<<
>>

Высший подъем революции.


Октябрьская всероссийская политическая стачка была следствием неудовлетворенности общества уступками правительства. В ней приняло участие свыше 2 млн человек. Это была самая крупная всеобщая забастовка, какую когда-либо знала страна.
Главными требованиями бастующих были: введение 8-часового рабочего дня, предоставление демократических свобод, созыв Учредительного собрания.
Под ее давлением Николай II подписал 17 октября 1905 года «Манифест об усовершенствовании государственного порядка». Помимо признания Думы законодательным органом, без одобрения которого никакой закон не может войти в силу, в нем было обещано «даровать» народу «незыблемые основы Гражданской свободы», неприкосновенность личности, свободу слова, совести, собрания и союзов; привлечь («в меру возможности») к выборам в Государственную думу те слои населения, которые были лишены избирательных прав.
В соответствии с Манифестом 17 октября был проведен пересмотр «Основных государственных законов» в 1906 году, что отразило эволюцию самодержавия в сторону буржуазной монархии под воздействием революции 1905—1907 годов. Конституционные уступки при этом были незначительными. Законодательные права Государственной думы оказались ограниченными требованием обязательного утверждения принятых законом царем, признанием за ним неограниченной законодательной инициативы, его монополии на издание «Основных государственных законов», прав чрезвычайного законодательства в межсессионный период с утверждением Думой в течение двух месяцев. Бюджетные компетенции Думы ущемлялись правом царя на чрезвычайные, военные расходы и займы. «Дарованные» права граждан России могли быть легко отменены на основе военного и исключительного положения, вводимого царем. Самодержавная исполнительная власть — верховное управление страной, назначение и смещение правительства, ответственного только перед императором, фактически укреплялась. Царю принадлежало право руководить внешней политикой, объявлять войну и заключать мир.
19 октября 1905 года была осуществлена реорганизация и централизация высшей исполнительной власти. Новое правительство, получившее название Совета министров, возглавил С.Ю. Витте. Д.Ф. Трепов был уволен в отставку. Министром внутренних дел вместо А.Г. Булыгина был назначен П.Н. Дурново.
К царскому манифесту отношение было разное. Либералы встретили его ликованием, считая цели революции достигнутыми. Социалисты-революционеры и социал-демократы встретили его в штыки.
Всероссийская политическая стачка тем временем продолжалась. Под ее влиянием начались волнения в армии и на флоте. В конце октября вспыхнул мятеж на военно-морской базе в Кронштадте, а затем — в Севастополе. В октябре — ноябре были волнения солдат в Харькове, Ташкенте, Варшаве и в ряде других городов. Новый премьер-министр С.Ю. Витте пошел по простейшему пути, по пути репрессий.
Особенно наглядно это проявилось по отношению к Петербургскому, а затем и Московскому Советам рабочих депутатов.
Петербургский Совет, созданный в октябре 1905 года во время Всероссийской политической стачки, возглавлял радикально настроенный меньшевик Хрусталев-Носарь, призывавший рабочих к борьбе вплоть до полной победы над самодержавием.
25 ноября его арестовали.
Ему на смену пришло коллективное руководство, среди которых выделялся как яркий оратор меньшевик Троцкий. 3 декабря прямо во время заседания все делегаты Петербургского Совета были арестованы.
Как ответ на репрессии властей Московский Совет 6 декабря принял решение о начале всеобщей политической стачки, которую затем предполагалось перевести в восстание с целью свержения самодержавия. В ответ московский генерал-губернатор Дубасов 7 декабря объявил в Москве чрезвычайное положение.
Хотя действия Московского Совета поддержали и другие Советы, но общее число бастовавших в декабре было меньшим, чем в октябре. Кроме того, Советам не удалось в октябре остановить работу железнодорожного транспорта, что позволило властям использовать железную дорогу для подвоза подкрепления московскому гарнизону.
До 9 декабря стачка носила мирный характер. 9 декабря власти начинают использовать против забастовщиков оружие. В качестве ответной меры рабочие тоже применяют оружие и строят баррикады. Так политическая стачка московского пролетариата стала перерастать в восстание. Процесс этот имел место во многих городах, но он не приобрел всеобщего характера, так как между восставшими не было взаимодействия.
