<<
>>

1.3. Взаимоотношения между Российской Социалистической Федеративной Советской Республикой и Монгольской Народной Республикой в 1920-е годы

Анализ любого процесса в международных отношениях и мировой экономике невозможен без учета наиболее общих закономерностей современного этапа истории человечества. Развитие международных отношений в Евразии происходит в рамках общемировых тенденций, главная из которых, по мнению большинства исследователей, заключается в том, что «все в сегодняшнем мире тесно взаимосвязано»120.
Действительно, в системе международных отношений наблюдается несколько их типов. Это отношения между великими державами и остальной частью мира; между ними и развивающимися странами; между великими державами и слаборазвитыми, малыми странами и т.д. Существует и такой тип отношений, который имеет значение для нашей диссертационной тематики: взаимосвязи геополитического характера в масштабах того или иного, отдельно взятого региона, либо отношения стран, имеющих общую границу (непосредственно соседствующие государства).

Вопрос об отношениях малых, слаборазвитых, с одной стороны, и больших и сильных государств, с другой, разработан в историографии недостаточно. Большинство ученых работало преимущественно над историей и проблемами великих держав, определяющих ход мирового развития. Малые же страны многие столетия оставались пешками в крупной игре великих держав.

120 См. Friedman Th. Understanding Globalization. - New York: The Lexus and the Olive Tree, 2000. - P.3.

Рассмотрение проблем внешней политики великих держав относительно колониальных и зависимых стран и отношения, в свою очередь, последних к державам предпринято диссертантом с вполне определенной целью - предпринять попытку вскрыть причины успеха освободительного движения одних, и неуспеха других в первые десятилетия прошлого века. По нашему мнению, это должно объяснить, почему распад колониальной системы породил особые взаимоотношения между бывшими зависимыми и колониальными странами и СССР, а применительно к теме диссертации - между Советским Союзом и Монгольской Народной Республикой. Содержание и направленность этих связей стали фактором дальнейшей эволюции российско-монгольских отношений. Автор прибегает к такому подходу также с целью выявить особенности эволюции международных отношений, которые стимулировали пересмотр советско-монгольских отношений в сторону их напряженности в 1989-1990 гг., которая повлияла на дальнейшее становление российско-монгольских отношений в новом качестве. Предварительно заметим, что Внешняя Монголия в начале века находилась в полуколониальной зависимости от Китая. Это создало определенный исторический феномен, показав, однако, возможность, подтверизденную дальнейшим ходом мировой истории, такой иерархии международных отношений, в которой малые слаборазвитые страны могут попасть в зависимость не только от держав, но и от гораздо менее мощных, но крупных государств.

Известно, какое огромное влияние на характер и развитие всех стран и государств мира оказывают международные отношения, формирующие внешнюю среду для развития государств и народов. История имеет свой внутренний ритм. Сколько-либо значительные изменения во внешней среде всегда влекут за себя определенные подвижки как в их внутренней, так и внешней политике, особенно это относится к развивающимся странам, завоевавшим государственную независимость в результате распада мировой колониальной системы.

