особыми событиями, за исключением 14-й кав. дивизии. Отряд[51], высланный ею на Радомысль, не смог достигнуть последнего, так как у с. Царевки (15 км к востоку от м. Коростышева на

Схема 12. Действия Первой Конной арм

Схема 12. Действия Первой Конной арм1

В районе Ровно-Острог 9 и 10 июля 1920 года

В районе Ровно-Острог 9 и 10 июля 1920 года

шоссе) был встречен значительными силами противника, которые к вечеру оттеснили его от с. Царевки на запад и заняли последнее селение и с. Городок1.

В ночь с 11 по 12 июня в то время, как части ударной группы Голикова на правом берегу Днепра вели упорные бои с прорывающимся на северо-запад, на Коростень, противником, части 58-й стр. дивизии заняли г. Киев, окончательно покинутый поляками. В результате упорных боев под Боро- дянкой противнику удалось потеснить 73-ю стр. бригаду и открыть себе, таким образом, дорогу для дальнейшего отхода.

Начиная с 12 июня внимание органов нашего командования притягивается полностью к коростеньскому направлению, по которому пробивалась 3-я польская армия, но предварительно оно отдает несколько существенно важных распоряжений, имеющих значение для всего фронта. К числу таковых относится прежде всего расформирование группы Якира. июня телеграммой № 440/сек./525/оп. пол командюз приказывает Якиру отправить 2-ю московскую бригаду BOXP в г. Киев в качестве его гарнизона. 13 июня телеграммой его же № 443/сек./587/пол. группа Якира расформировывается, причем 44-я стр. дивизия переходит в подчинение й армии, а 45-я стр. дивизия с остающейся при ней кав. бригадой Котовского придается Конной армии.

Директивой № 439/сек./511/пол. от 12 июня командарму 14-й указано ввиду необходимости перед предстоящими боями привести части армии в порядок, перейти к активной обороне, обратив особое внимание на разведку района Гайсин— Монастырище —Липовец. С рассветом 15 июня армия должна быть готовой к общему решительному наступлению.

Фактически уже 12 июня Киевская группировка противника открыла себе дорогу на Коростень, оттеснив части 20-й стр. бригады к с. Озера и заняв м. Гостомль и Блиставица. 73-я стр. бригада от Бородянки отошла на рубеж Неброд—Берес- тянка. Противнику удалось осуществить свой прорыв, благодаря следующей организации отхода, которая стала известной из перехваченного 1-й Конной армией польского радиоприказа: группа полковника Рыбака, прикрываясь боковым отрядом с севера, должна была пробиваться на Н. Петровцы—Литвинов- ку; средняя колонна в составе 1-й пех. див. легионеров и пет

люровских частей должна была следовать вдоль линии железной дороги на Коростень. Наконец, 7-я пех. дивизия должна была отступать на Ставницу-Радомышль, прикрываясь сильным боковым арьергардом от Конной армии, причем одна кавалерийская бригада должна была быть направлена на Житомир. В дальнейшем приказ давал указания о порче и уничтожении всей той материальной части, которую нельзя было увезти с собою.

Штаб 3-й польской армии следовал при средней колонне1. Для суждения о ходе дальнейших событий характерно привести расположение частей 12-й армии в день после занятия нами г. Киева и начала фактического преследования противника, т. е. 12 июня. В этот день отряд Черниговского губвоенкома занимал угол между реками Припять и Днепр фронтом на север по линии сел Верхи. и Нижн. Жары —Па- ришев. 72-я бригада 24-й сд в течение 12 июня сосредоточивалась в районе Чернобыль—Черевач —Опачинцы; 71-я стр. бригада той же дивизии находилась на марше из м. Любяч к переправе через Днепр у с. Печки. 222-й стр. полк (74-й стр. бригады), приданный 75-й стр. бригаде, к концу дня 11 июня прибыл в м. Иванков; 75-я стр. бригада сосредоточивалась в районе ст. Ирша —ст. Тетерев; про 73-ю стр. бригаду мы уже говорили выше. 20-я стр. бригада сохраняла свое положение на рубеже Озера —Гута—Лютеж и ожидала подхода 19-й стр. бригады, которая запаздывала из-за переправы артиллерии. 58-я стр. дивизия занимала г. Киев и его ближайшие окрестности, готовясь преследовать противника по линии Ko- ростеньской железной дороги. На участке бывшей группы Якира 44-я стр. дивизия разбросалась значительно в пространстве. 131-я стр. бригада следовала на м. Игнатовка, 130-я стр. бригада занимала район Ясногородка—Бышев, выделив смешанный отряд для преследования противника на Макаров; 132-я стр. бригада занимала г. Васильков, 2-я Московская бригада ВОХР находилась в г. Белая Церковь. He менее сильно рассредоточена была и 45-я стр. дивизия: 135-я стр. бригада из района Фастова следовала на м. Корнин, 134-я стр. бригада занимала с. Дедовщину, кав. бригада Котовского по полкам двигалась на г. Сквиру, 133-я стр. бригада находилась в районе г. Белая Церковь. На фронте 14-й армии противник вел себя

пассивно. 13 июня наступление 73-й стр. бригады на м. Боро- дянку развивалось успешно, по-видимому, главные силы противника уже миновали ее. На фронте 14-й армии противник начал отход, начиная с района Гайсина, и части сводной дивизии утром 13 июня заняли г. Гайсин; однако на участке 60-й и 41-й стр. дивизий противник еще продолжал удерживаться арьергардами, встречая сильным огнем и контратаками попытки наших частей к наступлению, но вскоре отступление противника распространилось и на фронте этих частей, и вся 14-я армия начала преследование противника. Разброс частей й армии и группы Якира в связи с медленностью их продвижения привлекали особое внимание командования фронтом к Конной армии, как наиболее действительному средству в руках командования для окружения Киевской группировки противника. И июня командюз телеграфировал командарму Конной о форсированном движении двух его ближайших дивизий вместо киевского направления в район Чепови- чи —Малин, так как выяснилось намерение главных сил Киевской группировки противника под прикрытием заслона, выставленного на север пробиться вдоль линии железной дороги на Коростень[52]. 13 июня командюз нашел нужным еще раз инструктировать командарма Конной о желательных действиях его армии. В своей телеграмме за № 441/сек./534/пол. он говорит: «Движение на Старо-Константинов совершенно не соответствует обстановке[53] и недопустимо... две дивизии, направляемые в Киевский район, должны быть брошены самым форсированным маршем и по кратчайшим путям на Радомысль, Иршу... Ваше внимание уже теперь должно быть обращено на операционное направление Новоград-Волынск— Ровно. Еще 13 июня командарм 12-й не терял надежды на полное окружение Киевской группировки противника. В телеграмме наштарма 12-й всем начдивам 12-й армии от 13 июня за № 02132 даются следующие указания...

Командарм приказал во что бы то ни стало окружить противника, не дав ему прорваться, для чего: 25-й дивизии ускорить сосредоточение своих частей, не допустить переход противника р. Тетерев, восстановить положение у Бородянки, сбив противника с линии железной дороги, 7-й дивизии, ускорив движением на подводах переброску своих частей, наступать на фронт Коблицы — Бородянка. Баш. бригаде передать приказ наступать на Макаров, южнее железной дороги для содействия окружению противника и под личной ответственностью комбрига взорвать железнодорожный мост. 58-й дивизии безотлагательно преследовать противника по линии железной дороги на фронт Гостомль—Рубешевка и далее до соприкосновения с противником. 44-й стр. дивизии наступать в общем направлении на Иршу, имея первоначальной задачей выход на линию Н. Гребня—Макаров. Продвижение ускорить широким применением перевозки войск на подводах.

Пока отдавались эти распоряжения и директивы, обнаружилось давление противника на крайний правый фланг 12-й армии. Атаковав Чернобыль превосходными силами, он отбросил 72-ю стр. бригаду и отряд Черниговского губвоенкома за р. Уж, а затем, продолжая развивать наступление, начал теснить эти части в направлении на Горностайполь; на усиление их был направлен 221-й стр. полк с кав. эскадроном. В районе Гостомль—ст. Ирпень получилось сильное скопление частей й армии: в этом районе сосредоточились 7-я стр. дивизия, 131-я стр. бригада 44-й стр. дивизии (ст. Буча) и, наконец, 173-я стр. бригада 58-й стр. дивизии (Мостище, хутор Боровский). Все эти части направлялись сюда для ликвидации задержавшегося противника, который тем временем продолжал свой дальнейший отход по-прежнему двумя колоннами: одна из них взяла направление на м. Иванков (через Мирчу), а другая продолжала следовать вдоль железной дороги.

Во время преследования противника в г. Киеве нами было захвачено 10 орудий без замков, а на ст. Беличи 74 орудия без замков. Отступление противника перед фронтом 14-й армии носило спешный характер. К концу дня 13 июня сводная дивизия вышла на рубеж Носовцы —Шуровцы, при этом ее конные части заняли ст. Крыштиновка; 178-я стр. бригада й стр. дивизии выдвигалась на рубеж Шура —Кришинцы, который ей было приказано занять к концу дня 14 июня. 160-я бригада той же дивизии заняла рубеж Александровка—

Ильяшевка, причем о противнике имелись сведения, что он отошел на Тульчин, и к концу дня 14 июня ей приказано было выйти на рубеж Тульчин —Журавлевка; 41-я стр. дивизия занимала фронт Чеботарка —Княжеполь —Голубяче — Джугастра—р. Марковка.

По вопросу об организации преследования отходящего противника Юго-Западным фронтом в своем разговоре с на- штаюзом (см. приложение № 17) по прямому проводу от 14 июня Главком констатирует прежде всего начало рассредоточения сил и внимания командования Юго-Западного фронта между двумя объектами действий: между Киевской и Одесской группировками противника. Главком определенно считал, что главным объектом внимания командования ЮгоЗападного фронта должна явиться все-таки по-прежнему Киевская группировка, которую следует гнать, не давая ей усиливаться и направляя поэтому Конную армию на Ровно. То же самое относится и к 12-й армии, ударная группа которой должна твердо взять направление Овруч — Коростень с выдвижением отряда на Мозырь вдоль Припяти. Одним из мотивов для принятия такого решения являются сведения о том, что поляки сняли с нашего Западного фронта три дивизии. Главком не исключал возможности появления этих сил либо в Сарнах, либо в Ровно, либо в Коростене, и тогда сил одной 12-й армии против них оказалось бы маловато. Ввиду изложенного еще более ясна настоятельная необходимость гнать Киевскую группировку противника, дабы помешать сосредоточению трех дивизий противника, прибытие которых на Юго-Западный фронт предполагал Главком. Эти разговоры дают ясное представление о руководящей идее главного командования в отношении Киевской группировки противника: это было параллельное преследование, а не окружение.

Основываясь на указаниях командования фронтом, командарм Конной решил выполнить возлагаемые на него задачи путем разделения своей армии на две группы по две дивизии в каждой. Одна из этих групп должна была под начальством члена PBC армии т. Ворошилова направиться на Коростень, другая, оставаясь под командой самого командарма, должна была содействовать 12-й армии в окончательной ликвидации Киевской группировки противника. июня обе группы приступили к выполнению поставленных им задач.