В Москве вооруженные бои продолжались с переменным успехом в течение нескольких дней. К этому времени власти одержали победу над рабочими в Петербурге, что позволило направить в Москву Семеновский гвардейский полк, который прибыл по назначению 15—16 декабря. Только после этого войска в Москве оказались способными перейти в решительное наступление на восставших. Медленно продвигаясь вперед, войска все более сжимали кольцо вокруг Прохоровской (Трехгорной) мануфактуры на Пресне, бывшей главным очагом сопротивления. В ночь с 18 на 19 декабря по решению Московского Совета дружинники, пробившись через кольцо окружения, оставили Пресню.
Многие из задержанных были расстреляны. Такими же жестокими методами, с помощью войск было восстановлено «спокойствие» в основных промышленных центрах страны. Вооруженное восстание в Москве в декабре месяце было кульминацией событий 1905 года. После этого революционная волна пошла на убыль.
Отступая, пролетариат не ограничивался только стачечной борьбой. В 1906 году широкое распространение получила партизанская война, которая выражалась в убийстве шпионов, жандармов, разгроме их штаб-квартир, экспроприации денежных средств.
Набирала силу и размах борьба в деревне. «Глухое отчаянье», по выражению В.Г. Короленко, накопившееся в крестьянской среде, разрядилось погромами помещичьих имений, захватом барских пашен, лесов и угодий. Выступления крестьян подавлялись силой.
После подавления декабрьского вооруженного восстания правительство начало проводить более репрессивный курс, отказывалось от обещаний и уступок, вырванных у него в момент наивысшего подъема революции.
Первой пострадала «свобода личности». Уже в декабре 1905 года было арестовано около 2 тыс. человек. А весной 1906 года число заключенных в тюрьмах и высланных превысило 50 тыс. человек. Такого количества репрессированных в России еще никогда не было.
Законом от 2 декабря 1905 года на нет было сведено право трудящихся на забастовку, так как он запрещал бастовать государственным служащим, служащим общественных учреждений и рабочим предприятий, «жизненно важных для экономики страны». Была ограничена и свобода слова, так как согласно закону от 13 февраля 1906 года можно было подвергнуть преследованиям любого, виновного в «антиправительственной пропаганде».
14 апреля 1906 года перед самым открытием I Государственной думы С.Ю. Витте подал в отставку. Ему на смену пришел И.Л. Горемыкин — твердый защитник интересов существующего строя.
В дни вооруженного восстания — 11 декабря 1905 года — был опубликован царский указ о выборах в Государственную думу. По сравнению с законом о Булыгинской думе это был шаг вперед. В то же время, как и манифест 17 октября, это было уступкой, вырванной революцией у самодержавия. Делая эту уступку, царизм не собирался поступаться властью в пользу Думы. План состоял в другом: опереться на либеральную буржуазию и на крестьянство с его монархическими иллюзиями, чтобы направить их против революционно-демократического движения.
С этой целью указ от 11 декабря, расширяя избирательные права, вместе с тем сохранил старую систему курий, добавив лишь к ранее существовавшим земледельческой, городской и крестьянской куриям рабочую курию и несколько расширив состав избирателей по городской курии. Согласно закону, по рабочей курии к выборам допускались лишь мужчины, работающие на предприятиях, имевших не менее 50 рабочих. Эти и другие ограничения лишали избирательного права почти 2 млн мужчин-рабочих. Выборы не были всеобщими: исключались женщины, молодежь до 25 лет, военнослужащие действительной службы, ряд национальных меньшинств; не равными: один выборщик приходился на 2 тыс. душ населения землевладельческой курии, на 4 тыс.— городской, на 30 тыс.— крестьянской и на 90 тыс. рабочей; не прямыми: двухстепенные в землевладельческой и городской куриях, трехстепенные — для рабочих, четырехстепенные — для крестьян.
Признав за Государственной думой законодательные права, царизм всячески стремился их ограничить. Манифестом от 20 февраля 1906 года Государственный совет, существовавший с 1810 года, был преобразован во вторую, верхнюю палату Государственной думы, получившую законодательные права, равные правам Думы, с правом «вето» на ее решения. Половина членов Государственного совета назначалась царем, а половина избиралась, причем подавляющее большинство избираемых были помещиками. Рабочие и крестьяне своих представителей там совсем не имели. Председатель и вице-председатель Государственного совета назначались императором.
