<<
>>

«ВИЛЬГЕЛЬМОВСКАЯ ЭРА»

  С 1890 г. начинается «вильгельмовская эра» германской истории, как ее называют немецкие историки и публицисты. Каким же было положение вещей к тому моменту, когда Вильгельм II вступил на императорский престол?

Быстро богатеющая страна, обладающая в то же время цветущим сельским хозяйством, могущественнейшая в мире сухопутная армия, прочно налаженный и исправно действующий бюрократический аппарат, довольно сильные монархические традиции в буржуазии и крестьянстве, большой рабочий класс, подчиняющийся исключительному закону 1878 г.; во внешней политике — союз Германии с Австрией и Италией, благосклонное отношение к этому союзу консервативного английского кабинета (вследствие вражды Англии с Францией и Россией); первые уже совершенные шаги к созданию колониальной империи; явное нежелание какой бы то ни было буржуазной партии вести борьбу за расширение прав рейхстага и невозможность для социал-демократов с успехом вести эту борьбу без союзников; колоссальные полномочия императорской власти в области внешней политики и громадное влияние монарха в области внутренней политики; явная и полная готовность значительной части общества поддержать активную приобретательскую колониальную политику, если ее захочет повести новый правитель — вот общие условия, встретившие Вильгельма на пороге его царствования.

Блеск, сила, растущее богатство, лучезарное для монархии настоящее, светлое будущее - так рисуется это время в воспоминаниях современников.

Июньским днем 1888 г. молодой император, могущественнейший государь Европы впервые показался на балконе берлинского дворца, приветствуемый толпами народа. 10 ноября 1918 г. около голландской пограничной станции Эйсден остановился забрызганный грязью автомобиль, и вышедший из него бледный, 1сак полотно, седой человек подошел к изумленному таможенному чиновнику и, сдав свою императорскую uinaiy, попросил его об убежище.

После блестящего начала все окончилось неслыханным разгромом, полной гибелью, непоправимым позором, поспешным бегством.

Могущество Германской империи родилось 18 января 1871 г. в зеркальном зале версальского дворца и погибло 28 июня 1919 г. в том же зеркальном зале версальского дворца. 30 лет из этих 47 принадлежат вильгельмовской эре.

Но сейчас, в конце XIX в., она только начиналась. Необходимо отметить те черты ума и характера человека, 30 лет подряд говорившего и действовавшего от имени Германской империи, без которых непонятны многие и, притом, самые значительные по последствиям его действия.

Коренная черта натуры Вильгельма II — сильно развитое, все в нем побеждающее чувство самосохранения. Непобедимое, всегда настороженное, оно брало верх над всеми другими его наклонностями и, в конечном счете, всегда только оно определяло его поведение. Оно сказывалось и в его личной, и в общественной жизни.

Второй его характерной чертой (но все же менее значительной, чем первая) было самопревознесение, неуравновешенное стремление видеть себя и, особенно, представлять себя могущественнее, чем это было на самом деле, мудрее, проницательнее всех вокруг. В тесной связи с этой стороной его характера было его «благочестие», которое состояло в '.Том, что все, что он говорил и делал, он приписывал велению и внушению божества, перед которым он отвечает «за свой народ». Вполне возможно, что он на самом деле Пбстарался внушить себе эгу удобную теорию. Она давала'Вильгельму полнейший душевный комфорт и уверенность

тцк с пустяками, если бы не предназначал их впоследствии для чего-нибудь великого. Его тщеславие и связанную с этим лживость быстро заметили все, кто с ним сталкивался. Все его провокационные речи, которыми он волновал и раздражал Европу в течение всего своего царствования, все заявления о том, что нужно порох держать сухим, все воинственные бряцания оружием — все это Вильгельм пускал в ход тогда, когда ровно ничего не грозило 1ермании.

Самую неистовую речь, в которой он требовал, чтобы его солдаты вели себя как гунны при Аттиле, он сказал, отправляя войска в совершенно безопасную для них экспедицию в Китай в 1900 г., где немцы действовали вместе со всей Европой против плохо вооруженных и слабых боксерских отрядов. Но там, где в самом деле была возможность нарваться на отпор, Вильгельм, при всей словоохотливости, всегда хранил молчание. Его самовосхваление заканчивалось там, где начиналась его боязнь за себя, а его боязнь за себя не заканчивалась нигде и никогда.