Спешный отход противника перед фронтом 14-й армии продолжался. 14 июня приказом № 0/83 командарм 14-й поставил следующие задачи своим частям: Сводной дивизии Солодухина (21-я и 63-я стр. бригады) преследовать противника. Начдиву 60-й стр. перейти в решительное наступление, нанося главный удар на Тульчин —Шпиков —Красное — Жмеринку. 41-й стр. дивизии перейти в решительное наступление на Мястковку —Вапнярку. 8-й кав. дивизии (которая только что присоединилась к армии), действуя в направлении Гранов —Дашев —Ильинцы, в кратчайший срок овладеть районом Винница—Юзвин —Мизя- ков, стремясь ударами в западном направлении отбросить главные силы противника к р. Буг и уничтожить их.

К концу дня 14 июня положение частей 72-й стр. бригады на правом берегу р. Уж в общем упрочилось, благодаря подходу к ней частей 74-й стр. бригады, которые заняли участок севернее 72-й стр. бригады в районе с. Карпиловки. Однако части Черниговского губвоенкома под натиском противника вынуждены были очистить правый берег р. Днепра. 71-я стр. бригада сосредоточилась в районе с. Окунинова против Печки и переправлялась на правый берег р. Днепра. 7-я стр. див., преследуя противника, подходила к ст. Немешаево. 14-я армия, преследуя противника, сильно продвинулась вперед своим правым флангом. К концу дня 14 июня 3-я стр. бригада сводной дивизии вышла на рубеж ст. Фердинандовка—He- миров—Браилов, имея во второй линии 21-ю стр. бригаду, достигшую района Н. Крапивна. 60-я стр. дивизия продвигалась значительно медленнее; ее фронт проходил от с. Белоусовки через ст. Демковку на Ильяшовку. На уступе сзади нее следовала 123-я стр. бригада 41-й стр. дивизии, занявшая рубеж Шарапановка — Княже — Антоновка—Савчино. 8-я кав. дивизия еще находилась в районе г. Гайсина. К концу дня 15 июня на участке 12-й армии следует отметить выдвижение 71-й стр. бригады в район Горностайполя и продвижение 7-й стр. дивизии вдоль Киево-Коростеньской железной дороги к ст. Немешаево. На участке 14-й армии день характеризовался значительным продвижением вперед 60-й стр. дивизии, которая вышла на фронт Браилов —Торков —Шпиков и выходом й стр. дивизии на рубеж ст. Вапнярка—Комар-город —

Томашполь, причем у этого последнего пункта противник оказывал сопротивление нашим продвигающимся частям. Для действий на Ямпольском направлении был сформирован отряд под начальством Таубе, который к концу дня 15 июня вышел на рубеж Яланец —Кочковка—Подлесовка, причем за обладание этими пунктами начались бои с противником, упорно задерживавшимся на Ямпольском направлении.

Директива командюза № 448/сек./571/пол. от 15 июня ставила следующие задачи перед армиями фронта: «В целях окончательного разгрома 3-й польской армии и дальнейшего развития основного удара на Польском фронте на Ровно —Брест. Командарму 12-й ударной группой в составе 24-й стр. дивизии с приданными к ней отрядами и судами Днепровской флотилии, сбив противника в Чернобыльском районе, наступать в направлении на Мозырь; линию р. Сла- вечна от устья ее до с. Липник (по жел. дор. Мозырь — Коростень) достигнуть не позднее 19 июня. Главными силами армии, преследуя противника, не позднее 20 июня захватить Овруч и совместно с направленными на Коростень двумя дивизиями Конной армии ликвидировать противника в районе Овруч — Коростень, отбросив остатки его в болотистый район р. Уборти. Командарму Конной: 45-ю дивизию, выдвигая в район Житомир — Шепетовка, двумя дивизиями из района Житомира не позднее 20 июня захватить район Ново- град-Волынска и по присоединении к Конной армии двух дивизий, отряженных в район Коростеня, стремительным наступлением захватить район Ровно.

Командарму 14-й, преследуя противника в общем направлении Жмеринка—Проскуров, 18 июня овладеть районом Жмеринка—Винница, а 8-й кав. дивизии овладеть к этому числу районом Калиновки, откуда идти на Старо-Константи- нов, выделив особый и подрывной отряд для основательного взрыва железнодорожных мостов в районе Шепетовки, главными силами занять Проскуров».

Вместе с тем телеграммой наштаюза № 452/сек. /573/ пол. от 15 июня давались следующие указания в отношении разграничительных линий и мест расположения штабов, а также военных дорог: Штарму 12-й расположиться в Киеве. Полештарм Конной при главных силах, основной штаб Конной армии сначала в Фастове, а потом в Бердичеве. Штаб 14-й армии в Оль- виополе, а в дальнейшем в Жмеринке.

Разграничительные линии: а) между Западным фрон

том и 12-й армией прежняя, но командарму 12-й при выполнении боевых задач предлагалось не считаться с этой линией; б) между 12-й и Конной армиями: Костополь —Андреевичи — Горошки — Кочерово — Васильков — Пирятин — все пункты для 12-й армии включительно; в) между Конной и й армией:              Радзивиллов—Ямполь —Острополь —Таль-

ное — все пункты для 14-й армии включительно; г) между й и 13-й армиями: Нижн. Днепр от устья р. Ингулец — р. Саксаган до с. Саксаган — Верхне-Днепровск — Констан- тиноград — все пункты для 13-й армии включительно. Разграничительная линия между фронтовым и армейским тылами: ст. Сновская—Пирятин —Полтава—ст. Лозовая—Славянск—Первозвановка — все пункты, кроме Сла- вянска и Первозвановка, для фронта включительно; для Конной и 14-й армий тыл остается по-прежнему общий. Военные дороги: а) для 12-й армии: Коростень — Киев; Конотоп—Брянск; б) для Конной армии: Казатин—Фастов — Цветково и далее общая с 14-й армией на Знаменку — Кременчуг—Харьков; в) для 14-й армии: первая — Христиновка— Цветково, далее общая с Конной армией на Харьков, вторая — Ольвиополь — Знаменка — Кременчуг — Харьков.

В своем приказе по армии № 49/оп. от 15 июня командарм 12-й в развитие вышеприведенной в выдержке директивы ставил задачей армии выход на рубеж Овруч — Коростень.

Озабочиваясь взаимодействием и связью обоих фронтов в момент общего перелома кампании, уже назревавшего, Главком стремится продвинуть одновременно с правым флангом й армии и левый фланг Западного фронта или, по крайней мере, оказать содействие частью его сил 12-й армии. Так, телеграммой № 3436/оп. (652) от 15 июня Главком приказывает командзапу для содействия 24-й стр. дивизии, которую командюз двинул на Мозырь по правому берегу р. Припять, образовать отряд в составе кав. бригады 13-й стр. дивизии, экспедиционного северного, Антоновского партизанского отрядов, под общим начальством комбрига 13-й кав. бригады и Двинуть его в направлении Хойники —Мозырь. Кроме того, лавком указывал на необходимость одновременно с этим активных действий на фронте сел Якимовская, Речица. июня Конная армия, оставив одну кав. дивизию (6-ю) заслоном от Коростышева до Житомира но р. Тетереву от покушений противника с юга и юго-запада, всеми остальными

дивизиями (4-й, 11-й, 14-й) вела бой с противником на рубеже Радомышль—Борщево—Горбылево. После ожесточенного боя, во время которого противник неоднократно переходил в контратаки, Конармия сбила части противника на указанном фронте.

В течение дня 16 июня 12-я армия, сохраняя прежнее свое положение на своем правом фланге, где противник еще удерживал в своих руках частную инициативу на р. Уж, наступала на всем остальном своем фронте, преследуя неприятеля, главной массе которого все-таки удалось пробиться в направлении на ст. Коростень. 14-я армия в этот день также продолжала преследовать противника, местами ведя бои с его арьергардами, причем благодаря более быстрому продвижению вперед ее правого фланга фронт этой армии выстроен был почти прямо на запад и проходил к концу дня 16 июня от м. Вороновцы, где продолжал упорно обороняться противник, через м. Немиров-Печара—с. Торков —ж. д. станция Юрков- ка —м. Томашполь —с. Ялане —Подлесовка. Конная армия в этот день оставалась в расположении, занятом ею накануне, обеспечивая район Житомир — Бердичев 6-й кав. дивизией. «Описание боевых действий 1-й Конной армии»’ так объясняет причину бездействия 1-й Конной армии в день 16 июня:

«Ввиду сильного непрерывного дождя, переутомления конского состава и невозможности производить операции в занимаемой армией лесисто-болотистой местности командарм приказал частям армии остаться на местах». В этот же день подразделение армии на две равные по численности группы Буденного и Ворошилова было уничтожено. 17 июня на участке 12-й армии 24-я стр. дивизия, закончив свое сосредоточение, перешла в наступление, заняла вновь м. Чернобыль и с упорным боем форсировала р. Уж, причем нами захвачено у противника три орудия; в числе действующих против нее частей противника обнаружена была кав. дивизия Булак-Булако- вича с приданным ей пехотным «батальоном смерти». 25-я стр. дивизия, преследуя противника, сильно продвинулась вперед, особенно своим правым флангом, при этом передовые части дивизии подходили уже к линии Хабное —Малин. Еще дальше вперед выдвинулась 7-я стр. дивизия, которая к концу дня июня заняла своими главными силами район Чеповичи —

Малин, а приданная ей Башкирская кав. бригада с налету овладела с. Народичи. 47-я стр. дивизия выдвинулась на рубеж Малин — Радомысль; 58-я стр. дивизия сосредоточилась в районе ст. Бородянка—ст. Тетерев, 173-й стр. бригаде этой дивизии на 18 июня было дано направление на м. Иванков. Наконец Конармия к концу дня 17 июня вышла всеми своими дивизиями на фронт Чайковка—Торчин—Стырты —Мокрянщина- Кручинен—Щербин—Тута—Юстиновка. 45-я стр. дивизия, приданная этой армии, 18 июня должна была выйти на рубеж Кодня—Бердичев. 14-я армия, преследуя противника, достигла фронта Винница—Вороши ловка—Красное — Джурин; левый ее фланг — 41-я стр. дивизия в этот день направлялась на рубеж р. Мурафы. 18 июня отступление противника распространилось и перед крайним левым флангом Западного фронта.

В 5 часов 18 июля на участке Мозырской группировки противник начал отход на правый берег Днепра у г. Речицы, причем Речицкий железнодорожный мост им был взорван. Одновременно с этим наша воздушная разведка обнаружила отход колонн противника от Речицы в западном направлении. Это событие на несколько часов предупредило директиву командзапа командующему Мозырской группировкой от июня за № 01684/оп./сек. о том, чтобы эта группировка по усилении ее бригадой «трудовой железнодорожной» и стрелковым дивизионом 13-й стр. дивизии наступала в мозырском направлении, держа тесную связь с 12-й армией. Равным образом командарму 16-й давались указания, чтобы он изготовился к удару в общем направлении Якимовская слобода—ст. Василевичи группой в 3 — 4 полка. Время начала наступления предполагалось указать особо. Однако командующий Мозырской группировкой тов. Хвесин, убедившись в начале отступления противника от Речицы, сам приказал своим частям форсировать р. Днепр. К концу дня 18 июня, наступая на широком фронте, армии Юго-Западного фронта достигли: 12-я армия рубежа Копачи —Народичи—Новаки; Конная армия заняла район м. Горошки — Михайловна—Буда Бобрицкая—Яблонное —Соколов —Тетюрка, готовясь с утра июня действовать во фланг и тыл Коростеньской группировки противника. Однако уже к концу дня 18 июня для командарма Конной стало ясно, что под влиянием «ударов 12-й армии Коростень не удержится». Командюз приказал командарму Конной оставить в районе Коростеньского узла одну

бригаду, а остальными силами двинуться на Новоград-Во- лынский, «каковой и должен быть взят безотлагательно»1; фронт 14-й армии проходил на 15 км северо-западнее Винницы, подходил к Жмеринке и далее захватывал м.м. Ст. и Новую Мурафу. В этот же день 57-я стр. дивизия Мозырской группировки несколько раз попыталась переправиться на правый берег Днепра в районе Речицы, но всякий раз эти попытки отбивались противником.

