<<
>>

Глава 18. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РОССИИ В КОНЦЕ XVII — ПЕРВОЙ ЧЕТВЕРТИ XVIII в.

Правление Петра I отмечено реформированием чуть ли не всех сторон государственной и общественной жизни. В значительной степени затронуло оно и внешнеполитическую деятельность России. Более того — интересы и планы страны на международной арене стали как бы катализатором, побудительным началом преобразований в экономике, административном устройстве, социальной сфере, культуре и т.

д. Необходимость не отстать, угнаться за стремительно развивающейся Европой стала очевидной уже в годы царствования первых Романовых, однако только Петр I властной рукой увязал пути разрешения внутренних проблем России через активизацию ее внешнеполитических действий.

Вряд ли можно увидеть в действиях Петра I совершенно новые внешнеполитические целевые установки. Еще со времен Ивана III основные приоритеты России на международной арене были достаточно точно определены и в последующем упорно и последовательно шло разрешение поставленных задач. Выражаясь современным языком политиков, эти задачи были многовекторными: необходимость обеспечения безопасности границ по всему периметру территории российской государственности двигала ее дипломатию, а нередко полки и в западном, в восточном, и в южном, и даже северном направлениях. . Но проблемы государственной безопасности органично дополнялись (что, в принципе, являлось определяющим) необходимостью перманентного наращивания владений российской короны будь то Рюриковичей или Романовых. Эта заданнасть внешней политики России наталкивалась на естественное сопротивление соседних или заинтересованных государств, которые в большинстве своем сами проводили схожую или еще более активную и воинственную политику в сторону России.

«Балтийский» и «восточный» вопросы, вопросы экономического и культурного общения, давняя устремленность России к Каспию и в Закавказье, а даже и далее — в Персию и Индию, укрепление позиций в только что закрепленной за собой Сибирью и Дальним Востоком — эти и другие задачи одним махом попытался было решить неугомонный и бесстрашный ПетрI. Однако он, как и его предшественники на российском троне, смог продвинуться лишь в одном направлении: одержав победу в архидлительной и тяжелой Северной войне, петровская Россия наконец-то в основном решила «балтийский вопрос» и приобрела веские политические и экономические выгоды. Но это было только «окно в Европу». Чтобы стать активным действующим субъектом «большой» европейской политики России потребуется пройти еще через все XVIII столетие. Тем не менее, выход к Балтике предопределил для России возможность в дальнейшем строить более агрессивную политику по отношению к Османской империи и Крымскому ханству, не быть инструментом внешней политики крупнейших европейских стран в причерноморском регионе. Как и замахнуться на прикаспийский, среднеазиатский регионы и даже строить планы в отношении Индии. То есть колониальные устремления развивавшихся по капиталистическому пути европейских стран с этого времени достаточно четко стали прослеживаться во внешней политике по-прежнему полупатриархальной, только еще мануфактурной России.

I

Азовские походы армии Петра I, совершенные в 1695 и 1696 гг., стали логическим продолжением противостояния России с Турцией и Крымом в XVII в.

Молодой российский царь применил иную, чем его предшественники, тактику: чтобы одолеть морские державы, следовало обладать конкурентоспособным военным флотом и с его помощью овладеть Черноморским побережьем. Конечно, в одночасье создать боеспособный морской флот России было не по силам. Поэтому целеустремленный Петр I с начала 90-х гг. самым жестким образом принуждал осваивать корабельную технологию на верфи в Архангельске, сам участвовал в постройке речных судов в Переславле, отдал приказ о покупке фрегата в Голландии. С другой стороны, царь наметил неожиданный для соперника объект своего удара. Идти напролом на Крым он благоразумно не счел возможным, а с января 1695 г. стал готовить поход на крепость Азов, хотя она открывала путь только в Азовское море.

Правда, Азов принадлежал непосредственно Османской империи, а не Крымскому ханству. Но это обстоятельство должно было лишь придать еще больше воинственности и напряжения устремлениям Петра I: схватка со сверхсерьезным соперником требовала и сверхусилий, что было в характере тщеславного царя. В течение нескольких месяцев были собраны и своим ходом отправлены под Азов стрелецкие и солдатские полки, поместная конница и пехота. Снаряжение же, боеприпасы, провиант и артиллерию на стругах сплавили от Москвы в низовья Дона. Рядом с Петром I во главе этой масштабной военной операции находились Патрик Гордон, Борис Шереметев, Франц Лефорт, Федор Головин.

Турецкая крепость Азов запирала вход в Азовское море, находясь в 15 верстах от устья Дона. Ее каменные и земляные укрепления были достаточно серьезным препятствием для спешно собранной армии Петра I. Осадные работы и артобстрелы, которые велись в течение почти двух недель, привели к захвату в июле 1695 г. двух башен крепости. Но штурм принес только огромные потери в рядах осаждающих (как и последующее минирование бастионов), но не победу. Повторная попытка штурмом овладеть крепостью еще раз подтвердила авантюрность замысла неокрепшего военного таланта юного Петра I. В слякотном октябре его растерзанное воинство начало тяжелое отступление к Москве.