Это исторический итог в огромной степени стал результатом широкого развития процессов разномасштабной интеграции в начале XX столетия. Эти процессы усилились с вступлением человеческого сообщества в новую эру глобализации, особенно ускорившейся после окончания второй мировой войны. Предшествовавший ей новый международный порядок характеризовался существованием двух противоположных социально-экономических систем социалистической и капиталистической, внутри каждой из которых существовали также специфические отношения между их участниками. В социалистической системе также сложилась своя собственная иерархия страновых приоритетов, возглавляемая Советским Союзом. В капиталистической системе лидировали Соединенные Штаты Америки. Основа социалистической системы была заложена с образованием союза с Внешней Монголией (с 1924 г. - Монгольская Народная Республика), которая, по примеру СССР, постепенно стала продвигаться по пути строительства основ социализма. Для малых стран с отсталой экономикой, а именно такой была Монголия после обретения независимости, решение вопроса о сохранении государственного суверенитета могло состояться только в том случае, если на ее стороне окажется большое и сильное государство. Геополитическое положение Монголии между Китаем и Россией предоставило ей исторический выбор - остаться в пределах Китая или сохранить независимый статус, установив союз с Советским Союзом, оказывая взамен его помощи всестороннюю поддержку в регионе и на более широкой международной арене. Этому выбору предшествовала острая борьба между Россией и Китаем за влияние на Монголию. Своей кульминации она достигла в середине десятых годов прошлого века. Результаты межправительственных переговоров между Китаем, Россией и Монголией110, открытых в 1914 г. в Кяхте, небольшом городке на границе России и Монголии, и длившихся 9 месяцев, определили судьбу Монголии в XX веке. До сих пор результаты тройственных переговоров остаются предметом научных дискуссий. Как пишет известный историк российско-монгольских отношений того периода, большой знаток монгольских архивных материалов О. Батсайхан, «в истории человечества самым длительным процессом переговоров называют Венскую конференцию. Но почти ровно через столетие трехсторонние переговоры в Кяхте продемонстрировали азиатский вариант Венской конференции. Если на конференции в Вене Россия, Австрия. Германия, Англия и Франция выражали интересы великих держав, то на Кяхтинской конференции две великих державы - Россия и Китай обсуждали политику в отношении чингисовской Монголии, боровшейся за возрождение национальной независимости»111. О. Батсайханом, безусловно, был сделан шаг вперед в изучении российско-монгольских отношений - им впервые был опубликован полный застенографированный Протокол Кяхтинской конференции (на русском и монгольском языках). Однако вряд ли можно согласиться с автором, да и с некоторыми другими монгольскими историками, фактически обвиняющими Россию в предательстве интересов Монголии, отказываясь признавать своеобразие политической обстановки то время на Дальнем Востоке. О. Батсайхан справедливо делает акцент на общеизвестном факте - для того, чтобы добиться не только признания на международной арене Монголии, а возродить и сохранить ее независимость, монгольские политические деятели прилагали в Кяхте огромные усилия в течение почти года. Но при том он отождествляет китайскую и российскую позиции, которые были на переговорах далеко не равноценными, утверждая, что в то же время правители Китая и России вели почти равную недобросовестную борьбу (шударга бус тэмцэл) и внесли соответствующий вклад в историю национально- освободительного движения монгольского народа. В таком подходе - «почти равная недобросовестная борьба», ироническое «соответствующий вклад» - видится достаточно ясный намек упрек в адрес России за ее недостаточно последовательное отстаивание монгольских интересов. По мнению же диссертанта, на переговорах каждая из участвовавших сторон должна отстаивать именно собственные интересы. При таком подходе явно ощущается недостаток учета мировой и региональной ситуации в международных делах.

Внешняя Монголия, входившая в состав Цинской империи, постепенно втягивалась в структуры мирового рынка. Под влиянием русской революции 1905 г. и Синьхайской революции в Китае, начавшейся в 1911 г., для завоевания Монголией государственной независимости возникли благоприятные международные условия. 3 ноября 1912 г. царская Россия и автономная Монголия подписали между собой соглашение, ставшее первым международно-правовым актом ургинского правительства после провозглашения автономии. По документу (статья 1-я) Россия принимала на себя обязательства оказывать Монголии помощь в поддержке установившегося в ней строя. Не допускать на территорию Монголии китайские войска и воспрепятствовать в принципе ее колонизации112

Однако надежды на согласие Китая признать Монголию независимым государством, не оправдались. Вскоре после того, как избранный 15 февраля 1912 г. временным президентом Китайской Республики генерал Юань Шикай 10 марта официально вступил в эту должность, Китай, согласно временной Конституции, объявил Монголию составной частью Китая113.

Великие державы, поддерживая реакционную политику Китая в отношении Монголии, вступали между собой в противоречия ради укрепления своих позиций в Монголии и северо-восточной части Китая. Позиция России в отношении независимости Монголии было выражено в официальном сообщении о событиях во внешней Монголии еще 29 декабря 1911 г. следующим образом: «Не желая вмешиваться в происходящую в Китае борьбу и не питая агрессивных замыслов в Монголии, Россия, однако, не может не интересоваться установлением прочного порядка в этой соседней с Сибирью области, где имеются крупные русские торговые интересы»114.

Монгольское правительство отказалось признать требование Пекинского правительства, которое в ответ на это начало стягивать войска к границам внешней Монголии. На взгляд диссертанта, объективная оценка сложившейся ситуации и позиции России по монгольскому вопросу принадлежит известному монгольскому историку академику Б. Ширендыбу. Он писал: «Россия повела такую политику, чтобы Внешняя Монголия, сохраняя за собой формальную зависимость от Китая, в то же время была достаточно обособленной, что было в интересах господствующих классов царской России»115.