К концу дня 19 июня части 12-й армии вышли на фронт Бениовка (на р. Припять)—Лубянка—Хабное—Купечь — Xo- лостпо. Продвижение 14-й армии успешно продолжалось. На участке Мозырской группировки Западного фронта 19 июня бригада 57-й стр. дивизии переправилась через р. Днепр и вела наступление на Речицу, все еще занятую противником, от с. Оверщизны.

Телеграммой от 19 июня за № 3680/оп. наштаресп передал командазапу указания Главкома о том, что ввиду ожидаемого выхода на р. Славечну 24-й стр. дивизии, наступление на Мозырь группировки Хвесина надлежит развить с полной энергией, согласуя ее действия с действиями и продвижением 24-й стр. дивизии.

В свою очередь командзап принимал меры к проявлению возможно большей активности частями левого фланга своего фронта, тем более что Мозырская группировка уже форсировала к этому времени Днепр. Так, директивой № 01717/оп./ сек., оттого же 19 июня, командзап ставит в известность командарма 16-й, что части Мозырской группировки форсировали р. Днепр, почему командарму 16-й также надлежит форсировать р. Березину в районе своего левого фланга, не позднее июня овладеть районом Евтушкевичи—Домановичи—Ho- совичи, а командующий Мозырской группировкой к этому же времени должен овладеть районом Василевичи—Хойники.

День 19 июня на участке Конной армии отмечается началом упорных боев ее за обладание линией р. Случ и г. Ново- град-Волынский. Усиление активности и устойчивости противника на новоград-волынском направлении явилось следствием прибытия новых подкреплений, вновь переброшенных им с нашего Западного фронта на Юго-Западный фронт: здесь вновь появились 3-я и 6-я польские пех. дивизии, дей

ствовавшие ранее против правого фланга нашего Западного фронта. Очевидно, в связи с этим обстоятельством стоит образование вновь 2-й польской армии, в состав которой, по-видимому, вошли: 3-я и 6-я пех. дивизии, 10-я бригада 5-й пех. дивизии и 1-я кав. бригада'.

С этими-то частями и пришлось столкнуться Конной армии на подступах к Новоград-Волынскому. 19 июня, обходя город с севера-востока, части 4-й, 11-й и 6-й кав. дивизий вошли в соприкосновение и завязали бой со значительными силами противника, занимавшими позицию по линии р. Уж, на фронте Сушки —Неделище—Симоны. 14-я кав. дивизия, накануне не получившая приказа о выступлении, отстала и следовала в одном переходе позади, направляясь в район Каменный Брод—Аннополь — Жадки — Mapьяновка (все пункты 20 — 25 км к северо-востоку от м. Чернихов). Бой июля для главных сил Конной армии не увенчался успехом, и они отошли на ночлег в район Синявка—Усолусы — Сухая Воля—Михайловка, выдвинув в район м. Соколова одну кав. бригаду, которая должна была установить наблюдение за линией р. Случ от Новоград-Волынска (исключительно) через м. Барановку, до Нов. Мирополя. 45-й стр. дивизии было приказано, передвигаясь форсированным маршем и широко используя передвижение на подводах, выйти на рубеж Адамовка (40 км северо-зап. Житомира) — Стрибеж — Рудня —Дригалов —Чуднов —Крассополь, держа связь вправо с 44-й стр. дивизией 12-й армии, а влево налаживая связь с 8-й кав. дивизией 14-й армии в районе ст. Калиновка. 14-я кав. дивизия в этот день достигла указанного ей района; 3-я бригада 11-й кав. дивизии, двигаясь на присоединение к армии, достигла г. Белая Церковь.

20 июня столкновения на фронте Конной армии приняли встречный характер. В то время как 6-я кав. дивизия повела наступление на с. Симоны, противник сам перешел в наступление на широком фронте, причем особенно теснил 6-ю кав. дивизию. 4-я и 11-я кав. дивизии в упорном бою сдерживали наступление противника, причем 21-й кав. полк 4-й кав. Дивизии в конном строю атаковал и отбросил за с. Сушки 1-й пех. полк 1-й польской пд легионеров, изрубив значительное

' Историческое бюро польского ген. штаба. Тактические исследования из истории польских войн 1918 — 1921 гг. Том II. Кроки Nb I.

количество легионеров и захватив у противника 10 пулеметов. Остатки легионеров укрылись в лесу, что в окрестностях с. Сушки. Наши потери при этом ограничились 40 убитыми и ранеными. К концу дня 20 июня Конная армия располо: жилась на ночлег примерно в районе своего исходного положения, причем 14-я кав. дивизия вышла на правый фланг армии и расположилась на ночлег в районе Крпивня—Катерит новка—Буда Рыжинская93.              .

Пока происходили эти события на фронте Конной армии в течение 20 июня части Мозырской группировки, 12-й армии, 14-й армии развивали преследование отступающего противника. В этот же день в наступление перешел и левый фланг 16-й армии, а именно 29-я стр. бригада 10-й стр. дивизии, частям которой удалось овладеть м. Горвалем на правом берегу Березины. Мозырская группировка в этот день прочнее утвердилась на западном берегу Березины, выдвинувшись к западу от г. Речиц.

На участке 12-й армии более интересные события произошли на фронте 25-й стр. дивизии, которая к концу дня 20 июня с боем овладела г. Овручем, захватив у противника одну тяжелую батарею и бронепоезд. По овладении Овручем 73-я стр. бригада этой дивизии была направлена на север вдоль линии железной дороги для содействия частям 24-й стр. дивизии по форсированию р. Славечны, а 74-й стр. бригаде к концу дня 22 июня было указано выйти на рубеж Be- ледники — Норинск западнее м. Овруч. На участке 14-й армии 8-я кав. дивизия к концу дня 20 июня овладела районом местечка и ж. д. станции Калиновка, а правофланговые части 60-й стр. дивизии овладели ж. д. станцией Жмеринка; далее фронт армии в этот день проходил через с. Носковецкая, м.м. Шаргород, Черновцы. июня приказом по армии № 52/оп. командарм 12-й ставил своей армии следующую задачу: «Продолжать преследование противника в общем направлении на Сарны, оказав правым флангом содействие частям Западного фронта по овладению ими Мозырем. Частям армии не позже 27 июня выйти на линию р. Уборти — Олевска, линию р. Горыни на участке Степань—Клевань». Этот приказ несколько не совпадал во времени с директивой командюза № 470/сек./685/пол.

от 20 июня же, где командарму 12-й ставилась следующая задача: «Заняв Коростень, Овруч, главными силами армии решительно преследовать противника на Сарны, при этом Олевск занять не позднее 23 июня». июня наступление частей 10-й стр. дивизии на левом фланге 16-й армии не получило значительного развития: атаки на слободу Якимовскую были отбиты противником. Mo- зырская группировка развила преследование противника на широком фронте, выйдя главными силами на рубеж Елизаровичи—Василевичи—Макановичи—Великий Бор, прием ее конница (2-я кав. бригада) заняла м. Хойники. На участке 12-й армии в день 21 июня следует отметить занятие узловой станции Искорость частями 7-й стр. дивизии. Конная армия в этот день так же, как и накануне, вела бой с противником на подступах к Новоград-Волынскому. Хотя правофланговой дивизии этой армии — 14-й кавалерийской и удалось отбросить противника отр. Уж, заняв район Белка—Сушки, но в центре (11-я кав. дивизия) продвижение Конной армии было незначительно, а на левом фланге, наступая вдоль Житомирского шоссе, противник даже принудил 6-ю кав. дивизию отойти на фронт Яблонное —Соколов —Курне. Продвижение 45-й стр. дивизии, приданной Конной армии, происходило сравнительно успешно, и к концу дня 22 июня она вышла на рубеж Адамовка— Дрыглов—ст. Чуднов—Волынский —м. Чуднов—м. Янушполь. День 21 июня на фронте 14-й армии отмечается первым боевым соприкосновением с противником 8-й кав. дивизии, которая заняла район Сулковцы—Торчин —Кочановка, после небольшой стычки с противником в районе Терешполя. Далее фронт 14-й армии проходил через Лопатины, слободу Черпя- тинскую, Молчаны, Калиновку, Грушки, Катериновку (8 км к юго-востоку от г. Могилева-Подольского). 22 июня продвижение Мозырской группировки было задержано сопротивлением противника примерно на прежнем фронте. Зато продвижение правофланговых частей 12-й армии происходило успешно, и 72-я стр. бригада 24-й дивизии переправлялась уже через р. Славечну у ее устья, далее 73-я стр. бригада 25-й ctP- дивизии вела упорный бой с 1-м и 2-м Подхаляпскими и 41-м и 24-м пех. полками противника на рубеже Выступо- вичи Рудня Мечная — Троски. 7-я стр. дивизия преследовала противника вдоль линии железной дороги по направлению на Олевск и вышла на рубеж Болсуны —Лушны — Писки. На участке Конной армии противник, очевидно, в связи с

неблагоприятно сложившейся для него обстановкой в районе Коростеня и Овруча, отошел на более сокращенный фронт Эмильчино—Новоград-Волынский, продолжая оказывать упорное сопротивление на ближайших подступах к этим пунктам частям Конной армии, все атаки которых на эмильчинс- ком и новоград-волынском направлениях были отбиты.

45-я стр. дивизия согласно полученным приказаниям выдвигалась на участок р. Случ от м. Барановка до м. Новый Мирополь. На участке 14-й армии день ознаменовался началом напряженных боев с противником, который упорно удерживался на рубеже ст. Синява —Ново-Константинов—Лети- чев—Комаровцы—Бар—Могилев-Подольский, причем части сводной дивизии вели упорный, но неудачный для себя бой за обладание Ново-Константиновом и Летичевом. 60-я стр. дивизия вышла на рубеж с.с. Буцны —Мордин—Стодуль- цы —Севериновка. 41-я стр. дивизия наступала на рубеже Ko- пан-Городец —Могилев. На указанном фронте 14-й армии бои в течение нескольких дней приняли значительный и упорный характер: наши атаки чередовались с контратаками противника, и фронт армии испытывал незначительные колебания в ту и другую сторону.

Содействие левого фланга 16-й армии Мозырской группировке вызвало возражения Главкома против наступления 10-й стр. дивизии на Домановичи. «Необходимо внести коррективы в распоряжения командарма 16-й, — пишет Главком, — в смысле направления частей 10-й дивизии для удара вдоль правого берега р. Березины примерно на фронт Парп- чи —Евтушкевичи, тем более что Домановичи абсолютно не нужны ни 16-й армии, ни Мозырской группе... Прочное же обеспечение вдоль правого берега Березины со стороны Бобруйска совершенно необходимо для завершения Мозырской операции. Казалось бы, эта задача и должна лежать на 16-й армии, а не задача в виде прямого содействия группе Хвесина по овладению Мозырем, которая получает наиболее существенную поддержку со стороны Ю.-Западного фронта».

Ввиду начавшегося уже наступления 16-й армии, эти указания Главкома запоздали. Далее телеграммой за № 37 71 /оп. 766/ш. от 23 июня он указывает командзапу о том, что 24-й стр. дивизии приказано 28 июня овладеть Мозырем, почему необходимо, чтобы в свою очередь Мозырская группировка 28 июня перешла к самым решительным действиям.

