<<
>>

ЗАКАЗ ОПЛАЧЕН

«Но человеколюбивый Бог захотел спасти и освободить род христианский, молитвами пречистой своей матери, от рабства измаильтян, от поганого Мамая и от союзников его – нечестивого Ягайла и лживого Олега Рязанского…»

Отец Матвей отложил в сторону гусиное перо и утер рукавом выступившие на лбу капельки пота.

Работа монаха была трудная. В обители он слыл в сочинениях искусным, и поэтому именно ему поручили свести воедино и «обработать должным образом» все записи о Задонщине. Поглядывая на разложенные на столе летописи и разрозненные пергаментные свитки, монах переписывал понравившиеся ему абзацы на листы бумаги. Потом переписчики размножат его труд и разошлют во все монастыри московской Руси.

Работа у Матвея была творческая. Факты#x2011;то были всем известные. Но подать их так, чтобы понравилось московскому князю,– вот сложность!

«Нет. „Лживый“ – это не пойдет. Лживый – это как#x2011;то несолидно. Поругал, а на деле все равно что погладил. Коли князь не лжив, то какой же это, к лешему, князь?.. Вот и наш благоверный Василий свет Васильевич…– Матвей мысленно осекся и испуганно огляделся.– Вслух я сказал или подумал?– он пристально посмотрел на двух отроков, сидящих в углу на лавке, над книгой.– Не оглянулись даже. Нет, не вслух сказал. Подумал только. Лучше и не думать такое! А князь Василий#x2011;то давеча на рязанского князя, на Ивана Федоровича, страсть как изволил гневаться. Знающие люди говорят – аж весь покраснел, как ему об измене доложили. Еще бы не покраснеть, коли Иван Федорович со всем своим княжеством из#x2011;под нашей руки ушел – да к Литве отложился… А я про деда его, Олега,– „Лживый“. Само собой, лживый. В наше#x2011;то время иначе и не проживешь… Посильнее теперь всех рязанских князей припечатывать надо! Олег#x2011;то Иванович, дедушка нашего изменника, перед битвой на Дону с татарами сношение имел.

Вот мы этим#x2011;то его и подденем!»

И Матвей, схватившись за перо, принялся бойко водить им по бумаге, дополняя написанное: «…льстивого и лживого Олега Рязанского, который не соблюл своего христианства…»

Ненадолго задумавшись, Матвей приписал к характеристике Олега Рязанского еще одно пожелание: «Ожидает его ад и дьявол в день Великого суда Господнего».

Монах удовлетворенно поставил точку и с натугой разогнул спину.

«Великий князь Василий Васильевич изволил заказать нашему, Богоявленскому монастырю труд о славном подвиге деда его, Дмитрия Ивановича, о Задонской битве его с незаконным царем Мамаем. Тому уж пять десятков лет минуло, как славный подвиг сей совершен. А в летописях и прочих письменах про те дела все разное написано. И решил Великий князь, и повелел собрать все сведения о той битве великой и записать их в одной повести, пространно и подробно, и с великим старанием. Даже деньги за труд сей изволил вперед дать. А коли понравится, еще наградить обещал…»

Матвей облизнул губы и принялся усердно переписывать из прежней летописи абзац про гнев бессудного царя Мамая и про его подготовку к походу.

Два отрока, сидящие за книгой в углу, тем временем усердно счищали ножами с пергаментных листов старые чернила. Один уже справился со своим листком и теперь нетерпеливо толкал в бок своего напарника, торопя его работу.

–Ну же, Кирилка! Я уж заждался весь, а ты все копаешься…

–А ты не торопи его, Мефодий. Не торопи,– назидательно изрек Матвей, оторвавшись от своего письма.– Старые знаки сводить со всем тщанием надобно, а то начнут потом в этой книге новую летопись писать, а старые#x2011;то знаки, плохо соскобленные, глядь, и проступят. Ты бы лучше, пока Кирюша работает, еще раз свой лист осмотрел. Везде ли гладок пергамент? Не забыл ли где каких знаков ты соскоблить?

–Хорошо, отче,– с притворным смирением кивнул Мефо#x2011;дий и, опустив очи на книгу, снова незаметно пихнул в бок своего напарника.– Давай скорее, копуша.

«И начал Мамай посылать в Литву, к поганому Ягайлу, и лукавому Олегу…» – вывело тем временем перо Матвея.

«Лукавому… Маловато как#x2011;то. Великий князь на внука его гневаться изволил!.. Лукавый, стало быть, диавольский. То есть отлученный от Господа…» – И монах, макнув перо в чернильницу, принялся яростно изливать на бумагу новую волну вдохновения. Сперва зачеркнул «лукавому Олегу», а затем, вместо того, размашисто вписал: «…к льстивому слуге сатаны, сообщнику дьявола, отлученному от Сына Божия»

–От как его!– аж подпрыгнул на жесткой скамье инок. Отроки, сидящие в углу, удивленно подняли на него глаза.– Ну как, Кирилл? Дочистил страничку?

–Почти,– нервно кивнул Кирилл.

–Да он потому долго копается, что читает!– возмущенно взмахнул руками Мефодий.– Я не читаю, а он читает перед тем, как соскоблить. Оттого и не поспевает за мной!

–Ну и читаю! И что?!– вскинул голову и зарделся от смущения Кирилл.– И прежде я читал. Отчего не читать, коли я и так за тобой поспеваю? Ты только сотрешь, а я и прочту и сотру за тот же срок!

–Вот как?..– удивленно поднял бровь инок Матвей.– Говорил мне брат Григорий, что ты в чтении горазд, но чтобы так…

В слух словеса не произносишь, и губами не шевелишь. Что же, в уме все слова складываешь?