Государственный совет был призван стать противовесом Думе и не пропускать те законопроекты, которые прошли через Государственную думу, но были неприемлемы для царизма.
24 апреля 1906 года, всего за три дня до открытия Думы, были приняты Основные законы в новой редакции, которые ограничивали законодательные, бюджетные и политические права Думы. Она лишалась законодательной инициативы. Ей запрещалось обсуждать вопросы, относящиеся к «ведению государя», такие как дипломатические, военные, внутренние дела двора. Финансовые прерогативы Думы были еще более куцыми, чем законодательные. В ее компетенцию не входили затраты, связанные с государственной задолженностью.
В целом сохранялась самодержавная власть царя. На основании статьи 87 Основных законов он имел право издавать указы в перерывах между сессиями Думы (а время сессий определялось им самим). Только он мог объявлять или отменять чрезвычайное положение, приостанавливать действие любого закона или гражданских свобод. Министры назначались и снимались со своих постов по царскому указу и отвечали за свои действия только перед ним.
Сами выборы в Думу состоялись в марте — апреле 1906 года. К удивлению многих, крайне правые в Думе мест не получили. Правый фланг составили октябристы, получившие 13 мест. Было выбрано 63 автономиста (автономистами назывались депутаты, принадлежавшие к Польскому коло, украинской, эстонской, латышской, литовской и другим буржуазно-националистическим группам и выступавшие за автономию своих территорий). Большевики выборы бойкотировали, поэтому у них в Думе не оказалось ни одного депутата, меньшевики приняли участие в выборах и получили несколько мандатов. Эсеры, как и большевики, выборы бойкотировали, поэтому их нишу заняли крестьянские депутаты, которые впоследствии образовали фракцию «Трудовая группа». Их было 107 человек. Но главную победу одержали кадеты, получившие 153 депутатских места, что составляло одну треть всего депутатского корпуса. Председателем Думы был избран член ЦК кадетской партии, профессор Московского университета С.А. Муромцев. В руках кадетов оказался президиум Думы, они стали председателями многих думских комиссий, в том числе важнейшей — аграрной.
Дума начала свою работу 27 апреля 1906 года в Таврическом дворце, который стал местом ее заседаний вплоть до февраля 1917 года, I Дума просуществовала всего 72 дня. Это было связано с конфликтом, который чуть ни с первых дней стал разгораться между Думой и царем. Уже 5 мая 1906 года Дума приняла обращение к правительству, в котором выдвигались требования всеобщих выборов, отмены ограничений на законодательную деятельность Думы, личной ответственности министров, гарантии гражданских свобод, разработки аграрной реформы, введения всеобщего и бесплатного образования, политической амнистии, упразднения Государственного совета как ненужного политического института и др.
Камнем преткновения оказался аграрный вопрос. В Думу были внесены два законопроекта: один от кадетской партии, за подписью 42 депутатов, а другой от Трудовой группы за подписью 104 депутатов.
Согласно проекту 104-х, земля с ее недрами и водами должна принадлежать народу. Она отдавалась в пользование тем, кто ее обрабатывал своим трудом. Предполагалось создать общенародный земельный фонд с включением в него казенных, удельных, кабинетских, монастырских и церковных, а также принудительно отчуждаемых помещичьих и частновладельческих земель, размеры которых превышали установленную трудовую норму. За отчуждение лишних земель предусматривалось вознаграждение. Предлагалась отмена частной собственности на землю, введение общинного землепользования с уравнительными переделами земли по потребительской и трудовой норме. Проект требовал конфискации помещичьих земель без выкупа. Он встретил сопротивление не только монархистов, но и кадетов.
Согласно кадетскому проекту 42-х, за помещиками сохранялись имения, которые будут признаны местными земельными органами «имеющими общеполезное значение», а отчуждать землю предлагалось за «справедливую цену».
Законопроект Трудовой группы отвечал вековым чаяниям крестьянства. Но для царского правительства не только проект трудовиков, но даже кадетский законопроект оказался неприемлем. 13 мая глава правительства И.Л. Горемыкин выступил с правительственной декларацией, в которой заявил, что отчуждение частновладельческих земель недопустимо. В ответ Дума выразила недоверие правительству и потребовала его отставки.