В своей директиве на имя командюза от 22 июня за Jsfe 3738/оп./729/ г. Главком указывает ему, что общая обстановка выдвигает значение ровенского направления, которое при настоящей обстановке является главнейшим, почему путем частных перегруппировок на нем должна быть сосредоточена главная масса сил 12-й армии (см. приложение Jsfe7).

23 июня на левом фланге 16-й армии 10-я стр. дивизия расширила свой плацдарм на правом берегу Березины, продвинувшись на рубеж Слобода Якимовская —Узнож. На фронте Мозырской группировки положение сторон не изменилось. На участке 12-й армии 24-я стр. дивизия форсировала р. Славечна и продвигалась на север, части 25-й стр. дивизии вышли к линии р. Уборть севернее Олевска, 7-я стр. дивизия вела наступление на Олевск. 44-я стр. дивизия достигла рубежа Ушомир—Горошки. На участке Конной армии две кав. дивизий (6-я и 11-я) вели упорный, но безрезультатный бой за обладание Новоград-Волынском, а 14-я кав. дивизия в этот день совершала свой переход на левый фланг армии. На фронте 14-й армии, начиная с 23 июня, шли бои на почти установившемся фронте, указанном нами выше, с ничтожными его колебаниями. Такую же стабилизацию фронта, за исключением левого фланга 57-й стр. дивизии (Мозырская группа) приходится отметить и на участке левого фланга 16-й армии и Мозырской группировки до 26 июня. Лишь правый фланг 12-й армии, а именно 24-я стр. дивизия, продолжал делать известные успехи в своем продвижении. 24 июня фронт этой дивизии проходил через Наровль на Н. Рудню (на пересечении железной дороги Мозырь—Овруч с р. Славечна). 58-я стр. дивизия сосредоточивалась в районе Веледники— Юринск — Овруч (примерно). 25-я и 7-я стр. дивизии задержались из-за упорного сопротивления противника на подступах к р. У борти и Олевску, и фронт их проходил примерно по линии Перга—Замысловичи — Носаки. В этот день начались перегруппировки на участке 12-й армии, имевшие целью вытянуть части 25-й стр. дивизии к югу. Так, 73-я стр. бригада этой дивизии в этот день совершала переход в район ст. Иг- иатполь (на середине пути между Коростенем и Овручем). На участке Конной армии дни 24 и 25 июня отмечаются сравнительным спокойствием в центре, причем дивизии центра для более спокойного отдыха отошли несколько к востоку, и более оживленными действиями на флангах, особенно

правом, где 4-я кав. дивизия совместно с частями 44-й стр. дивизии вела упорный бой за м. Эмильчин, овладела им и преследовала противника, отходящего частью на Новоград- Волынский, частью на запад, захватывая у него трофеи и пленных. Затем вновь была отброшена противником назад, временно уступила ему м. Эмильчино, и наконец окончательно закрепилась в этом местечке к концу дня 25 июня. Результатом этих упорных боев был захват 4-й кав. дивизией у противника 36 пулеметов и 7 орудий, не считая других трофеев1. На левом фланге армии наши конные части овладели с. Талька, отбросив противника на левый берег р. Случ. 27 июня крайний правый фланг 12-й армии значительно приблизился к Мозырю. Отряд черниговского губвоенкома на левом берегу Березины занимал с. Шарейки, фронт 24-й стр. дивизии проходил от м. Барбарова на м. Ельск. 25-я и 7-я стр. дивизии вели затяжные бои на ближайших подступах к рубежу по р. Уборти и м. Олевску, причем противник на этом участке держался весьма упорно. Конная армия в день 27 июня имела крупный успех: ее главные силы утром 27 июня переправились через р. Случ и овладели г. Новоград-Волынским, и начали преследование противника в направлении на Корец, в то время как 45-я стр. дивизия форсировала р. Случ на участке Урля —Нов. Мирополь, направив кавалерийскую бригаду Котовского на м. Любар. В силу частичных колебаний военного счастья в ту или другую сторону начертание фронта 14-й армии к концу дня 27 июня приняло весьма ломаный вид, сохраняя примерно то же расположение. В районе с. Си- нявы шли бои 8-й кав. и сводной стр. дивизии с противником с переменным успехом для обеих сторон. Новый значительный успех Конной армии выдвинул вопрос о постановке ближайших очередных задач армиям Юго-Западного фронта, которые в директиве командюза № 3413/оп./489/сек. от июня формулировались следующим образом: командарму й ставилась задача овладеть Мозырем и Олевском не позднее 28 июня. Далее командарму 12-й предлагалось «ударной группой» совместно с Конной армией не позднее 3 июля овладеть районом Костополь — Ровно, после чего «энергично развить удар в обход Сарны» в общем направлении Сте- пань —Чарторийск. Командарм Конной, преследуя противни-

ка, должен был 29 июня занять район Шепетовки и не позднее 3 июля —район Ровно. Командарму 14-й предлагалось не позднее 29 июня овладеть районом Старо-Константинов — Проскуров, при этом надлежало нанести уничтожающий удар днестровской группировке противника, отсечь ее от галицийской границы, прижав к Днестру (см. приложение № 9). Командарм 14-й в развитие директивы командюза № 3413/оп./489/сек. от 27 июня своим приказом № 034 от июня поставил следующие задачи своим частям: сводной стрелковой и 8-й кав. дивизии приказано прорвать укрепленную позицию противника и 30 июня овладеть районом Черный Остров —Проскуров, «далее развивая операцию вдоль линии железной дороги, овладеть м. Фельштин и Кузьмин и ударом в направлении Гусятин — Скала не допустить противника за линию р. Збруч. 60-й стр. дивизии ставилась задача овладеть м. Бар, а затем в кратчайший срок районом г. Проскуров —м. Ярмо- линцы. 41-й стр. дивизии было приказано также в кратчайший срок овладеть районом г. Ново-Ушица. Попытки правого фланга 16-й армии (8-я кав. и сводная стрелк. дивизии) выполнить этот приказ в течение 30 июня и I июля привели к ряду неудачных атак сводной стрелк. дивизии в районе ст. Сенявы, после чего она отошла в исходное положение.

В телеграмме командзапу за № 38б4/оп./764/ш. от 27 июня Главком настаивает на развитии группировкой Хве- сина самых решительных действий, так как овладение Мозы- рем и обозначение движения на Лунинец заставит поляков стянуть часть своих сил с Западного фронта на это направление, что значительно облегчит операции Западного фронта.

В ночь с 28 на 29 июня 72-я стр. бригада 24-й стр. дивизии заняла Мозырь. Это событие не замедлило отозваться на ре- чицком направлении, где противник начал спешно отступать перед левым флангом 16-й армии и Мозырской группировкой. Энергично преследуя противника, который отходил вдоль линии железной дороги на запад и на м. Скригалов, части Мозырской группировки 29 июня подошли к ст. Мозырь. На олевском направлении противник проявлял прежнее упорство, и части 25-й и 7-й стр. дивизий крайне медленно продвигались вперед. К концу дня фронт их проходил через с.с. Пергу, Носака на Кишин, Зубковичи. Заказ 541

Преследуя противника, дивизии Конной армии вышли на рубеж Сторожев—Корчма, что в 8 км к западу от м. Корец—м. м. Киликиев —Берездово— Красностав. 45-я стр. дивизия вышла на рубеж сел Дубровка —Ничналы, направив в м. Лабунь кав. бригаду Котовского, которая заняла это местечко, изрубив в нем батальон 19-го польского пех. полка. На участке 14-й армии продолжались бои местного значения с переменным успехом. 29 июня в директиве за № 475/сек./3332/оп. командюз развил указания Главкома, изложенные в его директиве № 3738/оп./729/ш. от 22 июня. 24-ю стр. дивизию было приказано вывести в армейский резерв тотчас по занятии Мозырского узла частями Западного фронта. Остальным силам 12-й армии приказывалось наступать на фронте Сарны— Ровно — Здолбунов, имея главную ударную группу в составе не менее трех дивизий на Ровенском направлении, 141-ю стр. бригаду было приказано вывести в резерв в г. Житомир для переформирования (см. приложение № 8).

Смена кабинета министров в Польше и образование нового коалиционного кабинета с участием также представителей партий, которые были противниками русско-польской войны, вызвала у нашего главного командования предположения, что польское правительство не прочь будет искать мира, но после предварительного реванша, что заставляло ожидать в ближайшие дни короткого контрудара противника, о чем и были предупреждены командующие фронтами телеграммой Главкома № 3897/оп./772/ш. от 29 июня. Для уяснения себе дальнейшего хода событий нам надлежит теперь ознакомиться с мероприятиями и действиями польского командования и вообще обстановкой на стороне противника.

К концу дня 28 июня разрыв между левым флангом 6-й и правым флангом 2-й польских армий достигал уже 80 км, причем 2-я польская армия находилась уже на 50 км на уступе назад от 6-й польской армии. В этом промежутке находилась только 10-я бригада 5-й пех. дивизии, оторвавшаяся от обеих польских армий и не имевшая связи с командованием ни одной из них. В такой обстановке командующий 6-й польской армией генерал Ромер решил снять с фронта своей армии 18-ю пех. дивизию и направить ее через Старо-Кон- стантинов в общем направлении на Ровно, для того чтобы силами этой дивизии увеличить шансы на победу 2-й польской армии в решительном сражении с Конной армией Буденного. Генерал Ромер рассчитывал, что эта дивизия по-

спеет к полю решительного сражения до тех пор, пока наша Конармия не успеет еще форсировать линии р. Горыни. Столкновение прикрывающих марш-маневр этой дивизии частей с передовыми частями 45-й стр. дивизии и конницей Котов- ского вызвало в дальнейшем изменение направления движения 46-й стр. дивизии и повлекло за собою встречные столкновения наших и польских частей в районе м. Грицова'.

Падение Мозыря сразу же отозвалось на устойчивости сопротивления противника на речицком направлении. К концу дня 30 июня части Мозырской группировки миновали уже линию железной дороги Жлобин — Мозырь и выдвигались на рубеж р. Немачь. Учитывая подход к району Мозыря Мозырской группировки, командование 12-й армии не продвигало далее района Ельска 71-ю стр. бригаду 24-й стр. дивизии. На олевском направлении в положении обеих сторон не произошло никаких перемен. Конная армия своими передовыми частями выдвинулась на рубеж Людвиполь—Межи- ричи—Аннополь, а 45-я стр. дивизия двумя своими бригадами вышла на фронт Корчик—Шепетовка, а 134-я бригада этой дивизии заняла район м. Грицова.

День I июля отмечается совместным продвижением левого фланга 16-й армии и Мозырской группировки. Части 2-й стр. дивизии, сменившей 10-ю стр. дивизию на левом фланге 16-й армии, вышли в этот день на рубеж Давыдовка исключительно— Домановичи исключительно. На фронте 12-й армии не произошло значительных изменений. В этот же день на фронте Конной армии противник пытался вести наступление от г. Ровно в направлении на м. Межиричи. В течение целого дня 4-я кав. дивизия при поддержке бригады 6-й кав. дивизии вела упорный бой с противником, в результате которого он отступил на рубеж р. Горынь на участке Тучин — Гоща, причем в наши руки попало 4 орудия с полной запряжкой, 40 пулеметов и до 1000 пленных2. На фронте остальных дивизий Конной армии день прошел спокойно. Это наступление, предпринятое 3-й пех. дивизией легионеров, являлось следствием оперативного приказа польского командующего Украинским фронтом ген. Рыдз-Смиглы, в котором он хотел испробовать

новые методы активной обороны на растянутых фронтах, для чего 2-я польская армия должна была быть усилена 1-й пд легионеров, перебрасываемой с Олевского направления, и атаковать правый фланг Конной армии в направлении на Корец и Новоград-Волынский. Из этой операции в целом ничего не получилось: 1-я пех. див. легионеров запоздала, 6-я дивизия в наступление не перешла в силу причин, которых польский генеральный штаб в своем описании не указывает, а изолированное наступление 3-й пех. дивизии легионеров окончилось для нее неудачей крупного порядка[54].