Отрок в ответ только кивнул. И инок посмотрел на мальчика уже совершенно другими глазами. Читать про себя, не проговаривая в слух слова и не шевеля губами, умели не все взрослые монахи обители.

–И что же ты, весь свой лист успеваешь прочесть?

–А почти весь поспеваю,– Кирилл, заметив, как уважительно глянул на него старец, гордо улыбнулся и выпятил грудь.

–Так отчего же тогда Мефодий торопит тебя?– лукаво сощурился Матвей.

–Да задумался я. Вот и не поспел за ним,– снова потупил глаза Кирилл.– Уж больно интересно написано было, будто и не царь татарский всему виной, а… да вот.

И он принялся читать, водя пальцем по нескольким несоскоб#x2011;ленным строчкам рукописного текста.

–«Бояре и вся дружина его и братия его, многие хулы и зло#x2011;речения говорили на князя, и замыслили некие из них убить его до смерти. И в страхе с тремя лишь верными слуги в свой град Кострому едва утече благоверный князь Московский Дмитрий Иванови…

–Прекрати!– испуганно зашипел на него старец Матвей.– Прекрати читать сию книгу, а надпись эту срамную соскобли немедля!

–Так ведь… Я подумал… Я же только спросить хотел,– пролепетал Кирилл, испуганно вжав голову в плечи.– Может, она это… Может, важная запись? Князя нашего… Убить ведь хотели, а?..

–Книга сия ненужная и зловредная! Врагами нашими писанная. Это летописание княжества Нижегородского. А как княжества того не стало, а стала эта земля нашего князя, Московского, так те записи летописные все были позаброшены. А потом перевезли сию книгу сюда, на Москву, и святые отцы церкви нашей изволили всю ее прочесть. Все, что тут писано про стародавние дела, в нашем, Московском летописании, изложено верней и подробнее!– голос старца Матвея постепенно окреп, словно он не с отроком разговаривал, а вещал с церковной кафедры.

–Т#x2011;так сия книга же про другой город писана…– попытался возразить Кирилл.– Как же у нас про другой город выйдет подробнее?

–А все, что тут было подробнее, уже прочтено святыми отцами, и в наш свод переписано!– сердито отрезал Матвей.– А ты стирай давай. И не читай более. А то опять задумаешься… А от великого знания великие печали, мальчик. Давай стирай. А то скоро уж писать на этих листах надо будет, а на них еще записи старые… Да повнимательней стирайте! Чтоб ни черточки от старых словес не осталось!

И старец вновь углубился в работу. Однако вдохновение не шло. Но тут взгляд его замер на зажатых в левой руке листах. Осененный внезапной мыслью, монах кинулся к столу и принялся торопливо записывать.

«И начал Мамай посылать в Литву, к поганому Ягайлу, и к льстивому слуге сатаны, сообщнику дьявола, отлученному от сына Божия, омраченному тьмою греховною и не желающему слышать голоса разума, Олегу Рязанскому, прислужнику басурманскому, лукавому сыну.

Как сказал Христос: „От нас отошли и на нас ополчились“. И заключил старый злодей Мамай нечестивый уговор с поганой Литвой и с душегубцем Олегом, чтобы соединиться им против благоверного князя у реки Оки на Семенов день. Душегубец же Олег начал зло к злу присовокуплять: стал посылать к Мамаю и к Ягайлу своего боярина единомышленника Епифана Кореева, антихристова предтечу, призывая их прийти точно в назначенный срок и, как договорились, стать у Оки с трехглавыми зверями – сыроядцами, чтобы кровь пролить».

Инок устало выдохнул и, поднявшись с деревянной скамьи, размял уставшие пальцы.

«Как поперло! Ух, как пошло, полилось! Теперь#x2011;то великий князь уж точно будет доволен».

Матвей оглянулся на двух отроков, сидящих в углу тише воды и ниже травы. Оба они усердно выскабливали следующий разворот ненужной Москве нижегородской летописи. Мефодий, подняв испуганный взгляд на монаха, тут же опустил его, буркнул что#x2011;то, и оба отрока чуть слышно хихикнули.

Старцу захотелось всыпать розг мальчишкам или просто накричать на них, чтобы другой раз неповадно было безобразничать, но он, поборов в себе это желание, снова уселся за работу. Сейчас нельзя растрачивать по таким пустякам драгоценную злобу. Предстоит написать еще пару абзацев об Олеге Рязанском. Надо поторопиться. Ведь заказ уже оплачен, а великий князь Василий Васильевич ждать не любит.

<< | >>
Источник: Александр Владимирович Быков, Ольга Владимировна Кузьмина. Эпоха Куликовской битвы. 2004

Еще по теме ЗАКАЗ ОПЛАЧЕН:

  1. Договор о долевом участии в строительстве жилья
  2. Пример.
  3. Договор купли-продажи
  4. 7.1. ВВЕДЕНИЕ
  5. А. Краткое содержание темы
  6. 4.2. АНАЛИЗ ОБОРА ЧИВАЕМОСТИ АКТИВОВ И КАПИТАЛА ПРЕДПРИЯТИЯ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ КОМПЬЮТЕРНЫХ ПРОГРАММ
  7. Кто подставил Президента
  8. ОПРЕДЕЛЕНИЕ РЕКЛАМЫ
  9. ПРАЗДНИКИ И ЗРЕЛИЩА В РИМЕ
  10. ЗАКАЗ ОПЛАЧЕН
  11. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ PRODUCT PLACEMENT
  12. Усиление контроля за СМИ
  13. Под давлением конкурирующей техники.