20 июня 1906 года правительство опубликовало сообщение, в котором формулировались основные положения будущей аграрной реформы, связанной с именем П.А. Столыпина. Было дано ясно понять, что правительство не допустит никакого покушения на помещичью землю. Ортодоксальные монархисты, и Столыпин в том числе, решили сделать ставку на «крепких и трезвых», как они говорили, и с их помощью построить продуктивный сельский капитализм, а также усилить политическую базу власти на селе.
В обращении к народу Дума разъяснила, что эта программа не будет ею одобрена. В обстановке продолжавшейся революции царь расценил это как проявление социализма и угрозы престолу. Он велел Горемыкину подготовить указ о роспуске Думы, а самого его после этого отправил в отставку.
Вместо Горемыкина своим указом от 6 июля Николай II назначил П.А. Столыпина, а Думу указом от 9 июля распустил. Насилие при этом не применялось. Просто Таврический дворец был оцеплен войсками, и депутаты не могли в него пройти.
10 июля бывшие депутаты I Думы собрались в Выборге (кадеты, трудовики и меньшевики) и обратились к населению страны с воззванием, в котором призывали его к «пассивному сопротивлению» властям — отказу от уплаты налогов, непризнанию займов и отказу от воинской повинности вплоть до созыва нового народного представительства. Все составители воззвания подверглись судебному преследованию, вследствие чего потеряли возможность баллотироваться в состав II Думы. Но «Выборгское воззвание» сыграло определенную роль в росте гражданского самосознания.
Во второй половине 1906 года продолжался спад революционного движения. Тем не менее, борьба не прекращалась. Особую активность проявила партия эсеров, в основу деятельности которой была положена тактика террора. Эсеровские агитаторы, направленные в деревню, призывали к «аграрному террору» (т. е. к поджогам и разгромам помещичьих усадеб, порубкам в барских лесах). Призывы эти находили отклик у значительной части населения.
Практиковали эсеры и индивидуальный террор. 4 февраля 1905 года И.П. Каляев убил дядю царя, великого князя Сергея Александровича. В августе 1906 года З.В. Коноплянникова застрелила генерала Г.А. Мина, командира Семеновского полка, подавлявшего декабрьское вооруженное восстание в Москве. Несколько безуспешных покушений было совершено на жизнь Ф.В. Дубасова. А в августе 1906 года было совершено покушение на самого премьер-министра П.А. Столыпина, в ходе которого были ранены его сын и дочь.
19 августа 1906 года П.А. Столыпин подписал указ о введении военно-полевых судов — в них дела о вооруженном выступлении против властей решались в ускоренном порядке, в пределах 48 часов, несколькими офицерами без участия зашиты. Такого жестокого карательного закона Россия до той поры не знала. За первые восемь месяцев своего существования военно-полевые суды приговорили к смерти 100 человек. Это дало народу повод назвать П.А. Столыпина «вешателем». Позднее во второй Думе кадет Ф.И. Родичев имел все основания говорить о «столыпинских галстуках», под которыми он имел в виду виселицы в массовом порядке сооруженные по приказу Петра Аркадьевича. Кроме того, были закрыты профсоюзы, запрещены митинги и собрания.
Своими военно-полевыми судами, «столыпинскими галстуками», «столыпинскими вагонами» и поголовными порками целых деревень премьер-министр добился небывалого — отход от государственных позиций даже крестьян. Так, например, сход крестьян одной из волостей Курской губернии в июле 1906 года постановил: «Мы полагаем, что в настоящее время глупо было бы платить подати, поставлять рекрут и признавать какое-либо начальство — ведь это все лишь к нашему вреду ведется».
Тем временем шла подготовка к выборам во II Государственную думу, а затем состоялись и сами выборы, причем на старых избирательных принципах. Власти побоялись посягнуть на манифест от 17 октября. Результаты выборов шокировали царя и правительство, так как состав II Думы оказался еще более радикальным, чем состав I Думы, хотя выборы в нее проводились в условиях спада революции.
В открывшейся 20 февраля 1907 года Государственной думе кадеты потеряли почти половину прежнего количества мест. Из 518 избранных депутатов 222 были представителями левых партий, в том числе: 65 социал-демократов, 104 трудовика, 37 эсеров и 16 энесов. Кроме того, во II Думу были избраны 76 автономистов, 17 членов Казачьей группы и 50 беспартийных. В то же время в Думе усилилось представительство правых партий: монархисты и октябристы провели 54 депутата.