Упорные бои на Ровенском направлении, в которые ввязалась Конная армия, и плохие условия местности на этом направлении для действий конницы вынудили наше главное командование дать указания командюзу о желательности направления конницы тов. Буденного в более северном направлении в обход г. Ровно, что и было им сделано телеграммой № 3961/оп./796 от I июля; командюз в своей ответной телеграмме за № 511/сек./3516/оп. от 2 июля указывал, что для предлагаемой перегруппировки у него не хватит времени, так как 3 июля он должен уже занять своими частями рубеж Сарны —Ровно—Проскуров—Каменец-Подольск как исходный для дальнейшего наступления. Далее он высказывал свои соображения, которые сводились к следующему. По овладении районом Ровно передовыми частями Конной армии захватить переправы через реки Икву и Стырь в .районе Дубно —Луцк; в дальнейшем Конная армия двигается в обход Ковеля и Брест-Литовска в общем направлении Луцк—Владимир-Волынский — Холм—Луков. На направлении Ковель—Брест-Литовск действует ударная группа 12-й армии. Наконец, для обеспечения всей операции с юга 14-я армия наносит удар в направлении Львов — Тарнов (см. приложение № 19 к гл. VIII). 2 июля 45-я стр. дивизия выдвинулась на рубеж Барбарово —Изяславль. В этот же день 18-я пех. дивизия противника начала свое сосредоточение поэше- лонно в районе Старо-Константинова, причем командующий 6-й польской армией для обеспечения этого сосредоточения приказал сводному отряду полковника Гогенауэра в составе четырех батальонов (145-й пех. полк и 1-й батальон 4-го полка Подолянских стрелков), овладеть м. Грицовом, отбросив находящиеся там наши части на северо-восток. По выполнении этого задания группа Гогенауэра должна была отойти в район между м. Грицовом и Старо-Константиновом, продолжая обеспечивать сосредоточение 18-й пех. дивизии'.

Готовясь, согласно директиве командюза, к форсированию р. Горыни и к захвату Ровенского железнодорожного узла, командарм Конной составил план действий, сущность которого сводилась к следующему: 4-я кав. дивизия, демонстрируя с фронта, должна была 2 июля к рассвету сосредоточиться между Ровно и м. Корец, имея осью своего сосредоточения Ровенское шоссе. 3 июля, наступая на фронте Тучин —Гоща, форсировать р. Горынь и ударить на Ровно, совместно с главными силами армии (6-й, 11-й и 14-й кав. див.), которые должны были 2 июля форсировать р. Горынь в районе Острога, причем 14-я кав. дивизия должна была расположиться на ночлег в окрестностях самого Острога, образуя заслон главных сил армии со стороны Изяславля и ведя разведку в этом направлении. 3 июля все три дивизии должны были, охватывая Ровно с юго-запада, атаковать его с запада, юга и востока и, овладев городом, расположиться на ночлег в районе к западу и юго-западу от Ровно. 45-я стр. дивизия, форсировав р. Горынь, должна была выйти 3 июля на рубеж Варко- вичи—Обгов, направив кав. бригаду Котовского в район Ста- ро-Константинова, для удара во фланг и тыл днестровской группировки противника, которая оперировала перед фронтом 14-й армии. Во время своего марша на вышеуказанный фронт 45-я стр. дивизия должна была обеспечить себя с юго- запада соответствующим заслоном2. Выполнение этих задач и повлекло за собою упорные бои на участке Конной армии июля. 4-я кав. дивизия беспрепятственно со стороны противника выполнила свою задачу и овладела м. Гощей, но 6-я и 11-я кав. дивизии вели в течение многих часов упорный бой за обладание ст. Оженином, и железнодорожным мостом вблизи нее. Овладев под вечер ст. Оженином, поздно ночью они ыли вновь выбиты оттуда подошедшими свежими силами противника. 14-я кав. дивизия овладела ст. Кривином и уже поздно вечером с боем переправилась через р. Горынь у с. Соловье и ввиду позднего времени расположилась на ночлег в ближайших селениях, не захватив в этот день г. Острога. Левый фланг 45-й стр. дивизии — 405-й стр. полк после упорного боя овладел м. Изяславлем, и вся дивизия на ночь закрепилась на рубеже Цветоха — Очеретинка — Барбаровка— Изяславль*.

В день 2 июля командование б-й польской армии решило расширить рамки задуманного им контрманевра. Для этого, усилив группу полковника Гогенауэра б-м уланским полком, распорядилось направить ее на Изяславль, чтобы в дальнейшем ударить во фланг и тыл сосредоточенному на Ровен- ском направлении противнику. 18-я же пех. дивизия должна была продолжать свои действия против южной (? — Н.К.) группы противника. Тем временем сосредоточение 18-й пех. дивизии в районе г. Старо-Константинова было уже в полном ходу. Эти распоряжения привели к столкновению частей кав. бригады Котовского, усиленной 400-м стр. полком 134-й стр. бригады, с группой Гогенауэра, причем перевес остался за поляками, и они заняли м. Грицов, а бригада Котовского сосредоточилась в с. Б. Пузырьки, потеряв два орудия. На start="3" type="1"> июля командующий Украинским фронтом ген. Рыдз-Смиг- лы ставил следующие задачи своим армиям: б-й армии удерживать прежнее свое расположение, нанося удар 18-й пех. дивизией в направлении на Славуту (этот приказ не дошел до командования 18-й пех. дивизии). 2-й армии оборонять линию р. Горыни, и особенно упорно район г. Ровно. 3-й армии продолжать выполнение прежней задачи, распорядившись продолжением продвижения 1-й пех. дивизии легионеров в район 2-й армии[55].

С утра 3 июля 4-я кав. дивизия Конной армии продолжала вести затяжной демонстративный бой на берегах р. Горыни в районе Гоша. В течение дня от этой дивизии была взята одна, а затем и другая бригада для ликвидации наступления противника на м. Корец, который двигался на это местечко со стороны м. Людвинополя силами до двух полков пехоты из состава 6-й пех. дивизии1.

К концу дня противник был отброшен обратно на Люд- винополь. Тем временем 6-я и 11-я кав. дивизии после непродолжительного горячего боя с противником форсировали р. Горынь в районе Острога, и, преследуя отступающего противника, на его плечах ворвались в г. Острог. К концу дня Зиюля все три дивизии (6-я, 11-я, 14-я) расположились на отдых в районе в 10 километрах к западу от г. Острога и в предместьях г. Острога2. Иначе обстояли дела на участке 45-й стр. дивизии. Здесь в течение 3 июля шел упорный встречный бой между 18-й пех. польской дивизией, наступавшей двумя колоннами на фронте Грицов —Вербовцы —Бол. Пузырьки и 400-м и 402-м полками 134-й стр. бригады, а также 399-м стр. полком 133-й стр. бригады и кав. бригадой Котовского. Грицов вновь несколько раз переходил из рук в руки, пока окончательно не остался за противником. Наконец под вечер противник окончательно прорвался на участке 45-й стр. дивизии, держа направление на Шепетовку, и занял с.с. Ружично и Белополье. 135-я стр. бригада отошла в район Лабунь—Ми- кулин—Бражницы. Угрожаемые с тылу 135-я и 133-я стр. бригады также начали отход: 135-я стр. бригада направлялась на Шепетовку, а 133-я стр. бригада совместно с кав. бригадой Котовского сосредоточилась в районе Дзиньковцы. Для заполнения образовавшейся бреши из района Новоград- Волынска был выдвинут армейский резерв Конной армии в составе полка особого назначения при PBC Конной армии и армейской запасной кавалерийской бригады под командой Стенового, который к концу дня 3 июля сосредоточился в районе Глубочек —Майдан —Волынский. На 4 июля 45-й стр. дивизии было приказано отбросить противника на запад и закрепиться на рубеже Славута—Очеретинка —Плошин — Березни—Лабунь —Брожинцы. Возможно, что такая пассивная задача для дивизии явилась следствием донесения ее пп-аба, который сообщал, что в бою 3 июля со стороны противника, участвовало три пех. дивизии.

По-видимому, это было то наступление, которое накануне Должна была предпринять 6-я пех. дивизия совместно с 3-й и й пех. дивизиями легионов.

«Описание боевых операций t-й Конной армии», с. 42, 43.— Н. К.

Пока происходили эти события на Ровенском направлении, не менее оживленно начало развиваться наступление Мозырской группировки. 3 июля 5-я бригада 2-й стр. дивизии, сменившая 29-ю стр. бригаду 10-й стр. дивизии, была подчинена командующему этой группировки, который, в свою очередь, подчинил ее начдиву 57-й стрелковой. К концу дня 3 июля Мозырская группировка, местами с упорными боями, вышла на рубеж Сосновка—Великий Бор —Евтушкевичи —р. Инна до ее устья — Костюковичи — Можеевка — Романовна; 2-я кав. бригада этой группы занимала с. Мелешковичи.

На участке 12-й армии наиболее оживленные боевые столкновения происходили на Олевском направлении с I по июля. Местами наступательная инициатива принадлежала противнику, особенно на участке Башкирской кав. бригады и й стр. дивизии. В результате этих боев части 25-й стр. и 58-й стр. дивизий выиграли известную часть пространства на своих участках, вплотную подойдя к р. Уборти и к м. Олевс- ку, но 44-я стр. дивизия не только не продвинулась вперед, но местами вынуждена была еще отойти назад.

На участке 14-й армии назревали события, которые должны были в ближайшие дни радикально изменить обстановку на этом участке в нашу пользу. Как уже упоминалось выше, неоднократные атаки сводной стрелковой и 8-й кав. дивизий на Синявском участке заканчивались неудачами. Поэтому решено было 8-ю кав. дивизию скрытными ночными маршами перебросить на Проскуровское направление и попытаться бросить ее здесь в прорыв неприятельского фронта, образованный 60-й стр. дивизией[56]. Во исполнение этого решения 8-я кав. дивизия в ночь с I на 2 июля перешла в район Литина, а в следующую ночь сосредоточилась на участке 60-й стр. дивизии в лесистом районе к востоку от ст. Комаровцы[57]. Вместе с тем и 60-я стр. дивизия произвела частичную перегруппировку на своем фронте, расположив на участке Комаровцы — Бар две своих бригады с целью прорвать фронт противника на участке ст. Комаровцы — с. Комаровцы.

В задание 8-й кав. дивизии входило: войти в указанный прорыв и произвести набег на тылы противника в районе Черный Остров и Проскуров, уничтожить базы снабжения противника в этом пункте, после чего ударить в направлении Старо-Константинова в тыл собранной против Конной армии группировки противника. Содействовать прорыву должны были три бронепоезда, сосредоточиваемые на ст. Серби- вовцы. Начало операции намечалось в ночь с 3 на 4 июля'. июля 41-й стр. дивизии удалось достигнуть более заметного успеха на своем участке. Хотя ее атака на Копай-Город и не была удачна в этот день, но все-таки к концу 3 июля она выиграла территорию глубиной в 10 — 12 километров, фронт ее проходил примерно через м. Копай-Город исключительно—м. Лучинец включительно.