Россия и Китай 23 октября 1913 г. подписали декларацию о признании автономии Внешней Монголии. В ней российское правительство признавало, что Внешняя Монголия находится под сюзеренитетом Китая, а китайское правительство признавало автономию Монголии116. Правительство Монголии направило в связи с этим ноты ведомствам иностранных дел Англии. Франции, Германии, Австрии, Голландии. Дании, Бельгии. Японии и США. Но эти страны, связанные взаимными колонизаторскими целями, либо еще по каким- либо дипломатическим соображениям от ответа уклонились. Это было молчаливым, но вполне выразительным отказом от признания государственного суверенитета Монголии.

Монгольское же правительство с этим не было согласно. Оставалось только сесть за стол переговоров, которые начались 26 августа 1914 г. в Кяхте и результаты которых оказались не в пользу Монголии. По Тройственному (Кяхтинскому) соглашению 1915 г. Россия согласилась признать Монголию автономным государством под властью китайского императора, граница автономной Монголии были ограничены четырьмя халхаскими аймаками и Кобдоским пограничным округом. Тем не менее, Россия, озабоченная напряженными отношениями с Китаем, все-таки добилась включения в Соглашение статьи, утверждающей исключительное право Монголии ведать всеми делами внутреннего управления и заключать с иностранными державами международные соглашения по всем вопросам торговли и промышленности. По тройственному соглашению Китай обязался не вводить во Внешнюю Монголию войска, не колонизовать ее земли и не учре>кдать там своего управления. Вместе с тем монгольское правительство признало сюзеренитет Китая, который осуществлял пекинский наместник (резидент) в Урге и его помощники в городах Улясутае, Маймачене (монгольская Кяхта) и Кобдо. В их распоряжении находились небольшие вооруженные конвои.

История установления автономного статуса Внешней Монголии является одним из убедительных свидетельств того, что малый и угнетенный народ в условиях колониального господства никогда не мог бы рассчитывать на обретение подлинной свободы и независимости. Это стало возможным только после победы в России Октябрьской революции и превращения России в мощное государство, оказавшего огромное влияние на ускорение процесса распада колониальной системы. Напомним, что в 1918 г. начались революционные события в Финляндии и Прибалтике, в Австро- Венгрии рухнула династия Габсбургов. В Германии усилилось революционное движение, в Японии прокатилась волна так называемых «рисовых бунтов». При поддержке России Турция добилась государственной независимости. Великобритания была вынуждена признать независимость Египта. В 1921 г. в Китае была создана коммунистическая партия. В связи с тем, что автономия Монголии была ликвидирована по требованию Китая, Тройственное соглашение автоматически аннулировалось: 10 ноября в Пекине был обнародован декрет президента Китайской Республики об отмене международных договоров, заключенных между Китаем, Россией и Внешней Монголией12®.

Таким образом, сложилась ситуация, при которой Китай стал настаивать на ликвидации статуса автономии, который Внешняя Монголия обрела в ходе национально-освободительного движения монголов в 1911-1915 годах при политической, финансовой и военной помощи России. Пекин, разумеется, не был удовлетворен этим соглашением, поскольку при его подписании Россия оказала на Китай давление. Однако в период существования царского и Временного правительства в России Китай не решался в одностороннем порядке отменить автономию Монголии - Сильная и единая в то время Россия выступала гарантом незыблемости Кяхтинского соглашения. Международное положение Внешней Монголии стало меняться после Октябрьской революции и начала гражданской войны в России. Влияние последней в Монголии резко упало, а Китая усилилось. Летом 1918 г., по решению Пекинского правительства, были введены войска в столицу Внешней Монголии. В Урге был дислоцирован китайский батальон на том основании, что Китай считает Внешнюю Монголию частью своей территории и посылка туда китайских войск является "рациональной мерой" со стороны пекинского правительства. Так было нарушено Кяхтинское соглашение120. Следует отметить, что вопрос о ликвидации автономии Внешней Монголии недостаточно исследован и в российской, и в монгольской литературе. Тем не менее, общая канва этого события просматривается довольно четко. Осенью 1919 г. китайские войска под командованием генерала Сюй Шучжена оккупировали Ургу. «В

Монголии был установлен военный оккупационный режим», а Монгольскому правительству был предъявлен ультиматум «о добровольном отказе от автономии»117. 17 сентября 1919 г. такой документ был вручен китайскому генералу, монгольская армия была распущена, все государственное делопроизводство перешло в руки китайцев. 19 сентября 1919 г. состоялась вынужденная церемония поклонения богдо-хана портрету китайского президента118. Вынуэденный отказ от автономии в Китае был назван «самоликвидацией».

