<<
>>

Земледельческое и промышленное освоение новых районов

Во второй половине XVIII в. продолжался процесс миграции населения, особенно крестьянства. Население в этот период в основном двигалось в Причерноморье и Крым, Нижнее Поволжье, на Дон, Кубань, Северный Кавказ.

Переселения в Сибирь сокращались. В то же время в самой Сибири усиливались региональные миграции: из областей старого заселения жители перемещались в южные, более благоприятные для занятий сельским хозяйством. Промысловая колонизация с середины XVIII в. охватила гряду Алеутских островов и Аляску, где к исходу столетия возникли российские поселения.

В рассматриваемое время благодаря покровительственной политике правительства на территории Среднего Поволжья, юга Украины и Придонья возникли поселения иностранных колонистов (немцев — главным образом из Южной Германии, сербов, хорватов). Сюда же устремлялись греки, армяне и др. представители христианских народов, находившиеся под гнетом турок. Есть свидетельства, что Екатерина II настолько серьезно увлеклась идеей заселения иностранцами пустующих земель, что собиралась просить у английского правительства отпустить приговоренных к каторжным работам для освоения причерноморских степей.

Миграция собственно русского населения происходила несколькими путями — в результате бегства, легального переселения, кода переселенцы пользовались отпускными и проезжими грамотами от местных властей, и в результате помещичьей колонизации. Правительство особенно поощряло третий путь. Так, тем помещикам, которые обязывались переселить своих крестьян в Причерноморье, власти выделяли землю площадью от 1,5 тыс. до 12 тыс. десятин. Благодаря этому уже к концу XVIII в. Новороссия стала поставлять зерно на рынок и даже сбывать его за границу через черноморские порты. Интересы хозяйственного освоения присоединенных земель заставляли правительство несколько ослаблять крепостнический курс политики, признавая часто самовольные, в форме «бегства», переселения. Показателен в этом отношении указ, который инициировал руководивший освоением причерноморских степей Г. А. Потемкин: о невыдаче помещикам беглых крепостных, оказавшихся в Новороссийской и Азовской губерниях.

Состояние сельскохозяйственного производства (тенденции и направления развития помещичьих и крестьянских хозяйств). Сельское хозяйство во второй половине XVIII в. развивалось в основном экстенсивно — за счет освоения вновь присоединенных малонаселенных земель, главным образом Новороссии. Но постепенно происходило и земледельческое освоение восточных районов страны: Южного Урала и Сибири, где коренное население под влиянием переселенцев из центральных уездов переходило от кочевого скотоводства к возделыванию пашни.

Внедрялись новые сельскохозяйственные культуры: подсолнечник (главным образом, на Украине), помидоры, сахарная свекла и картофель и др. Всего специалисты насчитывают 87 новых видов растений, которые в это время стали культивироваться в России. Почти повсеместно в европейской части страны начали выращивать технические культуры — лен и коноплю. Более торговый характер приобретало в это время садоводство и огородничество.

Помещичье хозяйство, на развитии которого не могло не сказаться развитие городов, промышленности, внешняя торговая конъюнктура, все более втягивалось в рыночные отношения.

Об этом отчетливо свидетельствуют материалы помещичьих имений (Шахматовых, Шереметевых, Полянских, Куракиных и др.). Согласно данным хозяйственных анкет, заметна в ряде районов черноземного центра активизация помещиками торговли сельскохозяйственными продуктами.

В развитии помещичьих хозяйств наметились две основные тенденции, связанные с природно-географическими условиями. На юге страны, где наиболее выгодным оказалось производство хлеба на продажу, помещики стремились расширить барскую запашку за счет сокращения крестьянских наделов. Увеличивалось и время, проводимое крестьянами на барщине. К концу XVIII в. почти 54 % всех крепостных крестьян находилось на барщине, а в черноземных районах число барщинных крестьян доходил до 90 %. Обычно крестьяне работали на барщине 3—4 дня в неделю, но иногда и все 6 дней (кроме воскресенья). В конце XVIII в. появляются примеры, когда помещики полностью лишали крепостных крестьян их земельного надела. Таких крестьян помещики вынуждали работать всю неделю на своем поле, обеспечивая ему и его семье месячное довольствие — так называемую месячину. Месячина еще более приближала крепостного крестьянина к положению раба.

Иная тенденция развития наблюдалась в нечерноземной полосе страны. Здесь организация собственного земледельческого хозяйства не приносила помещикам существенных выгод. Поэтому преобладание здесь получил оброк, взимаемый в основном в денежной форме. Размеры оброка с 60-х по 90-е гг. XVIII в. выросли с 1—2 руб. до 5—10 руб. с ревизской «души». С увеличением оброка в Нечерноземье связано другое, весьма симптоматичное явление — бурное развитие промыслов. Промыслы в некоторых селах Московской губернии достигли такого уровня, что их жители числились крестьянами лишь номинально. Крестьяне уходили на заработки в плотничьи артели, в бурлаки, в извоз, на мануфактуры. Так, жители сел Валдай и Боровичи обслуживали водный путь по Вышневолоцкой системе, занимаясь судостроением и судовождением речных караванов, а Осташковская слобода и Кимры развивались как промысловые центры металлообработки и кожевенного дела.

Однако продукция земледелия Нечерноземья оставалась общественно необходимой. Сравнительно быстрый процесс развития крестьянских промыслов и торговли объективно вызывал сокращение объема земледельческого производства в данном регионе. Именно этим была вызвана активная защита известным дворянским публицистом М. М. Щербатовым крепостнических устоев. Удержать былой уровень развития земледелия в Нечерноземье можно было только внеэкономическим принуждением. М. М. Щербатов в 60—80-х гг. XVIII в. неустанно повторял, что земледелие находится в критическом состоянии. Корень зла он видел в нехватке рабочих рук и низкой производительности труда в земледелии, а выход — в усилении крепостного права. Однако власти понимали, что основной массе населения, особенно в Нечерноземье, где природно-климатические условия не позволяли обеспечить необходимый прожиточный уровень, нужно было дать способ для дополнительного к сельскохозяйственному производству заработка. Правительство в конце 50-х — начале 60-х гг. XVIII в., запрещая промысловые монополии и откупа, часто поощряло в первую очередь именно мелкие промыслы, а не развитие крупных мануфактур. При выработке основных направлений социально-экономической политики правительство в итоге принимало решения в духе М. М. Щербатова. Налицо было усиление крепостного гнета.

<< | >>
Источник: О. А. Яновский, Л. Л. Михайловская, С. В. Позняк и др.. История Руси, России и Украины (с древнейших времен до конца XVIII в.): Учеб. пособие / Под ред. О. А. Яновского. — Мн.: БГУ,. — 1007 с.. 2005

Еще по теме Земледельческое и промышленное освоение новых районов:

  1. Экономические трансформации в России в 1990-е гг. как фон для появления новых промышленных районов
  2. Земледельческо-жщцтноводческие районы
  3. Районы узкоспециализированного земледельческого хозяйства
  4. Освоение новых территорий.
  5. ОСВОЕНИЕ НОВЫХ ЗЕМЕЛЬ (Из II, 1)
  6. Расширение концепции нового промышленного района
  7. Природа нового промышленного района
  8. Малые районы: территориальная структура промышленности в постиндустриальнуюэпоху 
  9. Мониторинг в районах развития горнодобывающей промышленности
  10. Мониторинг в районах развития нефтегазодобывающей промышленности
  11. Новые промышленные районы России: типы и примеры
  12. Администрация в земледельческой общине
  13. Промышленность нрн Наполеоне. (1800 — 1815.) Промышленное пробуждение.
  14. Промышленность во время Революции. CL789—1799.) Промышленный кризис.
  15. Некоторые вопросы использования индексов промышленной продукции для изучения отраслевых и производственных сдвигов в промышленном производстве капиталистических стран