Прорыв оборонительной линии 2-й польской армии по р. Горыни вынудил ее к занятию более сокращенного фронта на подступах к г. Ровно. К рассвету 4 июля 3-й пех. дивизия легионеров занимала рубеж Городище —Белая Криница — Колоденка. 6-я пех. дивизия, сосредоточившаяся к концу дня в районе Костополь—Селище, в течение 4 июля должна была перейти в район Александрии, что севернее Ровно. 1-я пех. дивизия легионов к концу дня 3 июля только лишь успела сосредоточиться в районе сл. Забара. В этом расположении польской армии командующий фронтом ген. Рыдз-Смиглы предполагал выждать подхода с севера 1-й пех. дивизии легионов, а с юга 18-й пех. дивизии, ограничившись на 4 июля лишь частным контрударом 6-й пех. дивизии из района Александрии на восток от Ровно2.

С утра 4 июля главные силы Конной армии, накануне переправившиеся на левый берег р. Горыни, начали продвижение к г. Ровно, согласно ранее данным им указаниям, и вскоре вошли вновь в соприкосновение с противником. Ход этого боя следующим образом описывается в «Описании боевых Действий 1-й Конной армии»: «Части армии весь день

июля вели упорный бой. Противник засыпал наши части снарядами всех калибров как полевой артиллерии, так и с броневиков и автоброневых машин, развивавших в этот день особо интенсивную деятельность. Нашим частям из-за пересеченной лесистой местности зачастую приходилось действовать в пешем строю... Благодаря искусному маневрированию частей, ведущих демонстративное наступление, противник был введен в заблуждение, что в сильной степени помогло 14-й дивизии совершить обходное движение и появиться в тылу у противника. Движение наше было столь стремительно, что противник почти ничего не успел вывезти со ст. Ровно. В результате лихих атак в конном строю и удачного обхода с юго-востока наши доблестные части 6-й, 11-й и 14-й дивизий в 23 часа 4 июля заняли город Ровно и ночью преследовали противника, бегущего в панике» (стр. 43)[58].

При занятии г. Ровно в наши руки попали: один бронепоезд, одна радиостанция, 1500 лошадей, два 150-мм орудия и много других трофеев. Пленных взято 1000 человек.

4-я кав. дивизия во время этой операции оставалась на правом берегу р. Горыни, причем ее 2-я бригада преследовала части 6-й польск. дивизии в направлении на Людвиполь и заняла этот населенный пункт.

Замыкающие части 6-й пех. польской дивизии отошли от этого пункта в направлении на м. Березно[59]. Наступившая ночь с 3 на 4 июля не остановила боевые действия на участке й стр. дивизии. Ведя бой в течение целого дня, польские колонны продолжали свое продвижение в центре, в то время как на левом фланге 6-й польский уланский полк не мог продвинуться далее с. Б. Пузырьков и под натиском бригады Котовского вынужден был отойти назад.

18-я пех. польская дивизия продолжала свое движение ночью и заняла села Ружично и Белополь. В этом последнем, согласно польскому источнику, произошел ночной встречный бой между правым боковым авангардом 18-й пех. дивизии (1-й и 3-й батальоны 145-го полка) и бригадой 45-й стр. ди

визии, проходившей через Белополь в южном направлении без всяких мер охранения. Обе стороны обнаружили друг друга, сойдясь на 400 метров. В результате короткого встречного боя наша бригада была отброшена[60].

На рассвете 4 июля 18-я пех. польская дивизия втянулась главными своими силами в образованный ею накануне прорыв и переменила направление на Изяславль в целях участия в решительном сражении на Горыни, согласно подтвержденным ей в ночь с 3 на 4 июля указаниям командарма 6-й польской армии. Решив дальнейшие свои передвижения выполнять лишь в течение ночи, начальник 18-й пех. дивизии на день 4 июля остановил свои части в достигнутом ими положении, чтобы в ночь с 4 на 5 июля начать переправу через Горынь.

Это намерение начальника 18-й пех. дивизии осуществилось без особых помех с нашей стороны, ибо, как указывалось нами выше, задача, поставленная 45-й стр. дивизии на 4 июля, носила пассивный характер. Однако 4 июля кавалерийская бригада Стенового заняла с. Ружично, а конница Котовско- го —с. Бел ополье, причем там, согласно нашей оперсводке о действиях 45-й стр. дивизии, было захвачено три орудия. Поскольку оперсводка при этом совсем не упоминает о каких- либо крупных боевых эпизодах в этот день в районе с. Бело- полья, этот факт может служить косвенным подтверждением утверждения польского источника о ночном случайном бое в районе с. Белополья.

Попытка 18-й пех. дивизии преследовать Конармию привела лишь к ряду боев местного значения этого соединения и не повлекла за собою резкого изменения в стратегической обстановке на украинском участке Польского фронта, который был уже потрясен и изломан ударами Красной конницы. Оставалось довершить этот взлом еще одним могучим ударом, чтобы окончательно потеряв силу сопротивления, этот

фронт откатился к пределам Польши. Этот удар суждено было нанести опять-таки Красной коннице в лице 8-й кав. дивизии. Мы оставили эту дивизию в момент подготовки ее к решительному прорыву в тыл противника на проскуровском направлении.

В ночь с 3 на 4 июля 60-я стр. дивизия выполнила указанный ей прорыв фронта противника на участке ст. Комаровцы—с. Комаровцы, в который устремилась 8-я кав. дивизия[61].

Начдив 8-й кав. дивизии разработал свой рейд в тыл противника на два перехода: первым переходом предполагалось достигнуть м. Михалполя, а вторым переходом дойти до м. Фельштина.

Истребив по пути несколько эшелонов и обозов противника, 8-я кав. дивизия к концу дня расположилась на ночлег в районе к югу от м. Михалполя.

В тот же день продвинулась вперед и 41 стр. дивизия, окончательно закрепившись на рубеже м. Лунинец —м. Озо- ринцы.

В день 4 июля началось общее наступление Западного фронта, которое будет рассмотрено нами в особой главе, в этой же главе мы будем рассматривать и события на участке Мозырской группировки начиная с 4 июля.

Исключительная роль, выпавшая на долю нашей конницы в деле окончательного потрясения Польского фронта на Украине, и то особое значение, которое в этом деле принадлежит Ровенской операции Конной армии и Проскуровскому прорыву 8-й кав. дивизии, заставляют нас обратить преимущественное внимание в конце настоящей главы именно на обе эти операции и, несколько забегая вперед, проследить их до конца. я польская армия была отброшена от Ровно к северу и потеряла свою коммуникационную линию на Ковель. Расположение обеих сторон усматривается на прилагаемой схеме (см. схему № 12). Командующий 2-й польской армией предполагал дождаться прибытия 1-й пех. дивизии легионеров и тогда всеми силами 2-й армии перейти в наступление на Ровно[62].

Конная армия расположила свои силы в четырехугольнике со сторонами в 30 —40 километров, очевидно, учитывая нажим с юга на 45-ю стр. дивизию и далее в направлении на Острог значительных сил польской пехоты (18-я пех. дивизия) и близость с севера всей 2-й польской армии, с которой боевое соприкосновение не прерывалось. Заняв указанное на схеме расположение, 2-я польская армия 5 и 6 июля посвятила подготовке к наступлению, а Конная армия отдыхала и приводилась в порядок1.

18-я пех. польская дивизия на рассвете 5 июля заняла Изяславль, где совершенно неожиданно для себя соединилась с 10-й пех. бригадой, сильно потрепанной в боях под Шепетовкой и в течение недели не имевшей связи ни с одной из польских армий, и расположилась на отдых в районе Изяславль — Борисов — Добрын — Гнойнице — Бельчин. Крайняя усталость войск заставила начальника этой дивизии дать ей дневку на 5 и 6 июля, с тем чтобы в ночь с 6 на 7 июля перейти в наступление на Острог. Начиная с 5 июля эта дивизия утеряла связь и с 6-й, и с 2-й польской армиями, так как штабы обеих этих армий вследствие общего отхода этих армий находились в передвижении в течение нескольких дней2. 45-я стр. дивизия и кав. бригады Котовского и Степо- вого преследовали 18-ю пех. дивизию, но только лишь к концу дня 5 июля наша кавалерия атаковала г. Изяславль, однако была отбита поляками.

Продолжая свой рейд, 8-я кав. дивизия уничтожала встречающиеся ей на пути мелкие части, обозы и тыловые учреждения противника и в ночь с 5 на 6 июля, разделившись на две колонны, одновременно атаковала Проскуров и Черный Остров. Особое значение имело взятие Проскурова, повлекшее за собою полное нарушение управления 6-й польской армии, которая после этого начала поспешно отступать. В ночь с 6 на 7 июля 8-я кав. дивизия расположилась на ночлег в районе м. Черный Остров и вошла в связь по радио со штабом 14-й армии, откуда ей было подтверждено приказание действовать в дальнейшем в тыл староконстантиновской группировке противника. 6 июля директивой № 520/сек. / 3571 /оп. командюз приказал командарму Конной, в предвидении

дальнейшего наступления, разведывательными частями занять переправы через реки Стырь и Икву в районе Луцк — Тарговица—Дубно. Левому флангу армии продолжать выполнение поставленной ему ранее боевой задачи. Для содействия 12-й армии одну кавалерийскую дивизию направить в район Костополь —Березно. Главным силам армии расположиться в районе Ровно, имея в виду в дальнейшем общее наступление не позднее 11 июля в направлении Луцк—Владимир-Волынский — Грубешов. Выполнение этой директивы повлекло за собою еще больший разброс сил Конной армии, так как 11-й кав. дивизии было приказано с рассветом 7 июля выступить на г. Дубно и занять его'. Между тем подходившая на присоединение к 11-й польской армии 1-я пех. дивизия легионеров еще 6 июля вошла в соприкосновение с передовыми частями 4-й кав. дивизии и начала теснить их, так что к концу дня 6 июля начдиву 4-й кавд пришлось ввести в бой одну бригаду своей дивизии и только при этом условии удержать в своих руках Тучин. С утра 7 июля нажим на бригаду 4-й кав. дивизии продолжался, поэтому в дело пришлось ввести уже всю 4-ю кав. дивизию и подтянуть к ней одну бригаду 6-й кав. дивизии. Бой длился с переменным успехом до глубокой ночи, лишь к концу дня 7 июля 4-й кав. дивизии удалось восстановить свое прежнее положение, занявши вновь м. Тучин.

В тот же день 11-я кав. дивизия с бою заняла г. Дубно, а 14-я кав. дивизия вошла в боевое соприкосновение с передовыми частями 18-й пех. польской дивизии.

Эта последняя в бытность ее штаба еще в Изяславле получила приказ по 6-й армии, изменявший ее задачу в том смысле, что она в связи с общим отходом 6-й польской армии на рубеж по р. Збруч, который должен был начаться в 23 часа 5 июля, также должна была отойти на рубеж Креме- нец—Дубно и упорно оборонять его.

Однако начальник 18-й пех. польской дивизии генерал Крайовский, основываясь на показаниях местных жителей, что в Остроге находится кавалерийская бригада армии Буденного, решил предварительно разбить эту, отдельно расположенную от своих главных сил, бригаду, а затем уже выполнить полученный приказ, причем 10-я пех. бригада была им направлена прямым путем на Кременец, которого она должна

была достигнуть 9 июля. Утром 7 июля 18-й пех. дивизии удалось занять г. Острог без боя, вытеснив оттуда разъезды 14-й кав. дивизии.