Силовой нажим Китая, а также раскол в правящей верхушке монгольской политической элиты, тяжелое международное и внутреннее положение России в целом, в том числе в Сибири и на Дальнем Востоке стали главными причинами ликвидации автономного статуса Внешней Монголии в сентябре 1919 г.

В 1919 году вопрос о государственном статусе страны был временно решен в пользу Китая. Однако история на этом не закончилась. Монголы продолжали вести национально- освободительную борьбу. Дальнейшая судьба Внешней Монголии как независимого государства стала решаться ею в союзе с Россией. С ее военной и экономической помощью в 1921 г. Внешняя Монголия завоевала государственную независимость. В этом решающую роль сыграли следующие факторы:

- подъем революционного движения в стране, сопротивление ее китайской политике, перешедшей от дипломатических методов ведения дел с Внешней Монголией к военным методам, послав на ее территорию вооруженные войска; создание народной партии и формирование партизанских отрядов, преобразованных в регулярную Монгольскую народную армию в феврале-марте 1921 г.119;

Новая внешняя политика России после установления советской власти, обращение ее к правительству Внешней Монголии с отказом от всех договоров с японским и китайским правительствами относительно Монголии, обращение к России за помощью в разгроме китайских милитаристов и белогвардейских отрядов на территории страны. Такая помощь Монголии была оказана.

Следует отметить, что немалую роль в уходе Монголии из-под власти Китая сыграли тяжелая внутренняя обстановка в самом Китае, разногласия между Японией, Великобританией и США по вопросу о поддержке китайских милитаристов и в организации планировавшегося ими очередного военного вторжения в Монголию.

В 1924 г. Монголия провозгласила себя новым государством - Монгольской Народной Республикой. К тому времени Советский Союз достиг крупных успехов в восстановлении народного хозяйства, установил дипломатические отношения с целым рядом стран Запада - Великобританией. Францией, Италией и другими. Несколько сложнее обстояло дело с нормализацией отношений России с Китаем. На Дальнем Востоке урегулирование отношений с Китаем завершилось подписанием соглашения «Об общих принципах для урегулирования вопросов между СССР и Китайской Республикой» от 31 мая 1924 г. По настоянию Пекина, советское правительство этим соглашением признавало Монголию в составе Китая. Это вынужденное и вместе с тем единственно целесообразное в условиях того времени признание сыграло большую роль в предотвращении агрессивных замыслов китайских милитаристов в отношении

Монголии с последующим решением вопроса о независимости этого государства120. «На первый взгляд, Советская Россия уступила Китаю сюзеренные права на Внешнюю Монгопию. А на деле Внешняя Монголия продолжала оставаться под властью России», - так считают сейчас китайские историки121.

Действительно, упреки некоторых современных историков и политологов Монголии в том, что в мае 1924 г. Советский Союз пошел якобы на сговор с Китаем, чтобы лишить Монголию независимости, являются несостоятельными. Дальнейший ход истории подтвердил, что, советско-китайское соглашение 1924 г. фактически не изменило независимого положения Монголию. В ноябре того же года, то есть уже после подписания советско-китайского соглашения, в Монголии был провозглашен республиканский строй, принята ее первая конституция, объявившая Монголию независимым государством. Образцом проекта конституции МНР была конституция СССР.

Советская Россия, СССР в целом, оказали Монголии необходимую помощь в закреплении успехов ревопюции 1921 г. Так, в ноябре того же года депегация Народного правительства прибыла в Москву для проведения переговоров с правительством РСФСР об установлении дружеских отношений. 5 ноября 1921 г. было подписано соглашение менаду Правительством Российской Социалистической Федеративной Советской Республики и Народным правительством Монголии об установлении дружественных отношений между Россией и Монголией. В соответствии с этим соглашением, Правительство РСФСР признало Народное правительство единственным законным правитепьством Монголии. В свою очередь Народное правительство

Монголии подтвердило признание РСФСР. В этом документе были отражены также принципы равноправия, полного взаимного уважения и дружбы между народами, внешней политики советского государства, признающего право монгольского народа на свободу, государственную независимость и суверенитет. Стороны обоюдно обязались не допускать пребывания и формирования на своей территории фупп, враждебных каждой стороне. Они договорились о порядке назначения дипломатических и консульских представителей и об определении государственной границы между Россией и Монголией122.