Постоянное выдвигание собственной особы кстати и некстати на первый план, заставило наблюдателей сказать о нем крылатые слова: «Император Вильгельм желает быть на каждой свадьбе невестой, на каждых крестинах — новорожденным, на каждых похоронах — покойником». Внешность, парад, мундир, широковещательный тост, газстшш шумиха, торжества на гонках яхт, военные юбилеи, визиты к иностранным дворам, открытие новых учреждений, освящение новых замков, старых знамен, спуск броненосцев, прием депутаций, телеграммы с поздравлениями, соболезнованиями - вот что наполняло его жизнь и было главными формами его деятельности.

Делами он занимался очень мало и всегда плохо, когда брался за них: всегда все путал и всему мешал на маневрах и, вообще, в военном деле. Конечно, на все те бесчисленные дела и интересы, за которые хватался и о которых переживал Вильгельм, не могло хватить небольшого и неглубокого, хотя и быстрого, ума, очень посредственных способностей и слабого образования. Он заменял все эти качества дилетантским апломбом, самоуверенностью, с которой говорил и о живописи, и о музыке, и о востоковедении, и о библии, и об архитектуре, и об истории, и, вообще, о чем угодно. Однако на настоящую умственную работу, на серьезные усилия мысли, сколько-нибудь длительные, он был абсолютно неспособен.

Вильгельм II был суетлив и, вместе с тем, невероятно ленив. Многих вокруг серьезно беспокоила его болтливость и нежелание прослушать доклад до конца, не перебивая докладчика, а под конец и просто полная неспособность ни к какому усидчивому труду.

Суетливость, легкая возбуждаемость, внешняя энергия речей, неслыханная самоуверенность плохо маскировали слабовольного, неуравновешенного, неумного человека.

Этот-то человек и стал волей случая и по праву родового наследования правителем Германской империи.

Долго ужиться с Бисмарком он никак не мог. Только год и девять месяцев продолжалось их сотрудничество. Бисмарк, именно в этот период приглядевшись к новому императору, высказал в частном разговоре мысль о том, что американская конституция хороша тем, что если глава го- сударства — президент — окажется неподходящим для занимаемого им высокого поста, то через 4 года его можно убрать, а в монархии — никак нельзя. Чтобы в такой короткий срок превратить старого консерватора и монархиста

Бисмарка в республиканнца — для этого нужно было очень постараться.

Бисмарк разошелся с императором сначала по вопросу 6 слишком частых визитах Вильгельма к русскому двору (Бисмарк не видел в этом прока и боялся излишней словоохотливости и бестактности Вильгельма), а потом по вопросу 6 созвании (это была мысль Вильгельма) в Берлине конференции держав для урегулирования социального вопроса. Бисмарк утверждал, что решительно ничего из этой конференции не выйдет — и из нее ничего не вышло.

Но этот вопрос был лишь предлогом, как и другие.

Например, Бисмарк не желал, чтобы отдельные министры без его ведома и не по его поручению делали доклады императору. Главное,же было в другом. Вильгельм желал самостоятельно управлять делами, что при Бисмарке было совершенно невозможно.

Вильгельм, конечно,- не посмел бы посягнуть на Бисмарка, если бы обстоятельства ему в этом не благоприятствовали. Бисмарк утратил часть своей популярности, и Вильгельм отважился довести ссору до разрыва, потому что видел, как ¦Сильно недовольство в империи первым ее канцлером. После' fpro, как 17 марта 1890 г. Бисмарк подал в отставку, последние восемь лет своей жизни он провел в имении Заксен- вальд, не переставая следить за политической жизнью, и часто очень зло критиковал действия Вильгельма.

Но это было уже не его время.

<< | >>
Источник: А. Н. Бадак, И. Е. Войнич, Н. М. Волчек. Всемирная история: В 24 т. Т. 18. Канун I мировой войны. 1996

Еще по теме «ВИЛЬГЕЛЬМОВСКАЯ ЭРА»:

  1. «ВИЛЬГЕЛЬМОВСКАЯ ЭРА»