Получив известие о занятии Острога противником, начальник 14-й кав. дивизии распорядился следующим образом: одну бригаду он оставил в прежнем месте расположения, одну двинул на Острог с целью выбить оттуда белополя- ков, а одну бригаду подвинул на несколько километров к Острогу для поддержки, на случай необходимости, той бригады, которая должна была атаковать город. Таким образом, фактически наступление против одиннадцати польских батальонов и шести батарей вела только одна кавалерийская бригада 14-й кав. дивизии. Она произвела несколько блестящих упорных конных атак на польскую пехоту, но атаки эти, как и следовало ожидать, окончились неудачей', и наша кав. бригада с большими потерями отошла в исходное положение, а 18-я пех. дивизия в ночь с 7 на 8 июля кружным путем, дабы не встречаться с главными силами нашей конницы, через Кунев и Ново-Малин, двинулась на Острог.

В этот же день кав. бригада Котовского заняла м. Кульчин к западу от Старо-Константинова. А 8-я кав. дивизия, после разгрома тылов и управления б-й польской армии в районе м. Черный Остров и г. Проскуров, получила сведения о скоплении войск и обозов противника в районе м. Николаев — м. Красилов. Предполагая, что в этом районе сосредоточивается отступающая старо-константиновская группировка противника, которую ему было приказано уничтожить, начальник 8-й кав. дивизии Примаков, дабы отрезать дорогу этой группировке, на рассвете 7 июля перевел свою дивизию в район сел Бол. и Мал. Зазулинцы. Действуя отсюда, ему действительно удалось разгромить и уничтожить бригаду петлюровской пехоты, отходившей от Старо-Константинова, но вскоре его дивизия попала в середину отступавших из района Ста- ро-Константинова плотных колонн противника (по-видимо- mYgt; 13-й пех. польской дивизии). Обходя район расположения Дивизии с севера и юга, эти колонны почти с трех сторон окружили 8-ю кав. дивизию и под вечер принудили ее к бою в невыгодных для нее условиях, в силу чего она начала с боем отходить на север, открыв таким образом путь для 13-й пех. польской дивизии, и с утра 8 июля вошла в связь с кав. бригадой Котовского в районе м. Кульчина. Весь день 7 июля 2-я польская армия за исключением, по-видимому, 1-й пех. див. легионеров бездействовала, готовясь к наступлению на Ровно.

В первоначальные намерения командования 2-й польской армии входила концентрическая атака г. Ровно всеми тремя пех. дивизиями 2-й польской армии.

Однако утром 8 июля, в день начала атаки на Ровно, командующий 2-й польской армией, приняв движение 11-й кавд на Дубно за движение всей Конной армии в направлении Клевань—Луцк, внес коррективы в свои первоначальные распоряжения, которые сводились к тому, что 2-я армия, преследуя Конную армию Буденного в западном направлении, должна была зайти левым плечом вокруг своего правого фланга, захватывая при этом г. Ровно своим левым флангом и выйти на рубеж р. Стубель, группируя главную массу своих сил (две пех. дивизии) на Ковельском шоссе (см. схему № 12).

Выполнение 2-й польской армией этого маневра 8 июля и привело к бою главных сил этой армии с двумя дивизиями Конармии за обладание г. Ровно.

Для уяснения себе всех обстоятельств этой интересной операции необходимо ознакомиться с теми распоряжениями, которые командование Конной армии получило и отдало еще в конце дня 7 июля.

Директивой комфронта № 528/сек./3704/оп. от 7 июля, полученной в штабе Конной армии в 23 часа того же дня, армиям фронта ставились следующие задачи: 12-я армия, выполняя основную свою задачу, должна была кавалерийскими частями обойти ст. Сарны в общем направлении Березино—Степань, чтобы отрезать части 3-й польской армии от переправ через р. Случь и Горынь и уничтожить их. Далее в задачу 12-й армии входило занятие ст. Сарны не позднее 11 июля.

Конной армии была поставлена цель захватить совместно с частями 14-й армии в плен староконстантиновскую группировку противника, для чего левофланговые части Конной армии должны были захватить район Кульчин — Базадия, где установить Связь с 8-й кав. дивизией, направленной для овладения районом Купель -Базалия.

Наконец, командарм 14-й, не прерывая энергичного преследования противника, должен был отрядить 8-ю кав. диви-

зию для взятия в плен Староконстантиновской группировки противника совместно с частями Конной армии'.

Распоряжения командарма Конной, отданные им на рассвете 8 июля в развитие директивы командюза, сводились к преследованию следующих целей: 4-я кав. дивизия 8 июля должна была содействовать наступлению левого фланга 12-й армии (44-й стр. дивизии) в направлении на Людвиполь наступательными действиями в направлении на Александрию. 6-я кав. дивизия должна была оставаться в прежнем положении, причем особое внимание начдива 6-й кав. привлекалось к рубежу Колки—Луцк, откуда он ни в коем случае не должен был допустить наступления противника2. Кав. полк этой же дивизии, выдвинутый еще накануне на рубеж Родоховка— Вильбичи, должен был поддерживать связь с 11-й кав. дивизией. Ее начальнику было приказано, оставив одну бригаду своей дивизии на рубеже Дубно — Млынов — Каменица, две остальные бригады направить различными маршрутами в район м. Обгов; эти бригады должны были разбить противника, отходящего от г. Острога. Ввиду того, что «отступающая и деморализованная группа противника, не имея связи и точного направления, может появиться со всех сторон», начальнику 11-й кав. дивизии приказано было вести разведку во все стороны.

Наконец, 14-я кав. дивизия, оставив одну бригаду в районе к северу от Острога и ведя ею разведку в направлении на Кременец и Изяславль, остальными двумя бригадами должна была «захватить в плен противника со всей живой силой, техникой и обозами, отступающего из Острога на Варковичи, Дубно. Иметь в виду близость 11-й кав. дивизии и не допускать случайного столкновения с ее частями».

Согласно этим распоряжениям положение Конной армии, будучи схематизировано, должно было представляться в виде прямоугольника со сторонами в 60 и 40 км.

Разброс сил Конной армии в пространстве в день 8 июля и разница целей, поставленных частям этой армии, заставляет

' Под Староконстантиновской группировкой противника разумеется 18-я польская пех. дивизия с приданными ей частями, занявшая г. Острог. — Н. К.

По-видимому, эта задача заставила начдива 6-й кавд держать одну бригаду в м. Клевань, как можно усмотреть из описания боя Конной армии в день 8 июля, составленного, кстати сказать, чрезвычайно путанно и невразумительно. — Н. К.

нас рассмотреть сначала те события, которые в день 8 июля произошли, если можно так выразиться, на северном фасе ее расположения.

Сущность маневра, задуманного противником против этого фаса, сводилась к тому, чтобы, стянув части 2-й польской армии на узкий фронт, прикрываясь р. Горынью, пробить себе через Ровно дорогу к своим тыловым базам[63]. Поэтому вся я польская армия нацеливалась на сравнительно узкий, особенно для маневренной войны, фронт Караевичи —Мал. Жи- тин протяжением 12 — 15 км. На этом участке главный удар должен прийтись по фронту 6-й кав. дивизии, а частям 4-й кав. дивизии предстояло действовать либо впустую, либо против слабых прикрывающих фланги частей противника[64].

Действительно, с утра 8 июля обозначилось наступление крупных частей противника из района Александрии в направлении на Ровно. Несколько позже противник форсировал р. Горынь в районе с. Бегени.

В то же время 4-я кав. дивизия вела бой с противником в районе к северу от м. Тучина, но, по-видимому, особого нажима с его стороны не испытывала. После полудня 8 июля 6-я кав. дивизия, несмотря на помощь бригады, подтянутой из м. Клева- ни, и 4-я кав. дивизия (очевидно, в связи с отходом 6-й кав. дивизии) вынуждены были начать отход на Ровно под все усиливающимся натиском противника. Однако обе дивизии упорно цеплялись за каждый оборонительный рубеж. Равным образом этот день в истории Конной армии опять-таки отмечается рядом контратак в конном строю, произведенных главным образом частями 6-й кав. дивизии. Благодаря упорному сопротивлению наших обеих кав. дивизий противнику удалось овладеть г. Ровно только к утру 9 июля[65].

Для того чтобы ознакомиться с событиями, происшедшими на «южном фасе» Конной армии в день 8 июля, нам вновь предстоит обратиться к действиям группы ген. Крайов- ского (18-я пех. дивизия), изловить которую предстояло Конной армии, и намерениям ее начальника.

Согласно полученным приказам и на основании данных разведки, полагая, что главные силы Конной армии направились на Млынов и Дубно, ген. Крайовский решил с наступлением темноты 7 июля покинуть г. Острог и направиться на Дубно. Как выше мы указали, для этой цели ген. Крайовским была выбрана более длинная и кружная дорога, и притом более трудная по условиям местности, через Мал. Полесье'. С наступлением сумерек г. Острог начали покидать главные силы 18-й пех. дивизии, причем арьергарды ее задержались в городе до рассвета 8 июля. 18-я пех. дивизия двумя колоннами направлялась в с. Будераж, куда и прибыла после полудня 8 июля, не тревожимая в пути нашей конницей2. Произошло это в силу, по-видимому, того обстоятельства, что 14-я кав. дивизия, хотя и обнаружила с утра отход противника из г. Острога, но медленно преследовала его и соприкосновения с его главными силами не установила. Равным образом и бригады 11-й кав. дивизии, направленные на Остров в этот день, по-видимому, не имели столкновения с 18-й польской пех. дивизией. В день 8 июля 8-я кав. дивизия, ослабленная предшествующими боями, из района к северу от с. Кошелев- ки наблюдала, как сильные колонны пехоты 13-й польской пех. дивизии двигались в западном направлении к пограничной р. Збручу. В своем описании этого эпизода начдив 8-й Примаков добавляет: «О преследовании не могло быть и речи вследствие сильной усталости конницы и полной рас- строенности резервной 3-й бригады».

Вынужденные оставить Ровно, части 4-й и 6-й кав. дивизии к утру 9 июля располагались на рубеже Горынь-Град— Новый Двор —Бол. Омеляны—Дядкевичи—Ясеневичи. Пользуясь пассивностью противника, части этих дивизий попытались вновь атаковать его, причем обнаружилось, что противник легко сдает перед ними, отходя на Ровно. Постепенно тесня противника и заходя в тыл его арьергардов, 4-я кав. дивизия после полудня 9 июля своим правым флангом заняла Александрию, к этому времени оставленную противником. В дальнейшем обе дивизии продолжали вести бои с арьергардами противника, удерживавшими за собою рубеж по р. Устье, причем бой закончился с наступлением темноты.

Таким образом, сущность боев за Ровно в дни 8—9 июля свелась к следующему маневру обеих сторон: 2-я польская армия прорвалась через наши 4-ю и 6-ю кав. дивизии, отбросив последние к югу, после чего они, в свою очередь, обошли ю польскую армию с юга и оказались уже не перед ее фронтом, а в тылу, ведя бой с арьергардами.

День 8 июля 11-я и 14-я кав. дивизии провели в передвижениях, войдя в соприкосновение с противником лишь под вечер 8 июля.

