<<
>>

Введение опричнины

Опричнина готовилась, учреждалась и развивалась как чрезвычайная мера. В декабре 1564 г. Иван IV с семьей, всем своим имуществом, государственной казной и церковными сокровищами отправился из Москвы на богомолье.

Его сопровождали несколько сотен вооруженных дворян (также с семьями и со всем добром). В конце месяца царский поезд прибыл в подмосковную Александровскую слободу, и оттуда недоумевающим москвичам гонец доставил вскоре два послания. Одно из них содержало обвинение бояр «в измене», а дворян и духовенства — в покровительстве им. Царь объяснял, что «не хотя их многих изменных дел терпети, оставил свое государство». В список тех, на кого государь свой «гнев положил», вошли все категории землевладельцев, начиная от церковных иерархов и кончая рядовыми дворянами. Вторая грамота являлась обращением «ко всему православному христианству града Москвы», в котором царь заверял посадских людей, «чтобы они себе никоторого сумнения не держали, гневу на них и опалы никоторые нет».

Отказ от царства был, конечно, жестом, которым царь Иван грозил москвичам повторением боярского правления. Начались волнения. Многие купцы и посадские люди требовали расправиться с изменниками. Князья, бояре и столичные дворяне были застигнуты врасплох и через митрополита просили царя «гнев свой отвратить». Получив, таким образом, необходимую поддержку со стороны посада, а со стороны боярства — признание собственной вины, Иван IV согласился не «оставлять государство» при условии предоставления ему неограниченных полномочий для борьбы с изменой. В январе 1565 г. Иван IV принял депутацию москвичей и объявил об учреждении в стране опричнины. Отныне самодержавная власть царя становилась как бы добровольно принятой населением столицы. Несогласие с ней приравнивалось к измене и грозило опалой вплоть до смертной казни.

Опричнина и земщина. Учреждение опричнины началось с реорганизации самого царского двора.

Все центральное управление, включая дворцовые ведомства и даже казну, было разделено на две части — опричный и земский дворы. Одновременно было создано и особое опричное войско — личная охрана царя, состоящая из 1000 дворян и детей боярских, специально отобранных из государева двора и получивших название опричников (вскоре опричное войско выросло до 5 тысяч человек). В него входили представители и знатных княжеских родов и старомосковской боярской знати, и незнатных фамилий, татарские мурзы, выходцы из Литвы и даже немцы. Опричникам предписывалось носить особую одежду: грубые верхние одеяния на овечьем меху, напоминающие рясу. Под ними опричники носили шитые золотом кафтаны, подбитые собольим или куньим мехом. Всадники в чёрном с мрачными символами верной службы царю — метлой, чтобы выметать измену, и собачьей головой, чтобы ее грызть — наводили ужас на страну.

Верхний слой опричников представлял сам царь и его приближенные, обладавшие неограниченными карательными полномочиями. Это были родственники покойной царицы Анастасии В. М. Юрьев и А. Д. Басманов, брат второй жены Ивана IV, кабардинской княжны Марии (Кученей) Темрюковны князь М. Т. Черкасский. Видное положение занимали также князь А. И. Вяземский, боярин В. Грязной и незнатный дворянин Г. Малюта Скуратов-Бельский. В Александровской слободе было учреждено своеобразное «монашеское» братство, где царь был игуменом.

Вслед за реорганизацией центрального управления было произведено и разделение территории страны на «опричнину» и «земщину». Первая управлялась непосредственно из опричного двора, а вторая оставалась в ведении земских органов управления во главе с Боярской думой. Царь же по-прежнему ведал всеми государственными делами на территории всей страны, в равной степени используя для этого как опричный, так и земский приказной аппарат. Иван Грозный забрал в опричнину и северные черносошные земли, и богатые города (Великий Устюг, Холмогоры, Вологду), и центральные уезды с развитым поместным землевладением, и южные районы с княжескими и боярскими вотчинами.