Неудача первого похода на Азов пробудила недюжинную энергию царя. Он точно оценил главную причину проваленного похода — отсутствие флота, с помощью которого можно было бы перекрыть подступы к крепости с моря и тем самым лишить осажденный турецкий гарнизон пользоваться подкреплением, посылаемым из Стамбула. Царскими указами спешно на верфях Воронежа развернулось строительство боевых морских кораблей. Тут же, как и в Козлове, Добром, Сокольске, Преображенском, несколько десятков тысяч мастеров рубили речные суда-галеры и струги. Всю зиму 1695—1696 гг. в Воронеже шел сбор нового войска, командовать которым, наряду с царем, был поставлен А. С. Шеин. Руководство флотом было поручено Лефорту. Характерно, что дворянское ополчение было впервые дополнено отрядами как отечественных, так и иностранных наемников: в армию прельщали холопов, бродяг и т. п., обещая кому свободу, кому материальные блага. Но метод «пряника» Петр I использовал в крайнем случае. Над Россией засвистел его кнут: только на верфях в Добром от непосильного труда умерло до 1/3 мастеров. На костях россиян было за несколько месяцев построено около 1400 различных судов, которые, как и два 36-пушечных корабля, в конце апреля 1696 г. стали выдвигаться к Азову. На их борту разместилось более 40 тыс. солдат и стрельцов, а около 25 тыс. казацкой и калмыцкой конницы, опережая флот, первыми достигли крепости.

Именно смелый казачий рейд принес первый и, пожалуй, самый важный результат: стоявший у Азова турецкий флот с порохом, снаряжением, провиантом был уничтожен. Флот же Петра I беспрепятственно прошел мимо крепости, как это было год назад. Австрийские инженеры-специалисты по осадным работам, выписанные Петром I, организовали осадные работы: строительство земляных валов, окопов, минирование и др. Артиллерия повела методичный обстрел бастионов. С насыпного кургана, высота которого достигала высоты азовских крепостных стен, казаки, которым надоела осадная канитель, отчаянно ринулись в город. Их поддержали солдаты Ф. Головина. Командующий гарнизоном, турецкий паша, был вынужден принять достаточно почетные условия капитуляции: гарнизон беспрепятственно «со имением и пожитками» сел на корабли и отбыл за море.

Первый подход к манившему не одного российского повелителя Черному морю был наконец-то добыт. Этот успех предопределил стратегию и тактику последующих почти 200-летних усилий России стать владычицей Черноморья. Азовская крепость спешно была восстановлена, по-новому укреплена, здесь был оставлен почти 10-тысячный гарнизон из солдат и стрельцов. В 30 милях от устья Дона, у удобного мыса с глубокой бухтой, была заложена еще одна крепость — Таганрог. Впереди замаячила перспектива крупномасштабной войны с Османской империей.

<< | >>
Источник: О. А. Яновский, Л. Л. Михайловская, С. В. Позняк и др.. История Руси, России и Украины (с древнейших времен до конца XVIII в.): Учеб. пособие / Под ред. О. А. Яновского. — Мн.: БГУ,. — 1007 с.. 2005

Еще по теме Глава 18. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РОССИИ В КОНЦЕ XVII — ПЕРВОЙ ЧЕТВЕРТИ XVIII в.:

  1. Глава 19. ВНУТРЕННЯЯ И ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РОССИИ ПРИ ПРЕЕМНИКАХ ПЕТРА I (вторая четверть XVIII в.)
  2. ГЛАВА IV ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АППАРАТ АБСОЛЮТНОЙ МОНАРХИИ В РОССИИ ПЕРВОЙ ЧЕТВЕРТИ XVIII в.
  3. Украинские земли в конце XVII — в первой половине XVIII в.
  4. Глава 15. МЕЖДУНАРОДНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ И ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РОССИИ В XVII в.
  5. Глава 22. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РОССИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII в.
  6. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО РОССИИ В ПЕРИОД УТВЕРЖДЕНИЯ АБСОЛЮТИЗМА (конец XVII — первая четверть XVIII вв.)
  7. Глава 26. ПРАВОБЕРЕЖНАЯ УКРАИНА В КОНЦЕ XVII—XVIII в.
  8. Глава 23. ЛЕВОБЕРЕЖНАЯ УКРАИНА В КОНЦЕ XVII—XVIII в.
  9. 3. Внешняя политика России второй четверти ХVIII века.
  10. Глава 17. ВНУТРИПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ РОССИИ В КОНЦЕ XVII ст.
  11. ГЛАВА 12 ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА СТРАН ЕВРОПЫ В XVIII В.