В статье 8-й данного соглашения (отметим ее особо), указывалось, что судебная власть каждой из сторон «будет распространяться как в гражданских делах, так и в уголовных, на находящихся на ее территории фаждан другой договаривающейся стороны»123.

Эта статья, как и весь договор в целом, указывала на возникновение совершенно новых отношений между большими и малыми народами и вносила новый нюанс в международное право экстерриториальности. Следует так же сделать вывод о том, что историческое значение договора 1921 г. заключается не только в провозглашении общих принципов добрососедских отношений двух стран, но и в том, что он стал первой серьезной гарантией независимости Монголии, укрепил позиции народного правительства этого государства.

Для РСФСР данное Соглашение было так же важно, так как оно открывало возможность сблизиться с пограничным государством, создать на российско-монгольской границе мирную обстановку, а также использовать Монголию для влияния на Китайскую Республику.

Впоследствии советскому правительству пришлось постоянно прилагать немалые усилия, для того чтобы оказать Монголии помощь в защите ее суверенитета от Китая. Такая советская политика на монгольском направлении, проводимая после провозглашения Внешней Монголией своей независимости, ставшего возможным благодаря непосредственной военной помощи молодого советского государства, вызвала у гоминьдановского правительства резко отрицательную реакцию.

Гоминьдановское правительство расценило действия России как «бесцеремонное прямое вмешательство» в дела Китая для сохранения на его части своих прежних геополитических интересов, являющихся «концентрированным выражением имперской политики царизма»124. Это свидетельствует о том, что Россия, признав независимость Монголии, открыто рисковала ухудшением отношений с гоминьдановским Китаем, что было для обеих стран весьма опасно и могло привести к непредсказуемым последствиям.

Советская Россия с самого начала установления дружественных отношений с Монголией стала оказывать ей экономическую помощь, развивать с ней торговые и культурные связи, финансировать почти все сколько-нибудь значительные народнохозяйственные проекты, принимать на обучение в своих вузах монгольские кадры.

Следовательно, политическое, а также военное и торгово- экономическое сотрудничество между СССР и МНР стало важнейшим фактором не только поддержания Монголией своей государственности, но и выживания в сложнейшей международной обстановке того времени. Однако значение этого фактора выходит за эти рамки. Союз двух государств сыграл большую роль в отражении военной опасности со стороны империалистической Японии в годы второй мировой войны, сохранения мира и стабильности на Дальнем Востоке в период «холодной» войны. Это свидетельствует о том, что малые и недостаточно развитые в экономическом отношении страны могут играть важную роль в системе современных международных отношений.

Внешний фактор для Монгольской Народной Республики, представленный союзом и сотрудничеством с ее сильным соседом - Советским Союзом - стал гарантией ее национальной безопасности

Развитие тесных связей Советского Союза с Монголией прокладывало дорогу идеологическому влиянию страны Советов на Монголию через Коминтерн, который был проводником идей и политики советского государства, как на Западе, так и на Востоке. Вместе с тем, Коминтерн способствовал модернизации монгольского общества, политической активности населения, приобщению МНР к мировому революционному процессу.

Внешний фактор и теперь оказывает огромное влияние на внутреннюю динамику развивающихся стран, на их место в экономической интеграции, международном разделении труда и, наконец, на их роль в мировой истории.

Развитие международных отношений значительно ускорилась с распадом мировой колониальной системы, что способствовало возникновению новых тенденций в международной жизни.