В то время как в районе Ровно северная группа дивизий Конной армии и 2-я польская армия производили взаимную рокировку, группа ген. Крайовского, захват и уничтожение которой должны были явиться основной задачей Конной армии, согласно директиве командюза, готовилась к продолжению своего дальнейшего движения из Будеража на Дубно.

На 9 июля ген. Крайовский предполагал совершить более короткий марш только до Острова, чтобы дать отдых своим частям, измученным предшествующими переходами1.

Эти передвижения на Остров 18-й пех. польской дивизии и привели к боям ее авангарда с частями 11-й кав. дивизии и арьергарда с частями 14-й кав. дивизии, которая только в этот день нагнала 18-ю пех. дивизию. Атакованная с голо' Наше историческое описание действий 1-й Коной армии как одну из причин (см. там же с. 54). слабого преследования 1-й Кон. армией 18-й пех. польской дивизии указывает на крайнее переутомление коней предшествующими маршами. Эта причина, конечно, является вполне допустимей и заслуживает полного внимания. — Н. К.

вы и хвоста, эта дивизия все-таки благополучно достигла района Острова, где и расположилась на отдых[66].

Разброс дивизий Конной армии в пространстве отразился на своевременности донесений и привел командование Конной армии к решению, которое по обстановке являлось уже несколько запоздалым, а именно —к удару с утра 10 июля всеми силами, за исключением 11-й кав. дивизии, по противнику, занявшему район Ровно. С этой целью 14-й кав. дивизии приказано было оставить преследование 18-й польской пех. дивизии и в течение ночи подтянуться в район Ровно. 11-я кав. дивизия должна была, оставив один кав. полк для наблюдения за р. Иквою и для обеспечения за собою переправ у г. Дубно, остальными силами преследовать группу ген. Крайовского.

4-я, 6-я и 14-я кав. дивизии должны были концентрическим ударом с трех сторон овладеть г. Ровно, но в нем оставались уже лишь слабые арьергарды противника, и в 7 часов 10 июля г. Ровно вновь перешел в наши руки, причем 6-я кав. дивизия, преследуя противника, смяла его арьергардные части, прикрывавшие переправу через р. Стубель, но продвинуться за линию р. Стубель также не могла в силу организованного сопротивления противника. 14-я кав. дивизия ввиду легкости овладения г. Ровно была вновь повернута для преследования 18-й польской пех. дивизии, но настигнуть ее не могла.

В ночь с 9 на 10 июля начальник 18-й польской пех. дивизии ген. Крайовский убедился, что главные силы Конной армии еще не переправлялись через Икву. He желая встречаться с главными силами Конной армии, главным образом, в силу того обстоятельства, что «солдаты 18-й пех. дивизии за последние дни оказались сильно измученными, в силу чего могли быть не особенно надежными в бою с превосходящими силами противника», ген. Крайовский решил ночным форсированным маршем через с. Антоновцы двинуться на Кременец, соединиться там с 10-й пех. бригадой и, следуя на г. Дубно левым берегом р. Иквы, преградить там путь Конной армии. В силу обстоятельств, указанных выше, этот форсированный марш ген. Крайовскому удалось выполнить без особых препятствий с нашей стороны, и на рассвете 11 июля он Достиг района Кременца.

По занятии г. Ровно командарм Конной дал задачи своим дивизиям по преследованию накоротке противника, отступающего на Луцк и Кременец, предполагая дать отдых главным силам армии до 15 июля.

Ровенская операция Конной армии и Проскуровский рейд 8-й кав. дивизии на некоторое время задержали массы нашей стратегической конницы примерно в одних и тех же районах, что позволило нашей пехоте вновь нагнать их.

Действительно, уже 10 июля Конная армия в районе м. Тучина вошла в соприкосновение с левым флангом 12-й армии — 44-й стр. дивизией; 45-я стр. дивизия, приданная Конной армии, заняла район Острог—Менжиричи. Наконец, 8-я кав. дивизия еще 9 июля установила связь с 60-й стр. дивизией своей армии в м. Черный Остров.

Потрясенные и надломленные морально и материально, польские армии Украинского фронта спешно отходили за линию рек Стыри, Иквы и Збруча.

В протекшей операции львиная доля успеха, как и работы, выпала на долю Конной армии, почему эта армия сильно уменьшилась в своем составе: «Бригады, имевшие в мае 1400 сабель, к июлю насчитывали только 500 сабель»[67].

Из хода операций армии Юго-Западного фронта после прибытия на Украину 1-й Конной армии нетрудно видеть, что она явилась тем решающим фактором, который предопределил собою дальнейшее их развитие и темп.

Поэтому мы с особым вниманием отнеслись к описанию операций этой армии.

Сравнивая операции Западного и Юго-Западного фронтов, нетрудно также отметить тот своеобразный, маневренный характер, изобилующий массой оригинальных положений, который приобретают операции Юго-Западного фронта в процессе своего развития, что опять-таки находит свое объяснение в наличии крупных масс стратегической конницы на этом театре. Рассматриваемая под углом зрения одной только истории конницы, кампания Юго-Западного фронта может вписать не одну золотую страницу в эту историю не только в российском, но и в мировом масштабе.

Обилие сложных маневренных положений и подвижной характер самой войны дают весьма обширный материал для выводов как из области стратегии, так и из области тактики.

Придерживаясь рамок нашего исследования, мы в наших выводах коснемся только области стратегической.

Основные причины неудачи при попытке окружения 3-й польской армии мы усматриваем в следующем: смелое решение 3-й польской армии остаться в районе Киева, в то время как 1-я Конная армия вышла на ее тылы, не сразу было разгадано Юго-Западным фронтом. Первоначальные указания, данные 1-й Конной армии, свидетельствуют, что обстановка представлялась Юго-Западному фронту в виде общего польского отступления. Ввиду этого в использовании Конной армии последовала смена целого ряда решений. Задачи ей ставились уже запоздалые. Благодаря этому 3-й польской армии удалось избегнуть уничтожения. Несомненно, что мощный кулак Конной армии, своевременно опустившийся на ю польскую армию, и явился бы главным решающим фактором в блестяще задуманной операции — уничтожении 3-й польской армии.

Ударной группе 12-й армии удалось преградить путь противнику, но слишком слабыми силами. Это произошло в силу разброса ее в пространстве. Главная же причина, вызвавшая эту разброску, та, что переправа этой группы через Днепр происходила исключительно при помощи судов Днепровской флотилии и поэтому слишком медленно.

При рассмотрении действий 1-й Конной армии против й польской пех. дивизии бросается в глаза следующий факт: 29 мая бой для Конной армии начал развиваться в очень благоприятных условиях, особенно в районе, близком к месту будущего прорыва Конной армии (Ново-Хвастов), тем не менее развития своего он не получил. Фактически 31 мая прорыв Польского фронта был почти осуществлен, но опять- таки не развит своевременным введением в дело резервов.

Нам остается дополнить наши выводы несколькими словами о действиях противника.

В первый период своих операций на Украине действовавшие там польские армии применяли методы и способы борьбы укрепленных фронтов времен мировой войны.

«Узлы» и «центры» сопротивления польских линий являлись лишь видоизмененной формой кордонных фронтов мировой войны, потому что высшее командование, стремясь к

полному использованию сил в линеарных узлах и центрах сопротивления, спешило передать все свои наличные силы в руки низшего командования, само оставаясь без резервов. Это низшее командование использовало свободные силы опять-таки на удлинение своих узловых линий.

Результаты такой стратегии и тактики сказываются в том, что: польское наступление захлебнулось на Украине в силу причин, так сказать, внутреннего порядка, еще задолго до прибытия первых значительных наших подкреплений на Юго-Западный фронт, именно благодаря их стремлению образовать сплошную линию «узлов» сопротивления от Днестра до Днепра.

В силу этого стремления 13-я польская пех. дивизия, весьма сильная по своему составу, и часть 18-й польской пех. дивизии, растянутые на фронте от Гайсина до Сквиры, бездействовали почти в течение двух недель перед пустым местом, вместо того чтобы активно маневрировать на Одесском или Киевском направлениях.

В дальнейшем мы коснемся только следующих действий польского командования. Решив покончить со стратегией кордонной обороны, польский командующий фронтом генерал Рыдз-Смиглы предполагает оборонять Ровно активно, для чего организовал против наступающей Конной армии короткий удар, который должны были выполнить 1-я и 3-я пех. дивизии легионеров и 6-я пд. Эта операция совершенно не рассчитана во времени и пространстве: наступление начинает 3-я пех. дивизия легионов и терпит значительное поражение; через день после нее наступает 6-я пех. дивизия, наступление которой также оканчивается неудачей; наконец, 1-я пех. дивизия легионеров совсем не успевает принять участие в этой операции, а только в прорыве 2-й польской армии на свои сообщения.

Хотя польские историки (подполк. Арцишевский) и доказывают, что операция 2-й польской армии с перевернутым тылом по обратному овладению г. Ровно имела своей задачей «преследование» Конной армии, но вполне понятно и очевидно из последующих событий, что это преследование фактически имело в виду лишь одну цель: выход на удобный путь отступления.

Командующий 6-й польской армией ген. Ромер, хотя сам по роду службы и кавалерист, увлекается мыслью преследо

вания конницы пехотой, для чего отряжает в тыл Конной армии целую пехотную дивизию, усиленную еще некоторыми частями из состава 12-й пех. дивизии. Несомненно, что эти распоряжения ген. Ромера, значительно ослабив 6-ю армию, облегчили и производство рейда 8-й кав. дивизии, и последующее наступление 14-й нашей армии.

18-я пех. польская дивизия — группа ген. Крановского — в силу этих распоряжений в период развития решительных операций на Ровенском и Проскуровском направлениях не сыграла значительной роли, и действия ее для хода операций в целом имели лишь второстепенное значение. Правда, ей удалось привлечь на себя несколько бригад Конной армии, но не столько благодаря своей активности, сколько благодаря распоряжению командюза.

Заканчивая наши выводы, мы должны отметить и следующую положительную сторону в действиях польского командования и войск. Наши сокрушительные удары заставляли противника не распыляться, а сплачиваться, благодаря чему он благополучно для себя прорвал отрезавшие его конные части. Польские колонны, действуя компактными массами на узком фронте, всегда прорывали паутину нашей конницы и восстанавливали свои сообщения с тылом. Так было под Киевом, Ровно и Проскуровым.

<< | >>
Источник: Н. Какурин, В. Меликов;. Гражданская война в России: Война с белополяками. 2002

Еще по теме ГЛАВА VII:

  1. Глава 8. Теория доказательства: пропозициональные правила
  2. Глава XI КТО ЭТОТ НАСЛЕДНИК? 106.
  3. Глава II. Что к артиллерии принадлежит офицеров и-прочих вещей и порядков
  4. Глава 3                                                                                                               jjg Краткое описание психологической типологии К.Юнга
  5. ГЛАВА 1 ЧТО-ТО СЛУЧИЛОСЬ
  6. Глава 8 Коммунизм против демократии
  7. Глава III ПРЕСТУПНОСТЬ И БОГАТСТВО
  8. ГЛАВА 6 Вступать в противоборство с сильным или нападать на слабого?
  9. ГЛАВА ДЕСЯТАЯ СЯО ВЭНЬ БЭНЬ ЦЗИ - ОСНОВНЫЕ ЗАПИСИ [О ДЕЯНИЯХ ИМПЕРАТОРА] СЯО ВЭНЯ
  10. Глава 5. Суд.
  11. Глава III ПРОИСХОЖДЕНИЕ БЮРОКРАТИЧЕСКИХ ПОРЯДКОВ