В опричнину вошла и часть Москвы. Это позволяло создать дополнительную опору царской власти в столице и ликвидировать подворье князя Владимира Старицкого. Все бояре и дворяне, не записанные в опричнину «с городом» переселялись в земщину, где и получали новые земли. На отобранных землях испомещались «опричные служилые люди». Опальные бояре и дворяне, как правило, вообще лишались своих родовых вотчин.

Земельная политика опричного двора не изменила структуру феодальной собственности на землю. Жертвами земельных конфискаций становились землевладельцы всех категорий и прослоек. В результате переселений, конфискаций, опал и казней сменился персональный, но не социальный состав землевладельцев. Крупное вотчинное, в том числе и княжеское землевладение сохранялось.

Опричная гроза. Введение опричнины знаменовалось открытой расправой с неугодными царю лицами. «За великие изменные дела» казнили князя Горбатого, близкого к деятелям Избранной рады, были отправлены в заточение и пострижены в монахи князья Оболенские, Ростовские и целая группа бояр, поддерживавших в 1533 г. кандидатуру Владимира Старицкого на престол. В начале 1566 г. Иван Грозный лишил Владимира Андреевича родовой Старицы и дал ему во владение Дмитров и удельные земли, разбросанные по разным частям России. Через несколько лет царь расправился с князем окончательно, приказав Владимиру Андреевичу, его жене и младшей дочери принять яд. Эти события завершали агонию удельной Руси.

«Опричная дубина» наносила безжалостные удары не только по боярской и княжеской знати, но и по всему населению тех владений, куда врывались опричники и где грабили «всех и вся». Очень скоро опричнина вызвала недовольство и озлобление против царя не только среди знати, но и среди простого народа. Резко отрицательно к опричнине относилась и церковь. В 1566 г. митрополит Афанасий, близкий к деятелям Избранной рады, отказался быть «опричным» митрополитом. Только два дня удержался на его месте Герман Полев, осмелившийся выступить против царского произвола. Тогда на митрополичий престол Иван Грозный призвал Филиппа Колычева, игумена Соловецкого монастыря. Однако многочисленные опалы, казни, тайный сыск, пытки, в которых участвовал и сам царь, заставили его выступить со смелыми обличениями. В 1568 г. по ложному обвинению Филипп Колычев был низложен и позднее убит Малютой Скуратовым. Гибель Филиппа Колычева сопровождалась полным «перебором» высших церковных иерархов.

Одним из самых громких дел была расправа над боярином Иваном Петровичем Федоровым-Челядниным, выходцем из среды старомосковской знати, фактически возглавлявшим Боярскую думу. Осенью 1569 г. царь вызвал боярина во дворец и заставил занять трон, а затем собственноручно заколол своего слугу. Огромные вотчины Федорова в Белозерском крае были взяты в опричнину.

<< | >>
Источник: О. А. Яновский, Л. Л. Михайловская, С. В. Позняк и др.. История Руси, России и Украины (с древнейших времен до конца XVIII в.): Учеб. пособие / Под ред. О. А. Яновского. — Мн.: БГУ,. — 1007 с.. 2005

Еще по теме Введение опричнины:

  1.    Конец опричнины
  2. Тема 3. Образование Российского централизованного государства. Становление самодержавия
  3. Тема 4. Россия в начале Нового времени. «Смутное время» Московского государства
  4. 2. Внешняя политика России в середине и второй половине ХVI века. Итоги царствования Ивана IV.
  5. Введение опричнины
  6. Царь Федор и Борис Годунов
  7. Вопрос 16. Борьба Ивана Грозного с боярством. Опричнина и контрреформы
  8. Глава 24 СОСТОЯНИЕ НАРОДА РОССИИ ДО 1917 г.
  9. XXV С. Ф. Платонов (1860-1933), М. А. Дьяконов (1855-1919), В. С. Иконников (1841-1923)
  10. Со Б. Веселовский (1876-1952)
  11. Приложение 1 Словарь книжников и книжности Древней Руси
  12. Конец царствования
  13. § 1. Внутренняя политика
  14. § 1. Смута в России в начале XVII в.
  15. § 4. Московское царство XVI в. Внутренняя политика.
  16. Внутренняя и внешняя политика Бориса Годунова.
  17. Ливонская война (1558-1583)