Тенденциями стало усиление международной экономической интеграции с перерастанием в глобализацию всех сфер международной жизни мирового сообщества. Главным отличием глобализации от интернационализации стал новый высокий темп глобализационных процессов и масштаб распространения общих международно-правовых норм международных отношений. Но процесс глобализации, равно как и регионализации, особенно в области экономики и политического устройства, не следует идеализировать. •

Мир, который был создан к началу нового, текущего столетия, отличается тем, что Запад не только сохранил собственное силовое лидерство, особенно ярко выраженное в лице Соединенных Штатов Америки, но и продопжает свою экспансию на мировом экономическом и политическом пространстве. •

Однако феномен современного этапа глобализации еще далеко не полно изучен во всем его многообразии влияния на жизнедеятельность мирового сообщества в целом, на развитие стран «третьего мира» в частности. Недостаточно глубоко охарактеризована взаимосвязь глобальных процессов и меняющихся отношений мееду развитыми и развивающимися малыми странами. Это обстоятельство отмечают многие заинтересованные международные организации. Глобализирующие жизнедеятельность населения Земли механизмы, естественно, влияют на развитие каждой ее части, а обще региональные процессы постепенно выводят регионы на бопее широкий, глобальный уровень.

Однако речь идет только о тенденциях, при определении и характеристиках которых роль теорий общественного развития выступает на первый план, в силу чего эти тенденции предстают в абстрагированном виде. В реальной же действительности дело обстоит значительно сложнее, поскольку за всеми процессами, более широкими (глобализация) или более узкими (регионализация), стоят жизненно важные интересы, цели и задачи каждой отдельной страны или группы стран. •

Развивающиеся страны под влиянием складывающихся обстоятельств выбирают, стоит ли им замыкаться в сфере своего региона, изолируясь от подключения к мировой экономике и лишая себя возможности активного участия в мировой политике, либо усматривать в глобализации опасность утраты суверенитета. ?

Требуется не упускать из виду тот факт, что изучение феномена глобализации затруднено многими обстоятельствами, среди которых отстает особенно исследование его политического аспекта. Многие исследователи ограничиваются простой констатацией того факта, что в политической сфере процессы глобализации выражаются в формировании нового миропорядка. Между тем, только немногие подчеркивают, что «политические основы нового миропорядка выстраиваются на базе формирующейся взаимосвязанной глобальной экономической и политической системы, ее внутренней иерархии, структуры отношений управления и подчинения между субъектами, их формальной и неформальной регламентации»125.

Практически в настоящее время и Российская Федерация, и Монголия уже втянуты в процесс глобализации. Поэтому перед ними не стоит вопрос - участвовать или не участвовать в этом процессе. Дело здесь заключается в другой проблеме - как развивать двусторонние отношения, чтобы они способствовали извлечению выгод от глобализации. Речь должна идти о поднятии уровня торгово- экономических отношений до уровня предписываемых международными нормами и требованиями ВТО.

Неоднородные составляющие глобальных процессов обстоятельства и причины обусловили новую широкую идеологизацию международных отношений. В деятельности субъектов международного права все чаще прослеживается склонность к следованию парадигме - «экономическая либерализация - политическая демократия - военно-политическое принуждение к демократизации авторитарных политических режимов». Ее реализация на практике продемонстрировали Соединенные Штаты, прибегая к методам насильно установления демократических режимов в Югославии, Ираке и ряде других стран.

Отношения мееду ССР и МНР в период до начала распада мировой колониальной системы формировались под влиянием широкого комппекса взаимосвязанных обстоятельств, главными из которых были следующие:

Сложная политическая обстановка в мире в целом, в регионе Северо-Восточной Азии в частности, нарастание национально- освободительного движения, стремление колониальных и зависимых стран к государственной независимости и национальному суверенитету;

Потребность Монголии как страны слаборазвитой в политическом и экономическом отношениях заручиться помощью и поддержкой какого-либо сильного и крупного государства для завоевания и утверждения своей государственности;

Готовность соседней России, особенно после Октябрьской революции, оказать Монголии содействие в достижении ею поставленных целей;

Заинтересованность России в использовании специфического политического положения Монголии в собственных геополитических интересах. Этот момент очень важен, так как наращивание уровня военного сотрудничества двух стран совпадает, как видно из истории советско-монгольских отношений, с изменением международной обстановки на Дальнем Востоке в сторону осложнения. Но так или иначе, Советский Союз оставался важнейшим фактором безопасности Монголии, ее государственности и суверенитета.

Опыт взаимоотношений двух стран показал, что он в тот период имел определенную специфику, которая заключалась в том, что это были отношения великой державы и малой страны, только еще предпринимавшей первые попытки приступить к модернизации своего политического строя и экономической структуры в условиях острейшего дефицита ресурсов и опыта. Отсюда произошла высокая зависимость Монголии от внешней политики России.