Как и I Дума, II Дума до конца срока не доработала. Она провела одну сессию, просуществовав чуть более 4-х месяцев. Центральным вопросом в ней, как и прежде, оказался аграрный.
Позиция правых не изменилась. Она заключалась в том, что частная собственность священна и неприкосновенна и что принудительное отчуждение земли недопустимо. Это полностью совпадало с правительственной программой, которую начал осуществлять Председатель Совета Министров П.А. Столыпин.
Несколько левее правых оказалась программа кадетов. Ее депутаты (Кутлер, Шингарев и другие) высказывались за сохранение собственности на надельные земли, но допускали отчуждение земли по справедливой цене. Речь шла о землях, арендуемых крестьянами у помещиков, о передаче этой арендованной земли тем, кто ее обрабатывал, путем выкупа ее крестьянами в собственность, без насильственного отчуждения лишних земель у помещиков. Кадеты предостерегали против межклассовой ненависти и классовой борьбы. «Величайшим несчастьем,— говорил Шингарев,— считал бы, если бы народ сам взял землю».
В выступлениях крестьян содержались решительные требования дать крестьянам землю и волю, чтобы все казенные, кабинетские, удельные, частновладельческие и монастырские земли были принудительно отчуждены безвозмездно. Крестьянин Мороз, например, заявил: «Мы просим, просим, а нам не дают, и стучим — не дают; что же, придется двери ломать или отбирать? Господа, не допустите двери ломать, отдайте добровольно, и тогда будет воля, свобода, и вам будет хорошо, и нам».
Депутаты от казачества во II Думе высказывались за сохранение общинного землевладения, муниципализацию и самоуправление.
Одним из вопросов, который обсуждался в прениях, стал обновленный проект основного земельного закона, представленный от имени фракции эсеров под названием «Земельный проект 105-ти». Он в основном повторял проект I Думы. В параграфе первом нового проекта предлагалось отменить всякую собственность на землю. Ясно, что революционная ломка земельных отношений ничего хорошего правящему классу не предвещала. Поэтому проект 105-ти остался на бумаге, а царь и помещики уже в марте 1907 года стали готовить роспуск II Думы.
Но прежде чем это произошло, депутаты выслушали речь Алексинского, примыкавшего тогда к большевикам, проект которой был написан Лениным. Главные пункты большевистской программы по аграрному вопросу хорошо известна: конфискация помещичьих земель, их национализация, призыв к крестьянам взять решение земельного вопроса в свои руки. Большевики отстаивали программу, рассчитанную, как и у эсеров и трудовиков, на революционные действия и преобразования, на ликвидацию помещичьего землевладения. Однако они отрицательно относились к сельской общине, которая, как они считали, себя изжила. Здесь большевики расходились с партией эсеров, считавших сельскую общину основным орудием социализации земли.
Сравнительно умеренной и реформистской была аграрная программа меньшевиков, выступавших за передачу частновладельческих и других земель в распоряжение местных органов самоуправления и предлагавших крестьянам брать в аренду за деньги участки земли, чтобы увеличить свои наделы.
Споры о том, какая из предложенных программ лучше, не были закончены. 10 мая 1907 года Столыпин, выступая в Думе, заявил, что правительство не позволит «обездолить 130 тысяч владельцев». Опасаясь за благополучие класса дворян и своего собственного, царское правительство не желало затрагивать земельные привилегии помещиков. Была сфабрикована фальшивка. 1 июня 1907 года Столыпин обвинил социал-демократов в «заговоре» против правительства и потребовал от Думы дать согласие на арест 15-ти из них, наиболее, по его мнению, замешанных. По этому поводу депутат Думы кадет Ф.А. Головин сказал, что это «был действительно заговор. Но не заговор 55 членов Думы против государства, как утверждалось в манифесте, а заговор Столыпина и К° против народного представительства и основных государственных законов».
Дума оказалась на высоте положения: она не только не выдала 15 депутатов, но даже создала свою комиссию для расследования всех обстоятельств дела. А та пришла к выводу, что обвинение является вымышленным.
Правительство же, не дожидаясь возможного обсуждения этого вопроса в Думе, в ночь со 2 на 3 июня 1907 года произвело аресты членов социал-демократической фракции. А утром 3 июня появился царский манифест о выборах в III Думу, созыв которой назначался на осень 1907 года. Таврический дворец, как и 9 июля 1906 года, был оцеплен войсками с целью недопущения в него депутатов.
День 3 июня вошел в историю как третьеиюньский государственный переворот, так как разгон Думы сопровождался нарушением одного из основных законов — избирательного. Он положил конец революции 1905—1907 годов и начало третьеиюньской политической системы.
Основная причина поражения революции заключалась в том, что не удалось слить в единый поток движение рабочих, крестьян и солдат. Союз пролетариата с крестьянством еще не был прочным. Рабочий класс выступал как ведущая сила революции, но рабочие не вполне еще осознавали необходимость более дружной и наступательной борьбы. Многие рабочие вступили в революционную борьбу только в конце 1905 года, когда авангард рабочего класса был уже обескровлен.
Крестьяне действовали слишком неорганизованно и стихийно. Поднимаясь на борьбу против помещиков, крестьяне не осознавали связи между дворянским землевладением и самодержавным строем и часто оказывались в плену монархических иллюзий. Несознательность крестьян отразилась и на поведении армии, по своему составу преимущественно крестьянской.
В национальных районах страны трудящиеся находились под значительным влиянием буржуазных националистов. Это осложняло объединение трудящихся различных национальностей.
Несмотря на поражение первой революции в России, она имела большое значение. Хотя царизм и перешел в наступление на ее завоевания, обстановка была иной, чем до революции. Остались такие завоевания, как более высокая заработная плата рабочих, отмена выкупных платежей у крестьян. Страна пробудилась к политической жизни. Существовала законодательная Дума, пусть и с урезанными полномочиями. Действовали политические партии. Легально издавались революционные и либерально-демократические газеты и журналы.
Первая российская революция вооружила массы опытом как политическим, так и организационным, облегчившим их дальнейшую борьбу за свое освобождение.
<< | >>
Источник: Агарёв А.Ф.. Отечественная история. УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС. 2005

Еще по теме Высший подъем революции.:

  1. Два года пожаров и крови: революция на подъеме
  2. Глава 13 Подъем демократического и рабочего движения в Японии после Великой Октябрьской социалистической революции (1918—1923)
  3. ПОДЪЕМ РАБОЧЕГО ДВИЖЕНИЯ В 1905—1906 ГОДАХ И ВЛИЯНИЕ ПЕРВОЙ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
  4. ГЛАВА IX ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АППАРАТ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В ПЕРИОДЫ ПЕРВОЙ БУРЖУАЗНО-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ, РЕАКЦИИ И НОВОГО РЕВОЛЮЦИОННОГО ПОДЪЕМА (1905—1914 гг.). ВТОРОЙ ШАГ ПО ПУТИ К БУРЖУАЗНОЙ МОНАРХИИ
  5. ЧЕЛОВЕК - ВЫСШИЙ ПРЕДМЕТ ФИЛОСОФИИ
  6. Антропоцентризм как высший принцип страховской натурфилософии
  7. Таблица 6: Психическая инвалидность и право на высший достижимый уровень здоровья
  8. Февральская революция и история России Революция 1905 г. - развертывание социального конфликта
  9. § 5. СОВЕТЫ В ПЕРИОД ОТ ФЕВРАЛЬСКОЙ БУРЖУАЗНОДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ ДО ВЕЛИКОЙ ОКТЯБРЬСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
  10. 1. Начало революции. Ее причины, характер и особенности. Нарастание революции весной и летом 1905 года.
  11. НОВЫЙ ПОДЪЕМ ЦЕНТРАЛИЗОВАННОЙ МИССИИ (IX в.)
  12. 10.7. РАЦИОНАЛЬНОСТЬ ПО ЦЕННОСТИ КАК ВЫСШИЙ ТИП РАЦИОНАЛЬНОСТИ В ПОЛИТИКЕ
  13. Подъем городов
  14. ТОРГОВЫЙ ПОДЪЕМ
  15. Революционный подъем
  16. ОТ БУРЖУАЗНО-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 4 СЕНТЯБРЯ 1870 ГОДА К ПРОЛЕТАРСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 18 МАРТА 1871 ГОДА
  17. Часть II Подъем и крах рыночной экономики 1. «Сатанинская мельница»
  18. Подъем рабочего движения в Японии
  19. 2. ПОДЪЕМ РЕВОЛЮЦИОННОЙ БОРЬБЫ ТРУДЯЩИХСЯ МАСС