Тот факт, что Россия никогда не стремилась присоединить к себе Монголию, ввести ее в состав своего государства, подобно тому, как это старался сделать Китай, в огромной степени обусловил ориентацию Монголии на своего северного соседа. Этот факт следует иметь в виду не только российским, но монгольским политикам и дипломатам.

Монгольская Народная Республика с момента своего образования стала зависеть не только от отношений с СССР, но и от отношений Советского Союза с Китаем, Японией и другими странами Восточной Азии. Следовательно, влияние Советского Союза на внутриполитические, экономические и культурные процессы в МНР приобрело характер исторической закономерности.

Следует непременно указать и на то обстоятельство, что стремление СССР удерживать МНР в сфере своего влияния диктовалось не только геополитическими и военными интересами его руководства.

Это стало возможным, в первую очередь, в силу того, что Внешняя Монголия была малой страной с небольшой численностью населения (к началу революции 1921 г. там насчитывалось немногим более 600 тыс. жителей), с огромной его разреженностью по огромной территории, с низким уровнем развития производительных сил, крайне ограниченными военными возможностями для того, чтобы оказать существенное сопротивление российскому(советскому) и китайскому влиянию.

Его важнейшим результатом стало вступление МНР на некапиталистический путь развития к социализму, создание социально-экономической и политической системы страны по советскому образцу, воспитание граждан в духе марксистского мировоззрения.

Монголия обрела исторический шанс приступить к модернизации экономики, создавая предприятия современной промышленности, транспорта и связи, сочетать преимущества и традиции кочевой цивилизации с преимуществами западной модели цивилизации, прежде всего, в области образования и здравоохранения, литературы, науки и искусства. Для многих монгольских лидеров русский язык являлся не иностранным, а просто вторым языком, проводником новых идей, технологий, необходимых в процессе модернизации монгольского общества. Благодаря этому происходило формирование определенной духовной общности народов Советского Союза и Монгольской Народной Республики.

Особенно велика роль внешнего фактора в жизни развивающихся стран, недавно приступивших к демократизации общественных отношений и рыночным преобразованиям. Монголия в полной мере испытала на себе влияние более мощного государства - Советского Союза в виду того, что оба эти государства были теснейшим образом связаны не только общей протяженной границей, историко-культурными контактами, но и длительным политическим и экономическим взаимодействием.

<< | >>
Источник: Джагнева О. А.. РАЗВИТИЕ РОССИЙСКО-МОНГОЛЬСКИХ ОТНОШЕНИЙ: ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ, ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ (1921-2005 гг.) / Диссертация / Элиста. 2006

Еще по теме 1.3. Взаимоотношения между Российской Социалистической Федеративной Советской Республикой и Монгольской Народной Республикой в 1920-е годы:

  1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ КОНСТИТУЦИИ РОССИЙСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ФЕДЕРАТИВНОЙ СОВЕТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ
  2. № 515 ДОГОВОР МЕЖДУ РСФСР И БУХАРСКОЙ НАРОДНОЙ СОВЕТСКОЙ РЕСПУБЛИКОЙ 6 ноября 1920 Г.
  3. О ГЕРБЕ И ФЛАГЕ РОССИЙСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ФЕДЕРАТИВНОЙ РЕСПУБЛИКИ
  4. 512 ВРЕМЕННОЕ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ СОГЛАШЕНИЕ МЕЖДУ РСФСР И БУХАРСКОЙ НАРОДНОЙ СОВЕТСКОЙ РЕСПУБЛИКОЙ Октябрь 1920 г.
  5. О НАРОДНОМ СУДЕ РОССИЙСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ФЕДЕРАТИВНОЙ СОВЕТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ1
  6. Глава VIII. О Народных комиссариатах Союза Советских Социалистических Республик
  7. ДОГОВОР ОБ ОБРАЗОВАНИИ СОЮЗА СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК
  8. Глава V. О Президиуме Центрального Исполнительного Комитета Союза Советских Социалистических Республик
  9. ДЕКЛАРАЦИЯ ОБ ОБРАЗОВАНИИ СОЮЗА СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК
  10. Глава VII. О Верховном Суде Союза Советских Социалистических Республик
  11. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ЧРЕЗВЫЧАЙНОГО VIII СЪЕЗДА СОВЕТОВ СОЮЗА СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК
  12. Пути возрождения обновленного Союза Советских Социалистических Республик
  13. ГЛАВА III. ВЫСШИЕ ОРГАНЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК